Нефтяные войны

OIL WARS

M. Khanin, LLC «Kalita–Finance»

Существует мнение, что США и Саудовская Аравия якобы вновь взялись за старое, и совместно обрушивают рынок нефти, пытаясь надавить на Российскую Федерацию в условиях геополитической борьбы. Но настолько ли сейчас политика России идет в разрез с геополитическими интересами США, чтобы против нее мобилизовывать других крупных мировых игроков, обрушая нефтяной рынок, и действовать где-то даже против своих интересов?

There is a perception that USA and Saudi Arabia allegedly again took up the old, and bring together the oil market, trying to put pressure on the Russian Federation in terms of geopolitical struggle.

История вопроса

В 1985 г. катастрофическое падение цены на «черное золото» подорвало значительную доходную часть бюджета СССР. На тот момент Советский Союз был тесно интегрирован в мировую экономику, являясь одновременно не только экспортером углеводородов, но и крупнейшим импортером продовольствия. Страна оказалась не способна в одночасье диверсифицировать не связанный с нефтью экспорт и провести импортозамещение товаров, от которых зависят многие отрасли экономики. Дефицит торгового баланса вместе с новым витком «холодной войны» вылились сначала в исчерпание золотовалютных запасов, а затем в пустые полки в магазинах, социальную напряженность, развал СССР. Особую роль в этом сыграло соглашение между США и Саудовской Аравией в начале 1970-х, согласно которому саудовская сторона обязывалась продавать нефть только за национальную валюту Штатов, породив тем самым нефтедолларовую систему. К 1975 г. все члены ОПЕК уже вели расчеты за нефть в долларах США, что лишило шанса рубля стать мировой валютой – возможность, которую упустил СССР.

Давление, оказываемое на Россию по европейской линии, вынуждает ее разворачиваться на восток, отбирая у ОПЕК лакомый кусочек – Китай. Только за 2014 г. импорт из Российской Федерации в КНР вырос более чем на 36%, за счет снижения доли Саудовской Аравии и Венесуэлы.


В настоящее время этот «хитроумный план» по развалу СССР проходит как аналог с нынешней ситуацией на рынке углеводородов. Но сегодняшнее основное отличие мировой политики времен СССР – это наличие многополярного мира. Шахматная партия, разыгрываемая между капитализмом и социализмом, превратилась в поединок с различными центрами силы, где каждый из игроков отыгрывает текущие мировые события, исходя из своих геополитических и экономических интересов.

Энергоносители – инструмент политического давления

Разработка альтернативных источников энергии, подогреваемая постоянно растущими ценами на «черное золото», велась в США на протяжении десятилетий. Еще сравнительно недавно заголовки пестрили заявлениями о новых «альтернативных» источниках топлива, таких как биотопливо, но особый прорыв произошел именно в развитии обработки сланца. За последние годы доллар США вновь начал терять связь с реальной экономикой, а гипертрофированный и непропорциональный экономическому росту государственный долг становился все более и более заметным. Более того, идея использовать энергоносители в качестве механизма внешнеполитического воздействия на другие страны, в чем частенько упрекают Россию США, выглядит достаточно заманчиво (рис. 1). Но зачем заключать сделки с основными поставщиками углеводородов, если можно производить самим – был бы рынок сбыта. Возможные несогласные конкуренты устранялись один за одним – Ирак, Ливия, Сирия. А теперь Россия (рис. 2)? Наш крупный энергетический проект «Южный поток» оказался сорванным, а Украина, через территорию которой проходит печально известная транзитная труба, уже узаконила норму, при которой газотранспортная сеть может быть продана только США или Евросоюзу. Не зря после прихода новой власти в Киеве в состав совета директоров украинской газовой компании BurismaHoldings вошел сын вице-президента США Роберт Байден.

Саудовская Аравия дает сигнал рынкам, что не собирается останавливаться на достигнутом, и уровень поддержки 45 долл. за баррель марки Brent может быть пробит уже в феврале. «ОПЕК благополучно выдержит цену даже в 20 долл. за баррель», – говорит министр нефтяной промышленности Саудовской Аравии.


Приняв во внимание безграничный аппетит США, а также то, что были затронуты интересы картеля, на пути «сланцевой революции» встает обеспокоенный потерей своей доли на рынке ОПЕК. С одной стороны, темпы роста нефтедобычи в США настолько высоки, что уже скоро страна сможет в полном объеме обеспечивать себя энергией. К примеру, член ОПЕК Нигерия, занимавшая некогда 5-ю строчку по объему импорта нефти в США, была полностью вытеснена с рынка. С другой стороны, давление, оказываемое на Россию по европейской линии, вынуждает ее разворачиваться на восток, отбирая у ОПЕК лакомый кусочек – Китай. Только за 2014 г. импорт из Российской Федерации в КНР вырос более чем на 36%, за счет снижения доли Саудовской Аравии и Венесуэлы. Неудивительно, что убытки из-за снижения стоимости своего продукта и потеря доли рынка никак не могли устраивать ОПЕК, поэтому ее члены начали поступать так, как от них никто не ожидал, – не только увеличили добычу «черного золота», но и начали осуществлять свои поставки на некоторые рынки «со скидкой». Участниками игры «кто моргнет первым» от нефтяной цены стали не только ОПЕК и Соединенные Штаты, но и остальные нефтедобывающие страны, среди которых оказалась и Россия.

Война до победного конца?

Снижение доходов производителей сланцевой нефти – основная стратегия ОПЕК – уже начала давать плоды. В начале января 2015 г. стало известно о первом банкротстве американской компании по разработке и добычи нефти из сланцевых месторождений. Более того, некоторые производители с высокой себестоимостью добыче начали сокращать объемы добычи, консервировать скважины, сокращать рабочие места. Только в США за последние 3 месяца количество буровых установок сократилось на 15%.

Рухнувшая стоимость барреля обернулась сильнейшей со времен кризиса 1998 г. девальвацией российского рубля, а геополитическая напряженность и сомнительные действия Банка России загнали экономику в затяжную рецессию.

На фоне этих событий Саудовская Аравия уже дает сигнал рынкам, что не собирается останавливаться на достигнутом, и уровень поддержки 45 долл. за баррель нефти Brent может быть пробит уже весной. Об этом, в частности, может свидетельствовать заявление министра нефтяной промышленности Саудовской Аравии Али Аль-Наими, что ОПЕК благополучно выдержит цену даже в 20 долл. за баррель. Пожалуй, это можно расценивать как точку, до которой готовы дойти производители «традиционной» нефти, чтобы задавить своего нового конкурента и бывшего партнера.
Несмотря на, казалось бы, очевидное конкурентное преимущество производителей традиционной нефти над сланцевой (у первых меньшая себестоимость барреля), США так просто не сдастся. Согласно сообщению Агентства энергетической информации США, в 2015 г. нефтедобывающие компании Штатов планируют увеличить добычу нефти на 720 000 барр. в сутки. Более того, технология добычи сланцевой нефти в США уже отработана настолько, что время бурения новых скважин достигает двух недель. Наконец, восстановление консервированных скважин также производится в сравнительно небольшие сроки, минуя тем самым наиболее расходную часть производства – бурение, после которой себестоимость барреля составляет около 50 долл.
Уступать в этом споре США не готовы еще потому, что это ставит под удар не только одну конкретную индустрию, но и всю национальную экономику. В настоящее время США демонстрируют уверенный рост, радуя своих инвесторов позитивными статистическими данными. Неудивительно, что в условиях валютного кризиса и финансовой нестабильности, которую можно наблюдать в Европе и ряде других стран, экономика США выглядит как наиболее благоприятный и надежный объект для инвестиций. Однако регулярно публикуемые положительные экономические показатели США были достигнуты за счет прорыва по нефтегазовому направлению. Резкий скачок в добыче нефти и газа в последние годы значительно улучшил состояние торгового баланса этой страны, сократив расходы на углеводороды. Рост промышленного производства и нефтедобычи снизил уровень безработицы до шестилетнего минимума. Падение барреля также оказало позитивное воздействие на экономику, снизив цены на потребительские товары, что привело, в свою очередь, к росту потребительских расходов. К чему может привести идея отказаться от разработки сланцевых месторождений? Сокращению рабочих мест, росту себестоимости продукции, снижению потребительских расходов.

Антикризисная дорожная карта

от ФГ «Калита-Финанс»

Что будет, если в конечном итоге конкуренты не смогут договориться и продолжат мериться, у кого дешевле баррель? Ответ на этот вопрос, опустив конкретные сроки, дал генеральный секретарь ОПЕК Абдалла аль-Бадри, заявив, что в условиях отсутствия инвестиций в нефтяную отрасль в течение продолжительного времени стоимость барреля может подняться до 200 долл. Генсек также дал понять, что первыми сокращать добычу должны государства, не входящие в картель, которые за последнее десятилетие значительно расширили производство нефти при сохранении стабильной добычи ОПЕК. Иными словами господин Абдалла аль-Бадри сообщил, что если страны, не входящие в ОПЕК, не снизят добычу сейчас добровольно, рынок заставит их это сделать, когда крупные нефтяные гиганты посыплются один за другим из-за отсутствия рентабельности производства, после чего цены начнут расти и вновь достигнут пика. Стоит отметить, что страной, увеличившей производство нефти до рекордных показателей помимо США и Норвегии, является Российская Федерация. Добыча «черного золота» в России за прошедший год достигла рекордных за всю постсоветскую историю страны 526 753 млн тонн. Снижение объемов добычи для нашей страны будет означать потерю доли рынка, которую с удовольствием перехватят страны Северной Африки и Персидского залива. Рухнувшая стоимость барреля обернулась сильнейшей со времен кризиса 1998 г. девальвацией российского рубля, а геополитическая напряженность и сомнительные действия Банка России загнали экономику в затяжную рецессию. Демонтаж валютного коридора, произошедший 10 ноября прошлого года, не имел никакого практического смысла: валютные интервенции остались, а основным ориентиром курса рубля так и осталась цена барреля (табл. 1, 2).
Переломить ситуацию могут только четкий план и его эффективное исполнение при тесном сотрудничестве частного сектора и государства. Предпринимаемые сейчас шаги для нормализации ситуации в банковском секторе выглядят недостаточными. Кадровые перестановки в Банке России в лице двух заместителей не вернут доверие финансового сектора экономики к Центробанку, потому что нарушают один из главных принципов антикризисного управления – команда, которая создала кризис в экономике, не может экономику из него вывести. Неожиданный сюрприз, преподнесенный ЦБ 30 января в виде понижения процентной ставки и противоречивший заявлениям главы банка накануне, это только подтвердил.


Именно новая команда талантливых экономистов, а не смена одного конкретного заместителя способна стать первым шагом, который поможет сдвинуть ситуацию с мертвой точки.
После ввода санкций обещанное «импортозамещение» свелось на нет сначала поиском альтернативных поставщиков из других стран, а затем и высокой процентной ставкой, что «вырубила под корень» весь малый бизнес – опору государства в условиях экономического кризиса. Стратегия таргетирования инфляции, которой придерживается нынешняя глава ЦБ, привела к невозможности наращивать производ­ство за счет заемных средств, что в свою очередь ведет к дефициту товаров, а значит – повышению цен. В этом ключе цены могут повышаться бесконечно, а процентная ставка – нет. Конечно, можно и дальше продолжать двигать ключевую ставку вверх-вниз, экспериментируя с экономикой, как с подопытным материалом, проверяя реакцию отдельных секторов экономики, пока еще хоть что-то подает признаки жизни…

Абдалла аль–Бадри сообщил, что если страны, не входящие в ОПЕК, не снизят добычу сейчас добровольно, рынок заставит их это сделать, когда крупные нефтяные гиганты посыплются один за другим из–за отсутствия рентабельности производства, после чего цены начнут расти и вновь достигнут пика.


Нефтяной кризис, возникший в результате передела рынка, предоставляет России отличную возможность расширить географию своих поставок, а также увеличить свой политический вес в мире.

Вторым пунктом в программе может стать реструктуризация сырьевого рынка олигополий Российской Федерации путем увеличения числа компаний на рынке. Пресловутая нефтяная игла, к сожалению, уже на протяжении десяти лет так и осталась иглой, а не использовалась как источник для развития других отраслей и созданию других «игл». Одна из причин – гипертрофированность компаний в нефтегазовой отрасли. Огромные корпорации совершенно не заботятся о том, как выживать на рынке, поскольку являются компаниями класса «слишком большие, чтобы разориться». К сожалению, крупные национальные игроки в энергетической сфере в условиях кризиса позволяют себе иметь «непрофильные активы» (футбольные клубы, например), что в условиях кризиса выглядит по меньшей мере аморальным для компаний с государственным участием. Именно на такие компании, если у тех возникают проблемы, государство вынуждено тратить бюджетные средства, дабы оказать неповоротливым «мастодонтам» помощь. Превалирование интересов таких гигантов, как «Роснефть» и Газпром над государственными, – губительно для национальной экономики.


В этот пункт может также войти ужесточение фискальной политики путем введения прогрессивного подоходного налога. Дефицит государственного бюджета в настоящее время компенсируется за счет девальвации рубля и поддержания относительно стабильной стоимости барреля в рублевом выражении, что разгоняет инфляцию и бьет по уязвимым слоям населения. Кризис – время, когда нужно принимать не популярные, а правильные решения. Недовольные найдутся всегда…


Последний пункт, пожалуй, наиболее комплексный и сложный, но в то же время он является самым перспективным в антикризисной дорожной карте. Нефтяной кризис, возникший в результате передела рынка, предоставляет России отличную возможность расширить географию своих поставок, а также увеличить свой политический вес в мире. Стратегия выдавливания с рынка наиболее слабых, начатая Саудовской Аравией, внесла раскол в ряды ОПЕК, где и без того давно хватало политических противоречий. Речь идет о противостоянии Саудовской Аравии, ОАЭ и Кувейта против Катара, которому в последние годы США оказывают более активную поддержку, нежели своим бывшим фаворитам на Ближнем Востоке. Недавние события в Сирии, Ливии, Тунисе и Египте были инициированы радикально настроенными суннитскими группировками, симпатии к которым не скрывают катарские власти. Спонсирование радикальных исламских движений в мире, и в частности на Ближнем Востоке, едва ли устраивает соседние арабские государства с уже устоявшимся государственным строем. Более того, война в Сирии обострила противостояние по суннитско/шиитской линии между суннитскими Саудовской Аравией, ОАЭ и шиитским Ираном.


Недавний саммит ОПЕК в Вене показал, что внутри картеля наметился и экономический раскол. Саудовская Аравия как лидер ОПЕК фактически навязала холодную нефтяную войну остальным членам картеля. ОАЭ, Кувейт и Ирак смогли поддержать эту игру, увеличив нефтедобычу, а вот государства с более уязвимой экономикой, такие как Венесуэла и Иран, были с этим совершенно не согласны. Треща по швам, ОПЕК показывает свою неспособность регулировать мировой нефтяной рынок, что может стать отличной возможностью для Российской Федерации выступить в роли инициатора создания нового объединения стран, заинтересованных в стабильном рынке энергоносителей. Нет, это не означает, что можно запросто встать во главе «несогласных» и создать свой энергетический картель. Необходимы шаги по налаживанию взаимовыгодного сотрудничества и переговоры на уровне глав министерств и государств, ведь шаги, предпринимаемые нашей страной на международной арене, наверняка встретят сопротивление со стороны тех, чьи национальные и экономические интересы мы переступаем.
Превращение проекта «Южный поток» в «Турецкий» уже вызвало негативную реакцию со стороны Ирана, который, после снятия с этой страны санкций, сам собирался реализовать нечто похожее. Из-за увеличения объема поставок энергоносителей в Китай пострадал наш стратегический партнер в Латинской Америке – Венесуэла. Медлить с созданием «своего ОПЕК» нельзя и начинать работать в этом направлении надо уже сейчас, иначе этой возможностью охотно воспользуется кто-то другой. Следующий саммит ОПЕК пройдет уже в начале июня, а что будет после него – остается только гадать.

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей

    Авторизация


    регистрация

    Ханин М.В.

    Ханин М.В.

    Аналитик

    ООО «Калита-Финанс»

    Просмотров статьи: 3520

    Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru