Полимерные буровые растворы. Эволюция «из грязи в князи»

Polymer drilling muds. Their evolution «from rags to riches»

V.OVCHINNIKOV, N.AKSENOVA, L.KAMENSKI, V.FEDOROVSKAYA
Tyumen state oil and gas University

В статье приведен обзор полимерных буровых растворов и их эволюции – процесс совершенствования от «буровой грязи» с момента возникновения бурения и до современных многокомпонентных и многофункциональных систем. Предложена классификация полимерных реагентов, применяемых в буровых промывочных жидкостях.

The article provides an overview of polymer drilling mud and their evolution-improvement process of «drilling dirt» since the beginning of drilling up to modern multicomponent and multifunctional systems which are currently used. The classification of polymeric reagents used in circulating fluids is offered.

При строительстве скважин вынос разрушенной породы на устье скважины осуществляется циркуляцией промывочной жидкости. С развитием технологии бурения, технических средств, из-за изменения термобарических условий, увеличения доли трудноизвлекаемых запасов и т. д., предъявляемые к промывочным жидкостям требования постоянно расширяются, а вместе с ними претерпевают изменения и их рецептуры, физико-механические и химические свойства: от «буровой грязи» (начало возникновения бурения в III – IV вв. – бурение неглубоких скважин в середине XX вв.) до сложных многокомпонентных систем с регулируемыми в широком диапазоне технологическими свойствами (в настоящее время). Это буровые растворы на водной основе (в т.ч. и вода), на углеводородной основе (в т.ч. и нефть), газообразные растворы (в т.ч. воздух и газ) и пены (рис. 1). Здесь немаловажная роль отводится сотрудникам отраслевых институтов и предприятий (НПО «Бурение», «СургутНИПИнефть», «СибНИИНП», «ТюменНИИгипрогаз» и др.), высших учебных заведений (УГТНУ, ТюмГНГУ, РГУ им. И.М. Губкина и др.)
Рис. 1. Классификация буровых промывочных жидкостей [1]
Развитие химической промышленности и вместе с ней разработка высокомолекулярных соединений, полимеров способствовали их применению при строительстве скважин.

Первый полимерсодержащий буровой раствор был применен в США в середине 50-х годов прошлого столетия. Он состоял из бентонитового порошка, полимера (сополимер винилацетата и малеиновой кислоты) и кальцинированной соды [2]. Полимер обладал флокулирующими и загущающими свойствами. В России в 1934 г., по предложению В.С. Баранова и З.П. Букса, использованы гуматные реагенты (УЩР), которые по современным представлениям являются полимерами с широким диапазоном молекулярных весов, образованных конденсированными ядрами и боковыми цепями с функциональными группами [3]. За рубежом гуматные реагенты получили распространение лишь после Второй мировой войны, хотя первый патент на применение гуматов для обработки буровых растворов был выдан в США еще в 1935 г.

Наиболее широко в нашей стране полимерсодержащие буровые растворы начали применять в первой половине 1970-х гг. Этому в немалой степени способствовали работы Б.А. Андрессона, О.К. Ангелопуло, Р.С. Ахмадеева, Г.Д. Дедусенко, Э.Г. Кистера, Г.В. Конесова, Я.М. Курбанова, М.И. Липкеса, Р.Р. Лукманова, М.Р. Мавлютова, К.Л. Минхайрова, В.П. Овчинникова, А.И. Пенькова, У.А. Скальской, М.К. Турапова, А.У. Шарипова, И.Ю. Хариева и многих др.

Эволюция составов полимерных буровых растворов двигалась в направлении от обеспечения стабильности функциональных свойств нарабатываемого «самозамесом» в процессе разбуривания пород бурового раствора к обеспечению максимально возможного сохранения коллекторских свойств продуктивного пласта при его вскрытии. Как любое развитие (от простого к сложному) первоначально применение полимеров в буровой практике обусловливалось стремлением повышения механической скорости и проходки. Со временем, с изменением геологических условий залегания продуктивных пластов (увеличением глубины скважин, температур, давлений и наличием несовместимых зон), буровые растворы становятся ингибированными, устойчивыми к воздействию пластовых условий и экологически чистыми. Они приобретают способность обеспечивать устойчивость пород в скважине и сохранять их коллекторские свойства (рис. 2).
Рис. 2. Эволюция полимерных буровых промывочных жидкостей
Например, использование рецептур с добавками полимерных реагентов (КМЦ) и органосиликата натрия ГКЖ-10, 11 [4] для гидрофобизации выбуренной породы и понижения вязкости глинистых растворов позволило улучшить состояние стенок скважин, ограничить содержание нефти в растворе и, соответственно, повысить качество цементирования скважин.

Решение проблемы сокращения сроков строительства скважины, снижения осложнений и других вопросов обусловило применение полимерглинистых буровых растворов с добавками акриловых полимеров, в основе защитного действия которых лежат ряд физических и химических явлений, связанных со структурой полимера, его концентрацией, а также характером взаимодействия с дисперсионной средой и дисперсной фазой.

В погоне за метрами при низкой аварийности, при отсутствии осыпей, обвалов, потерь бурового раствора и других осложнений совершенно не уделялось внимания сохранности продуктивного пласта. Буровики нещадно «губили» пласты, а разработчики не могли «выжать» из скважины желаемый дебит. Поэтому следующим эволюционным шагом в развитии рецептур буровых растворов стала разработка промывочных жидкостей, позволяющих сохранять коллекторские свойства пласта. На передний план выходят безглинистые буровые растворы (ББР), содержащие природные органические полимеры – биополимеры и природные модифицированные полимеры. Биополимеры – класс полимеров, встречающихся в природе в естественном виде, входящих в состав живых организмов: белки, нуклеиновые кислоты, полисахариды. К природным модифицированным полимерам относятся полусинтетические смолы, получаемые при химической модификации целлюлозы и представляющие смесь полимергомологов общей формулы [С6Н702 (ОН)3]2n, которые отличаются величиной коэффициента n, т.е. длиной цепей [3].

Следует отметить, что многие исследователи в области буровых растворов не делают четкого разграничения между полимерами, полисахаридами, биополимерами, модифицированными полимерами при анализе и сравнении полимеров различных классов. Иногда можно встретить определение КМЦ как биополимера, или, например, считают, что биополимерные компоненты буровых растворов (биополимеры), – это только микробные полисахариды, продуцируемые на углеводах. Такое мнение ошибочно. Классификационная схема полимеров, предлагаемая нами, представлена на рис. 3.
Рис. 3. Классификация полимеров, применяемых в буровых растворах
Безглинистые полимерные системы наиболее полно отвечают требованиям промывки скважин, в том числе с горизонтальными стволами, и находят все большее применение в буровой практике. Данным системам свойственно изменение в широком диапазоне реологических свойств, что обеспечивает эффективную работу породоразрушающего инструмента за счет резкого снижения вязкости при высоких скоростях сдвига и мгновенной фильтрации, а в то же время – достаточно высокую выносящую способность бурового раствора за счет тиксотропного восстановлении структуры в режиме низких скоростей сдвига. Безглинистые полимерные системы способны снижать гидравлическое сопротивление в трубном пространстве при турбулентном режиме, уменьшая тем самым гидродинамическое давление и негативное воздействие на пласт. Благодаря вязкоупругим свойствам они могут увеличивать фильтрационное сопротивление пористой среды, снижая возможность гидроразрыва пласта.

При разработке рецептуры безглинистого бурового раствора основной задачей является выбор полимерного реагента, способного в процессе строительства скважины обеспечить формирование кольматационного экрана в ПЗП, который деструктурируется после окончания строительства скважины, тем самым обеспечивая восстановление фильтрационно-емкостных свойств продуктивного пласта.

Типичным примером модифицированных природных полимеров является натриевая соль карбоксиметилцеллюлозы (Na–КМЦ). КМЦ была получена в 1933 г. С.Н. Даниловым и Н.И. Крестинской. Промышленный метод производства разработали Ш.З. Финкельштейн, К.Ф. Жигач, Е.М. Могилевский [3]. В первое время в бурении применялись низкомолекулярные марки карбоксиметилцеллюлозы со степенью полимеризации 250 – 600 [5]. В ходе исследовательских изысканий отечественными учеными И.М. Тимохиным, Э.Г. Кистером, В.Д. Городновым и др. в 1970-х гг. было установлено, что реологические характеристики растворов КМЦ зависят от ее концентрации в растворе, фракционного состава, степени полимеризации и содержания электролитов [2, 3, 5]. В.Н. Тесленко исследована термоокислительная деструкция КМЦ и предложены ингибиторы [6]. Позднее был предложен метод получения термостойкой модификации Na–КМЦ пролонгированного действия (ВЭЦ–Т), карбоинол [7]. После перехода на рыночные отношения направление простых эфиров целлюлозы, в т.ч. карбоксиметилцеллюлозы (КМЦ), получило новый импульс развития. За последние годы в России созданы производства КМЦ во Владимире, Краснокамске, Бийске, Екатеринбурге, Казани и Нижнем Новгороде, организовано производство КМЦ в Беларуси (г. Светлогорск) и в Украине (г. Днепродзержинск), [9]. Постоянно проводятся работы по получению модифицированных реагентов на основе КМЦ с новыми свойствами (например, полианионная целлюлоза (ПАЦ). В частности, ЗАО «Полицелл» выпускает три марки ПАЦ, различающиеся вязкостью: ПАЦ–В, ПАЦ–Н и ПАЦ–УН. Зарубежными аналогами являются высоковязкие марки РАС–R (фирма Baroid), Tylose ECH (фирма Clariant), Celpol R (фирма Noviant) и низковязкие марки РАС–L (фирма Baroid) и IDF FLR XL(фирма IDF).


Производство водорастворимых простых эфиров целлюлозы достигает около 380 тыс. т/год, из которых 180 тыс. т/год составляет КМЦ. Остальное приходится на другие водорастворимые эфиры целлюлозы, в том числе: 114 тыс. т/год – метилцеллюлоза и ее производные, 65 тыс. т/год – гидроксиэтилцеллюлоза и карбоксиметилгидроксиэтилцеллюлоза. Наблюдается их ежегодный прирост, составляющий около 2%. Полимер КМЦ является самым распространенным реагентом для обработки буровых растворов. Одновременно активно применяется крахмал. В состав рецептур буровых растворов его впервые ввели в 1933 г. в штате Техас – для снижения фильтрации минерализованного раствора. Эволюционное развитие крахмальных реагентов в буровых растворах шло в направлении их модифицирования как путем тщательно дозированной клейстеризации и конденсации, так и регулируемой деполимиризацией с помощью некоторых реагентов. Известны различные методы модификации крахмала – путем декстринизации кислотой, фосфатирования, окисления, обработкой ферментами, аминами, альдегидами и т.д. [3]. Низкая биостойкость крахмала способствовала созданию на его основе химических реагентов, обладающих устойчивостью к биодеструкции. Известно применение в качестве ингибиторов деструкции крахмала экстрактов дуба, ели, ивы и сульфита натрия, фенолформальдегидной смолы, этаноламина. Мировым лидером по производству крахмальных реагентов из картофеля является компания AVEBE (Нидерланды), фирменными марками которой являются Flocgel, Stabilosе, Borhamyl.

Один из первых биополимерных реагентов, продуцируемых на углеводах, применяемых в буровых растворах, был ксантан, который начали применять в середине 60-х годов прошлого века под названием «ХС-полимер».

Основаниями получения (на основе доступных отечественных материалов и штамма – продуцента бактерий рода Xanthomonas campestris, Х. begonia, Х. мalvacearum) явились результаты исследований, изложенных в публикации сотрудников ВНИИБТ (Н.М. Колодковой, Г.Я. Дедусенко, М.И. Липкеса) [10]. В 1980-х ВНИИКРнефть в содружестве с Северо-Кавказским филиалом предложили в качестве основы бурового раствора биополимер, продуцируемый дрожжами Cryplococсus laurentii – криптан [11]. В последующее десятилетие интерес к биополимерам как компонентам буровых растворов не ослабевал, что выражалось в изучении их механизмов взаимодействия с солями и глинистыми породами, комплексования с органическими соединениями, разработке рецептур промывочных жидкостей. C 1995 г. в России осуществляется производство в промышленных масштабах биополимерного продукта БП-92 (разработан НТО «ИТИН»), являющегося результатом процесса жизнедеятельности микроорганизмов Azotobacter vinelandii.

Сегодня широко известны системы буровых растворов на основе биополимера – ксантан: системы Flo-Pro фирмы M-I Drilling Fluids Co и ANCO-2000, компании ANCOR Drilling Fluids.

Специалистами ОАО НПО «Бурение» и ГУП НИИ «Синтезблок» создан российский биополимерный химический реагент АСГ-1, синтезируемый микроорганизмами Acinetodacter calcoaceticus var. glorious.

В последнее десятилетие наметилась мировая и отечественная тенденция по созданию новых биополимерных компонентов. В США запатентован реагент «Хитозан», в Украине – составы буровых композиций с биополимером «Энпосан». В России сообщается о биополимере отечественного производства «Ритизан». Подверженность биополимеров, синтезируемых бактериями, ферментативному разложению способствовало созданию рецептур растворов, содержащих бактерициды (параформальдегид, формальдегид, пентахлорфенолят и др.).

Таким образом, представленный обзор о применении полимерных буровых растворов в практике бурения нефтяных и газовых скважин свидетельствует об эволюционном совершенствовании рецептур в части их технологичности и сохранности коллекторских свойств продуктивных пластов. Наряду с усложнением рецептур за счет большого количества реагентов и удорожанием, тем не менее при использовании безглинистых полимерных растворов достигаются высокие технико-экономические показатели бурения. Это благодаря комплексу положительных свойств: сравнительно слабых реологических, удовлетворительных смазывающих, ингибирующих, флокулирующих и других, которые можно регулировать в зависимости от конкретных горно-геологических условий.

Литература

  1. Булатов А.И., Макаренко П.П., Проселков Ю.М. Буровые промывочные и тампонажные растворы: учебное пособие для вузов. М.: Недра, 1999. 424 с.
  2. Грей Дж. Состав и свойства буровых агентов (промывочных жидкостей) / Дж. Грей, Г. Дарли // М.: Недра, 1985. 509 с.
  3. Кистер Э.Г. Химическая обработка буровых растворов. М.: Недра, 1972. 392 с.
  4. Новиков В.С. Результаты промышленного испытания калиевого раствора / Обзорная информ. сер. Бурение. М.: Недра, 1977. №6. С.32-36.
  5. Городнов В.Д., Тимохин И.М., Тесленко В.Н., Русаев. А.А. Использование химических реагентов на основе целлюлозы и лигнина для обработки буровых растворов. РНТС ВНИИОЭНГ / Сер. Бурение. 1976. Вып.10.
  6. Тесленко В.Н. Пути ингибирования деструкции карбоксиметилцеллюлозы антиоксидантами. Получение и применение промывочных и тампонажных дисперсий в бурении. Киев, 1984. С. 107 –117.
  7. Городнов В.Д. Буровой раствор. А. с. СССР 1122680, заявл. 21.07.83; опубл.1984. БИ №41.
  8. Кряжев В.Н. Тенденции развития отрасли производных целлюлозы и крахмала. / Материалы Всероссийской научно–технической конференции «Эфиры целлюлозы и крахмала: синтез, свойства, применение». Владимир, 2003. С. 124 – 127.
  9. Доценко Ю.Г. и др. Промывочные жидкости на основе биополимеров для бурения геологоразведочных скважин // Минерально-сырьевая база. Респ. Беларусь: состояние и перспективы / Тезисы доклада на научно-технической конференции, посвященной 70-летию БелНИГРИ. Минск, 22 – 24 окт., 1997. Минск, 1997. С. 216 – 217.
  10. Дедусенко Г.Я., Колодкова Н.М. и др. Получение и некоторые свойства биополимеров, используемых в бурении / Тр. ВНИИБТ, 1977. №40. С. 33 – 38.
  11. Рябченко В.И., Федосов Р.И., Пеньков А.И. и др. Биополимер – криптан – новый реагент для безглинистых и малоглинистых буровых растворов со специфическими свойствами // Техн. и технол. промывки и крепления скважин. Краснодар, 1982. С. 3 – 8.

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Овчинников В.П.

    Овчинников В.П.

    д.т.н., профессор, заведующий кафедрой «Бурение нефтяных и газовых скважин»

    Тюменский государственный нефтегазовый университет

    Аксенова Н.А.

    Аксенова Н.А.

    к.т.н., доцент кафедры «Бурение нефтяных и газовых скважин»

    Тюменский государственный нефтегазовый университет

    Каменский Л.А.

    аспирант

    кафедра «Бурение нефтяных и газовых скважин, Тюменский государственный нефтегазовый университет

    Федоровская В.А.

    Федоровская В.А.

    магистр

    кафедра «Бурение нефтяных и газовых скважин, Тюменский государственный нефтегазовый университет

    Просмотров статьи: 18405

    Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru