Сотрудничество стран БРИКС в энергетической сфере как фактор прогнозирования мирового энергопотребления

The cooperation of BRICS countries in the energy sector as a factor in forecasting global energy demand

A. MASTEPANOV, Analytical center for energy policy and security, IPNG RAS

Становление БРИКС как международной торгово-экономической организации. Проанализирован сложившийся формат БРИКС с его сильными и слабыми сторонами, дана оценка развитию многостороннего и двустороннего сотрудничества стран БРИКС в энергетической сфере. Выявлены наиболее перспективные направления энергетического сотрудничества (развитие атомной и традиционной, в том числе углеводородной, энергетики, энергоэффективность и энергоэффективные технологии, новые технологии и материалы для возобновляемой энергетики и технологии накопления и хранения энергии). Рассмотрены состояние и перспективы развития энергетического сотрудничества России с другими странами БРИКС (Бразилией, Индией, Китаем и ЮАР). Сделан вывод, что для обеспечения эффективного инновационно-технологического сотрудничества со странами БРИКС в энергетической сфере необходимо прежде всего создать эффективные условия привлечения финансовых ресурсов к реализации инновационных проектов в самой России.

The emergence of BRICS as an international trade-economic organizations. Analyzed existing format of the BRICS, with its strengths and weaknesses, an assessment of the development of multilateral and bilateral cooperation of the BRICS countries in the energy sector. Identified most promising areas for energy cooperation (nuclear power and traditional, including hydrocarbon, energy, energy efficiency and energy saving technologies, new technologies and materials for renewable energy and energy storage technologies and energy storage). Considered the state and prospects of development of energy cooperation of Russia with other BRICS countries (Brazil, India, China and South Africa). It is concluded that for effective innovation-technology cooperation with the BRICS countries in the energy sector, it is first necessary to create effective conditions of attraction of financial resources for realization of innovative projects in Russia.

Основными факторами, которые традиционно учитываются при прогнозировании как мирового энергопотребления, так и энергопотребления отдельных стран и регионов, прежде всего, выступают экономический рост и рост численности населения. Кроме того, на объемы и динамику энергопотребления влияют климатические особенности той или иной страны, структура экономики и энергопотребления (как по источникам энергоресурсов, так и по направлениям использования энергии), наличие и доступность энергоресурсов и цены на них, уровень энергоэффективности экономики, научно-технический прогресс и экологические ограничения, государственная политика в области энергообеспечения и энергетическая безопасность. Реже рассматриваются и такие факторы, как ускоренная урбанизация, повышение уровня жизни населения, интересы производителей и потребителей энергии, активность развивающихся рынков.
Однако надежность и точность прогнозирования мирового энергопотребления зависят и от того, насколько адекватно мы понимаем интеграционные процессы, разворачивающиеся в мире.
Так, создание Европейского Союза (ЕС) существенно повлияло на энергетическую политику входящих в него стран, на масштабы их энергопотребления и источники его покрытия.

В связи с присоединением ЮАР к БРИК с февраля 2011 г. эта группа стала стран начала носить название БРИКС.

Создание различных международных торгово-экономических организаций, – как имеющих целью формирование соответствующих зон свободной торговли (таких, как Североамериканское соглашение о свободной торговле – NAFTA, Транстихоокеанское партнерство, Евразийский экономический союз, обсуждаемое Трансатлантическое (Евроатлантическое) торговое и инвестиционное партнерство и др.), так и развитие многопрофильного сотрудничества в целях поддержания и укрепления мира, безопасности и стабильности в регионе, содействия построению нового демократического, справедливого и рационального политического и экономического международного порядка (Шанхайская организация сотрудничества – ШОС), – меняет региональные энергетические рынки и потоки энергоресурсов. От успешности их реализации будет зависеть и обеспечение энергетической безопасности как самих стран-членов таких организаций, так и энергетической безопасности в глобальном измерении.
В число подобных организаций входит и БРИКС, энергетическое сотрудничество стран которой становится важным фактором развития мировой энергетики и обеспечения глобальной энергобезопасности.

Что есть БРИКС?

Как известно, аббревиатура «БРИК» (по первым буквам названия стран Бразилии, России, Индии и Китая) впервые была предложена аналитиком Джимом О’Нилом в ноябре 2001 г. в аналитической записке банка Goldman Sachs Building Better Global Economic (Кирпичи для новой экономики) [1 – 3]. В связи с присоединением ЮАР к БРИК с февраля 2011 г. эта группа стран начала носить название БРИКС.

Аббревиатура БРИК (по первым буквам названия стран Бразилии, России, Индии и Китая) впервые была предложена аналитиком Джимом О’Нилом в ноябре 2001 г.


Основными критериями объединения четырех стран с переходной экономикой в эту группу были их крупные размеры и высокие темпы роста, а сама идея БРИК носила коммерческий характер и была связана с рекламой группы как базы для формирования ряда привлекательных финансовых инвестиционных продуктов в начале 2000-х гг. Первоначально эксперты не предполагали никакой координации экономических политик между странами БРИК. Тем более не предполагалось, что страны БРИК образуют некий экономический блок или какую-то торговую ассоциацию. Однако со временем появились признаки, что БРИКС из неформального объединения постепенно превращается во влиятельный межгосударственный блок, активно вовлеченный в систему глобального регулирования.
Идея налаживания и запуска механизма диалога между странами, являющимися крупнейшими центрами экономического роста и политического влияния, обладающими глобальными интересами и значительным интеграционным потенциалом в своих регионах, была продиктована самой жизнью. «Четверка» возникла на переломном этапе мирового развития в условиях формирующейся полицентричной международной системы, делающей особо востребованными новые механизмы многосторонней сетевой дипломатии и коллективного лидерства ведущих государств мира.
Уже с сентября 2006 г. началось налаживание политических связей в рамках БРИК, а 9 июля 2008 года, впервые встретившись в Тояко-Онсэн на Хоккайдо, в Японии, в рамках очередного саммита G8, главы государств БРИК договорились о проведении полноформатного саммита, который и состоялся в Екатеринбурге 16 июня 2009 г. Дальнейшие этапы становления БРИКС показаны на рис. 1.
Приведем официальную оценку становления БРИКС, сделанную министром иностранных дел России С. Лавровым: «Создание БРИКС, инициированное в 2006 г. Президентом Российской Федерации В.В. Путиным, явилось одним из наиболее значимых геополитических событий начала нового столетия. Данное объединение смогло за короткое время стать фактором, серьезно влияющим на мировую политическую и экономическую жизнь» [4]. В наибольшей мере сотрудничество государств БРИКС продвинулось на направлении реформирования международной финансово-экономической архитектуры. Это вполне объяснимо с учетом как общности интересов стран «пятерки» в данной сфере, так и их растущей роли в мировой экономике [5].
Тем не менее до сих пор нет общепринятого определения феномена БРИКС — его называют и неформальным межгосударственным объединением, и клубом, и блоком, и форумом... Как отмечает глава МИД РФ Сергей Лавров, «БРИКС — не союз «против» кого-либо. Это — важный элемент сетевой дипломатии, объединение «за» — за продвижение совпадающих интересов участников, включая формирование более справедливого и демократического мироустройства...» [6]. Такая специфика БРИКС во многом обусловливает особенности процесса его институционализации.

Со временем БРИКС из неформального объединения постепенно превращается во влиятельный межгосударственный блок, активно вовлеченный в систему глобального регулирования.


Как считают российские специалисты, БРИКС сегодня – это платформа (или площадка) для развития диалога и сотрудничества между государствами-членами, которые в совокупности занимают 30% суши, и на долю которых приходится 45% населения планеты и около 25% мирового внутреннего валового продукта (ВВП) по паритету покупательной способности (ППС) (рис. 2).
Подобный формат БРИКС дает государствам-участникам уникальные возможности экономического и научно-технического сотрудничества, тем более что все страны БРИКС нацелены на решение проблем модернизации экономики и общества на путях развития высокотехнологичных отраслей промышленности, качественного улучшения уровня жизни населения.
Но вместе с тем подобные особенности БРИКС как специфического объединения государств задают и определенные рамки такого сотрудничества, в том числе и в энергетической сфере.

Энергетическое сотрудничество

Страны БРИКС в своей совокупности в целом являются энергодостаточными. На рис. 3 приведены основные показатели энергетического сектора экономики стран БРИКС в 2014 г. Однако на уровне отдельных стран картина иная: одни страны региона богаты энергетическими, минерально-сырьевыми и другими природными ресурсами, другие – огромными трудовыми ресурсами, третьи достигли впечатляющих успехов в разработке передовых технологий.
Объективно это является хорошей базой для сотрудничества, однако потенциал его далек от эффективного использования. В БРИКС слабо представлены многие из направлений сотрудничества, хорошо зарекомендовавшие себя в других регионах мира. Это в первую очередь относится к формату многосторонних связей. В частности, не ведется многосторонний энергетический диалог, не проводятся энергетические саммиты. Поэтому естественно, что до сих пор не разработан и не принят ни один многосторонний документ даже самого первого уровня (типа декларации о намерениях). Фактически единственным мероприятием в этой области стало подписание 27 марта 2013 г. Декларации об учреждении Делового совета БРИКС, в составе которого создана рабочая группа по энергетике и зеленой экономике. Кроме того, в рамках VI саммита БРИКС, состоявшегося в июле 2014 г., Президент Российской Федерации предложил учредить «Энергетическую ассоциацию БРИКС», а также «Резервный банк топлива» и «Институт энергетической политики БРИКС» [10].
Учитывая растущий спрос на энергоресурсы и энергоэффективные, чистые и экологически безопасные технологии, страны БРИКС, прежде всего, подчеркивают важность обмена опытом в областях, связанных с планированием энергетики, производством и потреблением энергии, а также содействия энергетическому сотрудничеству.
Поэтому сейчас корректнее говорить не об энергетическом сотрудничестве стран БРИКС, а об энергетическом сотрудничестве между странами БРИКС.

БРИКС сегодня – это платформа для развития диалога и сотрудничества между государствами–членами, которые в совокупности занимают 30% суши, на долю которых приходится 45% населения планеты, и около 25% мирового внутреннего валового продукта (ВВП) по паритету покупательной способности (ППС).


В формате двусторонних связей, на первый взгляд, дела обстоят лучше. Энергетическое сотрудничество в той или иной мере охватывает все страны БРИКС и базируется как на межправительственных соглашениях, так и на долгосрочных контрактах между хозяйственными субъектами. Но и здесь необходимо сделать оговорку: все только что сказанное, в основном, относится к взаимоотношениям России с другими странами БРИКС, поскольку подобное сотрудничество между этими другими странами практически отсутствует. Да и, фактически, в силу специфики экономик этих стран на современном этапе и не имеет под собой объективной базы.
Принятие в Уфе 9 июля 2015 г. на VII саммите Уфимской декларации, Стратегии экономического партнерства БРИКС и поручение лидеров стран изучить перспективу разработки Дорожной карты торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества на период до 2020 г. открывает перед странами, входящими в это объединение, новые возможности и перспективы.
Как отмечается в Уфимской декларации (статья 69), «Признавая важность мониторинга глобальных тенденций в энергетическом секторе, включая составление прогнозов потребления энергоресурсов, разработку рекомендаций по развитию энергетических рынков, для обеспечения энергетической безопасности и экономического развития, мы призываем наши соответствующие органы рассмотреть возможности энергетического сотрудничества в рамках БРИКС» [11].
В Стратегии экономического партнерства изложена и примерная программа действий. По мнению лидеров стран БРИКС, в целях укрепления энергетической безопасности этим странам следует сосредоточить свои усилия в следующих приоритетных областях [12]:
1) повышении уровня информированности о потребностях стран-производителей и стран-потребителей энергии;
2) оказании взаимной поддержки в целях диверсификации источников энергии;
3) развитии энергетической инфраструктуры;
4) содействии всеобщему доступу к энергии;
5) повышении уровня энергоэффективности, в том числе совместной разработки энергоэффективных и более чистых энерготехнологий и обмен ими;
6) внедрении экологически безопасных технологий производства, хранения и потребления энергоресурсов;
7) содействии использованию возобновляемых источников энергии;
8) повышении эффективности использования чистых источников энергии, таких как природный газ.
Что касается форм сотрудничества, то исследования, проведенные Аналитическим центром энергетической политики и безопасности ИПНГ РАН, показывают следующее: исходя из уже отмеченной специфики БРИКС, в первую очередь энергетическое сотрудничество будет развиваться в рамках двусторонних отношений между странами. Многостороннее сотрудничество, прежде всего, будет развиваться в рамках уже существующих многосторонних мероприятий и организаций (типа международной Межминистерской встречи по вопросам чистой энергии, различных международных форумов, Международного агентства по возобновляемой энергии и др.), а также в рамках уже существующих форматов. Важнейший из них – Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), последний саммит которой состоялся в Уфе на следующий же день после саммита БРИКС. И хотя ШОС и БРИКС, на первый взгляд, имеют совершенно разную природу, но их объединяют общие принципы равноправного сотрудничества и взаимного уважения, а также то, что в состав каждой из них входят Россия, Китай и Индия.

Партнерство во имя общих целей

Саммиты БРИКС и ШОС, прошедшие в этом году в Уфе, стали серьезным шагом в развитии многопланового сотрудничества стран, принявших в них участие. В рамках этих саммитов состоялась неформальная встреча лидеров БРИКС и ШОС, к которой присоединились и руководители стран Евразийского экономического союза.
Из направлений сотрудничества наибольшие перспективы имеют такие, как:
• развитие атомной энергетики;
• развитие традиционной, в том числе – углеводородной энергетики;
• энергоэффективность и энергоэффективные технологии;
• новые технологии и материалы для возобновляемой энергетики и технологии накопления и хранения энергии.

Принятие в Уфе 9 июля этого года на VII–м саммите Уфимской декларации, Стратегии экономического партнерства БРИКС и поручение лидеров стран изучить перспективу разработки Дорожной карты торгово–экономического и инвестиционного сотрудничества на период до 2020 г. открывает перед странами, входящими в это объединение, новые возможности и перспективы.

Развитие сотрудничества стран БРИКС в области атомной энергетики в настоящее время осуществляется на двусторонней основе. В частности, масштабное экономическое и инновационно-технологическое сотрудничество Россия осуществляет с Индией и Китаем, а так называемые рамочные межправительственные соглашения о мирном использовании атомной энергии имеются со всеми государствами БРИКС. В общем виде состояние сотрудничества России с другими странами БРИКС в области атомной энергии показано на рис. 4. При этом в Индии и Китае основными объектами сотрудничества является строительство АЭС. Переговоры об участии в тендерах на строительство целого ряда энергоблоков АЭС ведутся также с Бразилией и ЮАР. Подготовлено межправительственное соглашение о присоединении ЮАР к Международному центру по обогащению урана в Ангарске. Сотрудничество в области традиционной, в том числе углеводородной, энергетики в стоимостном выражении занимает ведущее место в энергетических взаимоотношениях стран БРИКС, опираясь на долгосрочные двусторонние межправсоглашения и контракты на поставку энергоресурсов.
Крупнейшим партнером России в этой области является Китай – один из крупнейших импортеров российских энергоресурсов (нефти, угля, электроэнергии, а в перспективе и природного газа). Китайские компании активно участвуют в реализации целого ряда энергетических проектов в России. Это геологоразведочные работы на нефть и газ, добыча, переработка и транспорт углеводородов и угля, строительство электростанций и линий электропередач, развитие портовой и транспортной инфраструктуры, поставка в Россию нефтегазового и энергетического оборудования.

Хотя ШОС и БРИКС, на первый взгляд, имеют совершенно разную природу, но их объединяют общие принципы равноправного сотрудничества и взаимного уважения, а также то, что в состав каждой из них входят Россия, Китай и Индия.


Партнерами такого сотрудничества являются крупнейшие российские и китайские компании. Это Газпром и «Роснефть», СУЭК, группа Evraz и «Мечел», «Интер РАО ЕЭС», «РусГидро», «ФСК ЕЭС» и другие. От Китая – «КННК», «Синопек», Китайская угольная корпорация, Китайская национальная химическая корпорация, Государственная электросетевая корпорация Китая, корпорация «Санься» («Три Ущелья») и др. Задействованные механизмы поддержки способствуют успешной реализации совместных проектов, примером которых являются масштабные контракты на поставку нефти и газа из России в Китай с развитием соответствующей инфраструктуры (ВСТО, «Сила Сибири» и др.) и проект «Ямал–СПГ». Китайские энергетические компании активно внедряются и в электроэнергетику России, выступая и инвесторами, и подрядчиками строительства новых электростанций. Но создание новых совместных предприятий идет с трудом, хотя проектов достаточно много. Да и в целом российско-китайские взаимоотношения и в нефтегазовой, и в угольной отраслях складываются достаточно сложно, хотя потенциал здесь более чем достаточен. Причин тому много, а их анализ является темой отдельного разговора.
Тем не менее продолжаются и поиски новых проектов сотрудничества: и в нефтегазовой отрасли (рис. 5), и в угольной (рис. 6), и в электроэнергетике (рис. 7).
В целом в реализации российско-китайского энергетического сотрудничества имеется ряд достаточно серьезных проблем. Среди них отметим две.
Первая – это фактическое отсутствие производственно-инновационного, инвестиционного взаимодействия, включая структурно-технологическую кооперацию, обмен новейшими технологиями и научными разработками. Вторая состоит в том, что энергетическое взаимодейст­вие складывается преимущественно в торгово-коммерческом формате «на основе рыночного механизма ценообразования и принципов взаимовыгодности», что ориентирует сотрудничество на достижение краткосрочных коммерческих целей, препятствуя поиску общих долгосрочных интересов.
Энергетическое сотрудничество России с Индией по своим масштабам пока несоизмеримо с аналогичным российско-китайским сотрудничеством, хотя потенциал в этой области огромный, а само такое сотрудничество насчитывает не один десяток лет. В сотрудничество вовлечены крупнейшие российские и индийские компании и финансовые структуры. Его основу составляют взаимоотношения в области нефти и газа, хотя в последнее время интерес к такому сотрудничеству проявляют и российские электроэнергетические компании, в частности «Русгидро» и ИнтерРАО.

Для решения затронутых
в статье проблем, обеспечения инновационно–технологического сотрудничества со странами БРИКС в энергетической сфере и перехода к ресурсно–инновационному развитию российской экономики необходимо, прежде всего, создать эффективные условия привлечения финансовых ресурсов к реализации инновационных проектов в самой России.

С 2010 г. действует «Соглашение о развитии сотрудничества в нефтегазовой сфере». С российской стороны его основными акторами выступают «Роснефть» и Газпром.
Основным партнером «Роснефти» является крупнейшая индийская государственная нефтегазовая корпорация ONGC, которая с 2001 г. участвует в проекте «Сахалин-1», а в 2015 г. приобрела у «Роснефти» 15% АО «Ванкорнефть». Кроме того, уже согласованы условия участия индийской компании в проекте «Дальневосточный СПГ».
В свою очередь в июле 2015 г. «Роснефть» вошла в уставный капитал нефтеперерабатывающего завода компании Essar Oil в городе Вадинар (на западе Индии) с долей до 49%.
Газпром развивает взаимоотношения с газовой компанией GAIL в части поставок природного газа. 1 октября 2012 г. ими подписан Договор купли-продажи СПГ в объеме 2,5 млн  т в год в течение 20 лет. Первые партии газа должны поступить в Индию уже с 2017 г. Отметим, что разовые партии СПГ Газпром экспортирует в Индию с 2009 г. [15].
В российско-индийском нефтегазовом сотрудничестве участвуют и другие компании.
Постепенно набирает обороты российско-бразильское энергетическое сотрудничество. В настоящее время наиболее активно с бразильскими партнерами работают такие российские компании, как ОАО «НК «Роснефть», ПАО «Газпром» и ОАО «Силовые машины». Регулярно проводятся заседания российско-бразильской Рабочей группы по энергетике (последнее состоялось 14 сентября 2015 г.), а также Межправительственной Российско-Бразильской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству (15 сентября).
Сотрудничество России с ЮАР в энергетической сфере находится в самой начальной стадии, хотя Межправительственное соглашение о сотрудничестве в области энергетики было подписано еще в марте 2013 г.
Его наиболее перспективными направлениями считаются геологоразведка, добыча и переработка полезных ископаемых, строительство энергетических объектов, включая ГЭС, сооружение нефте- и газопроводов. Но конкретных проектов пока нет.

Первые шаги к энергоэффективности

Большой потенциал (рис. 8) у сотрудничества стран БРИКС в области повышения энергоэффективности и разработки энергоэффективных технологий. Эту задачу власти и бизнес всех стран БРИКС готовы решать. По оценкам Международного энергетического агентства, сделанным в прошлом году, суммарные инвестиции на эти цели в странах БРИК (без ЮАР) за 2014 – 2035 гг. могут составить свыше 2,2 трлн долл. [16].
Важность развития сотрудничества в области энергосбережения, повышения энергоэффективности и развития энергоэффективных технологий особо отмечена и в уже упоминавшейся Уфимской декларации. Инициатива сотрудничества в этой области принадлежит России. В этом году состоялась первая официальная встреча стран БРИКС по энергоэффективности. При Минэнерго РФ создана соответствующая рабочая группа, которая подготовила проект Меморандума о взаимопонимании в области энергосбережения и повышения энергоэффективности между министерствами и ведомствами стран БРИКС. Его подписание состоялось в Москве 20 ноября этого года в ходе встречи министров энергетики стран БРИКС на полях международного форума по энергосбережению и повышению энергоэффективности ENES-2015 [18].
Хорошие перспективы как двустороннего, так и многостороннего сотрудничества имеются в области разработки новых технологий и материалов для возобновляемой энергетики и технологий аккумулирования энергии. Достижения в этой области есть у всех стран БРИКС, а объединение их усилий может обеспечить им мировое лидерство в этом направлении. Первоочередные усилия могут быть направлены на совместную разработку [19, 20]:
• нового поколения солнечных элементов с предельным КПД до 93%;
• тонкопленочных ФЭП по технологии CIGS и монокристаллических ФЭП с двусторонней чувствительностью;
• новых полимерных композиционных материалов и технологий;
• накопителей электроэнергии различного типа и назначения;
• промышленных накопителей энергии большой мощности.
Следует также активизировать работы и по таким перспективным направлениям, как:
• сверхпроводящие материалы на основе «теплой» сверхпроводимости для транспорта больших объемов электроэнергии на дальние расстояния с минимальными потерями;
• сверхпроводящие индуктивные накопители электроэнергии большой емкости;
• новые микробные топливные элементы.
У России есть неплохие заделы по целому ряду этих направлений. Но чтобы эти заделы реализовать, чтобы обеспечить России лидерство в таком сотрудничестве, необходимо создание в стране высокотехнологичного, универсального, с запасом модернизационного ресурса, инновационно-активного производства полного цикла (от исходных компонентов до конкретных изделий) в соответствующих областях, обеспечивающих развитие возобновляемой энергетики.
Необходимы также:
• объединение усилий представителей науки, государства, гражданского общества и бизнеса, заинтересованных в создании перспективных коммерческих технологий, новых продуктов и услуг;
• стимулирование инноваций;
• расширение научно-производственной кооперации и формирование новых партнерств;
• поддержка научно-технической деятельности и процессов модернизации предприятий.
Словом, всего того, что входит в понятие ресурсно-инновационный путь развития страны, о котором достаточно много говорится, но для перехода на который практически ничего не делается.
В заключение отметим еще раз. Для решения затронутых в статье проблем, обеспечения инновационно-технологического сотрудничества со странами БРИКС в энергетической сфере и перехода к ресурсно-инновационному развитию российской экономики необходимо, прежде всего, создать эффективные условия привлечения финансовых ресурсов к реализации инновационных проектов в самой России.
И бизнесом России, и представителями академической и отраслевой науки неоднократно предлагались рецепты решения этой задачи, предлагалось незамедлительно отказаться от «остаточного принципа» государственного финансирования науки, придав ей статус защищенной строки бюджета. Необходимо также разработать и реализовать механизмы поддержки организаций, аккумулирующих и направляющих финансовые ресурсы в высокорисковые инновационные проекты, начиная с ранних стадий разработки.
Сможем это сделать — и сотрудничество со странами БРИКС «заиграет» совсем в других «оттенках», придав новые импульсы развитию как углеводородной и атомной энергетики, так и возобновляемых источников энергии, обеспечив надежное снабжение национальных экономик топливом и энергией и их энергетическую безопасность.

Литература

1. [Электронный ресурс].URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/БРИКС (дата обращения: 12.11.2015).
2. [Электронный ресурс]. URL: http://www.goldmansachs.com/our-thinking/archive/BRICs-and-Beyond.html (дата обращения: 10.11.2015).
3. [Электронный ресурс]. URL: http://fb.ru/article/169150/briks---eto-chto-za-organizatsiya-sostav-i-tseli-briks (дата обращения: 19.11.2015).
4. Лавров С. БРИКС – глобальный форум нового поколения. [Электронный ресурс]. URL: http://www.brics.mid.ru/brics.nsf/WEBforumBric/F8C251DB09032059442579C000531B68 (дата обращения: 14.11.2015).
5. БРИКС – новый фактор глобальной экономики и политики [Электронный ресурс]. URL: http://www.brics.mid.ru/brics.nsf/0/68660EECB2508E27C3257856003DF115 (дата обращения: 12.11.2015).
6. БРИКС: история, участники и экономический потенциал [Электронный ресурс]. URL: http://ria.ru/infografika/20150323/1053966117.html (дата обращения: 02.11.2015).
7. BP Statistical Review of World Energy. June 2015
8. Key World Energy Statistics 2014. OECD/IEA, 2014
9. [Электронный ресурс]. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Список_стран_по_населению (дата обращения: 10.11.2015).
10. Путин В.В. Выступление на встрече лидеров Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР в расширенном составе [Электронный ресурс]. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/46229 (дата обращения: 12.11.2015).
11. VII саммит БРИКС. Уфимская декларация (Уфа, Российская Федерация, 9 июля 2015 года) [Электронный ресурс]. URL: http://brics2015.ru
12. Стратегия экономического партнерства БРИКС [Электронный ресурс]. URL: brics.mid.ru›bdomp/brics.nsf…partnershipstrategy… (дата обращения: 12.11.2015).
13. [Электронный ресурс]. URL: http://www.rosatom.ru/ (дата обращения: 18.11.2015).
14. [Электронный ресурс]. URL: http:// www.rosneft.ru (дата обращения: 12.11.2015). (дата обращения: 12.11.2015).
15. [Электронный ресурс]. URL: http://www.gazprom.ru/ (дата обращения: 21.11.2015).
16. World Energy Investment Outlook. Special Report. OECD/IEA, 2014
17. BP Energy Outlook 2030.
18. Министры энергетики стран БРИКС подписали Меморандум о взаимопонимании в области энергосбережения [Электронный ресурс]. URL: http://www.minenergo.gov.ru/press/min_news/3845.html (дата обращения: 21.11.2015).
19. Стратегическая программа исследований технологической платформы «Перспективные технологии возобновляемой энергетики». Москва-2012 [Электронный ресурс]. URL: http://www.hse.ru/data/2012/07/16/1257738078/СПИ_120212.doc (дата обращения: 22.11.2015).
20. Энергетическая стратегия России на период до 2035 г. Проект. [Электронный ресурс]. URL:http://www.minenergo.gov.ru/upload/iblock/621/621d81f0fb5a11919f912bfafb3248d6.pdf (дата обращения: 12.11.2015).

References

1. [Electronic resource].URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/БРИКС (accept: 12.11.2015).
2. [Electronic resource]. URL: http://www.goldmansachs.com/our-thinking/archive/BRICs-and-Beyond.html (accept: 10.11.2015).
3. [Electronic resource]. URL: http://fb.ru/article/169150/briks---eto-chto-za-organizatsiya-sostav-i-tseli-briks (accept: 19.11.2015).
4. Lavrov S. BRICS – global forum of the new generation [Electronic resource].URL: http://www.brics.mid.ru/brics.nsf/WEBforumBric/F8C251DB09032059442579C000531B68 (accept: 14.11.2015).
5. BRICS – Is a new factor in the global economy and politics. [Electronic resource]. URL: http://www.brics.mid.ru/brics.nsf/0/68660EECB2508E27C3257856003DF115 (accept: 12.11.2015).
6. BRICS: The history, participants and economic potential [Electronic resource]. URL: http://ria.ru/infografika/20150323/1053966117.html (accept: 02.11.2015).
7. BP Statistical Review of World Energy. June 2015.
8. Key World Energy Statistics 2014. OECD/IEA, 2014.
9. [Electronic resource]. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Список_стран_по_населению (accept: 10.11.2015).
10. Putin V.V. Speech at the meeting of leaders of Brazil, Russia, India, China and South Africa in expanded format [Electronic resource]. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/46229 (accept: 12.11.2015).
11. VII BRICS summit. Declaration Ufa (Ufa, Russian Federation, 9 July 2015). [Electronic resource]. URL: http://brics2015.ru (accept 11.11.2015).
12. The strategy of economic partnership of the BRICS. [Electronic resource]. URL: brics.mid.ru»bdomp/brics.nsf partnershipstrategy (accept: 12.11.2015).
13. [Electronic resource]. URL: http://www.rosatom.ru/ (accept: 18.11.2015).
14. [Electronic resource]. URL: http:// www.rosneft.ru (accept: 12.11.2015)
15. [Electronic resource]. URL : http://www.gazprom.ru/ (accept: 21.11.2015).
16. World Energy Investment Outlook. Special Report. OECD/IEA, 2014.
17. BP Energy Outlook 2030.
18. The energy Ministers of the BRICS countries signed a Memorandum of understanding in the field of energy saving [Electronic resource]. URL: http://www.minenergo.gov.ru/press/min_news/3845.html (accept: 21.11.2015).
19. Strategic research agenda of the technological platform «Perspective renewable energy technologies». Moscow 2012 [Electronic resource]. URL: http://www.hse.ru/data/2012/07/16/1257738078/СПИ_120212.doc (accept: 22.11.2015).
20. Energy strategy of Russia for the period up to 2035 Project. [Electronic resource]. URL:http://www.minenergo.gov.ru/upload/iblock/621/621d81f0fb5a11919f912bfafb3248d6.pdf (accept: 12.11.2015).

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Мастепанов А.М.

    Мастепанов А.М.

    д.э.н., академик РАЕН, руководитель Аналитического центра энергетической политики и безопасности – заместитель директора ИПНГ РАН, член совета директоров Института энергетической стратегии

    Просмотров статьи: 4746

    Rambler's Top100

    admin@burneft.ru