Современные тенденции развития нефтеперерабатывающей отрасли в Российской Федерации

Current trends in the Russian oil refining industry development

I.V. FILIMONOVA1,2,
V.Yu. NEMOV1,2,
Yu.A. DZYUBA1
1 Trofimuk Institute of Petroleum Geology and Geophysics SB RAS
Novosibirsk, 630090,
Russian Federation
2 Novosibirsk State University
Novosibirsk, 630090,
Russian Federation

В данной статье описаны и проанализированы особенности развития российской нефтеперерабатывающей промышленности. В частности, выявлены устойчивые тенденции развития данного сектора экономики на глобальном, региональном и корпоративном уровнях, проведен анализ структуры и динамики таких основных показателей, отражающих эффективность функционирования заводов, как объем первичной переработки нефти, выход базовых нефтепродуктов, уровень загрузки производственных мощностей, а также глубина переработки. В исследовании были систематизированы основные закономерности развития нефтеперерабатывающей отрасли в условиях новой климатической политики, направленной на декарбонизацию отечественной экономики.

This article analyzes the features of the Russian oil refining industry development. The authors described the stable development trends of the analyzed sector at the global, regional and corporate levels, and analyzed the structure and dynamics of such key indicators reflecting the efficiency of the refineries as the volume of primary oil refining, the yield of basic petroleum products, the level of utilization of production capacities, and the depth of refining. In this research, we systematized the main regularities of the oil refining industry development in the context of a new climate policy.

Нефтеперерабатывающая отрасль как в России, так и в мире на современном этапе развития столкнулась с рядом глобальных вызовов, наиболее важные из которых – это сокращение спроса на углеводороды вследствие возникших из-за пандемии коронавирусной инфекции шоков и усиление процессов декарбонизации экономик. Ключевым негативным фактором для рассматриваемого рынка бесспорно стало резкое сокращение спроса на нефтепродукты в 2020 г., в частности, со стороны транспортного сектора. Так, согласно оценкам Международного энергетического агентства, мировой спрос на энергоносители по сравнению с 2019 г. сократился примерно на 6 % [1]. Общая средняя выработка электроэнергии в 16 европейских странах в апреле 2020г. упала на 9 % относительно показателей пятилетней давности: в частности, снизилась выработка ископаемой (на 28 %) и ядерной (на 14 %) энергии. Однако параллельно с этим особую популярность по-прежнему набирают возобновляемые и альтернативные источники (увеличение выработки на 15%) [2].
Все это в совокупности обуславливает появление новых перспективных направлений развития нефтеперерабатывающей отрасли, таких как расширение интеграции с нефтехимической отраслью (технологии полного цикла, повышение глубины переработки и конвертация в нефтехимическую продукцию), поиск новых источников прибыли и диверсификации выручки (производство водорода, СПГ, электроэнергии). В долгосрочной перспективе главным фактором трансформации топливного рынка, скорее всего, останется новая климатическая политика, направленная на развитие низкоуглеродных и возобновляемых источников энергии.

В долгосрочной перспективе главным фактором трансформации топливного рынка, скорее всего, останется новая климатическая политика, направленная на развитие низкоуглеродных и возобновляемых источников энергии.

Ретроспективный анализ нефтеперерабатывающей отрасли в России
Россия – одна из первых стран, начавших освоение нефтяного потенциала: развитие нефтяной промышленности началось во второй половине XIX века с разработки запасов Северо-Кавказской нефтегазоносной провинции (далее – НГП). Совершенствование промышленности и технологий приводило к непрерывному росту спроса на нефтепродукты, что требовало ускоренного развития нефтегазовой геологии и поиску новых перспективных нефтеносных районов. В годы Великой Отечественной войны для бесперебойного обеспечения армии горюче-смазочными материалами (ГСМ) чрезвычайно важным являлось открытие и разработка новых месторождений в тылу, за линией фронта. Ключевую роль в обеспечении ГСМ во время войны, а также в период послевоенного экономического роста сыграло освоение запасов Волго-Уральской НГП [3].
Большинство нефтеперерабатывающих заводов (далее – НПЗ) на территории страны были построены в первые два десятилетия после Великой Отечественной войны – с 1945 по 1965 гг. Из введенных тогда в строй 16 предприятий многие действуют до сих пор.
Размещение заводов велось по принципу близости к районам потребления нефтепродуктов. Шло и наращивание производства в местах добычи нефти. К концу 60-хгг. Урало-Поволжье стало основным нефтедобывающим районом страны.
На 1970-е гг. пришелся прорыв в развитии отечественной нефтепереработки. В 1966 – 1991 гг. в СССР было построено 7 новых НПЗ. Из них единственным новым заводом, построенным на будущей территории современной России, стал введенный в эксплуатацию в 1982 г. Ачинский НПЗ. Также для удовлетворения потребности в сырье производства нефтехимии в 1979 г. была организована нефтепереработка в Нижнекаменске.
Уже к середине 1980-х гг. нефтеперерабатывающая промышленность СССР стала входить в первую четверку стран, уступая только США, Японии и Германии.
Период экономических реформ 1990-х гг. негативно сказался на нефтепереработке и нефтехимических отраслях страны, где произошло заметное сокращение объема производства. Внутри страны значительно сократилось потребление нефти. При общих мощностях по первичной ее переработке около 300 млн т в год загрузка НПЗ упала на 42 %, и в 2000 г. фактически было переработано 174 млн т (рис. 1). Большинство видов продукции сильно пострадало, и объемы их производства были снижены примерно в два раза. Многие компании оказались убыточными и в основном могли функционировать только предприятия, имеющие доступ к международным рынкам и экспортирующие свою продукцию.
Девальвация национальной валюты, вызванная дефолтом 1998 г., а также большой объем незагруженных производственных мощностей явились стимулом к восстановительному росту российской промышленности, в частности – нефтеперерабатывающей [4]. Новым толчком к дальнейшему развитию отрасли в 2000-х гг. стал перманентный рост цен на нефть и нефтепродукты, продлившийся вплоть до кризиса 2008 г. К 2005 г. под влиянием растущего спроса на нефтепродукты и ввода ранее простаивавших производственных мощностей объем первичной переработки нефти вырос до 207 млн т.
Мировой финансовый кризис 2008 г. оказал негативное влияние на экономическое развитие всей анализируемой отрасли. В период 2008-2009 гг. рост переработки нефти замер на уровне 236 млн т в год. Установленная мощность по первичной переработке нефти на российских НПЗ составляла около 270 млн т нефти в год. Тем не менее, большой объем инвестиций в отрасль, направленный на модернизацию, расширение и строительство новых мощностей, привел к росту объема первичной переработки нефти в новом десятилетии. Также все больше внимания уделялось повышению качественных характеристик выпускаемых нефтепродуктов и росту глубины переработки нефти.
В 2010 г. объем первичной переработки вырос до 250 млн т, а глубина переработки нефти составила 71,2 %. К 2014 г. объем первичной переработки достиг рекордных 290 млн т, глубина переработки нефти составила 72,3 %. С 2014 г. существенное влияние на трансформацию нефтеперерабатывающей отрасли оказывает «налоговый маневр». Помимо падения производства мазута, налоговый маневр сопровождался запуском значительного количества инвестиционных проектов в области модернизации НПЗ. Основными целями модернизации НПЗ являлись: увеличение объемов производства бензинов с высоким октановым числом, отвечающих стандартам качества ЕВРО-5 или выше, а также организация производства с максимальным выходом светлых нефтепродуктов и, соответственно, увеличение глубины переработки нефти. В результате средний уровень глубины переработки нефти на российских НПЗ за 6 лет вырос на 10 % и в 2020 г. составил 82,3 %. Однако, несмотря на появление современных заводов с глубиной переработки более 99 %, в России сохраняются НПЗ с устаревшем оборудованием, высокой долей темных нефтепродуктов и низкой глубиной переработки нефти – Ачинский (65,6 %), Туапсинский (65,4 %), Комсомольский (63,1 %).

Современное состояние российской нефтеперерабатывающей отрасли
Продукция нефтеперерабатывающей промышленности все еще остается наиболее востребованной в транспортном секторе, энергетике и нефтехимии [5]. В абсолютном выражении нефтеперерабатывающие мощности в мире возрастают. Однако, начиная с 2000-хгг., наметилась тенденция на снижение темпов прироста нефтеперерабатывающих мощностей. Так, если за период с 1995 по 2000 гг. прирост мощностей нефтеперерабатывающих заводов в мире составлял 8 %, то за период с 2015 по 2020 гг. – лишь 4 % (рис. 2).

В 2010 г. объем первичной переработки вырос до 250 млнт, а глубина переработки нефти составила 71,2 %. К 2014 г. объем первичной переработки достиг рекордных 290 млн т, глубина переработки нефти составила 72,3 %. С 2014 г. существенное влияние на трансформацию нефтеперерабатывающей отрасли оказывает «налоговый маневр».


В целом уровень мощностей по переработке нефти в мире в 2020 г. составил 5097,3 млн т, увеличившись по сравнению с предыдущим годом на 0,2 %, а с 2000г.– на 23 %. Мировым лидером в нефтеперерабатывающей отрасли являются США с уровнем мощностей по переработке нефти в 907,2 млн т в год, обеспечивая таким образом почти 20 % общего объема мировой нефтепереработки. На втором месте находится Китай, на третьем – Россия, а далее – Индия, Южная Корея, Япония и Саудовская Аравия.

В результате средний уровень глубины переработки нефти на российских НПЗ за 6 лет вырос на 10 % и в 2020 г. составил 82,3%. Однако, несмотря на появление современных заводов с глубиной переработки более 99 %, в России сохраняются НПЗ с устаревшем оборудованием, высокой долей темных нефтепродуктов и низкой глубиной переработки нефти.

На сегодняшний день в России функционируют 37 крупных НПЗ с объемами переработки более 1 млн т в год, а также мини-НПЗ (МНПЗ). Суммарная мощность нефтеперерабатывающих заводов в России оценивается на уровне 328 млн т нефти в год. Российская нефтеперерабатывающая промышленность по объему переработки является одной из крупнейших (уступает только США и Китаю).
В стране также имеется высокий потенциал развития нефтехимии, выпускающей продукт высокой степени переработки и высокой добавленной стоимости. Так, доля России в производстве этиленов – только 4,8 млнт, а доля в мире составляет только 2,7 %. При этом наметилась всеобщая тенденция изменения структуры потребления жидких углеводородов. Ожидается сокращение доли нефти, используемой в качестве сырья для автомобильного топлива, при увеличении доли ее использования в нефтегазохимии.
В 2020 г. Минфин и Минэнерго разработали меры по развитию нефтегазохимии, которые должны позволить к 2030 г. увеличить объем производства нефтегазохимической продукции до 12 млн т и вывести Россию на четвертое место в мире по данному показателю.
Региональная структура переработки нефти в России. В региональной структуре первое место по объему первичной переработки нефти занимает Приволжский федеральный округ [5]. На округ приходится 35,1 % первичной переработки нефти в России. В 2020 г. объем переработки нефти сократился на 7,9 млн т и составил 93,8 млн т в год (рис. 3). Наиболее крупные заводы в округе принадлежат компании «ЛУКОЙЛ» – это «Нижегороднефтеоргсинтез» и «ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез» мощностью 17 млнт и 13,1 млн т соответственно. Значительные мощности в округе сосредоточены в Башкирской группе предприятий, а также на НПЗ в Самарской области (Новокуйбышевском, Куйбышевском и Сызранском НПЗ). В регионе также расположены наиболее «технологичные» заводы с глубиной переработки около 99 % (Марийский НПЗ, ТАНЕКО). Всего в округе функционирует 14 крупных НПЗ.
Второй регион по объему первичной переработки нефти – Южный федеральный округ, территориально наиболее приближенный к экспортным рынкам нефтепродуктов. В 2020 г. объем переработки нефти в округе снизился только на 0,6 млн т и составил 44,8 млн т. Доля округа в структуре первичной переработки выросла до 16,8 %. В Южном ФО сосредоточено восемь крупных НПЗ. Самый крупный из них – Волгоградский НПЗ компании «ЛУКОЙЛ» с установленной мощностью 15,7 млн т нефти в год.
На третьем месте находится Сибирский федеральный округ, доля которого выросла до 14,7 %. В 2020 г. объем первичной переработки вырос на 0,2 млн т и составил 39,4 млн т в год. Наибольший вклад в увеличение переработки внес Ачинский НПЗ, восстановивший уровень переработки до 7,1 млн т (– 0,8 млн т). Всего в округе расположено четыре крупных НПЗ, в том числе крупнейший в России – Омский НПЗ.
Центральный ФО – четвертый по объему первичной переработки, на его долю приходится 14,1 % от общего объема переработки. В округе расположено три крупных НПЗ, суммарный объем переработки которых составил 37,6 млн т, что на 3,3 млн т меньше, чем в предыдущем году.
В Северо-Западном федеральном округе перерабатывается 10,1 % российской нефти. В 2020 г. объем переработки нефти сократился на 0,7 млн т и составил 27,1 млн т. Большая часть перерабатывающих мощностей расположена в Ленинградской области, среди которых один из крупнейших российских НПЗ – «Киришинефтеоргсинтез» с объемом первичной переработки сырья более 18 млн т нефти в год. Всего в округе работает три крупных НПЗ.
Организационная структура переработки нефти в России. Более 83 % первичной переработки нефти в России осуществляется на заводах, напрямую входящих в структуру ВИНК. По итогам 2020 г., переработка нефти ВИНК сократилась на 4,9 % и составила 225 млнт. Доля независимых компаний в структуре переработки жидких углеводородов составляет 15,3 %. Переработка независимыми НПЗ сократилась на 1,2 % и составила 41 млн т. На мини-НПЗ объем первичной переработки нефти составил 3,7 млн т, что соответствует 1,4 % от общего объема переработки (рис. 4).

Мировым лидером в нефтеперерабатывающей отрасли являются США с уровнем мощностей по переработке нефти в 907,2 млнт в год, обеспечивая таким образом почти 20 % общего объема мировой нефтепереработки. На втором месте находится Китай, на третьем– Россия, а далее – Индия, Южная Корея, Япония и Саудовская Аравия.
На сегодняшний день в России функционируют 37 крупных НПЗ с объемами переработки более 1 млнт в год, а также мини–НПЗ (МНПЗ).

«Роснефть» – лидер по объему первичной переработки нефти в России. В состав перерабатывающих мощностей входят 12 крупных НПЗ (включая активы «Башнефть»), один НПЗ совместного предприятия с «Газпром нефтью», а также – мини-НПЗ. Суммарная мощность НПЗ компании без учета СП составляет 113 млн т или около 34 % от общей мощности НПЗ в России. В 2020 г. первичная переработка жидких углеводородов сократилась на 7,4 % и составила 85,8 млн т. Средний уровень выхода светлых нефтепродуктов на НПЗ «Роснефти» составил 57,1 %, глубина переработки – 74,5 %.
Перерабатывающие мощности «ЛУКОЙЛа» представлены четырьмя крупными НПЗ, а также мини-НПЗ, общая мощность которых составляет около 50 млн т нефти в год. В 2020 г. объем переработки нефти сократился на 9,2 % и составил 40,1 млн т. Средний уровень выхода светлых нефтепродуктов на НПЗ «ЛУКОЙЛа» составил 70,3 %, глубина переработки – 91,4 %.
«Газпром нефть» – третья по объему переработки нефти и газового конденсата компания. В состав российских перерабатывающих мощностей входят собственные Московский и Омский нефтеперерабатывающие заводы, а также совместные предприятия (Славнефть-ЯНОС и Мозырский НПЗ). Установленная мощность собственных предприятий составляет более 34 млн т нефти в год. Выход светлых нефтепродуктов компании в 2020 г. составил 66,8 %, глубина переработки нефти на НПЗ компании составила 86,4 %. Перерабатывающие мощности ПАО «Газпром» в целом без учета совместных предприятий (СП) представлены пятью крупными НПЗ общей мощностью 52,4 млн т.
Объем переработки жидких углеводородов независимыми НПЗ сократился на 1,2 % и составил 41 млн т. Наиболее крупные НПЗ в этой группе – Антипинский (с установленной мощностью 9 млн т), ТАИФ-НК (8,4 млнт), Афипский (6,3 млн т), Ильский (6,3 млн т).
Структура производства нефтепродуктов. Снижение уровня экономической активности в 2020 г. и последовавшее снижение спроса на автомобильное топливо привело к сокращению объема производства. Так, по итогам 2020г., объем производства автомобильного бензина сократился на 4,4 %, дизельного топлива– на 0,5 %.
Средняя глубина переработки нефти на российских НПЗ в конце 2020 г. составила 82,3 %, что на 0,5 % меньше, чем в предыдущем году (рис. 5). Вместе с тем в России сохраняется существенная дифференциация НПЗ по глубине переработки. Наибольшая глубина переработки нефти зафиксирована на НОВАТЭК-Усть-Луге (99,9 %), Антипинском (99,5 %), Новошахтинском (99,1 %), Омском (98,9 %) НПЗ. Однако на ряде заводов сохраняются низкие показатели глубины переработки – Ачинский (65,6 %), Туапсинский (65,4 %), Комсомольский (63, 1 %).
В 2020 г. сохранилась тенденция сокращения производства мазута. По итогам года производство сократилось на 5 млн т. Относительно максимального уровня производства мазута, достигнутого в 2014 г., снижение производства составило 37,6 млн т, или 47,9 %. Налоговый маневр с 2014 г. привел к снижению рентабельности переработки нефти и, в частности – производства нефтепродуктов с низкой добавленной стоимостью. Кроме того, с 1 апреля по 31 декабря 2020 г. вводился акциз на мазут, однако позже он был отменен в связи с негативными эффектами в виде роста цен на тепловую и электрическую энергию и неравномерную налоговую нагрузку на производителей.
В 2019 г. стартовал очередной этап налогового маневра в нефтяной промышленности, направленный на постепенный рост налоговых платежей за добычу полезных ископаемых при одновременном снижении пошлин на вывоз нефти и бензина за рубеж [6]. К 2024 г. ставка пошлин на вывоз нефти и отдельных нефтепродуктов должна быть снижена до нуля, а для организаций, реализующих отечественное топливо на внутреннем рынке, введен отрицательный акциз.
В начале 2021 г. Минэнерго заключило с 14 российскими НПЗ соглашение об их модернизации и строительстве новых мощностей. Суммарный объем инвестиций на строительство 30 установок вторичной переработки оценивается в 800 млрд руб. Это позволит увеличить выход светлых нефтепродуктов и нарастить объем производства автомобильного бензина и дизельного топлива пятого экологического класса.

Экспорт нефтепродуктов
По данным Федеральной таможенной службы, суммарный объем экспорта нефтепродуктов в 2020 г. сократился на 0,7 % и составил 141,8 млн т (рис. 6). В страны ближнего зарубежья поставки нефтепродуктов выросли на 67% и составили 8,2 млн т. В страны дальнего зарубежья экспорт нефтепродуктов снизился на 3,3 % и составил 133,6 млн т. Объем выручки от экспорта нефтепродуктов в 2020 г. сократился на 32,2 % и составил 45,3 млрд долл. Наибольший объем выручки от экспорта нефтепродуктов в России был достигнут в 2014 г. и составил 115,8 млрд долл.
В товарной структуре экспорта нефтепродуктов наибольшую долю занимает дизельное топливо (37,5 %). В 2020 г. поставки дизельного топлива выросли на 3,5 % и составили 53,2 млн т. Доля мазута в структуре экспорта составила 22,5 %. По итогам года, его экспорт вырос на 1,6 % и составил 31,9 млн т. Доля автомобильного бензина в экспорте выросла до 4,1 %, объем поставок составил 5,8 млн т. В стоимостной структуре экспорта 42,8 % выручки приходится на дизельное топливо, 4,9%– на автомобильный бензин.

К 2024 г. в России планируется завершение налогового маневра. В течение четырех лет должно произойти постепенное снижение ставок экспортных пошлин до нуля. Для насыщения внутреннего рынка необходимым объемом топлива и снижения влияния колебаний мировых цен на нефтепродукты на внутрироссийский рынок введен демпферный механизм.

С учетом обеспеченности России нефтеперерабатывающими мощностями и ростом конкурентоспособности выпускаемой продукции Россия имеет потенциал для последующего увеличения экспорта нефтепродуктов в долгосрочной перспективе [7].
К 2024 г. в России планируется завершение налогового маневра. В течение четырех лет должно произойти постепенное снижение ставок экспортных пошлин до нуля. Для насыщения внутреннего рынка необходимым объемом топлива и снижения влияния колебаний мировых цен на нефтепродукты на внутрироссийский рынок введен демпферный механизм. Этот механизм предусматривает компенсацию нефтяным компаниям разницы цены между экспортной стоимостью топлива и установленной стоимостью в России в случае, если экспортная стоимость превышает установленную стоимость. В противном случае нефтяные компании выплачивают в бюджет дополнительный доход от внутрироссийских продаж.

Выводы
На современном этапе развития нефтеперерабатывающая отрасль России сталкивается с вызовами, обусловленными во многом глобальной климатической повесткой. Вместе с тем ряд устойчивых тенденций сформирован вследствие изменений в фискальной политике государства и ценовой конъюнктуре на нефтяное сырье, а также потребностями в технологическом перевооружении и диверсификации направлений деятельности нефтеперерабатывающих заводов:
• Несмотря на общий рост глубины переработки нефти, в России наблюдается неравномерность в технологической оснащенности и уровне износа оборудования.
• Имеется большой потенциал развития нефтехимии, выпускающей продукт высокой степени переработки с высокой добавленной стоимостью.
• Более трети мощностей по переработке нефти в России находится в Приволжском федеральном округе, что обусловлено не только высокой концентрацией потребителей, но и относительно малым плечом транспортировки сырья по разветвленной системе трубопроводов.
• Высокая концентрация нефтеперерабатывающих заводов в структурах ВИНК обеспечивает не только поддержание значительной глубины переработки и технического оснащения, но и высокий уровень монополизации на региональном уровне, преимущественно – на востоке страны.
• Эксперименты с налогообложением нефтедобычи и производства нефтепродуктов негативно сказываются на рентабельности НПЗ и усугубляются волатильностью нефтяных цен и курса валют.
• Потенциал роста внутреннего потребления нефтепродуктов ограничен со стороны темпов роста численности и реальных доходов населения.
• Обеспеченность России нефтеперерабатывающими мощностями и относительно невысокий уровень их загрузки (82 %) создают потенциал для последующего увеличения в долгосрочной перспективе экспорта нефтепродуктов.

Благодарность
Работа выполнена при финансовой помощи Совета по грантам Президента РФ в рамках проекта по поддержке молодых ученых № МК-1819.2020.6 и стипендии № СП-5871.2021.1.

Acknowledgements
This work was supported by the Financial Council for Grants of the President of the Russian Federation within the framework of the project to support young scientists No. MK-1819.2020.6 and scholarship No. SP-5871.2021.1.

Литература

1. IEA. Global Energy Review 2020: The impacts of the Covid-19 crisis on global energy demand and CO2 emissions, International Energy Agency (IEA). 2020. URL: https://www.iea.org/reports/global-energy-review-2020 (дата обращения 15.09.2021).
2. Werth A, Gravino P, Prevedello G. Impact analysis of COVID-19 responses on energy grid dynamics in Europe. Appl Energy. – 2020.– Vol. 281. – 116045.
3. Конторович А. Э. и др. Главные направления развития нефтяного комплекса России в первой половине XXI века // Вестник Российской академии наук. 2019. Т. 89. №. 11. С. 1095–1104.
4. Маков В. М. Анализ состояния нефтеперерабатывающей промышленности Российской Федерации // Вестник экономики и менеджмента. 2017. №. 2. С. 58–67.
5. Клочко О. А., Григорова А. А. Модели глобальных цепочек создания стоимости в нефтеперерабатывающей промышленности // Мировая экономика и международные отношения. 2020. Т. 64. №. 1. С. 99–109.
6. Проворная И. В. и др. Устойчивые тенденции развития нефтепереработки в России: региональная и организационная структура отрасли // Проблемы экономики и управления нефтегазовым комплексом. 2019. №. 1. С. 20–30.
7. Филимонова И. В. и др. Сравнительный анализ налоговой нагрузки нефтяных компаний России // Проблемы экономики и управления нефтегазовым комплексом. 2018. №. 11.
С. 33–39.
8. Эдер Л. В. и др. Динамика внутреннего потребления и экспорта нефти и нефтепродуктов в России // Экологический вестник России. 2018. №. 2. С. 1–9.

References

1. IEA. Global Energy Review 2020. The impacts of the Covid-19 crisis on global energy demand and CO2 emissions, International Energy Agency (IEA). 2020. (In English). Available at: https://www.iea.org/reports/global-energy-review-2020 (accessed 15.09.2021).
2. Werth A, Gravino P, Prevedello G. Impact analysis of COVID-19 responses on energy grid dynamics in Europe. Appl Energy. 2020, Vol. 281, 116045. (In English).
3. Kontorovich A. E. Glavnyye napravleniya razvitiya neftyanogo kompleksa Rossii v pervoy polovine XXI veka [The main directions of development of the oil complex of Russia in the first half of the XXI century]. Vestnik Rossiyskoy akademii nauk [Bulletin of the Russian Academy of Sciences], 2019, Vol. 89, no. 11,
pp. 1095–1104. (In Russian).
4. Makov V. M. Analiz sostoyaniya neftepererabatyvayushchey promyshlennosti Rossiyskoy Federatsii [Analysis of the state of the oil refining industry of the Russian Federation. Vestnik ekonomiki i menedzhmenta [Bulletin of Economics and Management], 2017, no. 2, pp. 58–67. (In Russian).
5. Klochko O. A., Grigorova A. A. Modeli global'nykh tsepochek sozdaniya stoimosti v neftepererabatyvayushchey promyshlennosti [Models of global value chains in the oil refining industry] Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnyye otnosheniya [World Economy and International Relations], 2020, Vol. 64, no. 1, pp. 99–109.
(In Russian).
6. Provornaya I. V. Ustoychivyye tendentsii razvitiya neftepererabotki v Rossii: regional'naya i organizatsionnaya struktura otrasli [Sustainable trends in the development of oil refining in Russia: regional and organizational structure of the industry]. Problemy ekonomiki i upravleniya neftegazovym kompleksom [Problems of economics and management of the Oil and Gas Complex], 2019, no. 1, pp. 20–30. (In Russian).
7. Filimonova I. V. Sravnitel'nyy analiz nalogovoy nagruzki neftyanykh kompaniy Rossii [Comparative analysis of the tax burden of oil companies in Russia]. Problemy ekonomiki i upravleniya neftegazovym kompleksom [Problems of Economics and Management of the Oil and Gas Complex], 2018, no. 11, pp. 33–39.
(In Russian).
8. Eder L. V. Dinamika vnutrennego potrebleniya i eksporta nefti i nefteproduktov v Rossii [Dynamics of domestic consumption and export of oil and oil products in Russia]. Ekologicheskiy vestnik Rossii [Ecological Bulletin of Russia], 2018, no. 2, pp. 1–9.
(In Russian).

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Филимонова И.В.

    Филимонова И.В.

    Д.э.н., профессор

    Немов В.Ю.

    Немов В.Ю.

    научный сотрудник

    Институт нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН

    Дзюба Ю.А.

    младший научный сотрудник Центра экономики недропользования нефти и газа

    1 Институт нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А. Трофимука СО РАН г. Новосибирск, 630090, РФ 2 Новосибирский государственный университет г. Новосибирск, 630090, РФ

    Просмотров статьи: 652

    Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru