Академик раскрыл секрет успеха Канады в добыче тяжелой нефти

…И рассказал, как его перенять в России на примере освоения тризов в Татарстане.

31.08.2023

Ресурсная база нефти в России не ухудшается, она изменяется. Отрасль отстает в части формирования новых технологий и подходов. Об этом сообщил директор Института экономики и организации промышленного производства СО РАН Валерий КРЮКОВ на конференции «Перспективы развития нефтегазовых компаний России» в рамках Татарстанского нефтегазохимического форума (31 августа - 2 сентября, «Казань Экспо»). В этом году это ежегодное мероприятие посвящено 80-летию промышленной нефтедобычи в Татарстане и 75-летию открытия Ромашкинского месторождения.
 
По словам Крюкова, самое главное – научно-техническая политика. Нужно отказаться от доминирования чисто фискальных мер стимулирования. При этом процессы должны быть синхронизированы с расширение кооперации на всех стадиях - от микро- до макроуровня.
 
В этой связи он обратился к опыту Канады и Татарстана по освоению «тяжелой» нефти.
Информагентство «Девон» публикует тезисы, подготовленные к этому докладу (соавтор - Борисова Ю.А. из Высшей школы экономики).
 
НУЖНО МЕНЯТЬ МОДЕЛЬ ОСВОЕНИЯ ТРИЗОВ.
 
В 2022 году в России на категории извлекаемых запасов А+В1+С1 приходилось более 19,03 млрд тонн нефти, и 12,2 млрд т. - на разрабатываемые и оценённые запасы по В2 +С2. В то же время доля трудноизвлекаемых запасов составляет около 2/3 от всех запасов РФ. Отмечается стабильный ежегодный прирост ТРИЗ (в среднем - 3%).
 
Сегодня темпы освоения нетрадиционных источников углеводородов устойчиво растут. Однако коэффициент извлечения нефти (КИН) постепенно снижается и остаётся неудовлетворительным.
 
Экономически рентабельных запасов нефти нашей стране хватит на 33 года, а технологически извлекаемых – на 39 лет. При этом прогнозируется восходящая динамика мирового спроса на нефть. По оценкам МЭА, к 2026 году мировое потребление нефти достигнет 104,1 млн баррелей в сутки.
 
До 2040 года спрос на нефть будет находиться в диапазоне 74–114 млн барр./сутки. То есть, нефть сохранит за собой роль ведущего энергоносителя. В структуре энергобаланса ископаемые виды топлива продолжат занимать более 70%.
 
Традиционная модель функционирования нефтегазового сектора РФ, основанная на принципе экономии от масштаба, линейном взаимодействии, стадийности, не способствует эффективному освоению ТРИЗ.
 
Возникает острая необходимость формирования новой гибкой, инновационно-ориентированной модели. Она должна сочетать современную экономику знаний, необходимый режим недропользования и инфраструктурные условия. Нужно учитывать региональные особенности, социально-экономические, политические и экологические условия.
 
Наиболее показательным мировым примером формирования всех этих условий является канадская нефтегазовая провинция Альберта. Впечатляющих результатов в освоении трудной нефти достиг и Татарстан, несмотря на кардинально иной подход к формированию институциональных рамок.
 
Эффективное освоение нефтеносных песков в Альберте – уникальный пример формирования «эталонных» условий. Залежи нефтеносных песков этой провинции составляют 97% от всей ресурсной базы Канады. Их эффективное освоение вывело страну на передовые позиции в инновационном развитии. Уже в 2003 году Канада вышла на вторую в мире позицию по нефтяным запасам, уступая лишь Саудовской Аравии.
 
Так, нефтяные запасы увеличились с 40,1 млрд баррелей в 1991 году до 167,9 млрд барр. в 2020 году. Причиной колоссального роста объёма запасов послужил научно-технологический прогресс в отношении разведки и разработки нефтеносных песков.
 
Разработка ресурсной базы Альберты отличается крайней сложностью. Нефтеносные пески характеризуются аномальной вязкостью. Они представляют собой смесь битума, песка, глины и воды, залегают в недрах в твёрдом или вязком состояниях (более 1000 кг/м при вязкости свыше 10 000 мПа・с). Это требует глубокой подготовки к разработке недр, транспортировке и переработке.
 
Поэтому рентабельность освоения таких залежей напрямую связана с методами и технологическими особенностями добычи, а также сильно зависит от внешних факторов. «Ценовой порог» (цена не ниже $60 за барр.), обусловленный издержками добычи, является важнейшим фактором изменения добычи. Суточная добыча Альберты с 2010 года продемонстрировала двукратное увеличение. Цена безубыточности, а значит, и затраты по проектам постепенно снижаются.
 
СЕКРЕТ «НЕФТЯНОГО БУМА» КАНАДЫ.
 
Благоприятная институциональная среда как самой провинции, так и Канады в целом, способствует эффективной реализации высокозатратных нефтяных проектов. В стране стимулируют инновационную деятельность, базирующуюся на фундаментальных научных исследованиях и технологических решениях.
 
Согласно международному индексу управления ресурсами, провинции присваивается 97 баллов из 100 за качество институциональных условий в отношении регламентации и качества законодательных мер.
 
Нельзя не отметить крайне высокую региональную ориентированность. Провинциальное министерство является ответственными за управление ресурсами провинции. Оно регулирует права на полезные ископаемые, контролирует эффективность налоговой составляющей и системы роялти. Провинциальный регулятор энергетики отвечает за весь процесс освоения ресурсов и мониторинг всех этапов разработки месторождений.
 
Инструментом для выстраивания результативного управления нефтегазовыми ресурсами является государственная система хранения информации. Он содержит комплексные знания о всех видах использования недр.
 
Стоит упомянуть и гибкую систему правового регулирования, учитывающую сложность добычи нефтеносных песков. Это прослеживается и в подходе к определению «нетрадиционности» ресурсов. Он относится не столь к конкретному ресурсу, как к методам производства, типам горных пород, в которых находятся ресурсы с точки зрения сложности.
 
О проработанности регулятивной составляющей освоения нетрадиционных объектов свидетельствует наличие ряда правовых актов. Например, положение о платежах за нефтяные пески, методология оценки запасов битума, акт о консервации нефтяных песков. Нельзя не упомянуть и наличие системности подхода к процессу освоения нетрадиционных залежей. Каждый этап разработки углеводородов чётко проработан и зарегламентирован.
 
Здесь и благоприятные условия налоговой среды, стимулирующие разработку и внедрение инноваций, а также освоение новых сложных объектов. Налоговая среда включает в себя множество стимулирующих инструментов, основным из которых является гибкая система роялти (вознаграждений за пользование недрами – прим. ИА «Девон»).
 
Роялти позволяет обеспечить индивидуальный подход к каждому эксплуатационному объекту. Она учитывает не только внешние факторы, но и используемую технологию добычи, продуктивность скважин, этап освоения месторождения, качество извлекаемых углеводородов.
 
Местный рынок отличается высокой концентрацией добывающих компаний и развитым нефтесервисным сегментом. В отрасли доминируют малые и средние локальные участники, что важно для перетока знаний.
 
Стоит упомянуть и тесное сотрудничество бизнеса, государства и научно-исследовательской отрасли, инициатива которого характеризуется взаимно направленными связями. Государство выступает в роли «запускающего» механизма, а разработка и внедрение инноваций предполагает вовлечение отраслевых субъектов.
 
Например, геологическая служба Канады содействует инновационному развитию частных нефтегазовых компаний путём научно-исследовательских консультаций в отношении изучения и разработки недр. А фундаментальные исследования проводятся научными центрами и лабораториями.
 
ЧТО ОБЩЕГО У АЛЬБЕРТЫ И ТАТАРСТАНА.
 
Основной причиной проведения параллели между Альбертой и Татарстаном является сопоставимая сложность ресурсной базы. Она требует внедрения уникальных инновационно-ориентированных подходов и отличается неэффективностью тиражирования технологий. В Татарстане сосредоточены колоссальные объёмы ТРИЗ, доля которых достигает 84%.
 
Тяжёлая высоковязкая нефть с вязкостью более 30 сПз составляет большую часть этих запасов. Ресурсный потенциал сверхвязкой нефти Татарстана варьируется от 1 до 7 млрд т. Однако в среднем только около 10-20% добываемой нефти приходится на СВН.
 
Обе сырьевые территории являются высоко изученными и характеризуются истощённостью главных месторождений. Степень разведанности ресурсной базы Татарстана составляет 84,43%. Как и в Альберте, в Татарстане ключевой технологией освоения нетрадиционных залежей является высокозатратная технология SAGD.
 
Учитывая относительно невысокую нефтенасыщенность пластов Татарстана, первоочередным является вопрос рентабельности такой добычи. Эксплуатационные и капзатраты SAGD превосходят традиционную добычу в 4 раза и в 3 раза соответственно.
 
Преимуществом промышленности Татарстана является умение применять собственные подходы к разработке месторождений и наличие значительной практики освоения ресурсной базы повышенной сложности. Нужно отметить и опыт формирования благоприятных институциональных условий освоения трудную нефть.
 
Эффективному освоению ТРИЗ способствует организационная структура рынка. Татарстан является первым и пока единственным субъектом РФ, создавшим относительно благоприятные условия для малых нефтедобывающих предприятий. В РТ эта проблема получила статус государственной.
 
Нельзя не отметить формирование межотраслевого взаимодействия. Работает и межведомственное взаимодействие по вопросам создания научно-исследовательских полигонов, инновационного кластера. Регион, уже давно вошедший в стадию зрелости ресурсной базы, достиг впечатляющих результатов. В республике формируется собственная институциональная модель, ориентированная на инновационное развитие.
 
Проблемы освоения нетрадиционных запасов тесно взаимосвязаны и носят комплексный характер. Главная проблема в республике, как и в России, заключается в наличии точечных стимулирующих мер и в отсутствии системного подхода. Налоговое стимулирование является «работающим» инструментом, но недостаточным. Важно синхронизировать на законодательном уровне подходы, учитывая технологическую и экономическую составляющие добычи, а также изменчивость ресурсного характера во времени и пространстве.
 
НУЖЕН ГИБКИЙ ПОДХОД ГОСУДАРСТВА.
 
Татарстану удалось сформировать относительно благоприятную среду для функционирования сегмента МНК, но он всё же остаётся «условно» независимым. Общероссийский подход вовсе сводится к модели «одно месторождение – один крупнейший недропользователь».
 
Зарубежный опыт демонстрирует, что малые и средние нефтяные компании оказывают решающее значение в освоении ТРИЗ. Они обеспечивают тесную привязку к конкретным локальным объектам и надлежащий уровень конкуренции. А нефтесервис является неотъемлемым элементом формирования общих и локальных знаний.
 
Необходим комплексный, гибкий подход государства к процессу освоения недр, учитывающий все их стадии. То есть, с момента входа в проект (геологоразведки) и до его закрытия (аналогично канадскому процессу мелиорации).
 
Целесообразным видится адаптация некоторых институциональных аспектов Канады, в частности провинции Альберта, в российскую модель ресурсного сектора с учётом её сложившихся особенностей. Опыт освоения высоковязких нефтей Татарстана должен являться отправной точкой для инновационного развития всего российского нефтяного сектора.
 
Поэтому необходимо урегулирование процесса освоения ТРИЗ, начиная с закрепления понятия в отраслевом законодательстве. Перенимая опыт, необходимо учитывать методы и экономику добычи, а также налоговые условия.
 
Нужно определить баланс между фискальной направленностью налоговой среды и инновационной ориентированностью. Необходима детальная проработка как механизма предоставления льгот, так и их направленности на разработку и внедрение инноваций. Важно обеспечить определённость в отношении господдержки, к примеру, путём определения периода предоставления льгот с учётом капитальных вложений.
 
При предлагаемой модели сырьевые регионы будут наделены большей свободой действий в отношении освоения ресурсов, а недропользователи снизят экономические риски неопределённости. Отправной точкой могут послужить «научные полигоны».
 
Необходима поддержка независимых локальных игроков и эффективного нефтесервиса. Важно учесть данный аспект в национальных и региональных стратегиях. Надо разработать условия поддержки и схему взаимодействия с остальными участниками рынка, определить доступ к финансированию и инфраструктуре.
 
Требуется усиление синергии между научно-исследовательским сектором, госструктурами и бизнесом, уделяя особое внимание важности государственных исследовательских структур. Целесообразно перенимать канадский опыт в части создания общенациональной системы хранения информации о недрах.
 
О том, чем может быть полезен татарстанский опыт для поддержки независимых нефтегазовых компаний на федеральном уровне, – читайте в публикации «Информ-Девон».


Авторизация


регистрация

Размещение видеороликов

События

21.09.2023
PM Gate Подробнее »

25.04.2023
Продолжает работу выставка «Нефтегаз-2023» Подробнее »

30.06.2021
XII форум инновационных технологий InfoSpace 2021 Подробнее »

05.04.2021
XIV съезд Союза нефтегазопромышленников России Подробнее »

19.03.2021
16 марта 2021 года в Центре цифрового лидерства состоялся саммит деловых кругов «Сильная Россия - 2021» Подробнее »

Другие
новости »

Конференции, выставки

Другие
конференции
и выставки »

Рейтинг@Mail.ru

admin@burneft.ru