О локализованных ресурсах нефти и газа категории Дл

Regarding localized oil and gas resources of Dl category

O. SUPRUNENKO,
T. MEDVEDEVA,
E. STROGANOVA,
«VNIIOkeangeologia» FGBU,
St.Petersburg

Принципиальное отступление от регламентирующих документов Минприроды России, их расширительное толкование без каких-либо оснований представляется недопустимым, поскольку это влияет на оценку результативности региональных геолого-геофизических исследований, выполняемых на континентальном шельфе Российской Федерации за счет средств федерального бюджета.

Региональные геологоразведочные работы (ГРР) в районе с недоказанной промышленной нефтегазоносностью, выполняемые по сети профилей с расстоянием между профилями в десятки километров, не могут обеспечить (и, как правило, не обеспечивают) достоверного выявления локальных структур. Они лишь намечают на отдельных профилях антиклинальные перегибы (зоны выклинивания и т.п.), но в большинстве случаев надлежащим образом не оконтуривают их.

На примере континентального шельфа Российской Федерации доказывается, что использование в качестве показателя результативности ГРР на нефть и газ таких параметров, как «количество выявленных локальных структур»

и «локализованные ресурсы Д2л (и частично даже Д1л, с 2016 г. – Дл)» не является оправданным и противоречит как действовавшему до 2015 г. включительно Временному положению об этапах и стадиях ГРР на нефть и газ, так и введенной

в действие с 2016 г. Классификации запасов и ресурсов нефти и горючих газов.

The fundamental deviation from the regulatory documents of the Ministry of Natural Resources of Russia, their broad interpretation without any grounds, seems unacceptable, since it affects the assessment of the effectiveness of regional geological and geophysical studies carried out on the continental shelf of the Russian Federation at the expense of the federal budget.
Regional geological prospecting (GPR) in an area with unproven industrial oil and gas content, performed over a network of profiles with a distance between profiles of tens of kilometers, can`t provide (and, as a rule, do not provide) reliable identification of local structures. They only outline anticlinal bends on certain profiles (zones of wedging out, etc.), but in most cases they do not properly outline them.
The example of the continental shelf of the Russian Federation proves that the use of such parameters as «the number of identified local structures» and «localized resources of D2L (and partly even of D1L)» as an indicator of the effectiveness of GPR for oil and gas (from 2016 ). Is not justified and contradicts both the Provisional Provision on the stages and stages of geological exploration for oil and gas that was in force up to 2015 and entered into force from 2016. Classification of reserves and resources of oil and combustible gas at.

В соответствии с Временным положением об этапах и стадиях геологоразведочных работ на нефть и газ [1] и Временной классификацией запасов месторождений, перспективных и прогнозных ресурсов нефти и горючих газов [2], утвержденными приказом министра природных ресурсов Российской Федерации Б.А. Яцкевичем (приказ № 126 от 07.02.2001 г.) и действовавшими до 2015г. включительно, в качестве итоговой оценки ресурсов нефти и газа на региональном этапе геологоразведочных работ (ГРР), выполняемом за счет средств федерального бюджета, выступают:
– на стадии прогноза нефтегазоносности – прогнозные ресурсы категории Д2 и частично Д1;
– на стадии оценки зон нефтегазонакопления – прогнозные ресурсы Д1
и частично Д2, а в качестве основных графических приложений к отчетам по ГРР – карты перспектив нефтегазоносности и распределения плотности прогнозных ресурсов нефти и газа категорий Д1 и Д2.
Никаких иных категорий ресурсов углеводородов (УВ) на региональном этапе ГРР, упомянутыми Временным положением и Временной классификацией, не предусматривалось.

О ТОЛКОВАНИИ ТЕКСТОВ ДОКУМЕНТОВ
Лишь на стадии выявления объектов поискового бурения следующего, поисково-оценочного этапа, выполняемого в Российской Федерации недропользователями, производятся выявление перспективных ловушек (локальных структур) и оценка их прогнозных локализованных ресурсов Д1л. Других категорий прогнозных локализованных ресурсов УВ (типа Д2л) Временное положение не включало, а само появление Д1л как подразделения категории Д1 (с размещением в таблице 1). Временного положения перед перспективными ресурсами категории С3 подготовленных структур) подразумевало их выделение лишь в регионах с установленной нефтегазоносностью. Правда, в вышеупомянутой таблице в качестве объектов изучения на стадии выявления объектов поискового бурения указаны «районы с установленной или возможной нефтегазоносностью», а в пункте 14 Временной классификации также содержится следующая констатация: «Категория Д1л – прогнозные локализованные ресурсы ловушек, выявленных по результатам поисковых геологических и геофизических исследований, находящихся в пределах районов с установленной или возможной нефтегазоносностью». Однако следующее предложение, на наш взгляд, полностью исключает возможность выделения ресурсов Д1л за пределами районов с установленной нефтегазоносностью: «Количественная оценка прогнозных локализованных ресурсов реализуется с учетом плотности прогнозных ресурсов категории Д1 (подчеркнуто нами – О.С., Т.М., Е.С.) и установленной площади выявленного объекта».

