Энергетические стратегии Китая и их реализация

CHINA ENERGY STRATEGIES AND THEIR IMPLEMENTATION

RUBAN L.S.1, GRIB N.S.2
1 Institute of the Socio-Political Researches FSRSC RAS
Moscow, 119333, Russian Federation
2 Federal State Budget Institution «Russian Energy Agency» of the Ministry of Energy of Russia
Moscow, 129110, Russian Federation

В период обострения экономических проблем, связанных со вспышкой коронавируса, Китай оказался в центре внимания мировой общественности. Потому особый интерес вызывают долгосрочные планы развития китайской экономики. Анализу энергетических стратегий Китайской Народной Республики, ее обеспеченности ресурсами, стремления страны улучшить экологическую ситуацию с внедрением более чистых видов топлива и энергосбережения посвящено исследование авторов...

Сделана оценка влияния на экономику страны эпидемии коронавируса.

In the period of aggravation of economic problems associated with the outbreak of coronavirus, China was in the center of attention of the world community. Therefore, long-term plans for the development of the Chinese economy are of particular interest. The authors analyze of the energy strategies of the China, its availability of resources, the country's desire improve the environmental situation with the introduction of more clean fuels and energy savings.
The impact of the coronavirus epidemic on the Chinese economy is assessed.

К Китаю сегодня приковано внимание всего мира. Страна первой столкнулась со вспышкой коронавирусной инфекции, получившей название COVID-19.
На днях Федеральная таможенная служба России обнародовала первую статистику по экспорту товаров в Китай после начала там эпидемии. И ее цифры для нашей страны вовсе не радужны.
Итак, экспорт России в Китай стал меньше на 7 %. В частности, экспорт нефти в годовом выражении снизился на 28 % (почти 2,8 млрд долл. в январе 2019-го против примерно двух миллиардов долларов в январе 2020-го), в натуральном объеме — на 36 %. Экспорт нефтепродуктов упал почти на 20 % (до 458 млн долл.).
Уменьшение поставок главному импортеру российской нефти аналитики связывают, естественно, с фактором эпидемии COVID-19.
Весь мир ожидает восстановления именно китайской экономики. При этом доверие к Китаю после быстрой внутренней победы над коронавирусом постепенно возвращается. Многие связывают восстановление всей мировой экономики именно с перезапуском китайской промышленности.
Предметом нашего анализа сегодня станет энергетическое развитие КНР, его стратегия и тактика.

КИТАЙ – САМАЯ СТРЕМИТЕЛЬНО МЕНЯЮЩАЯСЯ СТРАНА
Несмотря на замедление темпов развития, Китай остается одной из крупнейших экономик мира, занимает первое место по использованию энергоресурсов и является вторым по величине импортером нефти после США. В 2014 г., по оценке Международного валютного фонда (МВФ), КНР вышла на 1-е место в мире по размеру ВВП по паритету покупательной способности, обойдя по этому показателю США. Одновременно Китай обошел Америку, нарастив объем внешней торговли до 26,4трлн юаней (4,3 трлн долл. США).
Рост производства невозможен без массированного развития фундаментальной и прикладной науки, выработки и внедрения в производство новых технологий. И КНР не только активно скупает лицензии на новейшие технологии, но и сама вкладывает громадные средства в их разработку и внедрение. Кстати, 2020 – 2021 гг. являются перекрестными годами России и Китая по научно-технической работе и инновациям. Как показывает табл. 1, где представлены фактические и прогнозные доли крупнейших мировых экономик в общем объеме мировых затрат на НИОКР (1980 – 2030 гг.), с 2009г. Китай опережает Японию и Россию, отставая от США.
Китай лидирует по объему мирового экспорта высокотехнологичных продуктов с 2008 г., обойдя США, Японию и Россию (табл. 2).
Уже в 2007 г. Китай практически догнал США по количеству ученых и инженеров, занятых в сфере НИОКР на условиях полной занятости (табл. 3).
Ресурсная обеспеченность является одним из важнейших факторов развития экономики. Динамика нефти и газа КНР хорошо видна из табл. 4. По данным Госкомитета КНР по развитию и реформам, запасы нефти в КНР начали сокращаться с 24,0 млрд барр. в 2002 г. сначала до 18,3млрд барр. в 2003 г. и до 16,0 млрд барр. в 2008 г. [3]. Однако после пересчета данные по запасам нефти резко возросли с 3160 млрдм3 в 2011г. до 3486,2млрдм3 в 2018 г.
В то же время КНР активно импортирует углеводороды. Пекин стал нетто-импортером нефти в 1993 г., а в 2009г. Китаем впервые было импортировано нефти больше, чем добыто на собственных месторождениях. Уже в 2010 г. объем импортируемой КНР нефти превысил 239 млн т [5]. Эксперты прогнозируют, что через 40 лет КНР сможет обеспечить самостоятельно только 3 % внутреннего спроса на нефть.
Если мы рассмотрим энергетические стратегии Китая, то они частично перекрывают друг друга, и каждая последующая в чем-то противоречит предыдущей, потому что заложенные в них на 10 — 20 лет параметры выполняются за 3 — 5 лет, и за это время появляются новые технологии. Сегодня сложно прогнозировать, как будет развиваться Китай – в силу его масштабных инвестиций во все сферы энергетики, а также в силу возникших рисков серьезного спада экономики в первом полугодии 2020 г. в связи с эпидемией коронавируса.

КИТАЙ – СТРАНА ПАРАДОКСОВ
В Китае обеспечение собственными энергоресурсами составляет значительно менее 80 %. Однако, как показывает табл. 5, развитие страны идет разнонаправленно.
Все энергетические стратегии Китая лучше воспринимать через призму этого разнонаправленного движения.
В 2019 г. В КИТАЕ СПРОС НА ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЮ ОПРЕДЕЛЯЛИ ДВЕ СОСТАВЛЯЮЩИЕ
Китай является крупнейшим рынком электроэнергии мира емкостью спроса 6,9 трлн кВт*ч (2018 г.), что почти вдвое больше, чем следующий за ним рынок США. Это связано с тем, что в Китае самая большая численность населения и крупнейшая экономика мира по паритету покупательной способности или второй по размеру ВВП в пересчете на доллары США (рис. 1, 2, табл. 6).

ПРОГНОЗЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ОТРАСЛИ КИТАЯ
В утвержденной в 2016 г. энергостратегии Китая на 2020 г. прописаны следующие цели и задачи:
– Общее потребление первичной энергии (нефть, газ, уголь, уран, ГЭС, ВИЭ) должно поддерживаться на уровне 5 млрд т угольного эквивалента, с последующим уменьшением доли угля;
– Долю ВИЭ необходимо повысить до 15 % в структуре топливного баланса первичной энергии;
– Интенсивность выбросов СО2 должна быть снижена на 18 % к уровню 2015 г., а энергоемкость – сократиться на 15 % к данным на 2015 г.;
– Обеспечение страны собственными энергоресурсами должнs быть не ниже 80 % в целом;
– Расход угля на выработку электроэнергии должен снизиться до 310 г/кВт*ч, а для новых электростанций – ниже 300 г/кВт*ч;
– Необходимо осуществить полную реализацию стандартов выбросов загрязняющих веществ в атмосферу на угольных ТЭС, ликвидировать все старые и неэффективные угольные котлы в основных зонах контроля, чтобы предотвратить загрязнение воздуха.
Однако надо учитывать, что потребление Китаем всех ископаемых ресурсов превышает объем их добычи на территории страны. Наименьшая разница между объемами потребления и добычи отмечается в угле – 6 % было добыто за пределами Китая; для газа и нефти данный показатель значительно больше – 28 % и 60 % соответственно.

КРУПНЫЕ ЭНЕРГОСИСТЕМЫ МИРА СФОРМИРОВАНЫ НА МОНОТОПЛИВЕ
Китай наряду с Индией и ЮАР является страной, в топливно-энергетическом балансе которой уголь является доминирующим. Общее потребление первичной энергии (нефть, газ, уголь, уран, ГЭС, ВИЭ) в 2020 г. составит порядка 5 млрд т угольного эквивалента.
Согласно программе Государственного совета КНР, было запланировано к 2020 г. довести долю полезного неископаемого топлива в структуре потребления страной первичных топливно-энергетических ресурсов до 15 %, а долю угля снизить до 55 %, нефть к 2020 г. должна была составить 23 %, а газ – 10 % [5].
На самом же деле отмечается тенденция роста угля: с 2000 г. по 2017 г. потребление угля в Китае выросло в 4 раза и 50 % объема идет на выработку электроэнергии (рис. 3). Мощность угольных ТЭС за это же время выросла в 5 раз. Принятие Государственным советом КНР экологической энергетической политики не мешает местным корпорациям продолжать строительство угольных мощностей по 200 ГВт за пятилетку вплоть до 2030 г.
Доля выработки электроэнергии на угле в 2017 г. составила 65 % против 76 % в 2010 г. Поэтому цель КНР снизить ее до 55 % в 2020 г. кажется слабо достижимой.
В реальности же в 2019 г. добыча угля выросла на 5%. Да и при закрытии старых шахт и угольных ТЭС были допущены просчеты. В ряде случаев не было учтено отсутствие запасов газа в хранилищах или газотранспортной системе, не построены газопроводы-отводы, соединяющие котельные с магистральными газопроводами. В результате зимой 2019 г. было принято решение отключать угольные котельные только после документального подтверждения обеспечения газом ТЭС и котельных.

ГАЗОВАЯ ГЕНЕРАЦИЯ: ОТСТАВАНИЕ ОТ ПЛАНА ВСЕ РАВНО ОБЕСПЕЧИВАЕТ РОСТ СПРОСА НА ГАЗ
План социально-экономического развития Китая на 13-ю пятилетку (2016 – 2020 гг.) предполагает рост мощностей газовой генерации до 110 ГВт (при росте общей мощности системы 2000 ГВт) в 2020 г. Однако строительство и ввод газовых ТЭС идет вдвое медленнее плана – 6 % в год вместо 11, 5 %, тогда как суммарная установленная мощность по итогам 2019 г. превысила плановую норму в 2000 ГВт (за счет угольных мощностей).
В рамках развития национальной энергетики в КНР предусматривается значительное увеличение доли природного газа в топливно-энергетическом балансе страны (рис. 4). В ближайшие 5 лет спрос на газ в Китае удвоится и, по прогнозу Института энергетических ресурсов Госкомитета развития и реформы КНР, объем потребления газа в 2020 г. составит 250 млрд м3 [12].
Китай совсем недавно импортировал всего 15 млнт СПГ в год, но в этом году этот поток покроет все потребности страны в СПГ – с учетом отказа крупнейших китайских импортеров от части спотовых поставок в первом квартале 2020 г. КНР планирует увеличить мощности по регазификации СПГ за ближайшие 20 лет в 70 раз – с 1 млрд м3 в 2008 г. до 70 млрд м3 к 2030 г.
Китай уже 11 лет подряд сохраняет мировое лидерство по потреблению первичной энергии и электроэнергии за счет использования на нужды собственной экономики 50 % мировой добычи угля. В рамках новой Энергетической стратегии построены и действуют с 2018 г. около 100 ГВт газовых ТЭС, 44 ГВт АЭС и 352ГВт ГЭС (рис. 5).

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ЦЕЛИ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОРЫВЫ
Пекин резко включился в гонку за создание альтернативной энергетики и с 2015 г. является крупнейшим инвестором мира в ВИЭ – 110 млрд долл. ежегодно. Суммарная мощность ветрогенераторов составляет 185 ГВт, а солнечных панелей – 175 ГВт [11].
«Feed in tariff» – «зеленый тариф» за поставку электроэнергии, выработанной с помощью ВИЭ, был введен в Китае в 2011 г. для стимулирования использования ВИЭ. В 2018 г. Китай полностью отменил доплату за солнечную генерацию и частично – за ветровую (рис.6). Национальное энергетическое управление Китая (National Energy Administration) недавно одобрило 12 проектов строительства энергосистем сверхвысокого напряжения для транспортировки электроэнергии, вырабатываемой ВИЭ на западе Китая, в восточные и центральные регионы.
В ноябре 2019 г. была введена в эксплуатацию самая протяженная ЛЭП длиной 3324 км сверхвысокого напряжения 1100 кВ, соединяющая западный регион Xinjiang с восточной провинцией Anhui для передачи 66млрдкВтч электроэнергии в год (с угольной ТЭС – 28 ГВт). Цель проекта: удовлетворить растущий спрос на электроэнергию в промышленных восточных регионах.
Каковы же прогнозы и перспективы энергетической отрасли Китая и какие цели и задачи новая Энергостратегия КНР определяет к 2030 г.?
1. Осуществить доступ к энергетическим услугам в сельской местности.
2. Довести общее потребление первичной энергии до 6000 млн т угольного эквивалента.
3. Повысить долю неископаемых видов ресурсов до 20 % в структуре баланса первичной энергии.
4. Довести долю природного газа до 15 % в структуре выработки электроэнергии (5 % в 2020 г.).
5. Дополнительный спрос на энергию должен удовлетворяться, в основном, за счет экологически чистой энергии, без выбросов СО2.
6. Показатели энергоемкости должны достичь средних мировых уровней.
7. Доля генерации на неископаемом топливе в общем объеме установленной мощности должна достигнуть 50 %.
8. Доля угольных электростанций с минимальным уровнем выбросов СО2 должна достигнуть 80 % в суммарном объеме угольных ТЭС.
9. Реализовать выполнение обязательств в области изменения климата по снижению выбросов СО2 на единицу ВВП на 60 – 65 % к 2030 г. от уровня 2005г. При этом необходимо учитывать, что выбросы CO2 достигнут пика в период около 2030 г. и затем начнут снижаться.
В Энергостратегии Китая указывается, что КНР станет важным участником глобального энергоуправления миром [14].

ЛИДЕР ПО ЭЛЕКТРОМОБИЛЯМ
В 2015 г. была принята стратегия «Made In China 2025», которая предполагает, что к 2025 г. Китай войдет в десятку мировых лидеров по всевозможным продвинутым технологиям и товарам. Одно из главных направлений этой доктрины – рост количества электромобилей собственного производства на рынке до 80 % и увеличение экспортной доли до более чем 10 % от мировых продаж.
В 2018 г. в Китае было продано более 1 млн электромобилей, а продукция 10 китайских автопроизводителей прочно вошла в «двадцатку» самых продаваемых электрокаров в мире. До конца 2020 г. планируется заменить 200 тыс. такси (ДВС) на электромобили (20 % таксопарка Пекина). Через 3 года весь таксопарк столицы Китая должен стать электрическим. В пределах пятого транспортного кольца в Пекине будет создана сеть электрозаправок на расстоянии 5 – 10 км одна от другой (рис. 7).
Введение государственных субсидий в 2014 г. привело к росту продаж электрокаров в четыре раза! Автопроизводителям предлагаются кредиты на льготных условиях и преференции при выделении участков под строительство заводов. К тому же для этих компаний значительно облегчен доступ к иностранным технологиям, необходимым при строительстве электромобилей, ослаблен таможенный и финансовый контроль [14].
В марте 2019 г. в Китае был представлен амбициозный концепт-кар Grove, внешне похожий на модели Maserati (двери поднимаются вверх, как у бабочки), с топливными элементами на водороде и революционной дистанцией хода 1000 км, – выход в серийное производство этого чудо-водородомобиля запланирован на осень 2020 г. (если коронавирус не сорвет планы производителей). Для сравнения: максимальная дистанция электромобиля (BEV) Tesla на 1 зарядке – 590 км, лидера сектора Honda Clarity – 750 км. Если китайский проект удастся, он может перевернуть весь мир не только автопрома, но и энергетики, приведя к замене двигателей внутреннего сгорания (ДВС) на топливные элементы (ТЭ).

ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ДЛЯ КРАСИВОГО КИТАЯ
(The energy system for Beautiful China)
В 2018 г. Китай утвердил новую Энергостратегию до 2050 г. под названием «Энергосистема для красивого Китая». Этот документ предусматривает:
– экономический рост и трансформацию энергосистемы в экологически чистую;
– ВВП на душу населения должен вырасти в 3,8 ра-за к уровню 2016 г. и составить 30 765 долл/человека при расчетах на ту же численность населения;
– снижение спроса на электроэнергию за счет трансформации экономического уклада.
В качестве конечных выгод названы: более чистый воздух, соответствующий мировым стандартам; снижение выбросов СО2 до уровня, предусмотренного Парижским соглашением; сокращение затрат на возмещение ущерба от загрязнения; сохранение цен на электроэнергию при значительном снижении затрат на топливо; создание многочисленных высококвалифицированных рабочих мест на электрозаправках, производство солнечных панелей и ветровых генераторов.
Объем потребления угля в Китае к 2050 г. должен сократиться к уровню 2016 г. в 3 – 5 раз в зависимости от рассматриваемого сценария: с 2703 млн т угольных единиц (т у.е.) в 2016 г. до 846 – 534 млн т у.е. в 2050 г.
Прогноз по природному газу неоднозначен, так как базовый сценарий государственной политики предусматривает незначительный рост потребления с 217 млрд м3 в 2016 г. до 238 млрд м3 в 2050 г., а экологический сценарий прогнозирует снижение спроса почти наполовину – до 123 млрд м3 к 2050 г., поскольку «природный газ не занимает значительную долю в энергосистеме, потому что имеется альтернатива из более дешевых ВИЭ». По нефти существует та же «вилка»: как вверх до 1100 млн т у.е., так и падение до 600 млн т у.е. в 2050 г. [8] против 800 млнт угольных единиц в 2016 г.
В настоящий момент в связи с эпидемией коронавируса COVID-19 в Китае более 81405 инфицированных и более 3277 человек умерших (на 24.03.2020г.). Страна несет убытки из-за закрытия на карантин ряда предприятий и снижения в связи с этим производства и экспортного потока продукции и рабочей силы за рубеж. Сложный период переживают и мировые рынки нефти, так как цена на Brent из-за разрушения схемы ОПЕК+ 19.03.2020 г. обвалилась до $25,9 за баррель. Таким оказалось влияние человеческого фактора на мировые экономики и мощную экономику Китая.
Хотелось бы выразить сочувствие китайским коллегам и надежду, что они преодолеют трудности. Китайская пословица гласит: «Сильный преодолевает препятствие, а мудрый – весь путь». Думается, что и препятствия Китаем будут преодолены, и путь к процветанию продолжится, хотя о сложностях этого процесса говорит другая китайская пословица: «Перспективы ясные, но путь извилист».

Литература

1. [Электронный ресурс]. URL: https:// Data for 1995–2008 were sourced from the World Bank, World Development Indicator 2010; data for 1980–1990 are the estimates by the author based on UN Comtrade Database, among which data for Russia 1980 and 1985 are estimates based on data for the former SU (дата обращения: 04.02.2020).
2. Ху А. Китай и мир к 2030 г. Доклад в Институте Дальнего Востока РАН. М.: ИДВ РАН, 2012.
3. Галаджий И. Топливо для Поднебесной // Нефть России. 2010. № 5. С. 104–106.
4. Высоцкий И.В. Нефтегазовая промышленность мира (информационно-аналитический обзор). М.: Росгеология, «ВНИИЗАРУБЕЖГЕОЛОГИЯ», 2017. 59 c.
5. ТЭК России. 2012. № 11. С. 7, 8, 12.
6. Сайт Международного энергетического агентства [Электронный ресурс]. URL: https://www.iea.org (дата обращения: 10.02.2020).
7. Минэнерго России [Электронный ресурс]. URL: https://minenergo.gov.ru/ (дата обращения: 12.02.2020).
8. Статистика Китая [Электронный ресурс]. URL: https://www.china-data-online.com (дата обращения: 10.02.2020).
9. Данные Всемирного банка на 29.08.2019 [Электронный ресурс]. URL: http://www5.worldbank.org/eca/russian/data/ (дата обращения: 12.02.2020).
10. Международный валютный фонд (МВФ) [Электронный ресурс]. URL: https://www.imf.org/external/russian/index.htm (дата обращения: 12.02.2020).
11. Энергетический портал Китая [Электронный ресурс]. URL:https://chinaenergyportal.org/en/2017-electricity-other-energy-statistics-update-of-june-2018/(датаобращения: 12.02.2020).
12. Перспективы энергетического сотрудничества Россия – АТР (в экспертных оценках). М.: Academia, 2010. C. 5. 340 c.
13. China Electricity Council, National Development and Reform Commission [Электронный ресурс]. URL:
https://en.ndrc.gov.cn/newsrelease_8232/201612/P020191101481868235378.pdf (дата обращения: 12.02.2020).
14. World Energy Outlook IEA, 2017 [Электронный ресурс]. URL: https://www.iea.org/reports/world-energy-outlook-2017 (дата обращения: 10.02.2020).

References

1. Data for 1995–2008 were sourced from the World Bank, World Development Indicator 2010 (In English). Available at: Data for 1995–2008 were sourced from the World Bank, World Development Indicator 2010; data for 1980–1990 are the estimates by the author based on UN Comtrade Database, among which data for Russia 1980 and 1985 are estimates based on data for the former SU (accessed 04.02.2020).
2. Khu A. [China and World in 2030]. Doklad v Institute Dal'nego Vostoka RAN [Report in Institute of the Far East RAS]. Moscow, IDV RAN, 2012. (In Russian).
3. Galadzhiy I. Toplivo dlya Podnebesnoy [Fuel for China]. Neft' Rossii [Oil of Russia], 2010, no. 5, pp. 104–106. (In Russian).
4. Vysotskiy I.V. Neftegazovaya promyshlennost' mira [Oil and Gas industry of the world]. Moscow, Rosgeologiya, «VNIIzarubezhgeologiya» Publ., 2017, 59 p. (In Russian).
5. TEK Rossii [TEK of Russia], 2012, no 11, pp. 7, 8, 12.
(In Russian).
6. Mezhdunarodnoye energeticheskoye agentstvo [International Energy Agency] (In English). Available at: https://www.iea.org (accessed 10.02.2020).
7. Minenergo Rossii [Ministry of Energy of Russia] (In Russian). Available at: https://minenergo.gov.ru/ (accessed 12.02.2020).
8. Statistika Kitaya [China statistics] (In Chinese, in English). Available at: https://www.china-data-online.com (accessed 10.02.2020).
9. Dannyye Vsemirnogo Banka na 29.08.2019 [World Bank data for 08.29.2019] (In English). Available at: http://www5.worldbank.org/eca/russian/data/ (accessed 12.02.2020).
10. Mezhdunarodnyy valyutnyy fond (IMF) [International Monetary Fund] (In English). Available at: https://www.imf.org/external/russian/index.htm (accessed 12.02.2020).
11. Available at: https://chinaenergyportal.org/en/2017-electricity-other-energy-statistics-update-of-june-2018/ [in Russian] (accessed 12.02.2020).
12. Perspektivy energeticheskogo sotrudnichestva Rossiya – ATR (v ekspertnykh otsenkakh) [Perspectives of the Russia-APR cooperation (in Expert’s Opinions)]. Moscow, Academia Publ., 2010, p. 5, 340 p. (In Russian).
13. China Electricity Council, National Development and Reform Commission (In Chinese, in English). Available at: https://en.ndrc.gov.cn/newsrelease_8232/201612/P020191101481868235378.pdf (accessed 12.02.2020).
14. [World Energy Outlook IEA, 2017] (In English). Available at: https://www.iea.org/reports/world-energy-outlook-2017 (accessed 10.02.2020).

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Рубан Л.С.

    Рубан Л.С.

    д.с.н., профессор, руководитель Отдела исследования проблем международного сотрудничества, руководитель международного проекта «Диалоговое партнерство как фактор стабильности и интеграции»

    Институт социально-политических исследований Российской академии наук г. Москва, 119333, РФ

    Гриб Н.С.

    Гриб Н.С.

    заместитель руководителя Департамента сводной аналитики в ТЭК Дирекции по подготовке ИАМ

    Федеральное государственное бюджетное учреждение «Российское энергетическое агентство» Минэнерго России

    Просмотров статьи: 1922

    Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru