50 лет геолого-технологических исследований. История. Новый взгляд на развитие ГТИ в России

50 years of geological and technological research (GTI) in Russia. History. A new look at the development of the GTI in Russia

E. LUKYANOV, K. KAIYROV,
«Luch» LLC NPP GA , Novosibirsk,
A. SHIBAEV, I. SHRAGO,
«ZAO AMT» LLC, St. Petersburg

В статье дается краткая история зарождения и развития ГТИ в России за пятидесятилетний период, показано сегодняшнее состояние ГТИ, обосновывается насущная необходимость резкого изменения технико-методического уровня ГТИ. Излагается новый взгляд на развитие ГТИ в России с целью занятия новой ниши на рынке сервисных услуг нефтегазовой отрасли – геолого-информационного сопровождения строительства скважин, охватывающего на сложных скважинах все элементы контроля и исследования, включая каротаж в процессе бурения. Базой для обновленных ГТИ являются результаты работ (см. литературу), благодаря которым появились энергокаротаж, петрофизическая модель процесса бурения, позволяющие оперативно (из-под долота) получать новую геолого-геофизическую и технологическую информацию, не определяемую ранее ни в России, ни за рубежом.

In this article, a brief history of the origin and development of the Geological and Technological Well Research in Russia for fifty year-period is given, the current state of the Geological and Technological Well Research is shown, and the vital need for drastic changes in the technical and methodological level of the Geological and Technological Well Research is settled. The article presents a new look on the development of the Geological and Technological Well Research in Russia aiming to fill a new niche in the market of the oil and gas industry services – Geological and Information Support of Well Construction, enclosing all the elements of control and research on complex wells, including logging while drilling. The basis for the upgraded Geological and Technological Well Research are the results of works (see reference list) leaded to creation of the Energy Logging, and the Petrophysical Model of the Drilling Process, which allowed near real-time (from under the drill bit) obtaining of new geological and geophysical and technological information, not previously defined either in Russia or abroad.

ИСТОРИЯ ГТИ
Геолого-технологические исследования (ГТИ), развитие которых началось в конце 60-х годов прошлого века независимо друг от друга в СССР и за рубежом (во Франции, США, ФРГ), прошли полувековой путь от газового каротажа до современных компьютеризированных комплексов.
Основными целями ГТИ («Mud Logging» в англоязычной литературе) являлись:
оперативное определение литологии, фильтрационно-емкостных свойств разбуриваемых пород с выявлением интервалов разреза, содержащих углеводороды;
обеспечение безопасности в процессе бурения;
обеспечение оптимальных технико-экономических показателей строительства скважин.
Подробная история появления и развития ГТИ в нашей стране не является целью данной статьи, однако можно проследить их судьбу в СССР/России по основополагающим моментам [1, 2].
Что касается документов, описывающих и регламентирующих ГТИ в процессе бурения, то их появление напрямую доказывает важность появления службы ГТИ.
До 2000 г. принципиальных различий в технико-методическом и программном обеспечениях ГТИ западных и отечественных компаний не наблюдалось, но затем ситуация резко меняется.
Начиная с 2001 г., в России федеральное финансирование НИОКР (по геофизике, ГИС в целом и по ГТИ в частности) прекращено, а на уровне ВИНК и, тем более, геофизических компаний – практически не начиналось. Государственно-частное партнерство не сложилось. Децентрализация единой технической политики в нефтегазовой отрасли в связи с корпоративностью, закрытостью и ориентацией только на краткосрочное планирование экономической выгоды не только не сыграла положительной роли в развитии ГТИ, но и нанесла дополнительный ущерб делу.
Наличие государственного стандарта не гарантирует выполнение необходимых требований к проведению геолого-технологических исследований. На практике чаще все сводится к известной схеме: на основе действующего Национального стандарта выпускается внутренний стандарт предприятия СТП, в котором упрощены многие требования и функции выполняемых исследований. Это упрощение мало того что выхолащивает само понятие «исследования», но еще и дает право устанавливать низкие расценки на услуги по ГТИ – за что платить, если «…мы многого не требуем». Это, в свою очередь, сказывается на качестве технического оснащения станций и квалификации персонала.
Наиболее открыто эта ситуация была описана в письме Почетного нефтяника России, полковника противофонтанных военизированных частей В.И. Шендерова в адрес Генеральной прокуратуры РФ от 21 января 2011 г., в котором он писал следующее: «... сложилась практика работ, в соответствии с которой на буровых установках при бурении поисковых, разведочных, нефтяных и газовых скважин для контроля и управления бурением в нарушение правил техники безопасности... устанавливаются более дешевые станции геолого-геофизического контроля (ГТИ)».
Эта политика, как следствие, не говоря об уровне аварийности по отрасли, привела к уничтожению небольших сервисных компаний и компаний-разработчиков станций ГТИ в пользу (что неожиданно) более дорогого сервиса, предоставляемого такими крупными зарубежными сервисными компаниями, как «Шлюмберже».
По этой причине большинство работающих в настоящее время станций ГТИ идеологически находятся на уровне середины 90-х годов. И какими бы новыми названиями они ни назывались, будь то – «Разрез», «Сириус», «СНГС», «Леуза», «Геотест», «Геосфера», «Кедр», «Гелиос» и другие, современного методического и программного обеспечения, позволяющего решать новые задачи, заказчик не получает. Более того, вариации базового программного обеспечения реального времени перечисленных станций ограничены тремя типами – это DTCIS разработки ОАО ОЭГ «Петросервис»; «GeoScape» и «WellBase» разработки ОАО НПП «ГЕРС»; «Регистрация» и «Chrom» разработки НПФ «Геофизика», кочующие из одной станции в другую, за исключением последнего варианта. Кто что смог заложить в станции до конца 90-х годов, в первую очередь это касается основы любой станции – методического обеспечения, так с этим и живет – оказывает услуги, продает, сдает в аренду.
Сформировавшийся рынок производителей станций ГТИ в России, на наш взгляд, представлен следующими компаниями (по алфавиту): ООО «Геотехсервис» (г. Уфа), ООО «ГеоСенсор» (г. Тверь), ООО «ГЭЛС» (г. Тверь), ООО «НПФ СТЕРХ» (г. Самара), ООО «Союзнефтегазсервис-Гео» (г. Саратов). Особняком в этом ряду стоит ООО «ЗАО АМТ» (г. Санкт-Петербург) по причине того, что является держателем программного обеспечения реального времени собственной разработки (станция ГТИ АМТ 121) и имеет возможность обновления методического обеспечения.

«ПЕРЕМЕН ТРЕБУЮТ НАШИ СЕРДЦА…»!
Да, появились в станциях ГТИ современные барьеры безопасности, технологии удаленного мониторинга, качественные рабочие места – для персонала станций, супервайзеров, буровых мастеров, геологов, и они являются весьма полезными дополнениями, но не меняют исходного информационного содержания ГТИ.
Какой можно сделать вывод? Мы считаем, что наступила необходимость резкого изменения технико-методического уровня ГТИ.
Продиктовано это следующими объективными причинами:

Широкое внедрение новейших технологий бурения, в частности – массовый переход на бурение с применением долот режущего типа, импрегнированных синтетическими алмазами (БИТ/PDC), в сочетании с винтовыми забойными двигателями (ВЗД), возможность применения роторно-управляемых систем (РУС). Эти технологии резко увеличивают скорость бурения, а потому требуют более быстрых методов анализа технологических данных для предотвращения аварийных ситуаций. Кроме того, современный инструмент истирает породу до такого состояния, что структурный анализ шлама невозможен и необходимо полагаться на методики построения литологического разреза по технологическим данным.
Появление новых синтетических растворов, заметно улучшающих качество ствола скважины. Эти растворы в ряде случаев преобразуют породу околоскважинного пространства до такой степени, что последующий геофизический каротаж не дает объективных результатов.
Появление принципиально новых задач для ГТИ, в частности – геомеханическое моделирование в процессе строительства скважин и обоснование интервалов гидроразрыва. Это направление приобрело большую популярность в последнее время, в связи с применением технологий Big Data. Однако объем информации, который в настоящее время запрашивается при сопровождении ГТИ, ничтожен, по сравнению с необходимым, и не дает достаточной информации для построения подобных моделей. Это также влияет на качество работы научно-исследовательских и проектных институтов (НИПИ) в структурах нефтяных компаний при создании проектов новых скважин, поскольку они сидят на голодном информационном пайке.
Необходимость повышения надежности раннего обнаружения признаков ГНВП и других нештатных ситуаций. Это связано с возросшими скоростями проходки скважин, а также с увеличением стоимостных потерь.
Применение MWD- и LWD-систем, а также систем каротажа на буровом инструменте. Проводимые в стволе скважины в процессе бурения геофизические исследования и контроль пространственных координат скважины только вместе с ГТИ образуют систему оперативного управления бурением, которая делает возможным комплексное изучение разреза.

Сегодняшние станции ГТИ в большинстве своем не в состоянии решать задачи методами, разработанными в свое время для роторного и турбинного бурения и применяемыми для наклонно-направленных скважин, в чем можно убедиться, знакомясь с ними в рекламных материалах компаний-производителей и по их выступлениям на тематических конференциях.
Вызывает удивление и недоумение тот факт, что актуальные технические разработки не находят должного внимания со стороны менеджмента и технических специалистов компаний-недропользователей, которые являются заказчиками для сервисных компаний.


НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА РАЗВИТИЕ ГТИ В РОССИИ
Мы считаем, что ГТИ в процессе бурения в сегодняшней ситуации развития свою историческую миссию выполнили. Они требуют модернизации и видоизменения с целью занятия новой ниши на рынке сервисных услуг нефтегазовой отрасли – геолого-информационного сопровождения строительства скважин, охватывающего на сложных скважинах все элементы контроля и исследования, включая ГИС на инструменте, ГТИ, анализ каменного материала, контроль и управление испытанием, и осуществляющее навигацию скважины со сложной траекторией. Также необходимо изменение отношения к сервису ГТИ, который в настоящий момент, судя по тендерной политике ВИНК, иначе как обременение не рассматривается.
На первом этапе изменения должны касаться диверсификации ГТИ по следующим направлениям:
расширенный комплекс ГТИ с выдачей петрофизически обоснованных параметров;
геомеханическое моделирование (обеспечение оперативной информацией по открытому стволу скважины);
комплекс работ по улучшению разобщения пластов;
расчет и прогноз порового и пластового давлений методами, свободными от необходимости использовать параметры, расчет которых при наклонном (горизонтальном) бурении невозможен;
навигация при проводке скважин со сложной траекторией с помощью MWD-систем;
геофизические исследования скважин в процессе бурения LWD-системами и автономными системами на буровом инструменте;
информационное сопровождение процесса испытания и опробования скважин, в том числе и на этапе пробной эксплуатации месторождения;
обоснование интервалов гидроразрывов;
представление информации всем участникам строительства скважины, а также для цифровой модели месторождения.
Учитывая все выше изложенное, в 2011 г. ООО НППГА «Луч» (г. Новосибирск) и ООО «ЗАО АМТ» (г. Санкт-Петербург) договорились создать совместными усилиями станцию геолого-технологических исследований новейшего поколения – Комплекс аппаратурно-методический автоматизированный СГТИ «КАМА», на базе станции ГТИ АМТ 121.
Теоретико-методической базой для этого являются результаты работ [1 – 7], благодаря которым появилась петрофизическая модель процесса бурения, позволяющая оперативно (в реальном времени) получать новую геолого-геофизическую и технологическую информацию, не определяемую ранее ни в России, ни за рубежом.
Эта модель позволяет решать совершенно новый класс геолого-технологических задач в процессе бурения скважины и обеспечивать научнообоснованные подходы к интерпретации получаемых результатов.
Вот только часть таких задач:
1.оперативное литологическое расчленение разреза через параметры энергокаротажа (рис. 1);
2.выделение пластов-коллекторов на основе параметров энергокаротажа (рис. 2);
3. оперативное определение объемного газосодержания бурового раствора;
4.оперативное прогнозирование газового фактора выделенных пластов-коллекторов с разбивкой на различное флюидонасыщение;
5.определение баланса шлама на основе разработанных нами технико-методических средств. Контроль устойчивости стенок скважины (рис. 3);
6.поддержание оптимального режима бурения (БИТ+ВЗД) для конкретного интервала бурения с применением новых критериев оптимальности;
7.оперативное (из-под долота) определение геомеханических параметров;
8.создание базы данных по новым геолого-геофизическим и технологическим параметрам.
Детальный анализ всего, что сделано совместными усилиями наших организаций – готовые технические задания на целый ряд новых аппаратурных разработок, продолжающиеся работы по созданию нового методического и программного обеспечения показывают, что мы можем достичь зарубежного уровня [8], а по ряду позиций и превзойти его.