принципиальное отступление от регламентирующего документа Минприроды России, его расширительное толкование без каких-либо оснований представляется недопустимым, поскольку это влияет на оценку результативности региональных геолого-геофизических исследований, выполняемых на континентальном шельфе Российской Федерации за счет средств федерального бюджета, анализом которых авторы статьи занимаются уже много лет.

Окончательно возможность расширенного (с выходом в категорию Д2) толкования локализованных ресурсов была исключена с введением в действие распоряжением Минприроды России (№ 3-р от 01.02.2016 г.) «Классификации запасов и ресурсов нефти и горючих газов», утвержденной приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 01.11.2013 г. № 477 [3]. Здесь, в разделе III, пункт 20 однозначно констатируется: «Ресурсы нефти, газа и конденсата возможно продуктивных пластов в ловушках, выявленных по результатам поисковых геологических и геофизических исследований в пределах районов с доказанной нефтегазоносностью (подчеркнуто нами – О.С., Т.М., Е.С.), относятся к категории Дл (локализованные)». И далее: «Локализованные ресурсы нефти и газа используются при планировании геологоразведочных работ по подготовке ловушек к поисковому бурению и подготовке ресурсов категории До». Иными словами, ресурсы Дл – это наиболее изученная геолого-геофизическими работами часть ресурсов категории Д1 (подчеркнуто нами – О.С., Т.М., Е.С.)

ОТСТУПЛЕНИЯ ОТ КАНОНОВ
Казалось бы, все предельно четко. Но, к сожалению, утвержденные тем же распоряжением Минприроды России № 3-р от 01.01.2016 г. «Методические рекомендации по применению Классификации запасов и ресурсов нефти и горючих газов» [4], уже допускают серьезный отход от четких формулировок вводимой классификации, в частности, в отношении локализованных ресурсов (категория Дл). Вопреки вышеприведенному однозначному тексту п. 20 раздела III Классификации, пункт84 «Методических рекомендаций...» расширительно толкует его следующим образом: «Локализованные ресурсы нефти и газа (категория Дл) – оцениваются в возможно продуктивных пластах в ловушках, выявленных по результатам поисковых геологических и геофизических исследований в пределах районов с доказанной и предполагаемой промышленной нефтегазоносностью» (подчеркнуто нами – О.С., Т.М., Е.С.). Сразу же вспоминается, что еще в процессе подготовки геологической общественности к введению новой классификации И.С. Гутман, профессор кафедры промысловой геологии нефти и газа РГУ нефти и газа имени И.М.Губкина, в докладе «Особенности новой классификации запасов и ресурсов нефти и горючих газов» (апрель 2015г.) на слайде («Выделение подготовленных ресурсов (До), локализованных ресурсов (Дл) и прогнозируемых ресурсов (Д1 и Д2)») (рис. 1) недвусмысленно показал, что выделение локализованных ресурсов Дл, на его взгляд, возможно и в пределах структур I порядка с ресурсами категории Д2 (т.е. в регионах
с неустановленной промышленной нефтегазоносностью) (!?!).


«ФЕЙКОВЫЕ» РЕСУРСЫ
Подобное принципиальное отступление от регламентирующего документа Минприроды России, его расширительное толкование без каких-либо оснований представляется недопустимым, поскольку это влияет на оценку результативности региональных геолого-геофизических исследований, выполняемых на континентальном шельфе Российской Федерации за счет средств федерального бюджета, анализом которых авторы статьи занимаются уже много лет. И здесь одними из важнейших количественных показателей эффективности региональных ГРР в последние годы являются количество выявленных локальных структур и прирост локализованных ресурсов не только категории Д1, но и категории Д2 (Д2л), несмотря на то, что в вышеупомянутых документах (Временное положение и Временная классификация) ресурсы Д2л нигде не упоминаются.
Однако самое главное – решение задачи поисково-оценочного этапа, выполняемого недропользователями за счет собственных средств, абсолютно безосновательно перекладывается на работы регионального этапа ГРР, реализуемого на средства федерального бюджета. При этом никакой реакции со стороны геологического сообщества, органов законодательной и исполнительной власти до сих пор не последовало.

Самое главное – решение задачи поисково-оценочного этапа, выполняемого недропользователями за счет собственных средств, абсолютно безосновательно перекладывается на работы регионального этапа ГРР, реализуемого на средства федерального бюджета.

Безусловно, дело здесь не только и не столько в формальной стороне вопроса. Главное – региональные ГРР в районе с недоказанной промышленной нефтегазоносностью, выполняемые по сети профилей с расстоянием между профилями в десятки километров, не могут обеспечить (и, как правило, не обеспечивают) достоверного выявления локальных структур. Они лишь намечают на отдельных профилях антиклинальные перегибы (зоны выклинивания и т.п.), но в большинстве случаев надлежащим образом не оконтуривают их (рис. 2). При этом в подавляющем большинстве случаев, особенно на Арктическом шельфе, в районах выполняемых региональных ГРР параметрическое бурение не проводилось, и, соответственно, отсутствуют данные о возрастном и вещественном составе осадочного чехла изучаемой акватории. Поэтому оценка нефтегазовых ресурсов подобной неоконтуренной «структуры» не может быть выполнена сколько-нибудь обоснованно и является очевидной фикцией. Ведь не случайно в приведенных определениях категории Дл (и в разделе III , п. 20 «Классификации...», и даже в п. 84 «Методических рекомендаций...») указано, что по ней оцениваются ресурсы ловушек, выявленных по результатам поисковых геологических и геофизических исследований (подчеркнуто нами — О.С., Т.М., Е.С.)

Региональные ГРР в районе с недоказанной промышленной нефтегазоносностью, выполняемые по сети профилей с расстоянием между профилями в десятки километров, не могут обеспечить (и, как правило, не обеспечивают) достоверного выявления локальных структур. Они лишь намечают на отдельных профилях антиклинальные перегибы (зоны выклинивания и т.п.), но в большинстве случаев надлежащим образом не оконтуривают их.

Более того, сказанное отчасти справедливо и для выявленных ловушек в границах структур первого порядка в регионах с доказанной промышленной нефтегазоносностью – если реализованная сеть сейсмопрофилей и качество работ не обеспечивают достаточно надежного оконтуривания локальных объектов, то и для этих объектов не следует выполнять оценку «фейковых», мифических, по существу, локализованных ресурсов категории Д1л (Дл по классификации 2016 г.).

Главными и достаточными параметрами оценки региональных ГРР должны быть их объемы

и высокое качество, обеспечивающие повышение плотности сейсморазведочных исследований изучаемого региона и возможность дальнейшей высококачественной же и всесторонней обработки полученных материалов.

В качестве примера сошлемся на работы ФГУГП ГНЦ «Южморгеология», выполненные в 2005 – 2007гг. в западной мелководной части Печорского моря, где прослеживаются морские продолжения Денисовского прогиба, Колвинского вала и Хорейверской впадины Тимано-Печорской НГП (рис.3). Здесь почти на всех отработанных профилях были зафиксированы положительные локальные перегибы разновозрастных отражающих горизонтов, которые, как указано в отчете, в процессе последующей интерпретации были идентифицированы как локальные антиклинальные структуры. Однако выделенные структуры еще требуют подтверждения. Они зарегистрированы одним, двумя, реже, тремя сейсмическими профилями и при этом, главным образом, выделяются по нижним, практически не обеспеченным стратиграфической привязкой, горизонтам (рифей – ордовик – силур), а по верхним горизонтам – выполаживаются, превращаясь в небольшие по площади малоамплитудные антиклинали и структурные носы. Только Северное поднятие закартировано четырьмя профилями. По подошве верхнего девона (отражающий горизонт IIIр) оно оконтурено изогипсой – 4380 м, в сводовой части глубина до подошвы верхнего девона составляет 4250 м. В контуре – 4380 м площадь поднятия составляет 380 км2. Вверх по разрезу структура выполаживается и уменьшается в размере: по горизонту IIId площадь ее составляет около 35 км2. Поэтому не случайно суммарная количественная оценка ресурсов УВ подобных локальных структур (по категории Д1л (!)) превзошла ранее выполненную оценку начальных суммарных ресурсов всей площади работ, что, на наш взгляд, свидетельствует о завышении локализованных ресурсов.

ОЦЕНКА «ОТЛИЧНО», А НЕ «ПРИРОСТ ЛОКАЛЬНЫХ СТРУКТУР»
Итак, в последние 10 – 15 лет, вопреки существующему распределению этапности ГРР (региональный этап – организации Роснедр – Минприроды России с финансированием за счет средств федерального бюджета, поисково-оценочный и разведочный этапы – недропользователи с оплатой ГРР за счет собственных средств), задача стадии выявления объектов поискового бурения поисково-оценочного этапа незаконно перекладывается на работы регионального этапа с введением в оценку их эффективности таких показателей, как «количество выявленных локальных структур» и «прирост локализованных ресурсов Дл». Несмотря на явное пренебрежение регламентирующими документами и на то, что на региональном этапе ГРР надежное оконтуривание локальных структур (и, соответственно, мало-мальски достоверная оценка их ресурсов УВ) не обеспечивается, эти показатели «успешности» региональных ГРР продолжают существовать. Очевидно, от их дальнейшего использования для ГРР за счет средств федерального бюджета следует отказаться вследствие их несостоятельности.
Главными и достаточными параметрами оценки региональных ГРР должны быть их объемы и высокое качество, обеспечивающие повышение плотности сейсморазведочных исследований изучаемого региона и возможность дальнейшей высококачественной же и всесторонней обработки полученных материалов.
А при желании всенепременно иметь количественный критерий — им может стать доля полевых материалов, принятых с оценкой «отлично».

Литература

1. Приказ Минприроды России № 126 от 07.02.2001 г. «Временное положение об этапах и стадиях геологоразведочных работ на нефть и газ» [Электронный ресурс]. URL: http://www.bochkareva.ru
/Prikaz-MPR-7-feb-01.htm (дата обращения: 12.08.2018).
2. Приказ Минприроды России № 126 от 07.02.2001 г. «Временная классификация запасов месторождений, перспективных и прогнозных ресурсов нефти и горючих газов» [Электронный ресурс]. URL: http://www.zakonprost.ru/content/base/part/282960 (дата обращения: 15.08.2018).
3. Приказ Минприроды России от 01.11.2013 N 477 «Классификация запасов и ресурсов нефти и горючих газов» [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_157626 (дата обращения: 12.08.2018).
4. Распоряжение Минприроды России № 3-р от 01.01.2016г. «Методические рекомендации по применению Классификации запасов и ресурсов нефти и горючих газов» [Электронный ресурс]. URL: http://rulaws.ru/acts/Rasporyazhenie-Minprirody-Rossii-ot-01.02.2016-N-3-r/ (дата обращения: 10.08.2018).

References

1. Prikaz Minprirody Rossii No. 126 ot 07.02.2001 g. «Vremennoye polozheniye ob etapakh i stadiyakh geologorazvedochnykh rabot na neft’ i gaz» [Order of the Ministry of Natural Resources of Russia no. 126 dd. 07.02.2001 «Temporary provision on stages and stages of geological exploration for oil and gas»]. (in Russian). Available at: http://www.bochkareva.ru/Prikaz-MPR-7-feb-01.htm (accessed: 12.08.2018).
2. Prikaz Minprirody Rossii no. 126 ot 07.02.2001 g. «Vremennaya klassifikatsiya zapasov mestorozhdeniy, perspektivnykh i prognoznykh resursov nefti i goryuchikh gazov» [Order of the Ministry of Natural Resources of Russia no. 126 dd. 07.02.2001 «Temporary classification of reserves of deposits, prospective and forecasted resources of oil and combustible gases»]. (in Russian). Available at: http://www.zakonprost.ru/content/base/part/282960 (accessed 15.08.2018).
3. Prikaz Minprirody Rossii ot no. 477 01.11.2013 «Klassifikatsiya zapasov i resursov nefti i goryuchikh gazov» [Order of the Ministry of Natural Resources of Russia no. 477 dd. 01.11.2013 «Classification of reserves and resources of oil and combustible gases»]. (in Russian). Available at: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_157626 (accessed 12.08.2018).
4. Rasporyazheniye Minprirody Rossii no. 3-r ot 01.01.2016. «Metodicheskiye rekomendatsii po primeneniyu Klassifikatsii zapasov i resursov nefti i goryuchikh gazov» [Order of the Ministry of Natural Resources of Russia no. 3-r dd. 01.01.2016 «Methodological recommendations on the application of the Classification of reserves and resources of oil and combustible gases»]. (in Russian). Available at: http://rulaws.ru/acts/Rasporyazhenie-Minprirody-Rossii-ot-01.02.2016-N-3-r/ (accessed 10.08.2018.

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Супруненко О.И.

    Супруненко О.И.

    д.г.-м.н., профессор, заместитель директора по научной работе, заведующий отделом нефтегазоносности Арктики и Мирового океана

    ФГУП «ВНИИОкеангеология» им. И.С. Грамберга

    Медведева Т.Ю.

    заведующая сектором информационного обеспечения недропользования

    ФГБУ «ВНИИокеангеология», г. Санкт-Петербург

    Строганова Е.Д.

    ведущий инженер сектора информационного обеспечения недропользования

    ФГБУ «ВНИИокеангеология», г. Санкт-Петербург

    Просмотров статьи: 181

    Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru