Нефтепереработка и таможенное регулирование в России

Oil processing and customs regulating in Russia

Новое отраслевое исследование Энергетического центра бизнес-школы СКОЛКОВО «Система «60-66-90-100» и сценарии развития нефтепереработки в России» активно обсуждается, начиная с февраля текущего года. Предметом анализа стало введение таможенного режима «60-66-90-100».

И хотя авторы заявляют, что представляют лишь частное мнение и не претендуют на право рассмотрения высказанных предложений в качестве рекомендации к совершению каких-либо действий, мы сочли их позиции заслуживающими внимания.

В редакционном материале познакомим читателей журнала с некоторыми положениями этого документа и приведем экспертные оценки авторов.

SKOLKOVO energy center’s survey formulates problems and possible development scenarios of Russian oil processing industry at various variants of the industry’s modernization and customs regulating.

Для обеспечения долгосрочного развития нефтегазовой отрасли необходима ясная стратегия, в которой должны быть заложены идеи для создания, употребим модное понятие, дорожной карты, определяющей маршрут движения вперед. На сегодня у нас есть только устаревшая Энергетическая стратегия России образца 2009 г. (на период до 2030 г.), по которой предполагается рост всех производственных показателей без какой-либо экономической базы – с нереалистичными параметрами. Например, по росту объемов добычи газа на шельфе и его экспорту, увеличению глубины переработки нефти до позиций, которых западные компании достигли еще 10 лет назад.

Авторы исследования, представляющие Энергетический центр Московской школы управления СКОЛКОВО: директор Григорий Выгон, руководитель направления «Стратегия и развитие бизнеса» Антон Рубцов, главный экономист Сергей Ежов, аналитик Дарья Козлова, рассматривая новую таможенную политику государства, неожиданно для многих задаются вопросами: оптимальны ли планы модернизации российских НПЗ в условиях отсутствия долгосрочной стратегии развития отрасли и как они соотносятся с прогнозами предложения и спроса на конечную продукцию?

Система-компромисс

Немного о самой системе «60-66-90-100». «Ручное» управление налоговым режимом возникло как компромисс между нефтяными компаниями и различными федеральными органами исполнительной власти, расходящихся в воззрениях на перспективы развития отрасли. Суть введенной с 1 октября 2011 г. системы «60-66» – в выравнивании пошлин на нефтепродукты (60% – это коэффициент для расчета пошлины на нефть, 66% – уровень пошлины на нефтепродукты в процентах от пошлины на нефть). Однако на этот же период пришлась борьба за снижение цен на бензин и последующая борьба с дефицитом бензина. Поэтому пошлины были выравнены только на средние дистилляты и мазут, а пошлина на бензин была закреплена на повышенном уровне 90%. Чтобы создать еще больше стимулов для строительства углубляющих процессов, пошлина на мазут с 2015 г. увеличится до 100%. Таким образом, система «60-66» преобразовалась в систему «60-66-90-100».

Авторы исследования считают, что введение таможенного режима «60-66-90-100» сыграло положительную роль в развитии нефтегазовой отрасли – позволило улучшить экономику нефтедобычи и запустить процесс модернизации нефтеперерабатывающей отрасли.

Эксперты показывают эволюцию политики таможенного регулирования. Предыстория такова: «До 2003 г. пошлина на мазут составляла около 0,5 от пошлины на нефть, а пошлины на светлые нефтепродукты были на уровне 0,8 – 1,2 от пошлины на нефть. В конце 2003 г. пошлины на все нефтепродукты были выравнены на уровне 90% от экспортной пошлины на нефть. В 2005 г. была вновь введена дифференциация, в результате до 2011 г. пошлины на темные нефтепродукты составляли около 40%, а на светлые – около 72% от пошлин на нефть. Действовавшая система таможенных пошлин приводила к чрезмерному стимулированию роста первичной переработки нефти с увеличением объема экспорта нефтепродуктов, преимущественно высокосернистого мазута и газойля. В 2000 – 2010 гг. объем переработки нефти вырос на 80 млн тонн, а экспорт нефтепродуктов – на 60 млн тонн. При этом фактически отсутствовали экономические стимулы к модернизации мощностей переработки нефти из-за пониженной ставки пошлины на мазут» (рис. 1).
Рис. 1. Объем первичной переработки нефти и изменение экспортных пошлин
Источник: ЦДУ ТЭК, Энергетический центр бизнес-школы СКОЛКОВО
Таким образом, дифференциация ставок таможенных пошлин на нефть и нефтепродукты представляла собой, по сути, значительную субсидию нефтепереработке. Величина «субсидии», исходя из всего объема экспорта нефтепродуктов, доходила до 20 млрд долл. в год и увеличивалась при росте цены «Юралс» (рис. 2).
Рис. 2. «Субсидия» государства нефтепереработке за счет применения пониженных ставок экспортных пошлин на нефтепродукты
Источник: ЦДУ ТЭК, ЦБ РФ, ФТС, Энергетический центр бизнес-школы СКОЛКОВО
При значительной прибыли нефтепереработки это не привело к инвестиционным вложениям в отрасль. Стратегия большинства компаний заключалась в получении максимального денежного потока за счет дозагрузки простаивающих мощностей, а не модернизации процесса производства.

Налоговая реформа с введением формулы «60-66» должна была повысить доходы нефтекомпаний от экспорта нефти и заставить их повышать глубину переработки. Если до 2011 г. стояла задача простой переработки нефти, то теперь стимулируется строительство комплексов гидрокрекинга, направленных на производство дизельного топлива. К дифференциалу между ценами на дизельное топливо и мазут добавляется дополнительная премия. Но рост пошлины на темные нефтепродукты, замечают авторы исследования, вовсе не подорвал экономику небольших неэффективных НПЗ («самоваров»), поставляющих на экспорт мазут. И вместо нерентабельности малая нефтепереработка переживает небывалый бум. Загрузка российских мини-НПЗ продолжает расти из месяца в месяц, что указывает на высокую доходность их работы. Такая динамика связана с тем, что, несмотря на повышение средних пошлин на нефтепродукты с уровня 55% до 66% от пошлин на нефть, при достаточно высоких ценах (в 2012 г. средняя цена «Юралс» составила 110,5 долл/барр.) первичная переработка остается выгодней экспорта нефти.

Логистика и конфигурация НПЗ

Авторы, исследуя экономику российских НПЗ, называют их главные проблемы – недостаток вторичных мощностей и плохую логистику (удаленность от внешних рынков при избытке мощностей переработки для обеспечения внутреннего спроса). Средний российский нефтеперерабатывающий завод из-за худших выходов и качества продуктов проигрывает в доходности среднему крекинговому европейскому НПЗ около 83 долл. на тонну перерабатываемой продукции. А высокие транспортные затраты по доставке нефтепродуктов до основных экспортных рынков приводят к потере части маржи переработки. В результате экспорт нефтепродуктов с завода, расположенного в Центральном регионе, обходится дороже, чем экспорт нефти, в среднем, на 50 долл/т. В то же время субсидирование экспортных пошлин на нефтепродукты относительно экспортных пошлин на нефть, действующее в настоящее время, более чем компенсирует российским нефтеперерабатывающим заводам отставание. При существующей системе таможенных пошлин маржа российских заводов лучше европейских, и даже худшие НПЗ генерируют положительную чистую маржу (рис. 3).
Рис. 3. Ранжирование российских НПЗ по чистой марже переработки на 2011 г.
Источник: Энергетический центр бизнес-школы СКОЛКОВО
Рис. 4. Ранжирование российских НПЗ по конфигурации и логистике*
Источник: Энергетический центр бизнес-школы СКОЛКОВО
* Площадь круга соответствует величине чистой маржи НПЗ в системе «60-66-90», при цене «Юралс» 109 долл./барр. и с учетом фактических премий внутреннего рынка 2012 г. к расчетному экспортному паритету
В части эффективности строительства первичной переработки через систему «60-66-90-100», заявляют авторы исследования, государство посылает бизнесу неверные сигналы. В результате компании принимают неоправданные решения относительно строительства новых простых НПЗ, дополнительных мощностей первичной переработки или чрезмерно высокой модернизации вместо закрытия части неэффективных первичных мощностей переработки (рис. 4). «Это удивительный факт, но многие компании по-прежнему хотят строить простые заводы, причем многие из этих заводов находятся достаточно далеко от основных рынков», – резюмирует Г. Выгон.
Политика в сфере таможенного регулирования привела к стимулированию первичной переработки.
Наибольший прирост продукции обеспечивает строительство новых мощностей на экспортно-ориентированных НПЗ юга России – Туапсинский (+7,6 млн тонн), Афипский (+6 млн тонн), Новошахтинский (+4,5 млн тонн), Краснодарский (+5 млн тонн).

Также высока доля региональных НПЗ – ТАНЕКО (+7 млн тонн), Антипинский НПЗ (+3,7 млн тонн), Яйский НПЗ (+6 млн тонн). По многим проектам прирост мощностей можно считать свершившимся фактом – это Туапсинский НПЗ, первые очереди ТАНЕКО и Яйского НПЗ. Реализация других проектов будет зависеть, главным образом, от государственной политики.

Заметим также, что сегодня, несмотря на то что половина продукции нефтепереработки экспортируется, практически весь экспорт приходится на дизельное топливо, мазут и нафту.

Экспорт. Нефть или нефтепродукты?

Эксперты СКОЛКОВО подвергают сомнению общепринятые представления о том, что экспортировать следует продукты более высокого передела: вместо сырой нефти – продукты нефтепереработки. Аргументы просты: это имеет смысл только в случае если производство продукции более высокого передела добавляет стоимость. Но так уж сложилось, что рентабельность экспорта российских НПЗ обеспечивается исключительно за счет таможенной субсидии. Отсталая структура продукции переработки усугубляется более высокими затратами на транспортировку на экспорт российских нефтепродуктов по сравнению с затратами на экспорт нефти.
Рис. 5. Баланс производства и потребления бензина после модернизации
Источник: Энергетический центр бизнес-школы СКОЛКОВО
Модернизация российских НПЗ сегодня происходит под административным давлением так называемых четырехсторонних соглашений. По прогнозам, если планы компаний, зафиксированные в них, будут полностью реализованы, объем первичной переработки вырастет до 296 млн тонн (на 25%) к 2020 г., глубина переработки – с 72% до 85%. Что касается автомобильного бензина, то при полном выполнении инвестиционных планов его производство к 2020 г. значительно превысит потребность (55 млн тонн при потребности не более 40 – 45 млн тонн). Тогда в стране сложится избыток бензина, рынка для которого сегодня нет, предупреждают эксперты (рис. 5). Более того, производство свыше 110 млн тонн дизельного топлива с содержанием серы менее 10 ppm также создаст проблему сбыта в Европе, что одновременно с сокращением экспорта прямогонного мазута и вакуумного газойля окажет существенное влияние на загрузку вторичных мощностей и экономику европейских НПЗ. Возникает риск создания избыточных мощностей и перепроизводства, с чем уже сталкивалась нефтепереработка США и Европы. В случае отмены таможенной субсидии большинство российских НПЗ (прежде всего c плохой конфигурацией и большой удаленностью от рынков сбыта), даже после модернизации, окажутся нерентабельными. На таких заводах объем переработки будет снижаться, а наименее эффективные НПЗ могут закрыться.
Баланс по бензину определяет ключевые задачи модернизации и таможенной политики.
С. Ежов в «Независимой газете», комментируя результаты исследования, делает далеко идущие выводы: «Парадоксальным образом стимулирование развития экспортно-ориентированной глубокой переработки нефти приведет к дополнительным потерям бюджета в будущем».

Модернизации мешает таможенный режим

В исследовании особо выделены недостатки систем» «60-66-90-100» (цитируем):
  • «Снижение ставки экспортной пошлины на нефть с 65% до 60% недостаточно для стимулирования нефтедобычи;
  • Ставка 60% не закреплена законодательно и может в любой момент измениться на основании постановлений Правительства РФ;
  • Простая переработка получает необоснованно высокую маржу;
  • Экономика строительства простых НПЗ положительна (в случае не очень значительного логистического отставания);
  • Дифференциация ставок экспортных пошлин на бензин и дизельное топливо (90% vs. 66% относительно ставок экспортных пошлин на нефть) искусственно создает экономические преимущества строительства установок гидрокрекинга по сравнению с каталитическим крекингом, тем самым стимулируя производство избыточного дизельного топлива вместо дефицитного бензина;
  • Единая пошлина на темные нефтепродукты не учитывает технологические различия их производства. В частности, не обосновано повышение с 2015 г. экспортной пошлины на масла;
  • Бюджет из-за разницы пошлин на нефть и нефтепродукты по-прежнему теряет около 20 млрд долл. в год, после модернизации потери только увеличатся;
  • Принятие системы «60-66-90-100» на неопределенный срок отложило реформу в нефтедобыче, направленную на создание новой налоговой системы, основанной на обложении финансового результата».
Поскольку система «60-66-90-100» недостаточно оптимальна, в ближайшее время возможна ее корректировка. Но правительство уже не имеет полной свободы в таможенной политике. При вступлении в ВТО Россия приняла на себя обязательства по предельным ставкам таможенных пошлин на нефтепродукты, которые закреплены на действующем уровне по отношению к предельной ставке таможенной пошлины на нефть. Таким образом, чтобы снизить субсидии по переработке, правительство должно либо внести изменения в обязательства перед ВТО, что проблематично, либо снизить пошлину на нефть с компенсирующим увеличением налога на добычу полезных ископаемых. Учитывая существование значительного количества льгот по НДПИ, а также ежегодное увеличение объемов льготируемой нефти, точно оценить долгосрочные последствия таких решений достаточно сложно.

Авторы исследования все же предлагают несколько теоретически возможных сценариев изменения таможенной политики в отношении нефти и нефтепродуктов (табл.).
Табл. Возможные сценарии введения экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты
Источник: Энергетический центр бизнес-школы СКОЛКОВО
Аналитики считают, что сближение пошлин на нефть и нефтепродукты позволит изъять необоснованные сверхдоходы в переработке в пользу добычи, а также дополнительно простимулировать глубокую модернизацию НПЗ при отказе от неэффективных инвестиционных проектов на «самоварах». Оптимальные размеры соответствующих понижающих коэффициентов к ставке пошлины на нефть и новая ставка НДПИ должны быть посчитаны с учетом их влияния на объемы переработки и выпуска бензина.

Естественно, модернизация российских НПЗ сама по себе не является самоцелью. Лишь настройка режима таможенных пошлин путем модификации системы «60-66-90-100» и сокращения объема избыточных первичных мощностей может обеспечить в России оптимальную структуру перерабатывающей отрасли. С такими выводами сколковских экспертов трудно не согласиться.

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Просмотров статьи: 8409

    Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru