Научно-экономические основы горной ренты и экономические проблемы регулирования отношений недропользования

Scientific and economic framework for mining rent and economic problems on relations subsoil use

Yu. MAKARKIN, Moscow office Surgutneftegaz OJSC

Используемое экономическое понятие «природная рента» объединяет такие виды, как «земельная рента», «горная рента», «лесная рента», «водная рента» и «экологическая рента», соответствующие различным природным ресурсам, использование которых является основой возникновения рентных отношений.

Аrticle about the regulation of rental relations.

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Появление первой из них – земельной ренты – произошло в ранний период развития капитализма, когда основным источником дохода земельных собственников стал рентный доход. Впоследствии была разработана теория дифференциальной земельной ренты, созданная классиками английской политической экономии А. Смитом и Д. Риккардо и развитая в работах К. Маркса. Было доказано, что рентный доход образуется в условиях, когда разные по плодородию и географическому размещению земельные участки имеют различные естественные производительные возможности, а продукты земли продаются по средним ценам, соответствующим средним общественно необходимым затратам. Размер рентного дохода и процент на вложенный в землю капитал составляли плату за пользование земельными ресурсами или собственно цену земельного участка.

Горная рента как практически используемая в России категория исторически возникла в форме горной подати, которая взималась государством с частных горнопромышленников за предоставленные им права на разработку недр. Горная подать исходила из горной регалии, т. е. исключительного права государства на недра. В России горная подать была введена при Петре I одновременно с установлением горной регалии и горной свободы, т. е. права всех и каждого искать и добывать полезные ископаемые в любом регионе страны. Горная подать составляла десятую часть валовой добычи полезных ископаемых и оплачивалась натурой.

ГОРНАЯ РЕНТА

Основой возникновения дифференциальной горной ренты I является различная естественная производительность труда при разведке, освоении и разработке месторождений, обусловленная влиянием геолого-экономических, горнотехнических, географо-экономических, инфраструктурных характеристик, именуемых рентными факторами. Коротко это можно определить так: количество месторождений полезных ископаемых в недрах не беспредельно, а качество их весьма различается.

Местоположение объектов недропользования имеет существенное значение для образования дифференциальной ренты I рода. Это обусловлено не только разницей удельных затрат труда в различных климатических условиях, но и необходимостью транспортировки сырья к местам потребления на значительные расстояния. В этом случае иногда даже бедное месторождение, но расположенное в освоенном районе, будет более эффективным источником дифференциальной ренты I.

Дифференциальная рента II может образоваться за счет отдачи последовательных затрат при росте извлечения полезного компонента, снижении уровня потерь полезного ископаемого, более комплексном использовании минерального сырья, изменении производственной мощности предприятия. Однако ее конкретное определение связано с большими условностями, поэтому ее использование при определении рентных платежей не производится.

Возрастающие общественные потребности и спрос на минерально-сырьевую продукцию вынуждают переходить от разведки и освоения природноограниченных эффективных месторождений полезных ископаемых к худшим месторождениям, требующим более высоких удельных капитальных и эксплуатационных затрат. В результате у недропользователей, разрабатывающих относительно лучшие месторождения, возникает добавочная прибыль, т. е. дифференциальная рента. Как известно, существуют две формы дифференциальной ренты. Образование дифференциальной ренты I связано с различиями производительности труда, обусловленными различной естественной продуктивностью лучших и худших месторождений полезных ископаемых. Образование дифференциальной ренты II связано с неодинаковой производительностью труда в результате более эффективных дополнительных капитальных вложений и эксплуатационных затрат на относительно лучших месторождениях. Очевидно, что в рыночной экономике освоение худших месторождений производится лишь при инвестиционной привлекательности, определяемой приемлемой для инвестора внутренней нормой прибыли.

НЕФТЯНАЯ РЕНТА

Заметим, что дифференцированная зависимость издержек на добычу от естественных условий месторождений сохраняется при любых уровнях цен. Меняются лишь сама величина добавочного дохода и число месторождений, имеющих инвестиционную привлекательность. Современный нефтяной бум обусловил потоки ценовой ренты, часто именуемой экономической рентой. В значительной степени она изымается у крупных отечественных экспортеров путем экспортной пошлины, ставки которой возрастают с ростом цен, а также ценовым коэффициентом при определении ставок НДПИ на нефть. Общность природы и источников горной ренты не исключает ее отраслевых особенностей для основных групп минерального сырья. Так, М.Д. Белонин и В.И. Назаров предложили следующую классификацию источников нефтяной ренты:

1. Рента продуктивности образуется при разработке месторождений с лучшими горно-геологическими характеристиками; высокими дебитами скважин, большими мощностями продуктивных горизонтов, крупными запасами залежей, незначительной глубиной их залегания. Дополнительный доход в данном случае возникает за счет сокращения эксплуатационных скважин и их стоимости и, следовательно, капитальных вложений, сокращения затрат на обслуживание эксплуатационного фонда скважин, в конечном итоге уровня себестоимости добычи.

2. Рента местоположения образуется за счет благоприятного расположения разрабатываемых месторождений по отношению к потребителям и сокращением в связи с этим транспортных расходов.

3. Рента качества возникает при переработке высококачественных нефтей и газов.

4. Рента по взаимозаменяемости I возникает за счет технологических преимуществ использования нефти и газа по сравнению с другими видами топлива. Возможность учета этого эффекта должна обеспечиваться правильным соотношением цен на различные виды энергоресурсов.

5. Межгосударственная рента, возникающая за счет разницы внутренних и мировых цен (имеет временный характер).

Указанные составные элементы нефтяной ренты формируются за счет различий в природных условиях и поэтому относятся к дифференциальной ренте. Наряду с дифференциальной нефтяной рентой существует еще так называемая экономическая рента, которая возникает при условии превышения цен на нефть над индивидуальными издержками не только на лучших из разрабатываемых месторождений, но и на худших из вводимых в промышленный оборот.

Раздельное количественное определение дифференциальной горной ренты первого и второго рода при недропользовании практически нереально вследствие разнонаправленного действия природных факторов, производственно-технологических и организационно-управленческих факторов, конъюнктуры. Поэтому в зарубежной добывающей промышленности не практикуется суммарное определение и изъятие дифференциальной горной ренты. Используется система изменяющихся рентных платежей и льготных скидок, имеющих функциональное назначение. Это позволяет проводить гибкую политику по рациональному использованию разведанных запасов месторождений полезных ископаемых и их воспроизводству.

РЕНТА И ДОХОДЫ

В настоящее время проблема практического использования механизма установления и изъятия горной, в особенности нефтяной, ренты или рентных платежей, приобрела большое социально-экономическое значение.

Государственная собственность на недра определяет право определять и регулировать рентноориентированные отношения недропользования.

Известны радикальные предложения некоторых политических деятелей и ученых о необходимости налогообложения минерально-сырьевого сектора экономики путем изъятия всей горной ренты. При этом без расчетных обоснований возможные суммы годовых изъятий горной ренты оцениваются в десятки миллиардов долларов, что позволяет заявлять о возможности резкого увеличения темпов экономического роста и повышения благосостояния народа. Предлагается перестроить систему государственных финансов, с тем чтобы главной составляющей доходов бюджета стали первичные доходы, получаемые страной от эффективного использования своего природно-ресурсного потенциала.

Рассуждения о возможных колоссальных бюджетных доходах за счет полного изъятия у недропользователей горной ренты нередко подкрепляются ссылками на нефтедобывающие государства Ближнего Востока и другие страны. При этом допускается несопоставимость природных, климатических и основных геолого-промысловых характеристик российских и зарубежных месторождений, в результате которых наши приведенные удельные затраты получаются в среднем в десятки раз большими, а доходы от добычи существенно меньшими.

Реализация предложения о радикальной реформе финансовой и налоговой системы страны в настоящее время не реальна и не соответствует принятому курсу на постепенное расширение рентоориентированных отношений недропользования. Актуальным вопросом остается методическое и практическое решение экономически обоснованного разделения массы прибыли на доли государства и инвестора.

Известны также предложения об утверждении соответствующими государственными органами дифференцированного нормального уровня эффективности недропользования. При этом дифференцированный уровень нормальной эффективности устанавливается на базе средней величины банковской кредитной ставки, но всегда выше ее, так как призван обеспечить расширенное производство. Это не вписывается в условия рыночной экономики.
В качестве налоговой базы предлагается также превышение фактической прибыльности над среднеотраслевой, скорректированной к условиям и текущему состоянию разработки конкретного месторождения. При этом прибыль добытчика регулируется в пределах среднеотраслевой нормы; при достижении эффективности сверх среднеотраслевой получаемая норма и сумма прибыли возрастают, при снижении – снижаются. В качестве показателя экономической эффективности предлагается использовать отношение накопленных с установленной даты (начала разработки, начала этапа, начала налогового периода) доходов к накопленным за тот же период затратам, дисконтированным к текущему моменту времени (окончанию очередного налогового периода).

КАКОВ ОПТИМАЛЬНЫЙ БАЛАНС?

Горная рента зачастую понимается как сверхприбыль. Однако что относить к «нормальной» прибыли, учитывая резкую дифференциацию параметров рентообразующих факторов? В 2002 г. в целом по 8 крупнейшим нефтяным компаниям, на которые приходится более 80% нефтедобычи в стране, рентабельность к затратам составила 24,3% при средней мировой цене нефти марки «Юралс» в размере 23,9 долл. США за баррель. При этом средний уровень рентабельности в промышленности (по данным Госкомстата России) за 2002 г. составил 14,1 %. Поэтому если условно определить «сверхприбыль» в нефтяной отрасли как часть прибыли, получаемой в результате превышения уровня рентабельности над уровнем рентабельности в целом по промышленности, то величина «сверхприбыли» составит примерно 4,2 млрд долл. США, а с учетом роста добычи нефти в 2005 г. по сравнению с 2002 г. «сверхприбыль» в нефтяной отрасли можно оценить на значительно более высоком уровне. Такая «сверхприбыль» включает в себя помимо горной ренты и дополнительные доходы, обусловленные другими факторами, в том числе применением высокоэффективных технологий нефтедобычи, более квалифицированной рабочей силы и т. п.

Очевидно, что изыматься должна только та часть прибыли, которая с точки зрения государства может быть признана неэффективно используемой, в качестве таковой (с определенными оговорками) могут быть признаны выплаты дивидендов в чрезмерных размерах, а также вложения в непрофильные активы. В 2002 г. в целом по нефтяной отрасли на выплату дивидендов было использовано 3 млрд долл., а на приобретение активов – 2,8 млрд долл.; в 2003 г., соответственно, 5,6 млрд долл. и 5,5 млрд долл. Вместе с тем следует учесть, что в настоящее время примерно одна треть всей добываемой в стране нефти (порядка 150 млн тонн в год) может рассматриваться в качестве «рисковой», добыча и реализация которой характеризуется наименее благоприятными экономическими условиями. Речь, в частности, идет о поставках на экспорт с использованием на значительных расстояниях железнодорожного транспорта, о нефти, добываемой на месторождениях, находящихся в завершающей стадии разработки, а также на новых месторождениях – вне зоны развитой инфраструктуры. Поэтому увеличение уровня изъятия не должно привести к убыточности добычи такой нефти. Кроме этого, необходимо учитывать различную эффективность для нефтяных компаний реализации нефти на внутреннем рынке и при поставках на экспорт.

АРГУМЕНТЫ НАУКИ

Академик А.Г. Грязнова считает, что развитие налогообложения нефтяной промышленности предполагает постепенный переход от непосредственного учета природных, географических и далее – технологических особенностей месторождений к косвенному учету всех этих и многих других факторов через экономические показатели: капитальные вложения в месторождение, величину и структуру затрат, стоимость добываемого и реализуемого углеводородного сырья, срок окупаемости, рентабельность. Подобный подход позволит определить реальную создаваемую стоимость и выявить в ней долю ренты, подлежащей уплате государству. Следует уточнить, что природные и другие факторы через экономические показатели учитываются непосредственно при технико-экономическом обосновании целесообразности освоения месторождения. Индивидуальная геолого-экономическая оценка месторождения обеспечивает непосредственный учет всех его факторов, а использование экономических показателей по ряду месторождений для разработки коэффициентов, учитывающих различные свойства этих месторождений, является косвенным, а значит, менее точным учетом этих свойств для определения налоговых ставок.

Предлагаемый нами метод рентного налогообложения в недропользовании в перспективе может быть использован для месторождений углеводородного сырья. При этом горная рента оценивается как величина создаваемой рыночной стоимости при нефтедобыче и выражается основным показателем ее эффективности – дисконтированной стоимостью.

В категориях денежных потоков как экономическая выгода, так и экономические издержки определяются как конечный результат в виде увеличения (выгоды Пг) или уменьшения (издержек Кг) настоящих и будущих денежных потоков; tЭ, – срок эксплуатации объекта, tc – срок строительства добывающего комплекса (лаг запаздывания начала добычи), Е – норма дисконта на уровне минимально приемлемой нормы прибыли, А – амортизационные отчисления в части реновации.

Таким образом, NPV-NPV (Пг, Кг, tЭ, tc, E, А).

Принимаются три допущения относительно поведения показателей, характеризующих ренту первого и второго рода:

1. Различие в природных качествах месторождений определяется показателями чистого годового дохода и сроком эксплуатации объекта, обусловленного объемом запасов полезного ископаемого. Различие в технико-экономическом уровне эксплуатации определяются характеристиками размера инвестиций и сроком строительства добывающего комплекса. Другими словами, рента первого рода образуется за счет увеличения среднегодовой доходности и срока эксплуатации, а рента второго рода – за счет увеличения инвестиций с учетом срока строительства месторождения (рудника).

2. Любое приращение ренты должно сопровождаться разделом этого прироста на доли ренты первого и второго рода в силу их взаимозависимости. Это означает, что увеличение среднегодовой доходности может являться результатом не только увеличения ренты первого рода , но и одновременным увеличением ренты второго рода.

3. В процедуре расчета показателей, связанных с определением долей государства и инвестора, следует предусмотреть экономический механизм, стимулирующий инвестора к использованию новых технологий. Экономический механизм оперирует категориями доходности, среднегодовая доходность и нормальная прибыль. Использование нормальной прибыли позволяет проследить действие механизма изменения ренты второго рода, поскольку нормальная прибыль определяется средневзвешенной стоимостью капитала (инвестиций) с поправкой на риск проекта. Первое допущение позволяет разделить горную ренту на ренту первого и второго рода. Сумма полученных долей равняется величине общей горной ренты, то есть горная рента представляется в виде арифметической суммы обоснованных долей. В то же время если предположить, что дифференциальную горную ренту определяют все факторы производства (труд, капитал, недра), то отсюда следует, что дифференциальную горную ренту первого и второго рода определяют факторы природного качества и технико-экономического уровня эксплуатации объекта недропользования соответственно. Таким образом, решение проблемы раздела горной ренты сводится к оценке предельной нормы замещения этих рентообразующих факторов.

Предложения по рентному налогообложению можно сформулировать следующим образом:

– налоговой базой является годовая горная рента, которая оценивается как чистая прибыль, уменьшенная на величину нормальной прибыли;

– налоговая ставка может быть принята на едином уровне на весь период отработки месторождения (но может ежегодно пересчитываться с учетом доходов и затрат недропользователя). Налоговая ставка есть часть горной ренты, относимая на долю государства;

– налоговые отчисления принимаются на уровне горной ренты первого рода и оцениваются как произведение налоговой базы и налоговой ставки. Часть горной ренты принимается за ренту второго рода и зачисляется вместе с нормальной прибылью в доход недропользователя;

– налог на добычу и другие налоги зачисляются в доход государства.

УЧЕТ ВЗАИМНЫХ ИНТЕРЕСОВ

Реализация метода рентного налогообложения дает возможность оценивать чрезмерность или недостаточность налоговой нагрузки для конкретного объекта недропользования. В первом случае может быть определен экономически обоснованный размер налоговых льгот, а во втором – экономически обоснован размер дополнительных налоговых отчислений в бюджеты различных уровней. Интересы государства и инвестора-недропользователя при налогообложении целесообразно согласовывать путем обоснованного раздела горной ренты на доли государства (рента первого рода) и инвестора (рента второго рода), обусловленные, соответственно, природными качествами объекта и технико-экономическим уровнем его эксплуатации. Горная рента первого рода может быть интерпретирована как дифференцированная величина специального рентного налога на добычу полезных ископаемых.

Законодательное, нормативно-правовое и организационное обеспечение рентных отношений недропользования и их регулирование не должно замыкаться исключительно на задачи роста бюджетных доходов, но, с учетом особенностей отраслевого и регионального состояния минерально-сырьевой базы, обеспечивать стратегические задачи ее развития.

Литература

  1. Бабак С.В., Белов Ю.П., Макаркин Ю.Н. Стратегическое управление нефтяной компанией. М., 2004.
  2. Белонин М.Д., Назаров В.И. Нефтяная рента как основа национального богатства России: труды Ш международной конференции «Теория и практика оценки нефтяных объектов». Санкт-Петербург, 2004.
  3. Клубничкин М. Налоги и инвестиционный климат // Нефтегазовая вертикаль. 2004.
  4. Лысенко В.Д. Влияние налогов на эффективность разработки нефтяной залежи // Нефтяное хозяйство. 1996 . №3.
  5. Орлов В.П., Немерюк Ю.В. Рента в новой системе налогообложения. Минеральные ресурсы России // Экономика и управление. 2003. №3.
  6. Разовский Ю.В. Горная рента: экономика и законодательство. М., 1999.
  7. Хакимов Б.В. Горная рента как сверхнормативная прибыль // Бурение и нефть. 2004. №4.

References

  1. Babak S. V., Belov Y. P., Makarkin Y. N. “Strategic Management of an Oil Company”. М., 2004.
  2. Belonin M. D., Nazarov V. I. “Oil Rent as the Basis of Russian National Wealth: Transactions of the III International Conference “Theory and Practice of Oil Objects Estimation”. St. Petersburg, 2004.
  3. Klubnitchkin M. “Taxes and Investment Climate”// Oil and Gas Vertical. 2004.
  4. Lycenko V. D. “Influence of Taxes on an Oil Poll Development Efficiency”// Oil Industry. 1996 . №3.
  5. Orlov V. P., Nemeryuk Y. V. “Rent in the New Taxation System. Mineral Resources of Russia”// Economics and Management. 2003. №3.
  6. Razovsliy Y. V. “Mining Rent: Economics and Legislation”. М., 1999.
  7. Khakimov B. V.”Mining Rent as Excess Profit”// Drilling and Oil. 2004. №4

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Макаркин Ю.Н.

    Макаркин Ю.Н.

    д.э.н., директор

    Московское представительство ОАО «Сургутнефтегаз»

    Просмотров статьи: 6861

    Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru