Кадровое обеспечение нефтегазового дела

Personnel providing for oil & gas business

V. BALABA, the Gubkin Russian State oil & gas university

Приведен анализ состояния кадрового обеспечения нефтегазового дела и его совершенствования путем создания вертикально-интегрированной системы нефтегазового образования.

There is given state analysis of personnel providing for oil & gas business, there are proposed methods of its sophistication by creating vertically integrated system of education for oil & gas sphere.

Традиционно кадровое обеспечение предприятий нефтегазового комплекса осуществлялось путем подготовки инженеров по направлению «Нефтегазовое дело», которое включает три специальности: «Проектирование, сооружение и эксплуатация газонефтепроводов и газонефтехранилищ», «Разработка и эксплуатация нефтяных и газовых месторождений» и «Бурение нефтяных и газовых скважин». В 2000 г. был утвержден государственный образовательный стандарт, положивший начало подготовке бакалавров.

До начала 90-х гг. подготовку по направлению «Нефтегазовое дело» осуществляли не более 10 вузов. Затем произошел резкий рост образовательных учреждений, лицензировавших подготовку по специальностям этого направления, что не всегда было оправдано потребностями производства. Так, в 90-е гг. буровая отрасль катастрофически деградировала: если рекордная проходка в 1985 г. составила 35,6 млн м, то в 1995 г. было пробурено всего 11 млн м, а в кризисном 1998 г. проходка сократилась до минимума – 5,1 млн м. Несмотря на это, «образовательное производство» продолжало наращивать мощность путем увеличения количества образовательных учреждений и, соответственно, выпуска специалистов. К 2006 г. количество выпускников по специальности «Бурение нефтяных и газовых скважин», по сравнению с 1988 г., практически удвоилось (табл. 1). При этом вузы подготовили 368 бакалавров нефтегазового дела, часть из которых также потенциально могла быть трудоустроена в бурении.
Табл. 1. Выпуск бакалавров по направлению «Нефтегазовое дело» и инженеров по специальности «Бурение нефтяных и газовых скважин»
Подготовку дипломированных специалистов по бурению нефтяных и газовых скважин к 2008 г. осуществляли уже 18 образовательных учреждений: Альметьевский государственный нефтяной институт, Архангельский государственный технический университет, Грозненский нефтяной институт, Иркутский государственный технический университет, Кубанский государственный технологический университет, Пермский государственный технический университет, Российский государственный университет нефти и газа имени И.М. Губкина, Самарский государственный технический университет, Санкт-Петербургский государственный горный институт имени Г.В. Плеханова, Северо-Кавказский государственный технический университет, Томский политехнический университет, Тюменский государственный нефтегазовый университет, Удмуртский государственный университет, Уфимский государственный нефтяной технический университет, Ухтинский государственный технический университет, филиал Тюменского государственного нефтегазового университета в г. Нижневартовске, филиал Уфимского государственного нефтяного технического университета в г. Октябрьский, Южно-Российский государственный технический университет.

Специалистов среднего звена выпускали учреждения среднего профессионального образования. Например, по специальности «Бурение нефтяных и газовых скважин» в 2011 г. их насчитывалось 22: Альметьевский политехнический техникум, Астраханский государственный политехнический колледж, Бугурусланский нефтяной колледж, Дагестанский политехнический колледж, Махачкалинский промышленно-экономический колледж, Махачкалинский финансово-экономический колледж – филиал Академии бюджета и казначейства Министерства финансов РФ, Дудинский зооветеринарный техникум, Жирновский нефтяной техникум, Ишимбайский нефтяной колледж, Лениногорский нефтяной техникум, Нефтекамский нефтяной колледж, Нефтеюганский индустриальный колледж, Нижневартовский нефтяной техникум, Новочеркасский геологоразведочный колледж, Октябрьский нефтяной колледж, Пермский нефтяной колледж, Саратовский политехникум Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского, Сахалинский топливно-энергетический техникум, Старооскольский геологоразведочный техникум, Сургутский нефтяной техникум, Томский политехнический техникум, Ухтинский горно-нефтяной колледж.

С 1 сентября 2011 г. прием в вузы на специалитет прекращен в связи с переходом по направлению «Нефтегазовое дело» на двухуровневую подготовку компетентов – бакалавров и магистров с нормативным сроком обучения, соответственно, 4 и 2 года. Таким образом, профессиональное образование по направлению «Нефтегазовое дело» включает три уровня (рис. 1): начальное (НПО), среднее (СПО) и высшее (ВПО). Основные характеристики уровней профессионального образования на примере бурения скважин согласно федеральным государственным образовательным стандартам (ФГОС) представлены в табл. 2.
Рис. 1. Структура нефтегазового образования
Табл. 2. Основные характеристики уровней профессионального образования в бурении
В новом законе «Об образовании в Российской Федерации» НПО объединено со средним профессиональным образованием, которое теперь включает программы подготовки квалифицированных рабочих (служащих) и специалистов среднего звена.

