«Черная кровь» в золоте Победы

К 75-летию Победы в Великой Отечественной войне

«Black Blood» in Victory Gold
To the 75th anniversary of Victory in the Great Patriotic War

NECHAYKINA L.N.1, BALDENKO D.F.2
1 «Drilling and Oil» Magazine
Moscow, 115201,
Russian Federation
2 «Drilling equipment» NPO
Moscow, 115114,
Russian Federation

«Путь истории есть путь горный», – заметил когда-то советский писатель Константин Федин.

Действительно, на протяжении многовековой истории России трудностей и испытаний на долю нашего народа выпало немало. Вот и сегодня мы проходим очередную проверку на прочность: коронавирусом…

Но что это по сравнению с тяготами четырехлетней Великой войны, только в нашей стране названной – Отечественной?

Именно потому, несмотря на громадное расстояние, отделяющее нас от долгожданной Победы, случившейся 75 лет назад 9 мая 1945 г., события тех кровавых лет бередят нашу память, не позволяют забыть героические дни и ночи боевых сражений, каждодневные трудовые будни ковавших Победу в тылу…

«The path of history is a mountain path», – once noted the soviet writer Konstantin Fedin.
Indeed, over the course of the long history of Russia, many difficulties and trials have befallen our people. So today we are undergoing yet another strength test: coronavirus ...
But what is this compared with the hardships of the four-year Great War, only in our country called Patriotic?
That is precisely why, despite the enormous distance that separates us from the long-awaited Victory that happened
75 years ago on May 9, 1945, the events of those bloody years keep our memory in memory, do not allow us to forget the heroic days and nights of fighting, the everyday workdays that forged Victory in the rear ...

Она была в линялой гимнастерке,
И ноги были до крови натерты.
Она пришла и постучалась в дом.
Открыла мать. Был стол накрыт к обеду.
Твой сын служил со мной в полку одном.
И я пришла. Меня зовут Победа.
Илья ЭРЕНБУРГ

Величественный подвиг народа – для нас это не высокопарные слова, а понимание сурового величия тех трагических дней, смертельности отгремевших боев 1941 – 1945 гг., глубины трудового подвига мирного населения страны и невероятной доблести победителей мировой чумы – фашизма.
Об этом с благодарностью сказали в далеком 1945-м не мы, а Дуайт Эйзенхауэр, главнокомандующий вооруженными силами союзников в Европе (впоследствии ставший президентом США и кавалером высшего военного ордена СССР – «Победа»): «Компании, проведенные Красной Армией, сыграли решающую роль в поражении Германии». И Бернард Монтгомери, фельдмаршал Великобритании: «Россия совершила великий подвиг… В тяжелом единоборстве почти один на один с наступающими гитлеровскими армиями приняла на себя всю силу германского удара и выстояла. Мы, англичане, никогда не забудем подвига России» [1].
Красная Армия разгромила противника исключительной мощи, претендовавшего на мировое господство. Мир ликовал. Две весны слились воедино: весна природы и весна Победы! «На сколько же веков хватит нашей радости?» – спрашивал себя 75 лет назад солдат-победитель.
В мае 2020 г. ему ответили россияне, белорусы и жители других стран СНГ, на средства которых возведен глубоко символичный памятник «Я убит подо Ржевом…» скульптора Андрея Коробцова.
Глядя на стаю журавлей, возносящую в облака гамзатовский образ – титаническую фигуру человека подвига и отваги, ценой своей жизни остановившего гигантскую гитлеровскую машину мировой войны, невозможно избавиться от комка, подкатывающего к горлу…
Никто не может отнять величие подвига у наших бескорыстных героев, ничего не требовавших за свой неоплатный смертный труд, кроме справедливости. Помним жертвенность во имя Родины нескольких поколений наших предков: мы слышали их рассказы, которые передаем нашим детям и внукам, – это отцы, матери, деды, прадеды каждого из нас…
Грандиозный памятник жертвам, принесенным на алтарь Отечества – это напоминание о неимоверно высокой цене Победы… И будет стоять он у ржевской дороги, где с января 1942 г. по март 1943-го немецкий «коготь» (так выглядел ржевский выступ на картах) был занесен над Москвой… Под Ржевом, где наши безвозвратные потери в четырех наступательных операциях превышают общие потери советских войск в Сталинградской битве…
И останется навеки символом возмездия врагам: ведь немцы назвали ржевские события «кровавой дорогой» – их дивизии оставили здесь от 50 до 80 % личного состава [2].
Неудивительно, что одной из официальных эмблем движения «Бессмертный полк», ставшего традицией Дня Победы уже во многих странах в память о родных и близких участниках и тружениках Великой Отечественной, является журавль, взлетающий в небо на фоне пятиконечной звезды.

ГОРЬКОЕ НАЧАЛО

Когда страна узнала о войне,
В тот первый день, в сумятице и бреде,
Я помню, я подумала о дне,
Когда страна узнает о победе.

Так написала известная поэтесса Маргарита Алигер, когда до победного мая 1945 г. было еще слишком далеко…
Невероятная сила духа, неумолимая вера в победу вела жителей нашей огромной страны все четыре трудных года на ту высокую вершину, которой стало крушение «непобедимого» фашистского Третьего Рейха.
И все, от мала до велика, героически участвовали в этом великом движении: через горести поражений, радости побед, трудности и лишения. «Все для фронта, все для победы!» — под этим лозунгом в тяжелейших, порой нечеловеческих условиях обеспечивалась обороноспособность, а во многом и жизнеспособность страны в долгие 1418 дней и ночей Великой Отечественной. Этот лозунг определял и главный смысл работы ученых, специалистов, рабочих — нефтяников, сумевших обеспечить топливом экономику войны и мира.
К сожалению, все меньше остается свидетелей роковых сороковых, потому так важна для ныне живущих правда о войне, неумолимо уходящей в далекую историю. Горькая и честная, героическая до самопожертвования и порой трагическая, но всегда с надеждой на победу с самого первого и до последнего ее дня…
Вопросы обороны в стране, всегда шедшей своей непроторенной дорогой, были и остаются главными. Об этом говорят военные расходы в предвоенный период: в 1938 г. они составили 18,7 % расходов государственного бюджета; в 1939-м — 25,6 %, в 1940-м — 32,6 %;
в 1941-м — 43,4 % [3]. Советский Союз в процессе подготовки к возможной мировой войне исходил из того, что и вопрос о нефти будет жизненно важным: от того, у кого будет больше горючего, зависит, кому командовать в грядущей войне.
Вероломное нападение фашистской Германии не только принесло горе и страдание мирным жителям страны, но и нарушило процессы развития экономики, нефтяной промышленности в частности. 190 дивизий гитлеровской Германии и ее сателлитов на широком пространстве от Балтики до Черного моря вторглись на территорию Советского Союза. События первых месяцев войны для всего народа развивались трагически. Немецко-фашистские войска оккупировали Литву, Латвию, Эстонию, Белоруссию, Молдавию, большую часть Украины, ряд западных областей РСФСР, блокировали Ленинград, угрожали Москве.… Наши войска были вынуждены оставить огромную, густонаселенную, развитую в промышленном отношении территорию. В первые месяцы были потеряны районы, где проживало более 70 млн человек, производилось свыше половины всего алюминия, чугуна, стали, добывалось около 50 % угля.
На начало войны Служба горючего Красной Армии располагала 247 стационарными складами и базами горючего суммарной емкостью по наливу 653 тыс. м3, по тарным продуктам и имуществу до 2 тыс. вагонов. 90% армейских складов горючего располагались в приграничных военных округах, поэтому только за первый месяц боевых действий было потеряно 73 стационарных склада емкостью свыше 170 тыс. м3. За последующие три месяца Наркомат обороны лишился еще 160 тыс. т горючего текущего довольствия и 300 тыс.т мобилизационного резерва. Только около 60 тыс. т удалось эвакуировать [4]. В течение лета и осени 1941 г. Красная Армия столкнулась не только с противником, обладавшим значительным превосходством в тыловом обеспечении, но и отсутствием продуманной логистики по доставке в войска боеприпасов и горючего.
События начала войны уже 4 июля 1941 г. позволили Гитлеру на совещании генералитета безапелляционно заявить: «Я уже длительное время пытаюсь вникнуть в положение противника. Практически он проиграл эту войну» [4].
Но идеологу фашизма еще предстояло узнать о невероятной силе духа, мужестве, героизме, непоколебимой вере в завтрашний день людей, против которых он двинул свою хорошо обученную механизированную античеловеческую орду…

ЗАДАЧИ ЯСНЫ

Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!

Песня на слова Василия Лебедева-Кумача композитора Александра Александрова, прозвучавшая в первые дни войны, как нельзя лучше передает атмосферу единодушного подъема народа в противостоянии с врагом. Больше чем песня – молитва, с которой каждое военное утро в благородной ярости вставала на смертный бой страна. И нет такого человека, который мог бы слушать ее без слез…
Главные задачи страны были сформулированы в Директиве ЦК ВКП (б) и СНК СССР от 29 июня 1941г. о работе в условиях военного времени. В ней и других постановлениях была разработана, как сейчас говорят, «дорожная карта» по переводу работы нефтяной промышленности на военный лад: учтены материально-техническое снабжение, обеспечение предприятий рабочей силой, организация геологоразведочных работ и размещение эвакуированных заводов. Руководящие органы основных нефтедобывающих регионов Азербайджана, Казахстана, Чечено-Ингушетии, Башкирии и других в 1941г. приняли специальные постановления о работе «нефтянки» в условиях военного времени. Для обеспечения фронта и тыла горючим требовалось в первую очередь: увеличить добычу нефти в старых нефтяных районах и быстро наращивать нефтедобывающий потенциал восточной части СССР.

Учитывая значительное влияние нефтяного фактора на ход войны, ГКО в сентябре 1942г. перевел работников нефтяной промышленности на положение мобилизованных и впредь их призыв в армию проводился только по его распоряжению. Рабочий день в отрасли стал 12–часовым, без выходных и отпусков.


Постановление Государственного Комитета Обороны (ГКО) от 22 сентября 1942 г. получило статус главной программы развития нефтяной промышленности на Востоке страны, ставшей частью общего плана тотальной мобилизации экономики на военные нужды.
В программе говорилось и о перебазировании на восток буровых предприятий и десяти тысяч высококвалифицированных специалистов нефтяной промышленности Азербайджана. Сложно решаемая в организационном порядке, но реализованная задача позволила ускорить развитие районов «Второго Баку», заложила прочную базу дальнейшего бурного развития нефтяной промышленности страны.
Чтобы обеспечить военные действия горючим, перестроенные на военный лад предприятия нефтяной промышленности работали с огромным напряжением. Учитывая значительное влияние нефтяного фактора на ход войны, ГКО в сентябре 1942 г. перевел работников нефтяной промышленности на положение мобилизованных и впредь их призыв в армию проводился только по его распоряжению. Рабочий день в отрасли стал 12-часовым, без выходных и отпусков [5].

БАКИНСКИЕ РЕКОРДЫ

Дни и ночи у мартеновских печей
Не смыкала наша Родина очей.
Дни и ночи битву трудную вели –
Этот день мы приближали как могли.

За словами песни Давида Тухманова и Владимира Харитонова в полный рост встает армия тружеников тыла (да, да, и те самые женщины у буровых станков, подростки в роли верховых на вышках – они тоже стали символом богатырской силы народа, поднявшегося на защиту Родины!), без титанических усилий которых была бы невозможна наша Победа…
В мирном 1940 г. 73,6 % всей нефти, добываемой в стране, давали азербайджанские нефтепромыслы. В плановой экономике 1941 г. был четвертым годом третьей пятилетки. Бакинские нефтяники стремились досрочно выполнить годовой план добычи нефти и сделать хороший задел для успехов в третьей пятилетке в целом: в Азербайджане были открыты и введены в эксплуатацию новые богатые нефтяные месторождения: Бухта Ильича, Нефтечала, Локбатан, Сиазань. На 1941 г. намечались серьезные планы: пробурить 923 тыс. м, добыть 23 млнт нефти против 22,2 млн т в 1940 г. [6].
В военные дни Баку стал главным поставщиком нефтепродуктов для фронта и тыла страны. С уходом на фронт рабочих и инженерно-технических работников количество бригад на нефтепромыслах сократилось более чем наполовину. А фронт требовал все новые и новые объемы горючего. И в этих запредельно тяжелых условиях нельзя было ухудшать прежние показатели – требовалось искать нестандартный выход, включать, как скажут сейчас, внутренние резервы. За первые месяцы войны в нефтяную промышленность Азербайджана пришло 11 тысяч женщин.

Когда осенью 1941 г. столица нашей Родины – Москва оказалась в опасности, бакинцы обратились к ней 26 октября 1941 г. со словами: «Москва, родная! Ты сегодня в опасности. Но ты не одна. С тобой наша могучая Родина. С тобой и бакинцы, с тобой весь азербайджанский народ. Наша дружба в эти суровые дни крепка, как гранит. Она – основа нашей грядущей победы… Мы клянемся бороться за нефть так, как сражаются на фронте героические защитники Москвы…».

К концу 1941 г. женщины составляли почти половину всех рабочих-нефтяников. В бурении слесари обеспечивали нормальную работу станков и насосов на двух-трех буровых, вместо одной по норме. Сварщики отказались от подручных. Электромонтеры обслуживали пять-шесть буровых, вместо трех по норме.
Буровики, работая по-фронтовому, сутками не уходили домой, досрочно выполняли производственные задания: вели ускоренную проходку скважин, сокращали до минимума время ввода бездействующих скважин. Известен факт, когда бригада воспитанников школ ФЗО выполняла нормы на 175 %, ускорив проходку скважин на 12 – 17 дней, и к сентябрю выполнила годовой план пуска скважин. Лучшие вышкомонтажники устанавливали вышки за 8 дней, вместо 14 по плану. Ремонтники показывали невиданные доселе темпы скоростного восстановления бездействующих скважин: одна из бригад всего за два с половиной дня, вместо 10 дней по норме, закончила капитальный ремонт скважины, выполняя производственные задания на 300 – 600 %. Умельцы ввели техническое усовершенствование, давшее возможность производить промывку скважин с двухрядным лифтом без спускоподъемных операций. Это мероприятие не только значительно ускоряло процесс промывки, но и сокращало расходы. Для продувки выкидных линий использовалась горячая вода, которая в течение 2 – 3-х часов очищала их от загрязнения [7].
Когда осенью 1941 г. столица нашей Родины – Москва оказалась в опасности, бакинцы обратились к ней 26 октября 1941 г. со словами: «Москва, родная! Ты сегодня в опасности. Но ты не одна. С тобой наша могучая Родина. С тобой и бакинцы, с тобой весь азербайджанский народ. Наша дружба в эти суровые дни крепка, как гранит. Она – основа нашей грядущей победы… Мы клянемся бороться за нефть так, как сражаются на фронте героические защитники Москвы…». Это были не обычные слова утешения, это была клятва перед Родиной, и они с честью сдержали ее.
В 1941 г. страна, несмотря на огромные трудности, вызванные войной, получила 23,5 млн т бакинской нефти, на 1,2 млн т больше, чем в мирном 1940г., – 75 % всей добычи в стране [7]. Это была рекордная цифра за всю историю нефтяной промышленности республики. Никогда раньше Баку не добывал столько нефти!

В 1941 г. страна, несмотря на огромные трудности, вызванные войной, получила 23,5 млн т бакинской нефти, на 1,2 млн т больше, чем в мирном 1940 г., – 75 % всей добычи в стране. Это была рекордная цифра за всю историю нефтяной промышленности республики. Никогда раньше Баку не добывал столько нефти!

И рекордная добыча нефти была достигнута не «любой ценой», не увеличением добычи фонтанным способом и не введением в эксплуатацию большого количества пробуренных скважин, а путем улучшения технологического режима действующих скважин и запуску в эксплуатацию большого количества бездействующих. Например, внедрение глубинных штуцеров дало заметный эффект в налаживании ритмичной работы нефтяных скважин, обеспечивало их равномерную и продолжительную работу.
За первый год войны страна получила от бакинских нефтепереработчиков 1,3 млн т всех бензинов, в том числе авиационного Б-78 – 0,2 млн т, свыше полумиллиона тонн авиамасел.
Горючее было жизненно необходимо в решительном контрнаступлении советских войск! И оно началось 5 – 6 декабря 1941 г. на пространстве от Калинина до Ельца! И к началу января 1942 враг был отброшен от Москвы на 100 – 250 км, чем ликвидирована непосредственная угроза столице. Эта была первая победа советских Вооруженных сил стратегического масштаба!

НЕФТЯНАЯ ЦЕЛИНА

Горит и кружится планета,
Над нашей Родиною дым,
И значит, нам нужна одна победа,
Одна на всех – мы за ценой не постоим…

Булату Окуджаве в песне из кинофильма «Белорусский вокзал» удалось показать огромный запас человеческой прочности людей, сумевших выстоять в той страшной войне – на полях сражений… Не постояли за ценой и на фронте трудовом, когда, перебазировавшись вместе с семьями, производственными мощностями на тысячи километров на Восток, многочисленная нефтяная рать в короткий срок, практически в чистом поле, создала совершенно новый мощный район нефтедобычи.
Правительство страны было эвакуировано в Куйбышев, ставший центром новой нефтяной целины… ГКО принял решение увеличить финансирование Урало-Поволжья. Если в годы довоенных пятилеток на «Второе Баку» приходилось 5 – 10 % капиталовложений в нефтяную промышленность СССР, то в 1942г. – 41,6%, а в 1943г. – 55,8 % [6]. В постановлении ГКО СССР от 22 сентября 1942 г. намечалось увеличение добычи нефти в восточных районах.
Баку, как и Грозный, и Майкоп вели интенсивную работу по перемещению кадров и основных фондов нефтяной промышленности, демонтажу и вывозу оборудования на Восток страны, консервации скважин. Была установлена строгая очередность вывода из строя отдельных категорий скважин: к первой категории относились простаивающие скважины, а все высокодебитные были отнесены к четвертой категории.
В Куйбышевскую область из Баку были направлены в полном составе коллективы контор бурения трестов «Орджоникидзенефть», «Карачухурнефть» и «Карадагнефть», коллектив треста по разведке Прикуринской низменности и Кировабадского района, а также десятки инженерно-технических работников с других нефтяных предприятий республики.
С коллективами была отправлена вся принадлежащая им нефтяная техника — буровые станки, насосы, штанги, стальные канаты, газосварочные аппараты, тракторы-подъемники, промывочные агрегаты, задвижки, металлические вышки, центробежные насосы и т.д. Кроме того, из запасов «Азнефти», со складов техснаба была направлена большая часть техники — металлорежущие и токарные станки, станки-качалки, фонтанная арматура, подъемники, групповые приводы. Таким образом, район «Второго Баку» был обеспечен на несколько лет вперед необходимой техникой. Туда же, для строительства газопровода Бугуруслан — Куйбышев и устройства нефтяных промыслов, был перебазирован трест «Азнефтегазстрой» в составе 2300 человек со своими строймеханизмами. Это были полностью сформированные, опытные коллективы, готовые тут же по прибытии к месту назначения приступить к делу. Кроме того, бездействующий к тому времени в связи с военной обстановкой десятидюймовый нефтепровод Баку — Батуми был демонтирован и переправлен в Куйбышев [8].
Если до войны почти все предприятия нефтяной промышленности находились в Баку, то во втором полугодии 1941 г. и в начале 1942 г. около 200 было эвакуировано в Поволжье, 60 из которых было восстановлено в 1941-м и 123 — в 1942 г. В Башкирию было эвакуировано 86 предприятий [9]. В результате произошли крупные изменения в размещении заводов нефтяного машиностроения.
Все силы были брошены на освоение месторождений в Поволжье (Куйбышевская и Саратовская области), на Западном Урале (Пермская область и Башкирская АССР) и в Казахстане, что позволило значительно расширить добычу и переработку нефти. Действующая армия и тыл требовали громадных энергетических ресурсов. Из табл. 1, 2 видно, как в годы войны происходило развитие нефтяной промышленности в районах старой и новой добычи.
1942 г. был самым трудным для советских нефтяников. Чтобы возместить израсходованное из госрезерва за зиму 1941 – 1942 гг. горючее, надо было создать запасы в Волго-Уральских районах. Для этого в апреле 1942 г. по Каспийскому морю с Кавказа было вывезено 505,5 тыс. т нефтепродуктов, в том числе в Астрахань – 436 тыс. т [6].
«Второе Баку» стал главным центром мобилизационных мероприятий. За короткий период в районе были развернуты поисково-разведочные работы. В регионе была создана Волго-Башкирская нефтяная экспедиция, объединившая 26 геологических партий общей численностью около 270 специалистов, в Татарии геологические исследования вели 10 полевых геологических партий [10]. Обобщенные результаты исследований группы ученых Академии наук СССР и Наркомнефти под руководством академика Е.А. Чудакова были представлены в работе «Нефтяные ресурсы «Второго Баку». Материалы содержали характеристику основных закономерностей геологического строения нефтеносных недр Урало-Поволжья с указанием перспектив промышленной нефтеносности каждого района и наиболее рационального применения различных видов геологоразведки.
За 1941 – 1945 гг. объем поисково-разведочного бурения составил около 1,9 млн м в 25 районах страны, преимущественно восточных. За это время были пробурены 1374 разведочные скважины, открыто 47 месторождений нефти и газа в Урало-Поволжье, Казахстане, Средней Азии, Коми АССР и на Сахалине.
За интенсивную работу по разведке группа геологов (А.А. Трофимук, А.Н. Мустафинов, М.В. Мальцев) была удостоена Сталинской премии. В 1943 г. в Куйбышевской области были выявлены и введены в эксплуатацию месторождения Караелгинское, Аплинское и Старо-Похвистневское в тресте «Кинельнефть», Заборовское – в тресте «Сызраньнефть» и жемчужина «Второго Баку» Зольненское – в Жигулях. Тогда же почти одновременно были открыты два крупных месторождения — Кинзебулатовское в Башкирии и Шугуровское в Татарии [11]. Именно в военное время в Советском Союзе началось создание отечественной газовой промышленности. В Саратовской области были открыты газовые месторождения: в октябре 1941 г. – Ельшанское, а потом, в 1943 г., и Соколовогорское. На их базе еще в войну было начато героическое по затратам человеческих сил строительство газопровода Саратов – Москва.

За 1941 – 1945 гг. объем поисково–разведочного бурения составил около 1,9 млн м в 25 районах страны, преимущественно восточных. За это время были пробурены
1374 разведочные скважины, открыто 47 месторождений нефти и газа в Урало–Поволжье, Казахстане, Средней Азии, Коми АССР и на Сахалине.

«Второе Баку» становилось полигоном для испытания и внедрения новых способов нефтедобычи и нефтепереработки. В 1944 г. на скважине № 41 на месторождении «Яблоновый овраг» в Жигулях впервые в СССР открыта нефть девонских отложений, которую предсказал академик И.М. Губкин. Спустя два с половиной месяца после ввода в эксплуатацию двух девонских скважин в «Яблоновом овраге», 26 сентября 1944 г. девонская залежь нефти была обнаружена и в Туймазах – скважиной № 100 [11].
«Блестящей победой советских нефтяников является открытие нефти в девонских отложениях. Благодаря этому замечательному открытию, во многом возрастают перспективы «Второго Баку». Этот район приблизится по своему значению к Апшеронскому полуострову». Так писала газета «Правда» 6 марта 1945 г. [7] в передовой статье, ведь уже в 1945 г. удельный вес девонской нефти в общей добыче из волго-уральских месторождений составил 24 %. Высокодебитные фонтаны нефти, полученные из девонских отложений, создали базу для дальнейшего развития мощных нефтяных промыслов в Урало-Волжском бассейне.

«Второе Баку» становилось полигоном для испытания и внедрения новых способов нефтедобычи и нефтепереработки.


Если в 1940 г. удельный вес «Второго Баку» в общей добыче СССР составлял 6 %, то в 1945 г. – 14,6 %. В военные годы этот район дал 11 млн т нефти.

Ведь уже в 1945 г. удельный вес девонской нефти в общей добыче из волго–уральских месторождений составил 24 %.

БУРОВАЯ ДОБЛЕСТЬ

Сороковые, роковые,
Свинцовые, пороховые…
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!

Конечно, война, несмотря на всю свою жестокость, не могла запретить молодости жить и творить, как тонко подметил Давид Самойлов. Это было время дерзновенных открытий, в том числе в буровой науке и практике.
Из капитальных вложений в нефтедобывающую промышленность по планам третьей пятилетки (1938– 1942гг.) все больше средств направлялось на эксплуатационное и разведочное бурение. В 1940 г. это было 57%, а абсолютная сумма ассигнований на буровые работы в 1,5 раза превышала фактические затраты на эти цели в 1939 г. [6].
В военных условиях задача – добыть больше нефти уже при скудных ресурсах требовала поиска абсолютно новых решений. Это и позволяло смело экспериментировать. С начала 30-х гг. велись исследования нового способа бурения – турбинного наклонно-направленного, совершенствовались конструкции самого инструмента – турбобура. Перед новым 1942 г. была пробурена наклонно-направленная скважина под жилой поселок Краснокамского бумкомбината, которая показала возможность бурения в твердых породах. На Востоке бурили десятки скважин с берега под дно реки Кама, под электростанцию им. Л.Б. Красина, под промышленные здания. Наличие городской или сельской застройки, больших заболоченных и овражных пространств, сложность обустройства поверхности месторождения побудили авторов турбобура осуществить на практике (впервые в мире) кустовое направленное бурение, когда вместо одной вертикальной скважины на площадке бурятся сразу несколько наклонных, которые в виде веера направлены к продуктивному горизонту. Такая технология сокращает время на перемещение и монтаж буровых установок, повышает темпы проходки скважин, позволяет уменьшить протяженность внутрипромысловых дорог, коллекторов, нефтепроводов, линий электропередач.
В апреле 1942 г. за разработку и внедрение многоступенчатого турбобура Т12 его авторы П.П. Шумилов, Р.А.Иоаннесян, Э.И. Тагиев и М.Т. Гусман были удостоены Сталинской премии [11]. Турбобур стал широко и с успехом применяться во всех нефтяных районах «Второго Баку». Придя на смену роторному, бурение турбобуром – кустовое, наклонно-направленное совершило революцию в бурении нефтяных и газовых скважин. Динамика буровых работ в годы войны – в табл. 3.
Кроме этого, для ускорения цикла строительства скважин, начали максимально использовать крупноблочное скоростное вышкостроение, сборку металлических вышек, производство передвижных или полупередвижных буровых установок, переносных металлических оснований под оборудование. Взамен преобладавшей фонтанной добычи перешли к механизированной – глубинными насосами и компрессорами. В условиях дефицита обсадных труб выборочно прошла проверку на промыслах бесколонная конструкция скважин, вырезка обсадных труб из старого фонда. Испытаны законтурное заводнение, химическая обработка скважин, закачка газа в пласт для увеличения нефтедобычи. Смело опробованы дополнительная перфорация, совместная эксплуатация двух и более горизонтов. Применен на практике только что созданный ишимбайскими умельцами передвижной металлический якорь, позволяющий перевозить вышку одним-двумя тракторами вместо восьми, при старом способе перетаскивания. Инженеру Л.А. Межлумову удалось разработать лучшую конструкцию основания под буровую для бурения на море. Впервые были предложены мероприятия против обводнения скважин (например, обращенный водяной конус) и образования песчаных пробок в них.

СТАЛИНГРАДСКИЙ ПЕРЕЛОМ

Сражались мы у волжских берегов,
На Волгу шли дивизии врагов,
Но выстоял великий наш солдат,
Но выстоял бессмертный Сталинград!

«Поклонимся великим тем годам, тем славным командирам и бойцам, и маршалам страны, и рядовым. Поклонимся и мертвым, и живым!» – повторяем мы, услышав замечательную песню Александры Пахмутовой на глубокие слова Михаила Львова. Это суровый Сталинград отдается болью в сердце каждого россиянина…
Он поражает не только жестокостью схватки бьющихся насмерть врагов на поле боя, но и невероятными масштабами столкновения армады машин войны.
На доставку горючего для Сталинградской битвы (17 июля 1942 г. — 2 февраля 1943 г.) потребовалось несколько десятков тысяч железнодорожных цистерн. В эти дни куйбышевское и саратовское горючее прямо «с колес» заправляло по тысяче танков в сутки. На отдельных этапах сражения в боях одновременно участвовало свыше 2 тыс. наших танков и примерно столько же самолетов.
«Сталинград, как конвейер смерти, пожирает наши полки и дивизии», – говорил тогда враг…
Немцам казалось, что еще одно последнее усилие – и Сталинград падет, они выйдут на оперативный простор в Заволжье.
Разумеется, штурм Сталинграда сильно осложнил доставку нефтяных грузов из Закавказья. Сложившиеся нефтяные потоки нашим войскам были фактически перекрыты в результате битвы за Кавказ (25 июля 1942 г. — 9 октября 1943 г.). Надо сказать, что бои на грозненском направлении в этот период носили самый ожесточенный характер. В результате военных действий тысячи скважин вышли из строя или были ликвидированы. Чтобы не дать немецким танковым соединениям прорваться к Грозному, пожарные команды заполнили нефтью 28 км противотанковых рвов, залили нефтью места возможного прохода танков площадью в 1 млн м2 [11].
Немецким планам захвата нефти Кавказа не суждено было сбыться.
Хотя после выхода вражеских сил на Северный Кавказ и к Волге значительно повысилась роль «Второго Баку» по снабжению фронта нефтепродуктами. «Чем ты сегодня помог Сталинграду?» — таков был лозунг всех нефтяников Урало-Поволжья.
К этому времени произошел скачок в оборонном производстве: за год СССР сумел произвести техники и вооружений, от которых в огромной степени зависел исход войны, больше, чем Германия. Созданные на востоке страны предприятия расширяли производство. Вступили в строй 1200 эвакуированных и 800 новых заводов оборонного значения. Орудий, минометов, танков и самоходной артиллерии было произведено больше в 5 раз, боевых самолетов — в 2,5 раза, боеприпасов — почти в 2 раза, чем в 1941 г. Во второй половине 1942г. советские заводы произвели более 13 тыс. танков и столько же самолетов [11]. Лучшим танком Второй мировой войны стал Т-34, обладавший высокой маневренностью, прочной броней, мощным дизельным мотором (не зря после войны он был установлен на пьедестале на площади Сталинград в Париже). Увеличение производства самолетов и бронетехники позволило армейскому командованию приступить к формированию в Красной Армии воздушных и танковых армий, обладавших своим нефтехозяйством. Поток вооружений, горючего, боеприпасов резко возрос к концу 1942 г. и следовал, прежде всего, в район Сталинграда.
Подобные сражения со всей очевидностью показывают важность организации обеспечения современных высокомеханизированных войск горючим. Мало иметь ресурсы нефти и производственную базу качественного горючего — надо еще довезти его до действующей армии, обеспечить своевременную и полную заправку боевой техники к военной операции. На сталинградском поле брани его было использовано 150 тыс. т, в том числе более 42 тыс. т в ходе контрнаступления! На Сталинград работала вся страна, но нельзя забыть и про помощь союзников – поставки по ленд-лизу [12].
Премьер-министр Великобритании У. Черчилль в послании И.В. Сталину в феврале 1943 г. назвал победу Советской Армии под Сталинградом изумительной. Король Великобритании прислал городу дарственный меч, на клинке которого на русском и английском языках выгравирована надпись: «Гражданам Сталинграда, крепким, как сталь, – от короля Георга VI в знак глубокого восхищения британского народа» [13].
Победа Красной армии в Сталинградской битве стала началом коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны и Второй мировой войны в целом. А нашей победой на огненной Курской дуге была похоронена наступательная стратегия вермахта.

ГОРЮЧЕЕ – ФРОНТУ!

Гнали фрицы три цистерны.
Танки ждали их, наверно,
Без горючего не шли.
Только дело вышло скверно:
В часть не прибыли цистерны,
А виновных не нашли…

Рассказывал Сергей Михалков о доблестных партизанах, взрывающих железнодорожные пути на войне, а нечаянно задел больную для немецкой армии тему – проблемы с моторным топливом. Говорят, в советских мемуарах о Великой Отечественной не встретить серьезных сетований на нехватку горючего, тогда как немецкие мемуаристы как раз говорят об обратном – постоянном дефиците топлива…
Обеспечить горючим армию, влить энергию в экономику воюющей страны – не было горячее задачи! В период с 1941 по 1945 гг. капиталовложения в добычу нефти составили 2 206 млн руб. – 39,6 % от всех капиталовложений в нефтяную промышленность за это время [6]. На базе оборудования заводов Северного Кавказа и Баку были созданы нефтеперерабатывающие заводы в Сызрани, Краснокамске, Красноводске, расширены заводы в Орске и Ишимбае. Крупнейший НПЗ Урало-Поволжья в Уфе за годы войны на 75 % расширил производственные мощности за счет оборудования из Грозного [9].

За годы войны в СССР переработано 27,4 млн т нефти. В переработке основными задачами военного времени было улучшение качества нефтепродуктов и увеличение их ассортимента (рис.). Если в 1942г. советская военная техника потребляла 222 тыс. т горючего ежемесячно, то в 1945 г. – более 420 тыс. т. Удельный вес авиационных бензинов в общем производстве бензинов в 1940 г. составил 20 %, а к 1945 г. – 36 %. Много усилий требовало обеспечение высокооктановым бензином военно-воздушных сил. Согласно официальным источникам, суммарный объем высокооктанового авиационного бензина, поставленного в СССР по ленд-лизу за время войны США и Великобританией, составил 1,2 млн т, включая 0,6 млн т с октановым числом выше 99, и 0,8 млнт октаноповышающих компонентов для приготовления авиационного горючего.
На нужды армии в годы войны шло 20 – 22 % жидкого топлива, бензина — 51 %. Остальное горючее питало тыловую промышленность, обеспечивало текущие потребности страны.
В период Великой Отечественной войны в СССР действовала созданная задолго до войны официальная Служба горючего. За годы войны расход основных видов горюче-смазочных материалов (ГСМ) вооруженными силами СССР составил примерно 16,5 млн т. Такой огромный расход топлива был вызван колоссальным масштабом военных действий и огромным количеством задействованной техники. При этом показателен рост потребления топлива в крупных сражениях. Если почти за 7 месяцев битвы под Москвой (30 сентября 1941г. – 20 апреля 1942 г.) со всеми трудностями, связанными с потерей территории и нарушением хозяйственных связей, было израсходовано 294,4 тыс. т горючего, то уже в 1943 г. только за 1,5 месяца сражения на Курской дуге (5 июля – 23 августа 1943 г.) расход ГСМ составил более 204 тыс. т. То есть, если в первом случае среднемесячное потребление топлива составляло порядка 43 тыс.т, то во втором – уже около 136 тыс. т. Более чем трехкратный рост! Кстати, в сражениях его количество строго лимитировалось [14]. Белорусская операция потребовала 260 тыс. т. Несмотря на сравнительно небольшую глубину Берлинской операции (16 апреля – 8 мая 1945 г.) и сжатые сроки ее проведения, в ходе наступления войска трех фронтов израсходовали около 150 тыс. т всех видов горючего – столько же, сколько за всю Сталинградскую битву. Если фронтам, участвовавшим в Сталинградской битве, поставлялось в среднем 820 т горючего за сутки, то среднесуточный объем подвоза фронтам в ходе Берлинской наступательной операции – 4140 т, при значительном увеличении расстояния подвоза [15]. Интересно, что вермахт за время войны использовал примерно такое же количество ГСМ — около 17 млн т [14]. Цифры примерные – не абсолютные, реальный расход горючего был большим, а строгий учет его, особенно в начале войны, был затруднен по очевидным причинам.
При огромной роли Востока в обеспечении фронта горючим во время войны, Баку оставался главным поставщиком нефти для него, давая 63 % общесоюзной добычи. Хорошо сказал по этому поводу в своем очерке писатель-фронтовик Леонид Соболев: «На бакинском горючем врывались наши танки в Пруссию, на бакинском бензине овладевали небом герои-летчики, на бакинском топливе глиссеры Днепровской флотилии перебрасывали через реку Шпрее десант в кварталы Берлина. Спасибо бакинским нефтяникам, оправдавшим надежды героев»[7].

ПОБЕДА

Хотят ли русские войны?
Спросите вы у тишины
Над ширью пашен и полей
И у берез, и тополей.
Спросите вы у тех солдат,
Что под березами лежат,
И вам ответят их сыны
Хотят ли русские, хотят ли русские,
Хотят ли русские войны.

Мы уже давно ответили на вопрос, заданный когда-то Евгением Евтушенко в стихах, переложенных на музыку Эдуардом Колмановским…
Война превратила в руины 1700 городов и поселков, 70 тысяч деревень и сел, 25 млн человек оставила без крова. Десятки тысяч предприятий были выведены из строя. Треть национального богатства, созданного трудом народа, уничтожил агрессор: 679 млрд руб. – по тогдашнему курсу – 128 млрд долларов. По сегодняшним ценам это более 3,3 трлн долларов, или восьмилетний бюджет России. Такова сумма неслыханного материального ущерба, нанесенного войной стране. Но ничем не измерить самую страшную, невосполнимую утрату – жизнь миллионов советских людей. Война унесла десятую часть довоенного населения страны…
Велика цена Победы, невосполнимы ее жертвы. Нам никогда не забыть героический подвиг народа всей нашей огромной страны! И будем помнить всегда: в золотом блеске Победы есть и могучая сила ее «черной крови» – горючего…

Литература

1. От Советского Информбюро… Публицистика и очерки военных лет 1941 – 1945. Т. 2. М.: Агентство печати Новости, 1984, 479 с.
2. Герасимова С.А. Вернуть из забвения [Электронный ресурс].URL:https://rg.ru/2019/06/19/reg-cfo/istorik-rasskryla-maloizvestnye-stranicy-rzhevskoj-bitvy.html(дата обращения: 01.04.2020).
3. Нефтегазовый комплекс в годы Великой Отечественной войны. Выпуск 1. М.: 1995, 96 с.
4. Новицкий Д.В., Кузьмин С.В., Иванов В.В. История становления и этапы развития нефтегазовой отрасли [Электронный ресурс]. URL: http://tiis.pro/upload/iblock/c60/c6050b2cd34e50e4ea4de4168ea3117e.pdf (дата обращения: 01.04.2020).
5. Щелкачев В.Н. Важнейшие принципы нефтеразработки. 75 лет опыта. М.: ФГУП Изд-во «Нефть и газ» РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, 2004, 261 с.
6. Будков А.Д., Будков Л.А. Нефтяная промышленность
СССР в годы Великой Отечественной войны [Электронный ресурс].URL:https://docplayer.ru/26101811-Ad-bulkov-l-a-budkov-neftyanaya-promyshlennost-sssr-v-gody-velikoy-otechestvennoy-voyny.html (дата обращения: 01.04.2020).
7. Агарунов Я.М. Нефть и Победа (Героические свершения азербайджанских нефтяников в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.). Баку: Азернешр, 2010.
8. Чмиль М. «Поход за нефтью»: провал Гитлера в битве за Кавказ [Электронный ресурс]. URL: http://elitetrader.ru/index.php?newsid=450886 (дата обращения: 02.04.2020).
9. Мамадова C. Этот день мы приближали как могли! [Электронныйресурс].URL:https://www.proza.ru/2014/05/04/2333
(дата обращения: 01.04.2020).
10. Матвейчук А. На рубежах нефтяного фронта [Электронный ресурс]. URL: https://www.gazprom-neft.ru/press-center/sibneft-online/archive/2015-may/1108054/ (дата обращения: 04.04.2020).
11. Соколов А.К. Нефть и война 1941 – 1945 гг. // Экономическая история: Ежегодник. 2011/2012. М.: РОССПЭН, 2012, 529–571 с.
12. Карпов В.П., Гаврилова Н.Ю. Курс истории отечественной нефтяной и газовой промышленности. Тюмень: ТюмНГУ, 2011, 243 с.
13. The Sword of Stalingrad [Электронный ресурс]. URL: http://www.russianswords.com/Stalingrad-sword.htm (дата обращения: 02.04.2020).
14. Волчек Г. Горючее и война [Электронный ресурс]. URL: http://neftianka.ru/goryuchee-i-vojna/ (дата обращения: 02.04.2020).
15. Славкина М. Нефть Победы: 10 фактов [Электронный ресурс]. URL: https://oilcapital.ru/article/general/05-05-2017/neft-pobedy-10-faktov (дата обращения: 02.04.2020).

References

1. Ot Sovetskogo Informbyuro… Publitsistika i ocherki voyennykh let 1941 – 1945 [From the Soviet Information Bureau ... Journalism and essays of the war years 1941 – 1945]. Vol. 2. Moscow, Agentstvo pechati Novosti Publ., 1984, p. 479. (In Russian).
2. Gerasimova S.A. Vernut’ iz zabveniya [To return from oblivion]. (In Russian). Available at: https://rg.ru/2019/06/19/reg-cfo/istorik-rasskryla-maloizvestnye-stranicy-rzhevskoj-bitvy.html (acessed 01.04.2020).
3. Neftegazovyy kompleks v gody Velikoy Otechestvennoy voyny [Oil and gas complex during the Great Patriotic War]. Issue.1, Moscow, 1995, p. 96 (In Russian).
4. Novitskiy D.V., Kuz’min S.V., Ivanov V.V. Istoriya stanovleniya i etapy razvitiya neftegazovoy otrasli [The history of formation and stages of development of the oil and gas industr]. (In Russian). Available at: http://tiis.pro/upload/iblock/c60/c6050b2cd34e50e4ea4de4168ea3117e.pdf (accessed 01.04.2020).
5. Shchelkachev V.N. Vazhneyshiye printsipy nefterazrabotki. 75 let opyta [The most important principles of oil development.
75 years of experience]. Moscow, «Neft’ i gaz» Publ., 2004, p. 261. (In Russian).
6. Budkov A.D., Budkov L.A. Neftyanaya promyshlennost’ SSSR v gody Velikoy Otechestvennoy voyny [The oil industry of the USSR during the Great Patriotic War]. (In Russian). Available at: https://docplayer.ru/26101811-Ad-bulkov-l-a-budkov-neftyanaya-promyshlennost-sssr-v-gody-velikoy-otechestvennoy-voyny.html (accessed 01.04.2020).
7. Agarunov Ya.M. Neft’ i Pobeda (Geroicheskiye sversheniya azerbaydzhanskikh neftyanikov v gody Velikoy Otechestvennoy voyny 1941 – 1945 gg.) [Oil and Victory (The heroic achievements of Azerbaijani oil workers during the Great Patriotic War of 1941 – 1945)]. Baku, Azerneshr Publ., 2010. (In Russian).
8. Chmil’ M. «Pokhod za neft’yu»: proval Gitlera v bitve za Kavkaz [«Campaign for oil»: Hitler’s failure in the battle for the Caucasus]. (In Russian). Available at: http://elitetrader.ru/index.php?newsid=450886 (accessed 02.04.2020).
9. Mamadova C. Etot den’ my priblizhali, kak mogli! [This day we brought closer as we could!]. (In Russian). Available at: https://www.proza.ru/2014/05/04/2333 (accessed 01.04.2020).
10. Matveychuk A. Na rubezhakh neftyanogo fronta [At the frontiers of the oil front]. (In Russian). Avaliable at: https://www.gazprom-neft.ru/press-center/sibneft-online/archive/2015-may/1108054/ (accessed 04.04.2020).
11. Sokolov A.K. Neft’ i voyna 1941-1945 gg. Ekonomicheskaya istoriya. Yezhegodnik. 2011/2012. [Oil and the war of 1941-1945. Economic History. Yearbook. 2011/2012]. Moscow, ROSSPEN Publ., 2012, pp. 529–571. (In Russian).
12. Karpov V.P., Gavrilova N.Yu. Kurs istorii otechestvennoy neftyanoy i gazovoy promyshlennosti [History course of the domestic oil and gas industry]. Tyumen’, TyumNGU Publ., 2011, p. 243. (In Russian).
13. The Sword of Stalingrad. (In Russian). Available at: http://www.russianswords.com/Stalingrad-sword.htm (accessed 02.04.2020).
14. Volchek G. Neft i voina [Fuel and war]. (In Russian). Available at: http://neftianka.ru/goryuchee-i-vojna/ (accessed 02.04.2020)
15. Slavkina M. Neft’ Pobedy: 10 faktov [Victory Oil:
10 facts]. (In Russian). Available at: https://oilcapital.ru/article/general/05-05-2017/neft-pobedy-10-faktov (acessed 02.04.2020).

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Нечайкина Л.Н.

    Нечайкина Л.Н.

    главный редактор

    Журнал «Бурение и Нефть»

    Балденко Д.Ф.

    Балденко Д.Ф.

    д.т.н., академик РАЕН, лауреат премий И.М. Губкина и Н.К. Байбакова, член редколлегии журнал «Бурение и нефть», главный научный сотрудник

    ОАО «НПО Буровая техника»

    Просмотров статьи: 1304

    Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru