Естественно, что товарных рынков потрясения коснулось тоже. В понедельник объемы продажи нефтепродуктов на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже (СПбМТСБ) резко упали - участники рынка просто перестали покупать продукт. Рухнули и биржевые цены на топливо. Примерно такое же шоковое сокращение продаж и падение цен на СПбМТСБ было в 2020 году, в самом начале пандемии. Но тогда никто никуда не ездил и не летал - все закрылись по домам, спрос на нефтепродукты снизился. Сейчас нет сокращения потребления (хотя нарушение логистических цепочек еще сыграет свою роль), и за падением биржевых цен может последовать их болезненный скачок.

Казалось бы, вторник и среда не привнесли ясности в геополитике, еще грустнее стало в экономике, но объемы продаж на СПбМТСБ начали постепенно наращиваться. Топливный рынок пытается оперативно осмыслить ситуацию, понять свои финансовые риски (а уровень кредитования здесь очень высок) и выработать новые тактики работы на изменившемся рынке, пишет Интерфакс.

Опасное падение

В понедельник биржевые цены на бензины упали по сравнению с пятницей почти на 5% (при этом объем продаж сократился почти в два раза), на дизтопливо - на 3%. По итогам торгов в среду снижение биржевых цен на бензины составило уже 13%, на дизтопливо - на 7%. Однако, во вторник и среду объемы продаж начали подрастать.

Собеседники на топливном рынке высказывают мнение, что понедельничная "пауза" была вызвана замешательством участников торгов из-за геополитики и финансовых новостей, но к среде продавцы и покупатели стали думать о том, каким образом наладить процесс взаимоотношений в изменившемся мире.

"Это очень опасно, когда на НПЗ производство нефтепродуктов не останавливается и на АЗС машины продолжают заправляться, но в промежуточном звене - на бирже - продажи топлива сжались. Может возникнуть отложенный спрос, чем ниже биржевые цены упадут сейчас, тем выше они подскочат потом. Рынок это уже проходил. Конечно, сейчас все в шоковом состоянии, замерли в ожидании "дна" на бирже, каждый пытается определить свой минимум. Но как бы потом все не кинутся покупать разом", - опасается один из собеседников.

Другой отмечает, что "в текущей ситуации нужно иметь крепкие нервы и выдержать хотя бы дней 10, в течение которых все станет более-менее понятно". В первую очередь вопрос вызывает положение дел с экспортом российских нефти и нефтепродуктов - насколько реальными могут оказаться угрозы западного мира отказаться от российских энергоносителей? А затем на внутреннем рынке возьмет свое сезонный спрос, посевная и, возможно, длительное прекращения авиаконтактов России с другими странами, что спровоцирует новый виток отечественного туризма. Период весенних ремонтов на нефтеперерабатывающих заводах тоже никто не отменял.

На высокой марже

Руководитель проектов исследовательской группы "Петромаркет" Анна Лишневецкая подчеркивает, что российский топливный рынок входил в разразившийся кризис с высокой маржинальностью нефтепереработки.

"По нашим оценкам на 21 февраля, маржа нефтепереработки на заводах, ориентированных на максимизацию выпуска автобензина, составляла порядка 6,5 тыс. руб./т, дизтоплива - 3,4 тыс. руб./т. Эскалация геополитического конфликта и специальная операция России на Украине к концу февраля привели к росту цены на нефть Brent на спотовом и скачку курса доллара к рублю. При этом цены внутреннего оптового рынка практически не отреагировали на наблюдаемый рост экспортной альтернативы продуктов 21-25 февраля. А на фоне слабого спроса и высокого уровня запасов на внутреннем рынке за первые два рабочих дня текущей рабочей недели средняя стоимость автобензина у производителей даже потеряла порядка 10-11% (в зависимости от марки), дизтоплива - 5%", - рассказывает он.

Падение цен внутреннего рынка привело к существенному росту потерь для производителей при реализации топлив отечественным потребителям (относительно экспортных нетбэков - по состоянию на 28 февраля до рекордных 10-16 тыс. руб./т для бензинов и 10 тыс. руб. - для ДТ), даже с учетом "демпфера", оценки которого за февраль также существенно прибавили в результате роста курса доллара и стоимости топлив в Европе, говорит эксперт.

"При этом наблюдаемая негативная динамика цен внутреннего рынка на фоне удорожания маркерного сорта нефти и девальвации рубля не привела к убыточности сложных НПЗ. Экономику нефтепереработки поддержал рост дисконта в цене Urals относительно Brent и увеличение государственных субсидий (в результате того же подорожания Brent и ослабления рубля). Дисконт Urals к Brent подскочил, существенно ослабив негативное влияние подорожания Brent и доллара на стоимость нефти для переработки для российских заводов. Ставка обратного акциза на нефть для эталонных НПЗ в феврале, по предварительным оценкам, составит 3,2 тыс. - 4,8 тыс. руб./т (в зависимости от конфигурации НПЗ), инвестиционная надбавка к акцизу -750-1 300 руб./т, демпфирующая надбавка за поставку моторных топлив на внутренний рынок в расчете на тонну продукта порядка 27,5 тыс. руб. для бензина и 23 тыс. руб. для дизтоплива", - оценивает Лишневецкая.

"Каким будет развитие ситуации на российском топливном рынке - невозможно предсказать в условиях наблюдающейся крайне высокой неопределённости развития геополитического кризиса. Принятый на текущий момент пакет антироссийских санкций не несет прямой угрозы экспорта российского сырья и нефтепродуктов", - говорит она.

Есть ли признаки "затоварки"?

Управляющий партнер компании ООО "Петролеум Трейдинг" (крупнейший частный топливный трейдер РФ) Максим Дьяченко подчеркивает, что введенные против РФ санкции оказывают серьезное влияние на экономику страны. "Это в первую очередь демонстрирует реакция Банка России, повысившего ставку сразу до 20%. Кроме того, мы видим остановку торгов на фондовом и валютном рынке. Наблюдается напряженная ситуация в банковском секторе, где растут комиссии, затруднено получение кредитных линий", - говорит он.

"Все это косвенно влияет на топливный рынок. И затруднения с экспортом, и сложности с логистикой, когда владельцы судов опасаются отправлять их в российские порты, из-за чего растут страховки, цены фрахта, а в портах снижается экспорт нефти и нефтепродуктов. Конечно, невозможно резко сократить добычу нефти или снизить переработку, которая в феврале была на максимальных уровнях. Поэтому значительные объемы товара будут переориентированы на внутренний рынок. Но и здесь спрос снизился, в том числе из-за резко подорожавших кредитов", - оценивает ситуацию Дьяченко.

Между тем, отмечает он, топливный рынок РФ вошел в новый кризис с исторически высокими запасами нефтепродуктов: "Это в купе с вышеперечисленными факторами может привести к тому, что в ближайшее время на внутреннем рынке может сформироваться значительный избыток товара или даже признаки "затоварки". Подтверждения этому сейчас выражается в динамике биржевых цен, которые серьезными темпами снижаются, на многих базисах товар не находит покупателей".

"СПбМТСБ с 1 марта изменила диапазон цены в сторону уменьшения, теперь цены можно снижать до 50%. Прежняя цена уменьшения была на уровне 5%, что в текущих условиях не позволяет производителям снижать цену в соответствии с требованиями рынка, цена "запирается", и по высокой цене товар остается непроданным. Также хочу отметить, что фиксирующееся снижение объемов торгов на бирже связано не с тем, что производители снижают предложение, а с тем, что нет достаточного спроса", - отметил собеседник агентства.

"Однако говорить о панике неуместно. Топливный рынок с избытком обеспечен нефтепродуктами. Если эта тенденция будет устойчивой, продолжится, то мы сможем наблюдать снижение и розничных цен - низкие оптовые цены через месяц окажут влияние на стоимость литра на АЗС. Это было бы хорошим фактором в условиях острого кризиса, с которым наша экономика может вот-вот столкнуться. Низкие цены на топливо будут хорошей поддержкой как для предприятий, так и для домохозяйств", - размышляет Дьяченко.

Кроме того, добавляет он, в настоящее время экспортные нетбеки, то есть цены на нефтепродукты на экспорт, уже не влияют на внутренние цены: "Сейчас наш рынок оторван, в некотором роде, изолирован от вешнего рынка. Можно констатировать, что на фоне санкций и логистических ограничений экспортная альтернатива перестала быть определяющим фактором для внутреннего рынка нефтепродуктов РФ".