Последний выпуск дипломированных специалистов с квалификацией инженера состоится в 2015 г. Подготовка бакалавров по направлению «Нефтегазовое дело» в 2011 г., по данным федерального портала «Российское образование», была лицензирована в 49 образовательных учреждениях России (табл. 3). В некоторых из них осуществляется подготовка магистров нефтегазового дела.
Табл. 3. Образовательные учреждения, осуществлявшие подготовку бакалавров по направлению «Нефтегазовое дело» в 2011 г.


Количественные показатели развития образовательного производства существенно выше темпов развития нефтегазовой отрасли. Следовательно, можно предположить, что на рынке трудовых ресурсов если не превышение, то, по крайней мере, соответствие предложения спросу. Однако социологические опросы показывают обратное [1]. Так, в начале 2012 г. компания «АНКОР Энерджи Сервисез» провела исследование среди представителей HR-департаментов компаний нефтегазового и энергетического секторов на тему «Кадровый потенциал в сфере нефтегаза и энергетики». Цель исследования – изучение актуальной ситуации на рынке труда в указанных отраслях (http://www.ancorenergy.ru/pressa/27852).

В опросе приняли участие 45 компаний-лидеров топливно-энергетического комплекса с головными офисами в Москве и Санкт-Петербурге, осуществляющих деятельность на территории практически всех федеральных округов. Из них 49% компаний с российским капиталом и 51% – с участием иностранного капитала. Практически все респонденты подтвердили, что испытывают трудности в поиске и подборе тех или иных специалистов. Профильные дефицитные позиции в отрасли распределились следующим образом: управление проектами – 43%, рабочие специальности – 24%, проектирование и строительство – 24%, бурение – 24%, геология, геофизика и разработка – 22%, охрана труда и ТБ – 19%, нефтепереработка и нефтехимия – 19%, КИП, АСУ и автоматика – 16%, добыча сырья и производство – 11%, экология и ООС – 5%, научная деятельность, исследования и разработки – 5%, трубопроводный транспорт – 3%, производство оборудования – 3%.

Таким образом, дефицит кадров, например, в бурении, если не принимать во внимание рабочие специальности, составляет 24%. Означает ли это, что нефтегазовое образование не справляется с задачей качественной подготовки кадров? Безусловно, так как 60% респондентов отметили, что квалификация кандидатов, претендующих на позиции в сфере нефтегаза и энергетики, не соответствует требованиям компаний (выделено авт.). Следовательно, претенденты на вакантные места, и не только выпускники образовательных учреждений, есть, но их квалификация не соответствует потребностям современного производства. Поэтому проблемы современного нефтегазового образования сосредоточены не в области наращивания количества выпускников, а в обеспечении их надлежащего качества, соответствующего потребностям инновационного развития экономики [2, 3].

Содержание профессиональной деятельности, а также требования к квалификации работников с позиций работодателей и профессиональных сообществ раскрываются в профессиональных стандартах [4]. Логически выверенной и единственно правильной является процедура, при которой сначала разрабатываются профессиональные стандарты, а на их основе – федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС). Именно это и было предусмотрено Комплексом мероприятий по реализации приоритетных направлений развития образовательной системы Российской Федерации на период до 2010 г. (утв. приказом Минобрнауки России от 15.06.2005 г. № 178). Профессиональные стандарты в нефтегазовой отрасли к установленному в этом приказе сроку (I квартал 2008 г.) так и не были созданы.

Обучение нефтегазовому делу на всех уровнях образования осуществляется в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами. В ФГОС в связи с отсутствием профессиональных стандартов требования к выпускникам изложены в виде компетенций, сформулированных образовательным сообществом. И то, что ФГОС успешно прошли экспертизу работодателей, формально свидетельствует о совпадении мнений образовательного сообщества и работодателей. Вместе с тем понятно, что ФГОС отражают позицию, прежде всего, образовательного сообщества, а профессиональные стандарты – работодателей. Поэтому когда профессиональные стандарты все же будут созданы, то в образовательные стандарты придется вносить изменения, в том числе существенные, поскольку в некоторых случаях экспертиза ФГОС работодателями оказалась формальной. Например, согласно ФГОС начального профессионального образования по профессии бурильщика эксплуатационных и разведочных скважин (утвержден приказом Минобрнауки России от 15.04.2010 № 363) областью его профессиональной деятельности являются бурение, строительство скважин на нефть и газ, их эксплуатация и испытания разведочных скважин под руководством лиц технического надзора (здесь и далее выделено авт.). Объектами профессиональной деятельности бурильщика являются технологические процессы бурения по освоению эксплуатационных и испытанию разведочных скважин, а также подъемно-транспортное оборудование и источники питания. При этом бурильщик должен обладать, например, такими компетенциями: работать в команде, эффективно общаться с коллегами, руководством, клиентами; осуществлять подготовку к спуску буровой установки и верховых работ при спуско-подъемных операциях; участвовать в работах по укладке бурильных обсадных труб, компоновке и опрессовке бурильных труб.

Профессиональная безграмотность и даже абсурдность этих положений ФГОС настолько очевидны, что не нуждаются в комментариях.

С принятием Федерального закона «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации и статью 1 Федерального закона «О техническом регулировании» от 3 декабря 2012 г. № 236-ФЗ создана правовая основа для разработки профессиональных стандартов. Законом дано определение двух ключевых понятий: квалификация работника – уровень знаний, умений, профессиональных навыков и опыта работы работника и профессиональный стандарт – характеристика квалификации, необходимой работнику для осуществления определенного вида профессиональной деятельности.

Распоряжением Правительства РФ от 29.11.2012 г. № 2204-р утвержден План разработки профессиональных стандартов на 2012–2015 гг., причем только в 2013–2014 гг. не менее 800 стандартов. Новая система квалификаций будет представлять собой более укрупненные характеристики квалификационных требований по сравнению с действующей системой справочников (ЕТКС, ЕКС), которая насчитывает свыше 7,5 тыс. работ и профессий рабочих, должностей служащих и специалистов. Это позволит создать базовые профессиональные стандарты, на основе которых могут развиваться отраслевые и корпоративные системы профессиональных стандартов. С этой целью уже в первом квартале 2013 г. будет разработана национальная рамка квалификаций, а на ее основе – отраслевые [5]. Поэтому по мере разработки отраслевых профессиональных стандартов в образовательные стандарты придется вносить изменения, а в итоге – создавать новые федеральные государственные образовательные стандарты [6].

Для обеспечения промышленности качественными трудовыми ресурсами все уровни профессионального образования должны быть организованы в виде вертикально-интегрированной системы нефтегазового образования, соответствующей отраслевой рамке квалификаций [7]. Такая система должна быть основана на единой методологии с целью решения задач последовательного повышения профессионального уровня обучаемых. Это может быть обеспечено путем преобразования Учебно-методического объединения вузов РФ по нефтегазовому образованию в Учебно-методическое объединение нефтегазового образования Российской Федерации. Наряду с образовательными учреждениями и их саморегулируемыми организациями система должна включать, в частности, структуру, обеспечивающую профессионально-общественную аккредитацию и ведение рейтинга основных и дополнительных профессиональных образовательных программ, признание уровня квалификации.

Литература

  1. Мячин И. Нехватка профессионалов // ТЭК России. 2012. № 6. С. 40 – 41.
  2. Балаба В.И. Вопросы нефтегазового образования в России // Промышленная и экологическая безопасность. 2010. № 8. С. 6 – 9.
  3. Балаба В.И. Человеческие ресурсы инноваций в нефтегазовом деле // Управление качеством в нефтегазовом комплексе. 2012. № 4. С. 13 – 16.
  4. Панкина Г.В., Бабыкин С.В., Панкин Д.В. Анализ профессиональных стандартов // Компетентность. 2010. № 9. С. 4 – 9.
  5. Временные методические рекомендации по разработке отраслевой рамки квалификаций на основе Национальной рамки квалификаций Российской Федерации (утв. Минздравсоцразвития России 22.12.2011 г.).
  6. Балаба В.И. Человеческий капитал саморегулируемых организаций // Управление качеством в нефтегазовом комплексе. 2011. № 2. С. 21 – 25.
  7. Балаба В.И. Формирование механизмов оценки соответствия в нефтегазовом образовании // Управление качеством в нефтегазовом комплексе. 2012. № 3. С. 16 – 19.

References

  1. I. Myachin. Deficiency of professionals // Fuel energy complex of Russia. 2012. № 6. Pp. 40 – 41.
  2. V.I. Balaba. Oil & gas education questions in Russia // Industrial & ecological safety. 2010. № 8. Pp. 6 – 9.
  3. V.I. Balaba. Human resources of innovations in oil & gas business // Quality control in oil & gas complex. 2012. № 4. Pp. 13 – 16.
  4. G.V. Pankina, S.V. Babykin, D.V. Pankin. Analysis of professional standards // Competence. 2010. № 9. Pp. 4 – 9.
  5. Provisional methodical recommendations to develop branch framework of qualifications on basis of Russian Federation’s National framework of qualifications (approved by Russian Ministry of health and social development on December 22, 2011).
  6. V.I. Balaba. Human capital of self-regulated organizations // Quality control in oil & gas complex. 2011. № 2. Pp. 21 – 25.
  7. V.I. Balaba. Mechanisms’ forming of correspondence assessment in oil & gas education // Quality control in oil & gas complex. 2012. № 3. Pp. 16 – 19.

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Балаба В.И.

    Балаба В.И.

    д.т.н., профессор

    Российский государственный университет нефти и газа имени И.М. Губкина

    Просмотров статьи: 6527

    Rambler's Top100

    admin@burneft.ru