НА ВЕСАХ СРАВНЕНИЯ
В подтверждение приведем анализ только некоторых задач, решаемых зарубежными компаниями ГТИ, но не решаемых в полной мере в российской практике ГТИ.
1.Оценка устойчивости ствола скважины в процессе бурения. Решается путем измерения объема шлама – весовой метод итальянской компании GEOLOG.
Наше альтернативное решение – метод плотнометрии, резистивиметрии и объемного газосодержания. Ведется разработка альтернативного метода взвешивания шлама.
2.Определение избыточных давлений в скважине с использованием метода «d-экспоненты» и «Sigmalog» (компании GEOLOG, Geoservices, GEODATA).
Наше альтернативное решение – на основе оригинальных [6, 7] производных параметров энергокаротажа. Традиционные методы не работают при бурении по технологии «БИТ+ ВЗД», так как необходимые для этого параметры «нагрузка на долото» и  «обороты долота» определяются с большими погрешностями.
3.Оценка коллекторов. Решается сочетанием хроматографии и электромагнитной расходометрии (западная технология).
Наше альтернативное решение – оценка коллекторов в реальном времени на основе петрофизической модели процесса бурения. Модель позволяет определять буровую пористость, плотность пород, прочность пород, выполнять литологическое расчленение разреза непосредственно «из-под долота», в то время как данные традиционных ГИС поступают позже, когда скважина уже испытала воздействие на стенки бурового раствора.

В 2011 г. ООО НППГА «Луч» (г. Новосибирск) и ООО «ЗАО АМТ» (г. Санкт-Петербург) договорились создать совместными усилиями станцию геолого–технологических исследований новейшего поколения – Комплекс аппаратурно–методический автоматизированный СГТИ «КАМА», на базе станции ГТИ АМТ 121.

4.Удаленный мониторинг процесса строительства скважин. За рубежом мониторинг демонстрирует значимые успехи [1] особенно при строительстве сложных скважин, когда данные ГТИ, MWD (LWD)-систем передаются в центр управления, где команда высококвалифицированных специалистов различных профилей (геологи, буровики, специалисты по ГТИ) принимают совместные оперативные решения при малейшем отклонении значимых параметров за пределы заданных коридоров.
Наше альтернативное решение – методические разработки, реализованные в информационной системе мониторинга скважин в реальном времени (ИС МСРВ) наших станций, которые позволяют дополнительно комплексно обрабатывать получаемые при бурении скважины данные.


ОПЕРАТИВНОЕ, ОРИГИНАЛЬНОЕ – СВОЕ
Уже сегодня мы можем предложить новые подходы к решению известных задач и собственные оригинальные методы исследований во время бурения:
1.Оперативное литологическое расчленение разреза скважины, выделение пластов-реперов.
Расчленение разреза построено на использовании параметров энергокаротажа, что актуально для технологии бурения комплексами «БИТ-ВЗД», и дает возможность выполнять его даже при отсутствии шлама. Это позволяет предупредить осложнения и аварийные ситуации, уточнить границу стратиграфического подразделения относительно проектной, выделить пласты-коллекторы. Позволяет принять решение об изменении траектории скважин для правильного входа в пласт-коллектор, принять решение о необходимости проведения комплекса ГИС, необходимости отбора керна.
2.Оперативное выделение пластов-коллекторов. Оценка фильтрационно-емкостных свойств пластов-коллекторов.
Наши методы, построенные на основе энергокаротажа, обеспечивают своевременную выдачу информации о расхождении стратиграфических границ, о фактической глубине залегания в разрезе кровли и подошвы пластов-коллекторов с целью оперативной корректировки технологии проводки скважины.
3.Контроль состояния ствола скважины.
Контроль состояния ствола скважины осуществляется путем анализа эффективности выноса шлама. Существуют две методики определения баланса шлама:
путем непрерывного взвешивания шлама, выходящего из скважины;
путем расчета по плотности и сопротивлению бурового раствора на входе и выходе.
Основой для создания методики является информация по плотности и сопротивлению бурового раствора на входе в скважину и на выходе из нее, а также прямое определение объемного газосодержания компрессионным и акустическим методами. Данные баланса шлама, рассчитанные по времени и глубине, позволяют получать мгновенную картинку поведения ствола скважины во время бурения, СПО, промывки скважины; содержат информацию для инженера по буровому раствору.
4.Определение прочности и других свойств горных пород.
Определяем прочность пород по данным ГТИ в реальном времени бурения скважины. Это позволяет построить эталонный разрез, что особенно ценно при выходе на новое месторождение. Наличие эталонного разреза, в свою очередь, позволяет:
осуществить научно-обоснованный выбор породоразрушающего инструмента и гидравлического забойного двигателя;
спроектировать режимы бурения по интервалам разреза, близкие к оптимальным для выбранного способа бурения и породоразрушающего инструмента;
оперативно отслеживать подход забоя скважины к опорным (реперным) горизонтам, выделенным на эталонном разрезе, с целью планирования отбора керна, проведения ИПТ и других мероприятий;
оперативно корректировать эталонный разрез по полученным в реальном времени бурения данным ГТИ, уточняя его построение, как по разрезу (вертикали), так и по площади разбуриваемого месторождения.
5.Газошламовый мониторинг.
В отличие от газового каротажа газовый мониторинг определяет не количество углеводородных газов в газовоздушной смеси после дегазатора, а объемное газосодержание любых газов в буровом растворе.
Газосодержание определяется на выходе из скважины и на ее входе. Это позволяет выделять газонефтенасыщенные и потенциально продуктивные интервалы по приращению, т.е. по составляющей объемного газосодержания, связанной с газообогащением в скважине.
Наша методика определения баланса шлама комбинированным методом использует информацию об объемном газосодержании и плотности бурового раствора, что обеспечивает точность определения содержания шлама в растворе на уровне ± (2–2,5) %.
Данный метод является хорошей альтернативой «весовой» методике баланса шлама, либо отличным дополнением к ней, так как учитывает не только шлам, сходящий с вибросит, но и шлам, выделяющийся из выходящего бурового раствора на стадиях очистки – в пескоотделителях, илоотделителях и центрифугах, а также – оседающий в емкостях.
Принципиально новым в данной технологии является обязательное проведение газового мониторинга с привязкой к глубинам, что позволяет в оперативном режиме выявлять потенциально продуктивные и перспективные на нефть и газ интервалы на количественном уровне (через объемное газосодержание). Эффективность технологии газошламового мониторинга апробирована на материалах ГТИ ряда пробуренных горизонтальных и наклонно-направленных скважин.

В дальнейшей перспективе, на основе данных сейсмики, ГИС, анализа керна, ВСП, данных ГТИ возможно построение геомеханического куба, охватывающего окрестности проектируемой скважины, с выделением наиболее ослабленных интервалов. 

6.Геомеханическое моделирование.
Начало геомеханическому моделированию, по данным ГТИ, положено внедрением методик энергокаротажа, так как его параметры (коэффициент буримости, удельная работа разрушения, коэффициент буровой пористости и другие) несут информацию не только о емкостных, но и прочностных свойствах вскрываемого разреза.
Эти параметры, получаемые при ГТИ в реальном времени углубления («из-под долота»), могут быть использованы для сравнения с модельными данными геомеханики и ее уточнения.
В дальнейшей перспективе, на основе данных сейсмики, ГИС, анализа керна, ВСП, данных ГТИ возможно построение геомеханического куба, охватывающего окрестности проектируемой скважины, с выделением наиболее ослабленных интервалов.
Хочется верить, что вопросы, затронутые в статье, будут приняты к рассмотрению компаниями-недропользователями, и предлагаемые методические решения начнут воплощаться в практику строительства скважин.

Все новое в ГТИ, что создается сейчас совместными усилиями ООО НППГА «Луч» и ООО «ЗАО АМТ», безусловно, конкурентоспособно на международном рынке, но внедрение этого нового в производство идет крайне медленно из-за отсутствия какой-либо поддержки со стороны как государства (и как быть с импортозамещением?), так и потенциального заказчика.

Все новое в ГТИ, что создается сейчас совместными усилиями ООО НППГА «Луч» и ООО «ЗАО  АМТ», безусловно, конкурентоспособно на международном рынке, но внедрение этого нового в производство идет крайне медленно из-за отсутствия какой-либо поддержки со стороны как государства (и как быть с импортозамещением?), так и потенциального заказчика.  
Если этот процесс к тому же будет сопровождаться параллельной подготовкой профессиональных специалистов ГТИ, а для этого лекционных и технических средств достаточно (рис. 4.), то нефтегазовая отрасль получит великолепный инструмент информационного сопровождения строительства скважин, не имеющий сегодня аналогов за рубежом!
В заключение еще раз хотим подчеркнуть, что в сложных горно-геологических условиях большинство применяемых сегодня методов ГТИ не соответствуют требованиям современных технологий бурения, а поэтому не только бессмысленны, но и чреваты ошибочными и дорогостоящими последствиями.

Литература

1. Лукьянов Э.Е., Стрельченко В.В. Геолого-технологические исследования в процессе бурения. М.: Нефть и газ, 1997. 688 с. С. 12–19.
2. Лукьянов Э.Е. Геолого-технологические и геофизические исследования в процессе бурения. Новосибирск: Изд-кий Дом «Историческое наследие Сибири», 2009. 752 с.
3. Лукьянов Э.Е. Интерпретация данных ГТИ. Новосибирск: Изд-кий Дом «Историческое наследие Сибири», 2011. 944 с. с приложениями на CD.
4. Лукьянов Э.Е. Оперативная оценка аномальных пластовых давлений в процессе бурения. Новосибирск: Изд-кий Дом «Историческое наследие Сибири», 2012. 424 с.
5. Лукьянов Э.Е. Петрофизическая модель процесса бурения – основа интерпретации данных ГТИ. Новосибирск: Изд-кий Дом «Историческое наследие Сибири», 2015. 312 с.
6. Лукьянов Э.Е., Кудашева С.В. Методические рекомендации по интерпретации данных ГТИ. Новосибирск: Изд-кий Дом «Историческое наследие Сибири», 2016. 512 с.
7. Лукьянов Э.Е. Геомеханическое моделирование в процессе строительства скважин. Новосибирск: Изд-ский Дом «Историческое наследие Сибири», 2018. 720 с.
8. Аксельрод С.М. Современные тенденции в геолого-технологических исследованиях, проводимых в процессе бурения скважин (по материалам зарубежной литературы) // НТВ «Каротажник». Тверь, 2015. Вып. 6 (252). С. 77–110.

References

1. Luk’yanov E.Ye., Strel’chenko V.V. Geologo-tekhnologicheskiye issledovaniya v protsesse bureniya [Geological and technological research in the drilling process]. Moscow, Neft’ i gaz Publ., 1997. 688 p., pp. 12–19.
2. Luk’yanov E.Ye. Geologo-tekhnologicheskiye i geofizicheskiye issledovaniya v protsesse bureniya [Geological-technological and geophysical research in the process of drilling]. Novosibirsk, Izdatel’skiy Dom «Istoricheskoye naslediye Sibiri» Publ., 2009. 752 p.
3. Luk’yanov E.Ye. Interpretatsiya dannykh GTI [Interpretation of GTI data]. Novosibirsk, Izdatel’skiy Dom «Istoricheskoye naslediye Sibiri» Publ., 2011. 944 p. S prilozheniyami na CD [with CD applications].
4. Luk’yanov E.Ye. Operativnaya otsenka anomal’nykh plastovykh davleniy v protsesse bureniya [Rapid assessment of anomalous reservoir pressures during drilling]. Novosibirsk, Izdatel’skiy Dom «Istoricheskoye naslediye Sibiri» Publ., 2012. 424 p.
5. Luk’yanov E.Ye. Petrofizicheskaya model’ protsessa bureniya – osnova interpretatsii dannykh GTI [The petrophysical model of the drilling process is the basis for the interpretation of the GTI data]. Novosibirsk, Izdatel’skiy Dom «Istoricheskoye naslediye Sibiri» Publ., 2015. 312 p.
6. Luk’yanov E.Ye., Kudasheva S.V. Metodicheskiye rekomendatsii po interpretatsii dannykh GTI [Methodical recommendations on the interpretation of GTI data]. Novosibirsk, Izdatel’skiy Dom «Istoricheskoye naslediye Sibiri» Publ., 2016. 512 p.
7. Luk’yanov E.Ye. Geomekhanicheskoye modelirovaniye v protsesse stroitel’stva skvazhin [Geomechanical modeling in the process of well construction]. Novosibirsk, Izdatel’skiy Dom «Istoricheskoye naslediye Sibiri» Publ., 2018. 720 p.
8. Aksel’rod S.M. Sovremennyye tendentsii v geologo-tekhnologicheskikh issledovaniyakh, provodimykh v protsesse bureniya skvazhin (po materialam zarubezhnoy literatury) [Current trends in geological and technological studies conducted in the process of drilling wells (based on the foreign literature)]. NTV «Karotazhnik» [NTV «Khotarazhnik»], Tver’, 2015, no. 6 (252), pp. 77–110.

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Лукьянов Э.Е.

    д.т.н., заместитель генерального директора по научной работе

    ООО НПП ГА «Луч», г. Новосибирск

    Каюров К.Н.

    Каюров К.Н.

    генеральный директор

    Научно-производственное предприятие геофизической аппаратуры «Луч»

    Шибаев А.А.

    генеральный директор

    ООО «ЗАО АМТ», г. Санкт-Петербург

    Шраго И.Л.

    Шраго И.Л.

    главный программист

    ЗАО «АМТ» г. Санкт-Петербург

    Просмотров статьи: 346

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru