Обеспечение национальных интересов России при взаимодействии с Китаем в нефтегазовой сфере

Ensuring of Russian national interests while interacting with China in oil & gas sphere

A. KORZHUBAEV, Institute of economics and organizing of industrial production, Siberian Department of Russian Academy of sciences

В современной экономической и политической ситуации в мире, при усилении неопределенности на атлантическом направлении, для России особое значение приобретает повышение экономической и политической роли в странах Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Важнейшее условие обеспечения экономической безопасности и усиления позиций страны в качестве глобальной энергетической державы – организация адекватного вхождения российских компаний в нефтегазовый бизнес на потенциально крупнейший в мире – китайский – рынок нефти и газа, установление контроля над частью системы энергообеспечения этой страны. Это потребует принятия ряда крупных хозяйственных решений, требующих комплексного обоснования, прежде всего, на предмет их соответствия долгосрочным государственным интересам Российской Федерации.

On importance of increasing economical and political role of Russia in countries of Asian-Pacific Region (APR)

Китайский фактор в росийской внешне экономической стратегии

Китайская экономика – третья (с 2007 г. после США и Японии) по совокупному объему ВВП (в 2008 г. свыше 4,2 трлн долл. по текущему валютному курсу) и самая быстроразвивающаяся из крупных экономик в мире, Китай – второй глобальный потребитель энергетических ресурсов (свыше 2,3 трлн тонн условного топлива в год). Продолжение быстрого экономического роста, увеличение численности и повышение уровня жизни части населения, модернизация промышленности, сельского хозяйства и транспорта требуют дальнейшего роста потребления энергетических ресурсов. В настоящее время Китай – второй в мире потребитель нефти, а китайский рынок газа – самый быстрорастущий в мире. В 2008 г. потребление нефти в Китае, Сянган (Гонконг) и Макао (Аомынь) составило свыше 400 млн тонн; потребление газа достигло почти 80 млрд м3. За последние десять лет свыше 40% (в 2008 г. – 120%, с учетом падения в других странах) мирового нетто-прироста потребления нефти приходилось на Китай (рис. 1).

Как показывает анализ принимаемых вертикально-интегрированными нефтегазовыми компаниями (ВИНК) хозяйственных решений, пока у России нет согласованной позиции (в том числе переговорной позиции) по отношению к Китаю в энергетическом секторе, отсутствует должное понимание угроз и перспектив на китайском направлении, что может приводить к серьезным экономическим и политическим потерям. В рамках государственной политики необходимо формирование единой для всех нефтегазовых компаний системы приоритетов и принципиальных условий при работе с китайскими партнерами, выполнение которых позволит обеспечить национальную безопасность России, ее экономические и геополитические интересы, не допустить вовлечения китайских финансовых ресурсов в передел собственности в стратегических отраслях российской экономики. Только при условии активной дипломатической и военно-политической поддержки крупнейшие российские, контролируемые государством – Газпром, включая «Газпром нефть», «Роснефть», а также государственно ответственные частные нефтегазовые компании – ЛУКОЙЛ, «Сургутнефтегаз», ТН К-ВР смогут превратиться в лидеров мирового нефтегазового бизнеса, а средние компании – занять достойное место в международном разделении труда.

О ситуаци в нефтяном секторе КНР

До 1993 г. Китай являлся нетто-экспортером нефти, добывая сырья больше существовавшего потребления нефти и нефтепродуктов (включая технологические нужды промыслов, трубопроводов, НПЗ, а также нормативные потери). Сейчас Китай – крупнейший (после США и Японии) импортер нефти в мире с устойчивой тенденцией увеличения внешних поставок. В 2008 г. при росте добычи до 190 млн тонн использование нефти и нефтепродуктов с учетом Сянгана и Аомыня превысило 400 млн тонн, нетто-импорт составил около 220 млн тонн.

Развитие экономики КНР происходит в основном по индустриальной модели Европы и Северной Америки с лагом в 25 – 35 лет (в зависимости от сегмента). Име- ет место массовое внедрение существу- ющих промышленных, энергетических, транспортных технологий с эксплуатационным ресурсом не менее 20 – 30 лет. Ввиду высо- кой инерционности технологических систем в ближайшие десятилетия в этой стране бу- дет происходить дальнейшее увеличение единичного расхода энергии и совокупного потребления энергетических ресурсов. В условиях изменения технологического уров- ня энергообеспечения, дальнейшей мото- ризации экономики и части населения, трансформации структуры топливно-энер- гетического баланса наиболее быстро будет расти спрос на нефть и газ. Ожидается, что к 2010 г. при стабилиза- ции годовой добычи нефти на уровне 184 – 185 млн тонн и начале ее постепенного



Рис. 1. Роль Китая в приросте глобального потребления нефти


снижения потребление нефти и нефтепродуктов в Китае составит не менее 456 млн тонн, соответственно нетто-импорт превысит 270 млн тонн. В дальнейшем продолжится тенденция падения добычи, особенно в традиционных районах (Дацин, Шэнли и др.), хотя в стране в целом резкого сокращения производства не произойдет: к 2020 г. добыча нефти составит около 172 млн тонн, а к 2030 г. снизится до 160 – 161 млн тонн. Продолжится рост потребления нефти и нефтепродуктов, хотя по мере технологического насыщения его темп будет постепенно замедляться: к 2020 г. объем спроса превысит 627 млн тонн, а к 2030 году – 707 млн тонн. В условиях сокращения добычи и увеличения потребления импортные поставки нефти и нефтепродуктов достигнут к 2020 г. 455 млн тонн, а в 2030 г. – не менее 546 млн тонн.

Ситуация в газовой сфере Китая

В условиях отсутствия собственных значительных разведанных запасов (менее 2,5 трлн м3) газа и развитой инфраструктуры его импорта объем добычи и потребления газа в Китае пока не слишком значителен. Энергетические потребности (за исключением сегмента моторного топлива, где доминируют нефтепродукты) пока в значительной мере покрываются более дешевым углем, добываемым на территории страны. Доля газа в структуре первичного топливно-энергетического баланса составляет чуть более 3%.

Для дальнейшего роста экономики Китай вынужден использовать все имеющие возможности обеспечения энергией: в стране реализуется программа строительства атомных станций, развиваются ветровая, солнечная и биоэнергетика. Однако в современных экономических и технологических условиях только традиционные источники – нефть, газ и уголь в состоянии реально покрыть возрастающие энергетические потребности страны. Добыча угля в Китае за последние пять лет возросла более чем в 2 раза и в 2008 г. превысила 2600 млн тонн, что составляет почти 45% от мировой добычи. Китай все более сталкивается с серьезными ограничениями в части увеличения техногенной нагрузки на окружающую среду, что в значительной мере связано с расширением систем добычи и использования угля. Все эти факторы вынуждают руководство КНР стимулировать развитие газовой промышленности и газообеспечения.

Развитие газовой промышленности происходит и будет происходить по двум основным направлениям – (1) расширение геологоразведочных работ и увеличение добычи газа в стране; (2) увеличение импорта. Только за последние шесть лет добыча газа в Китае возросла более чем в 2,5 раза – с 27,2 до 75 млрд м3. В результате интенсификации геологоразведочных работ сделан ряд открытий средних и мелких месторождений в Тариме, Ордосе, Сычуане и др. В 2007 г. крупнейшей нефтегазовой компанией Китая – CNPC было открыто газовое месторождение Лунган в Северо-Восточной впадине Сычуаньского бассейна (там же, где Пугуан) с запасами не менее 1 трлн м3 на глубине свыше 6,5 км. Перспективы открытия новых запасов также будут связаны только со сверхбольшими глубинами; это очень дорогой и тяжелоизвлекаемый газ, экономическая целесообразность добычи которого весьма сомнительна. Согласно планам развития инфраструктуры потребления газа, объем его использования в стране составит в 2020 г. – 176 млрд м3, в 2030 г. – 260 млрд м3. Импорт газа должен составить в 2020 г. – 78 млрд м3, в 2030 г. – 125 млрд м3.

В этих условиях Китай вынужден искать крупные источники поставок за рубежом, формировать инфраструктуру импорта газа. С 2005 г. из Австралии организован импорт сжиженного природного газа (СПГ) через терминал в Гуандуне. В 2008 г. импорт СПГ составил 5 млрд м3 в пересчете на исходное вещество, проектная мощность терминала – 5,1 млрд м3. Реализуются проекты строительства ряда новых терминалов СПГ, магистральных газопроводов из России и Центральной Азии. Развивается система внутрикитайских трубопроводов, протяженность которой в 2008 г. превысила 30 тыс. км: в 2001 г. введен в эксплуатацию газопровод «Сэнинлан» (протяженностью 953 км), в 2004 г. – транскитайский газопровод «Запад – Восток» (3,9 тыс. км), в 2005 г. газопроводы «Шаньцзин-2» (860 км) и «Чжуну» (738 км). В ближайшее время начнется строительство магистральных газопроводов «Запад – Восток-2» и «Запад – Юг».

Предполагается, что транскитайские магистральные газопроводы на западе страны будут связаны с Туркменистаном и Казахстаном, что должно обеспечить их загрузку в условиях недостаточности сырьевой базы в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Проект получил одобрение в Национальной комиссии по развитию и реформе и включен в общегосударственный план. Строительство магистральных газопроводов в Китай из Центральной Азии рассматривается как аргумент в переговорной позиции с Россией относительно условий поставок газа из Западной и Восточной Сибири (рис. 2).

В сложившейся ситуации целесообразно формирование контролируемых российскими компаниями, прежде всего, Газпромом, поставок сетевого и сжиженного газа из России и других регионов мира. Газпром как глобальная энергетическая компания имеет возможность вхождения в проекты поставок СПГ в Китай, организуемые международными (МНК) и транснациональными компаниями (ТН К) – BP, RD/Shell, ExxonMobil и др., из различных регионов мира по схеме замещения (SWAP), а также в обмен на ограниченный допуск их к проектам на территории Западной и Восточной Сибири. Создание инфраструктуры и организация крупномасштабных поставок позволит России занять доминирующие позиции на китайском рынке газа, контролируя 70 – 85% всех импортных поставок.

Интересы новых – крупнейших импортеров энергоносителей в международном нефтегазовом бизнесе

В ближайшие десятилетия тенденция опережающего роста спроса на энергоносители, прежде всего на нефть и газ, будет усиливаться. Открытие в последние годы в Китае (Ордосский, Таримский бассейны, Сычуаньский, Бохайваньский заливы и др.) большого количества средних и мелких месторождений углеводородов стимулирует развитие инфраструктуры транспортировки, переработки и потребления нефти и газа. Удовлетворить рост энергетических потребностей КНР ни сейчас, ни в будущем эти открытия не смогут. В этих условиях Китай вынужден искать источники поставок энергоносителей, прежде всего нефти, в различных регионах мира – на Ближнем Востоке (Иране, Омане, Саудовской Аравии и др.), в Южной Америке (Венесуэле, Боливии, Эквадоре и др.), в Африке (Анголе, Судане, Ливии, Марокко, Нигере и др.), СНГ (России, Казахстане, Туркменистане, Узбекистане, Азербайджане).

Азиатско-Тихоокеанские (прежде всего китайские компании) готовы работать в нефтепроизводящих странах на любых условиях, на которых они могут быть допущены к источникам сырья: торговые сделки (импортные операции), участие в капитале нефтяных компаний, получение концессий, сервисные контракты, подрядные работы и др. Наиболее предпочтительный для компаний стран-реципиентов вариант – прямой доступ к нефтяным активам (ресурсам и запасам углеводородов; объектам инфраструктуры) через получение лицензий на геологическое изучение, разведку и добычу углеводородов, участие в капитале нефтегазовых компаний и др.

Суммарные мощности по сырью НПЗ Китая, включая небольшие заводы, находятся на уровне 350 млн тонн в год. В 2006 г. объем первичной переработки нефти в Китае увеличился на 6,3% по сравнению с предыдущим годом, составив около 307 млн тонн. Производство светлых нефтепродуктов (бензина, авиакеросина и дизельного топлива) составило около 190 млн тонн, что недостаточно для удовлетворения внутренних потребностей. Ожидается, что к 2010 – 2012 гг. мощности по сырью китайских заводов возрастут на 100 – 110 млн тонн.

Частичная приватизация китайских НПЗ, в том числе иностранными инвесторами, могла бы быть выгодной для китайской экономики, если бы акционерами стали компании, которые гарантировали загрузку этих заводов сырьем и реинвестировали часть прибыли в модернизацию производства. Из иностранных компаний такие планы имеет, в частности, аффилированная с правительством Великобритании и контролируемая американским и британским капиталом компания ВР.

Однако наибольший интерес для Китая с позиции ресурсной обеспеченности, технологической эффективности и территориальной сбалансированности поставок представляют Россия и страны Центральной Азии.

Интересы Китая в росийском нефтегазовом бизнесе

Россия – крупнейший в мире производитель и экспортер (по совокупной энергетической ценности и совокупной выручке) нефти, нефтепродуктов и газа. Более 80% нефтяного и 100% газового экспорта осуществляется сейчас на атлантическом (западном) направлении. Из перспективных источников сырья к емкому рынку Китая наиболее приближены Западная Сибирь (восток ЯНА О, ХМАО, Томская область), Восточная Сибирь и Дальний Восток.



Рис. 2. Существующие и перспективные газопроводы в Центральной Азии, Западном Китае, на юге Западной Сибири


В этих условиях, исходя из базовых принципов нацио- нальной энергетической доктрины, Китай заинтересован, чтобы:
• приросты добычи и часть существующих экспортных поставок нефти из Западной Сибири, направляемых в основном в Европу, были переориентированы на китайский рынок;
• были организованы прямые поставки газа из Западной Сибири в Китай (через газопровод «Алтай»);
• новые поставки нефти и газа из Восточной Сибири и Дальнего Востока были направлены, в основном, на китайский рынок;
• были обеспечены приемлемые цены (ниже уровня рынка) и долгосрочная надежность (гарантии) поставок;
• был обеспечен доступ китайских компаний к добывающим активам в России.

В качестве важных условий такого проникновения в нефтегазовый сектор России Китай выдвигает заключение долгосрочных соглашений между правительствами Китая и России и нефтегазовыми компаниями, формирование прямой инфраструктуры транспорта нефти и газа, в частности – отвод (либо, что более предпочтительно для Китая, основное направление) от нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» по маршруту Сковородино – Дацин; строительство газопровода «Алтай» с интеграцией в действующую транскитайскую газопроводную систему «Запад – Восток», «Запад – Восток-2» и проектируемую систему «Запад – Юг». В существующих условиях компании КНР стремятся получить любой доступ к нефтяным и газовым активам в России, что является целью китайской стратегии постепенного проникновения в российские ключевые отрасли и сырьевые регионы с последующим установлением в дол- госрочной перспективе экономического контроля и, соответственно, усилением политического влияния на региональном и межгосударственном уровнях. Изучая ситуацию в России (в том числе учитывая современную позицию Правительства РФ по ограничению деятельности иностранных компаний в стратегических отраслях), китайцы пытаются максимально проникнуть в стратегические отрасли на тех условиях, которые действуют сейчас и будут действовать в ближайшей и среднесрочной перспективе. Одновременно, используя сейчас любую возможность проникновения в сырьевые секторы, китайские компании ожидают последующего изменения условий и работают в направлении такого изменения.

Условия реализаци росийских интересов при взаимодействи со странами АТР (прежде всего Китаем ) в нефтяном секторе Исходя из состояния и перспектив развития нефтяной и газовой промышленности России, устойчивых тенденций в системах энергообеспечения стран Азиатско-Тихоокеанского региона, долгосрочных международных процессов, важнейшими условиями реализации российских интересов при взаимодействии со странами АТР (прежде всего Китаем) в нефтяном секторе должны стать:
• долгосрочные гарантии закупок по обоснованно высоким ценам через межправительственные и корпоративные соглашения;
• контроль над инфраструктурой транспорта нефти из Центральной Азии в Китай, в частности нефтепроводом «Западный Казахстан – Западный Китай», через увязку вопросов доступа к управлению всей нефтепроводной системой Казахстана на китайском направлении и поставок нефти по маршруту Омск – Павлодар – Атасу – Алашанькоу;
• участие в контроле над инфраструктурой поставок нефти из России в Китай, в том числе нефтеналивным терминалом в порту Далянь (Дальний), возможным нефтепроводом «Сковородино – Дацин»;
• полный контроль над заводами Северо-Востока и Запада Китая, полная либо частичная загрузка сырьем которых предполагается за счет поставок из России, а также Казахстана, Туркменистана, Узбекистана; частичный контроль над существующими и новыми (в том числе через участие в строительстве) НПЗ в приморских и южных районах Китая;
• контроль над распределительными сетями нефтепродуктов, в том числе через покупку действующих и строительство новых АЗС;
• участие российских компаний в проектах разведки и добычи углеводородов на территории и континентальном шельфе Китая;
• участие российских компаний в акционерном капитале предприятий смежных отраслей (нефтехимия, электроэнергетика и др.).

Таким образом, Россия заинтересована в усилении реального экономического контроля над системой энергообеспечения Китая и других стран АТ Р; российские компании заинтересованы в крупном и динамичном рынке сбыта сырой нефти и нефтепродуктов при обеспечении максимального доступа к объектам инфраструктуры, получении прибыли в сегменте upstream и downstream от участия в добыче и переработке нефти на территории КНР, торговле нефтепродуктами на китайском рынке.

Выводы

Исходя из устойчивых геополитических и экономических интересов страны, региональных процессов в мировой экономике, тенденций в международной системе энергообеспечения Россия заинтересована в: усилении национального суверенитета над ключевыми отраслями экономики, прежде всего нефтегазовым комплексом; диверсификации экспортных поставок, за счет переориентации части потоков нефти газ с «перегретого», в основном стагнирующего европейского рынка на динамичные азиатско-тихоокеанские рынки (Китай, Японию, Корею и др.) при увеличении транзита через свою территорию на атлантическом направлении (Геную, Марсель, Роттердам и др.) казахстанских и туркменских нефти и газа; получении долгосрочных гарантий по закупкам нефти и газа по высоким ценам (с учетом последующего направления использования сырья); получении полного либо частичного контроля над транзитной и транспортной инфраструктурой на территории стран – новых крупных покупателей российских нефти и газа (Китая, Японии, Кореи и др.); участии в прибылях от реализации нефти и нефтепродуктов, газа, продуктов их глубокой переработки, а также гелия на территории стран – непосредственных реципиентов и третьих стран (Китая, Японии, Кореи, Индии, Малайзии, Филиппинах и др.).

Активное сотрудничество с традиционными и новыми крупными странами – импортерами в нефтегазовой сфере, несомненно, является важнейшим направлением усиления экономических и геополитических позиций России в мире, диверсификации экспорта, повышения структурной и территориальной сбалансированности нефтегазового комплекса, обеспечения экономической безопасности страны. Вместе с тем конкретные мероприятия и реальные шаги в рамках такого сотрудничества должны быть всесторонне обоснованы, экономически и политически оправданы с учетом интересов государства, нефтегазовых компаний, населения России.

Главный принцип взаимодействия – обоснованное усиление российских экономических позиций на территории стран-импортеров (прежде всего КНР, США, ЕС) при сохранении полного национального суверенитета над стратегическими объектами в России, особенно в восточных районах страны. Набор объективных факторов для реализации этого принципа в нефтегазовом комплексе имеется.

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Коржубаев А.Г.

    Коржубаев А.Г.

    д.э.н., профессор, заведующий отделом Института экономики и организации промышленного производства, заведующий сектором Института геологии нефти и газа СО РАН

    Просмотров статьи: 6070

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru