Вузы и работодатели: от сотрудничества к системному взаимодействию(часть 3)

Universities and employers: from cooperation to system interaction(part 3)

A. VLADIMIROV,
V. BALABA,
Gubkin Russian State University of Oil and Gas

За последние годы в системе и структуре подготовки кадров для отраслей экономики произошли значительные изменения. С 2011 г. высшие учебные заведения перешли на многоуровневую подготовку профессиональных кадров. Образовательная деятельность строится на базе федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС), содержание которых должно обеспечивать выпускнику получение квалификации соответствующего уровня. ФГОС основаны на компетентностном подходе к обучению – они не регламентируют содержание образования по основной образовательной программе (ООП), а включают требования к ее структуре, условиям реализации и результатам освоения в виде перечня компетенций. Формирование требований ФГОС к результатам освоения ООП в части профессиональных компетенций осуществляется на основе соответствующих профессиональных стандартов (при наличии). Введение в высшей школе компетентностного подхода к обучению потребовало от представителей промышленности более активного, системного участия в образовательном процессе. Эта проблема рассматривается на примере подготовки кадров для бурения скважин (бакалавров, магистров, горных инженеров). Предлагаются меры по активизации участия вузов в профессионально-общественной аккредитации.

In recent years, significant changes have occurred in the system and structure of personnel training for industries. Since 2011, higher education institutions have switched to multi-level training of professional personnel. Educational activities are based on the federal state educational standards (FSES), the content of which should provide the graduate with a qualification of the appropriate level. The FSES is based on a competence-based approach to training – they do not regulate the content of education in the basic educational program (BEP), but include requirements for its structure, conditions for implementation and the results of development in the form of a list of competencies. Formation of the requirements of the FSES to the results of the development of the BEP in terms of professional competence is carried out on the basis of the relevant professional standards (if any). The introduction of a competence-based approach to training in higher education required more active, systematic participation in the educational process from industry representatives. This problem is considered on the example of training for drilling wells (bachelor, master, mining engineers). Proposed measures to enhance the participation of universities in professional and public accreditation.

Работодатели в системе высшего образования
Работодатели и их объединения являются участниками отношений в сфере образования и одним из элементов системы образования. Механизмы их участия в мониторинге и прогнозировании потребностей экономики в квалифицированных кадрах, а также в разработке и реализации государственной политики в области высшего образования, в том числе в формировании перечней специальностей и направлений подготовки, разработке ФГОС, профессионально-общественной аккредитации ООП, а также по ряду других вопросов определены законодательно [1] и конкретизированы в Постановлении Правительства РФ от 10 февраля 2014 г. № 92. Работодатели имеют широкие возможности влиять не только на политику в области образования на федеральном уровне, но, что не менее важно, на образовательный процесс непосредственно в вузах. Практика же такова, что ответственность работодателей за подготовку кадров в высшей школе зачастую ограничивается спонсорской помощью, а не инвестированием инновационных программ развития вузов. Промышленность предоставляет студентам рабочие места для прохождения учебных и производственных практик, создает в некоторых вузах базовые кафедры, участвует в работе государственных экзаменационных комиссий и т.п. Безусловно, все это должно быть, иначе профессиональное образование просто не выживет. Нужно и далее расширять практику государственно-частного партнерства в системе «вуз — промышленность»: активнее создавать на предприятиях базовые кафедры и вузовские лаборатории, обеспечивая тем самым практическую подготовку студентов; шире использовать возможности сетевого сотрудничества вузов, науки и производства, позволяющего объединять в одной образовательной программе потенциал различных научно-производственных организаций; активнее участвовать в организации стажировки преподавателей на производстве; расширять возможности системы повышения квалификации и переподготовки работников на кафедрах вузов; создавать и внедрять различные стимулирующие и мотивирующие программы для студентов и, что самое главное, активнее влиять на качество подготовки в высшей школе [2, 3]. Именно этот последний аспект взаимодействия работодателей с вузами – влияние на качество подготовки в высшей школе — и является в настоящее время наименее результативным.

Работодатели имеют широкие возможности влиять не только на политику в области образования на федеральном уровне, но, что не менее важно, на образовательный процесс непосредственно в вузах.

Специфика нефтегазодобычи заключается в постоянном изменении условий производства — география, геология, свойства пластовых флюидов и т.д. Это предопределяет необходимость соответствующего непрерывного совершенствования технологий, причем во всей цепочке нефтегазового производства. В свою очередь непрерывное обновление нефтегазовых технологий требует такой же постоянной модернизации системы профессиональной подготовки работников, прежде всего с высшим образованием, которая должна не только соответствовать современному уровню технологий, но и опережать его, предвосхищая их иннова-ционное развитие [4 — 6]. Этим объясняется не только формальная, законодательно установленная, но и объективная, диктуемая потребностями нефтегазового производства, необходимость взаимного сотрудничества высшей школы и работодателей.
Существуют два основных механизма влияния работодателей на качество подготовки в высшей школе: посредством участия в разработке содержания основных профессиональных образовательных программ и путем профессионально-общественной аккредитации реализации этих программ.

Разработка образовательных программ
ФГОС является рамочным документом, устанавливающим минимально необходимые обязательные требования к содержанию образования для всего направления подготовки. Так, ФГОС по направлению подготовки бакалавриата 21.03.01 Нефтегазовое дело, утвержденный Приказом Минобрнауки России от 09.02.2018 № 96, охватывает всю область профессиональной деятельности «Добыча, переработка, транспортировка нефти и газа», включая наряду с выполнением работ по проектированию, контролю безопасности и управлению работами при бурении скважин и такие, например, напрямую не сопряженные с бурением скважин сферы деятельности, как «обеспечение контроля и технического обслуживания линейной части магистральных газопроводов» и «эксплуатация объектов приема, хранения и отгрузки нефти и нефтепродуктов».
Требования ФГОС конкретизируются в образовательных программах – примерной и вузовских. Примерные ООП создаются федеральными учебно-методическими объединениями и включаются по результатам экспертизы в реестр, информация которого является общедоступной.
Образовательные программы вузов разрабатываются ими самостоятельно с учетом примерных ООП. Они представляют собой комплекс основных характеристик образования (объем, содержание, планируемые результаты), организационно-педагогических условий, форм аттестации, который представлен в виде учебного плана, календарного учебного графика, рабочих программ учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей), иных компонентов, а также оценочных и методических материалов. Именно образовательные программы вузов являются завершающими документами, определяющими содержание образования по конкретному профилю (бакалавриат, специалитет) или магистерской программы (магистратура). В частности, при разработке программы бакалавриата вуз может установить ее направленность (профиль), соответствующей направлению подготовки в целом или конкретизировать в рамках направления подготовки путем ориентации на одну или несколько областей, сфер типов задач и задач профессиональной деятельности выпускников, областей знания (рис.).
Поэтому основополагающим элементом конкретной образовательной программы вуза, ее «изюминкой» являются не универсальные и общепрофессиональные компетенции, а профессиональные, формирование которых у обучающихся является основной целью образовательного процесса. Они-то и представляют, как мы полагаем, наибольший интерес для работодателей, поскольку позволяют формировать многообразие образовательных программ и, соответственно, с четырехлетней перспективой кадровый потенциал своих будущих работников. Именно работодатели могут оценивать перспективные профессиональные компетенции работников.
Направленность программы бакалавриата (академический или прикладной) определяет ее предметно-тематическое содержание, преобладающие виды учебной деятельности обучающегося и требования к результатам освоения образовательной программы [3].
Поэтому системное взаимодействие работодателей и вузов на этапе разработки образовательных программ должно заключаться в том, что работодатели должны ответить на вопрос «Чему учить?», а вузы – «Как учить?».

Призывая работодателей активно включиться в процесс формирования содержания образования, важно учитывать, что целевые установки академического и профессионального сообществ все же несколько отличаются.

Согласно ФГОС профессиональные компетенции, устанавливаемые образовательной программой, должны формироваться на основе профессиональных стандартов (ПС), а, при необходимости, на основе анализа требований к профессиональным компетенциям, предъявляемых к выпускникам направления подготовки на рынке труда, обобщения зарубежного опыта, проведения консультаций с ведущими работодателями, объединениями работодателей отрасли, в которой востребованы выпускники в рамках направления подготовки, иных источников. Практика же такова, что вузы при отсутствии надлежащего контроля со стороны работодателей поступают, как правило, формально и ограничиваются анализом требований лишь ПС, выделяя из них одну или несколько обобщенных трудовых функций, соответствующих профессиональной деятельности выпускников.
На современном этапе использование ПС в качестве основы образовательных программ в области бурения скважин имеет, по крайней мере, один существенный недостаток. Он заключается в том, что существующие ПС относятся лишь к ограниченному перечню работ по проектированию, контролю безопасности и управлению работами при бурении скважин. За пять лет, прошедших с момента издания Постановления Правительства РФ от 22.01.2013 № 23, в области бурения скважин разработаны лишь три ПС, которые содержат, в том числе, обобщенные трудовые функции 6-го уровня квалификации, основной путь достижения которых лежит через программы бакалавриата (табл.).
Из анализа этих обобщенных трудовых функций следует, что в результате освоения программы бакалавриата по профилю «Бурение скважин» выпускник должен уметь контролировать, управлять и организовывать производственный процесс. Например, обобщенная трудовая функция бурового супервайзера, согласно ПС, включает:
– обеспечение выполнения подрядными организациями проектных решений при бурении скважины;
– контроль безопасности ведения буровых работ в соответствии с правилами безопасности;
– координация и управление работой бурового и сервисных подрядчиков на буровой площадке;
– оперативное руководство персоналом бурового и сервисных подрядчиков при возникновении нештатных и аварийных ситуаций;
– технический контроль состояния, работоспособности бурового оборудования и условий хранения материалов на буровой площадке;
– информирование заказчика о ходе производственного процесса бурения.
Закономерен вопрос: а кто же будет выполнять работы по бурению скважин? Согласно приведенному выше фрагменту – это персонал бурового и сервисных подрядчиков, координировать и управлять работой которых и будет буровой супервайзер.
Понятно, что при разработке ПС приоритет был отдан не тем специалистам, которые непосредственно выполняют буровые работы. Перспективы же разработки ПС для всех задач профессиональной деятельности буровиков весьма неопределенны, по крайней мере, в ближайшие несколько лет. Но в ФГОС эта ситуация учтена: профессиональные компетенции, устанавливаемые образовательной программой, при необходимости должны формироваться на основе анализа требований рынка труда, обобщения зарубежного опыта, консультаций с ведущими работодателями отрасли, иных источников. Поэтому еще раз подчеркнем, что на современном этапе развития высшей школы системное взаимодействие работодателей и вузов актуально, прежде всего, при разработке образовательных программ. Причем эта работа должна быть систематической, так как образовательные программы бакалавриата формируются на весь срок обучения и должны актуализироваться ежегодно. Вузы не смогут обеспечить требуемое качество выпускников, если работодатели своевременно не будут формулировать опережающие требования к ним на основе перспективных профессиональных компетенций.
Призывая работодателей активно включиться
в процесс формирования содержания образования, важно, тем не менее, учитывать, что целевые установки академического и профессионального сообществ все же несколько отличаются. Работодатели испытывают давление сиюминутных потребностей и для них важно получить квалифицированного работника, когда в этом есть потребность. Но высшая школа не должна работать «на заказ», с ориентиром на текущие потребности. Содержание образования должно не только соответствовать новым технологиям, но и быть рассчитанным на перспективу, предвосхищая их инновационное развитие, то есть с расчетом на отдаленный эффект. Собственно, в этом смысл компетентностного подхода, когда результат обучения формулируется не собственно в триаде «знания, умения, навыки», а как способность ее применять в изменяющихся условиях. Более того, самостоятельно актуализировать знания, умения, навыки. А это возможно только в том случае, когда ООП дает для этого выпускникам вуза инструмент, то есть обеспечивает фундаментальную подготовку, рассчитанную не на потребности сегодняшнего дня – на рынок труда, а на перспективу – на рынок квалификаций.
В связи с этим при формировании содержания ООП важно соблюсти баланс между фундаментальной и профессионально-ориентированной ее частями.

Профессионально-общественная аккредитация образовательных программ
В связи с практически неограниченными возможностями вузов по созданию профессиональных образовательных программ у общества и государства неизбежно возникнет необходимость оценки их качества. Наиболее действенным и, самое главное, наиболее результативным в этом отношении нам представляется использование механизма профессионально-общественной аккредитации (ПОА) основных профессиональных образовательных программ. Такое право работодателям, их объединениям, а также уполномоченным ими организациям предоставлено законодательно [1]. Закон определяет ПОА как «признание качества и уровня подготовки выпускников, отвечающими требованиям профессиональных стандартов и требованиям рынка».
Следует особо подчеркнуть, что речь идет об аккредитации именно образовательных программ вузов, а не аккредитации и рейтинговании деятельности вузов в целом. Различие между этими видами аккредитации и рейтингования принципиальное. При аккредитации и рейтинговании вузов предметом анализа и сопоставления вузов являются обобщенные показатели различных аспектов их деятельности. Однако если эти показатели высокие, то означает ли это, что обеспечено высокое качество всех, без исключения, образовательных программ вуза? Безусловно нет! Обобщенные показатели в данном случае — это то же, что «средняя температура пациентов по больнице». Работодателей интересует (по крайней мере, должно интересовать) качество подготовки по конкретной образовательной программе. Поэтому, если вуз имеет многолетний опыт подготовки по различным образовательным программам, высокую долю преподавателей, имеющих ученые степени и звания, хорошие показатели научно-исследовательской работы и т.д. и т.п., то это еще не означает, что, впервые лицензировав программу подготовки по направлению «Нефтегазовое дело», он обеспечит по ней такое же качество подготовки выпускников, как и по другим, традиционным для него направлениям подготовки.
Для того чтобы оценить потенциальные возможности конкретной образовательной программы вуза, нужно анализировать именно ее — то есть учебный план, календарный учебный график, рабочие программы учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей), иные компоненты, а также оценочные и методические материалы. Да, это кропотливая и времяемкая работа, требующая от работодателей отвлечения для ее выполнения квалифицированных специалистов. Но если работодатели действительно хотят получать квалифицированных выпускников вузов, то другого выхода нет — нужно активизировать работу по ПОА профессиональных образовательных программ. Прежде всего это касается вузов 3-й группы [2], основная задача которых — реализация программ прикладного бакалавриата.

Для того чтобы оценить потенциальные возможности конкретной образовательной программы вуза, нужно анализировать именно ее — то есть учебный план, календарный учебный график, рабочие программы учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей), иные компоненты, а также оценочные и методические материалы.

Что касается высшего образования в целом, то для повышения результативности ПОА как механизма реализации потребности общества и государства в повышении его качества необходимо: во-первых, Рособр-надзору при государственной аккредитации вузов учитывать наличие у них программ, прошедших ПОА; во-вторых, Минобрнауки России формировать государственный заказ и разрешать вузам прием на целевое обучение только на образовательные программы, прошедшие процедуру ПОА.
Разумеется, для этого нужно, чтобы процесс ПОА заработал на полную мощность и бесперебойно. Пока же эта работа ведется медленно – по состоянию на 25 сентября 2018 г. в «Реестре образовательных программ, прошедших профессионально-общественную аккредитацию в интересах нефтегазового комплекса» лишь 40 программ, включая среднее профессиональное образование. В РГУ нефти и газа (НИУ) имени И.М. Губкина аккредитованы 11 образовательных программ по направлению 21.03.01 — Нефтегазовое дело, в частности, по профилю «Бурение нефтяных и газовых скважин».
На страницах журнала «Бурение и нефть» уже поднимали эту проблему в 2013 г. [7]. Прошло достаточно времени, но пока не видно ежегодных рейтингов по результатам ПОА, проводимых профессиональным сообществом. И работодатели продолжают оставаться в неведении об уровне подготовки выпускников по интересующим их направлениям и специальностям в том или ином вузе.
Существуют плановые показатели проведения ПОА, установленные государственной программой «Развитие образования» (Постановление Правительства РФ от 26.12.2017 № 1642 (ред. от 26.04.2018)):
• количество основных образовательных программ, прошедших процедуры ПОА, должно составить
в 2018 г. – 1100 единиц, в 2019 г. – 1200 единиц,
в 2020 г. – 1300 единиц;
• удельный вес числа специальностей и направлений подготовки, на которых проводятся процедуры ПОА основных образовательных программ профессионального образования, в общем числе специальностей и направлений подготовки должно достичь в 2018 г. – 25 %, в 2019 г. – 27,5 %, в 2020 г. – 30 %.
Таким образом, к 2020 г. планируется достичь реализации процедуры ПОА только в отношении 30 % образовательных программ профессионального образования. Причем речь идет о первичной ПОА, а эта процедура должна осуществляться на регулярной основе. Только в этом случае возможна актуализация образовательных программ без потери их качества. Принятие предлагаемых мер будет способствовать активизации участия вузов в ПОА.
Организационная структура для ПОА создана еще в 2015 г. В соответствии с решением Национального совета при Президенте РФ по профессиональным квалификациям от 30 сентября 2015 г. полномочиями для осуществления ПОА в интересах нефтегазового комплекса наделено частное учреждение «Центр планирования и использования трудовых ресурсов Газпрома» (http://spkngk.ru/), являющееся базовой организацией Совета по профессиональным квалификациям в нефтегазовом комплексе. Эта организация должна организовывать и обеспечивать ПОА профессиональных образовательных программ, но пока эта работа продвигается медленно. Но главный недостаток— непрозрачность действующей процедуры ПОА, следовательно, невозможность ее анализа и, соответственно, совершенствования.
Между тем открытость — важнейшее условие ПОА, так как, во-первых, апробированные программы являются ориентиром для других вузов (эффект гонки за лидером), во-вторых, порождает у этих вузов доверие к ПОА (исключает мнение, что на Олимпе только избранные). Открытым остается вопрос и о достоинствах аккредитованных ООП — должно быть мотивированное заключение, иначе создается впечатление о формальном характере ПОА.
Остается надеяться, что конкретизация требований к ПОА [8] позволит устранить эти недостатки.
На основании результатов ПОА могут формироваться рейтинги аккредитованных профессиональных образовательных программ и реализующих их организаций [1]. Желательно, чтобы при организации рейтингования образовательных программ вузов не остались в стороне такие авторитетные в отрасли организации, как Союз нефтегазопромышленников России, Ассоциация буровых подрядчиков, а также отраслевые средства массовой информации.

Литература

1. Федеральный закон от 29.12.2012 № 273-ФЗ
(ред. от 03.08.2018) «Об образовании в Российской Федерации».
2. Владимиров А.И., Балаба В.И. Вузы и работодатели:
от сотрудничества к системному взаимодействию (часть 1) // Бурение и нефть. 2018. № 5. С. 10–15.
3. Владимиров А.И., Балаба В.И. Вузы и работодатели:
от сотрудничества к системному взаимодействию (часть 2) // Бурение и нефть. 2018. № 7–8. С. 28–33.
4. Балаба В.И. Оценка профессиональных квалификаций в нефтегазовой отрасли // Управление качеством в нефтегазовом комплексе. 2011. № 3. С. 27–28.
5. Владимиров А.И. О подготовке кадров для нефтегазового комплекса. М.: Недра, 2014. 72 с.
6. Шмаль Г.И. Будущее новой энергетики — компетентные
и высокопрофессиональные кадры / Булатовские чтения: материалы II Межд. науч.-практич. конф. (31 марта 2018 г.). Краснодар: Изд. Дом Юг. Т. 1. 2018. С. 21–24.
7. Владимиров А.И. Как рейтинги вузов, в том числе нефтегазовых, могут влиять на качество образования и цивилизованность рынка труда? // Бурение и нефть. 2013. № 9. С. 4–9.
8. Общие требования к проведению профессионально-
общественной аккредитации основных профессиональных образовательных программ, основных программ профессионального обучения, дополнительных профессиональных
программ. Утв. Национальным советом при Президенте РФ
по профессиональным квалификациям 03.07.2017.

References

1. Russian Federation. Federal Law No. 273-FZ (as amended on August 3, 2017) «Ob obrazovanii v Rossiyskoy Federatsii» [«On Education in the Russian Federation»]. Moscow December 29, 2012.(In Russian).
2. Vladimirov A.I., Balaba V.I. Vuzy i rabotodateli: ot sotrudnichestva k sistemnomu vzaimodeystviyu (chast' 1) [Universities and employers: from cooperation to system interaction (part 1)]. Bureniye i neft' [Drilling and oil], 2018, no. 5, pp. 10-15. (In Russian).
3. Vladimirov A.I., Balaba V.I. Vuzy i rabotodateli: ot sotrudnichestva k sistemnomu vzaimodeystviyu (chast' 2) [Universities and employers: from cooperation to system interaction (part 2)]. Bureniye i neft' [Drilling and oil], 2018, no. 7-8, pp. 28-33. (In Russian).
4. Balaba V.I. Otsenka professional'nykh kvalifikatsiy v neftegazovoy otrasli [Evaluation of professional qualifications in the oil and gas industry]. Upravleniye kachestvom v neftegazovom komplekse [Quality management in the oil and gas industry]. 2011, no. 3, pp. 27-28. (In Russian).
5. Vladimirov A.I. O podgotovke kadrov dlya neftegazovogo kompleksa [Regarding training for the oil and gas industry]. Moscow, Nedra Publ., 2014. 72 p. (In Russian).
6. Shmal' G.I. [The future of the new energy sector is competent and highly professional personnel] Bulatovskiye chteniya: materialy II Mezhd. nauch.-praktich. Konf [Bulatovskie readings: materials II Int. scientific practical conf. (March 31, 2018)]. Krasnodar, «Izdatel'skiy Dom – Yug» Publ., vol. 1, 2018, pp 21-24. (In Russian).
7. Vladimirov A.I. Kak reytingi vuzov, v tom chisle neftegazovykh, mogut vliyat' na kachestvo obrazovaniya i tsivilizovannost' rynka truda? [How can university rankings, including oil and gas, influence the quality of education and the civilization of the labor market?]. Bureniye i neft' [Drilling and oil]. 2013, no. 9, pp. 4-9. (In Russian).
8. Obshchiye trebovaniya k provedeniyu professional'no-obshchestvennoy akkreditatsii osnovnykh professional'nykh obrazovatel'nykh programm, osnovnykh programm professional'nogo obucheniya, dopolnitel'nykh professional'nykh programm. Utv. Natsional'nym sovetom pri Prezidente RF po professional'nym kvalifikatsiyam 03.07.2017. [General requirements for the professional and public accreditation of basic professional educational programs, basic vocational training programs, additional professional programs. Approved National Council under the President of the Russian Federation on professional qualifications 03.07.2017]. (In Russian).

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Владимиров А.И.

    Владимиров А.И.

    президент РГУ нефти и газа имени И.М. Губкина

    Балаба В.И.

    Балаба В.И.

    д.т.н., профессор

    Российский государственный университет нефти и газа имени И.М. Губкина

    Просмотров статьи: 134

    Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru