Сланцевая нефть меняет ориентиры

Восстановление спроса на нефть и высокие цены на «черное золото» позволяют рассчитывать на активизацию сланцевых производителей, инвестиции которых до пандемии были непосредственно увязаны с нефтяными котировками.

14.12.2021

Цена на нефть с начала 2021 года выросла с $50 за баррель до свыше $80 за баррель, что может подстегнуть добычу с более высокой себестоимостью.

Согласно октябрьскому отчету Управления энергетической информации Минэнерго США (EIA) — а США являются основным производителем нетрадиционного сырья — в ноябре добыча сланцевой нефти в стране должна была вырасти на 77 тыс. баррелей в сутки или на 0,9% по сравнению с октябрем и составить 8,219 млн б/с. При этом в октябре фактическое производство оказалось немного выше значений, ожидаемых EIA, — 8,142 млн б/с против оценки в 8,135 млн б/с.

Прогноз Международного энергетического агентства (МЭА, IEA) на 2022 год предполагает дальнейший рост добычи легкой плотной/трудноизвлекаемой нефти (LTO) в США. Более быстрое, чем ожидалось, восстановление добычи на американском шельфе и устойчивый рост буровой активности на сланцевых месторождениях на фоне более высоких цен на нефть повышают перспективы роста поставок из стран, не входящих в ОПЕК, на оставшуюся часть года, считают эксперты. «По мере открытия новых скважин на сланцевых участках в США мы пересмотрели наш прогноз роста на 90 тыс. б/с в этом году и 170 тыс. б/с в 2022 году», — пишет МЭА, отмечая, что в целом добыча в США все еще будет отставать от показателей периода до Covid-19 до конца следующего года.

Высокие цены на нефть открывают новые возможности для увеличения потоков из сланцевого сектора США, особенно Пермского бассейна.

«Мы ожидаем, что в четвертом квартале 2021 года объем LTO увеличится на 710 тыс. б/с по сравнению с прошлым годом и еще на 710 тыс. б/с в 2022 году по сравнению с текущим. Количество буровых установок неуклонно растет, достигнув 454 к середине ноября, что на 65% больше по сравнению с началом года и почти вдвое больше, чем год назад, показывают данные Baker Hughes. Однако достижения выглядят относительно умеренными, если основываться на исторической взаимосвязи между ценой на нефть марки WTI и количеством буровых установок», — следует из отчета.

На данный момент наиболее активно бурение ведется частными операторами. По данным агентства IHS Markit, они составляют примерно половину числа наземных нефтегазовых установок для горизонтального бурения в США по сравнению с 35% до пандемии. Однако в абсолютном выражении они по-прежнему эксплуатируют меньше установок, чем в четвертом квартале 2019 года — 210 установок в среднем в месяц в третьем квартале 2021 года по сравнению с 230 в октябре–декабре допандемийного года. На независимые компании приходится 40% от общего числа буровых установок, но это на 45% меньше, чем в конце 2019 года. Крупные мировые компании в настоящее время эксплуатируют всего 6% от общего числа буровых установок по сравнению с 18% до Covid-19, что частично связано с продажей активов, а также перераспределением капитала.

По мере активизации деятельности операторы быстро преодолели отставание по пробуренным, но незавершенным скважинам (DUC) в бассейнах Eagle Ford, Bakken и Niobrara, в то время как регион Permian все еще восстанавливается.

Количество незавершенных скважин в Пермском бассейне примерно соответствует четвертому кварталу 2018 года, но значительно превышает исторические уровни. Объемы DUC важны, поскольку они являются ближайшим сопоставимым американским эквивалентом резервных мощностей ОПЕК — буферизуют волатильность рынка и информируют о распределении капитала, поясняет МЭА.

Несмотря на высокие цены, за последние 12 месяцев сланцевые производители уделяли приоритетное внимание не росту добычи, а возврату денежных средств инвесторам. Так, чтобы оправдать ожидания акционеров, компании взяли на себя обязательства по увеличению дивидендов и выплате дополнительных, программам обратного выкупа акций и ускоренному погашению задолженности. Кроме того, те, кто уже объявил о бюджетах на 2022 год, ожидают скромного увеличения расходов при одновременных мерах по повышению эффективности. Таким образом, на данный момент сланцевые компании США больше сосредоточены на возврате вложенных средств денег, чем на увеличении числа буровых установок. И, как полагают эксперты, эта тенденция продолжится.

Главный исполнительный директор сланцевого производителя Pioneer Natural Resources Co. Скотт Шеффилд подтвердил, что американские компании не способны увеличить предложение нефти, чтобы ограничить рост цен на нефть, который остается «под контролем ОПЕК», так как будут использовать имеющийся у них объем денежных средств для выплат акционерам, а не для финансирования новых проектов. «Все останутся дисциплинированными вне зависимости от того, будет ли Brent стоить $75, $80 или $100, — сказал Шеффилд. — Все акционеры, с которыми я говорю, отвечают, что, если кто-то вновь начнет наращивать добычу, их ждет наказание».

«Я не думаю, что мир действительно может в большой степени полагаться на американскую сланцевую нефть. Она действительно под контролем ОПЕК»,

— цитирует Шеффилда Financial Times.

Pioneer, купившая в текущем году двух конкурентов из Техаса и ставшая крупнейшим нефтепроизводителем в Пермском бассейне с добычей в объеме почти 360 тыс. б/с, сообщила, что ограничит рост добычи в 2022 году до не более 5%, что существенно ниже, чем в предыдущие годы.

Как отмечает Bloomberg, в настоящее время многие сланцевые компании реинвестируют в наращивание добычи лишь половину денежных потоков, а не 100%, как в прошлом. По мнению агентства, новая тактика американских производителей трудноизвлекаемой нефти, которые изменили бизнес-модели после начала пандемии Covid-19, уменьшив инвестиции в добычу и увеличив расходы на погашение долгов и поощрение акционеров, уже начинает приносить свои плоды. Акции этих компаний стали более устойчивыми к возможности нового шока на нефтяном рынке. Так, когда цена нефти WTI в ноябре рухнула на 21% — максимальный уровень с марта 2020 года, это не привело к обвалу котировок американских нефтепроизводителей. В прошлом падение цен на нефть спровоцировало бы резкое снижение денежных потоков и рост долговой нагрузки сланцевых компаний, что привело бы к резкому сокращению производственных расходов, чрезмерному хеджированию рисков, а в худшем случае — к банкротствам компаний.

Газета Financial Times еще летом отмечала, что волна поглощений в американском сланцевом секторе трансформировала отрасль, вымыв наиболее слабых игроков и оставив ее в руках новых, «сверхнезависимых» участников рынка. Инвесторы надеются на укрупнение сланцевых производителей, полагая, что более масштабные игроки смогут ограничить рост добычи, обеспечить более высокую рентабельность инвестиций и будут внедрять изменения для повышения экологичности операций, писал «Интерфакс» со ссылкой на издание. Совокупный объем сделок M&A в сланцевом секторе США во втором квартале составил $33 млрд, и эксперты ожидали сохранения этих темпов активности.

«Если ваша капитализация ниже $10 млрд, вам будет трудно удержаться в отрасли в долгосрочной перспективе»,

— считает вице-председатель Citi Стивен Траубер. В сланцевом секторе всего несколько компаний с капитализацией выше $10 млрд, среди которых ConocoPhillips, EOG Resources Inc. и Pioneer Natural Resources Co. В остальном же сектор остается глубоко фрагментированным: большое количество мелких компаний делят крупнейшие сланцевые месторождения, что является главной причиной избыточного предложения на рынке и высоких расходов, считают эксперты. В надежде на привлечение новых инвесторов представители отрасли сделали консолидацию основным ориентиром, пояснял ведущий аналитик по рынку M& A консалтинговой компании Enverus Эндрю Диттмар.

Согласно прогнозам, в следующем году расходы на сланцевую промышленность США вырастут на 19,4%, с ожидаемых $69,8 млрд в 2021 году до $83,4 млрд, что является самым высоким уровнем с начала пандемии и сигнализирует о выходе отрасли из длительного периода неопределенности и нестабильности, следует из отчета Rystad Energy. Ожидается, что повышение эффективности будет обеспечено, главным образом, за счет дальнейшего внедрения одновременного гидроразрыва пласта. Вместе с тем, несмотря на значительный годовой рост расходов, общий объем на 2022 год все равно окажется значительно ниже уровня, прогнозируемого на этот период до Covid-19.

По мере того как влияние ковида на спрос на нефть и активность населения и производства снижается, американские игроки готовы на новые финансовые вливания, однако их решения могут быть сдержанны из-за неопределенности в виде штамма Omicron и возможных новых ограничений во всем мире, полагают аналитики.

Еще одним сдерживающим фактором для сланцевой отрасли может стать «Закон о защите будущих поколений», принятие которого приведет к запрету гидроразрыва пласта.

Законопроект вновь представили демократы в Палате представителей Конгресса США.

В то же время Россия, которая является одним из крупнейших производителей традиционного сырья, а также, по оценкам ученых, обладает запасами трудноизвлекаемых запасов (ТРИЗ) в объеме более 1 млрд тонн, может реализовать концепцию освоения ТРИЗ, позволяющую избежать кризиса сланцевой нефти в США, который предсказывают ряд экспертов.

Разработка сланцевой нефти в США полагается, в частности, на бурение скважин по «шахматной» схеме, горизонтальных стволов длиной 1,5-3 км, а также на плотном многостадийном ГРП (до сотни в стволе). В результате основным критерием высоких притоков является создание искусственной трещиноватости в низкопроницаемом коллекторе. Эта концепция, по мнению специалистов ФГБУ «Всероссийский научно-исследовательский геологический нефтяной институт» (ВНИГНИ), оказалась недостаточно эффективной и привела к кризису сланцевой революции, причина чего — в высокой себестоимости добываемого сырья (относительно мировых цен), потому что приходится бурить сверхплотную сетку скважин и делать многочисленные ГРП, пишет «Интерфакс». При этом высокая плотность ГРП негативно отражается на экологии: учащаются землетрясения, загрязняются грунтовые воды и почвы, что привело к остановке разработки сланцевых месторождений в Китае, Польше, Нидерландах, Англии и четырех штатах США.

Ученые при работе на подобных месторождениях в России предлагают использовать информацию о естественной открытой трещиноватости в сланцевой толще, что позволит выбирать оптимальные места с наиболее нефтенасыщенными зонами, где можно получить максимальный приток нефти. Так, предлагается сначала выполнять комплексные геолого-геофизические исследования, затем выбирать оптимальные места заложения скважин и направления горизонтальных стволов, а после проводить мини-ГРП или другие воздействия для активизации естественной трещиноватости.

Изучение открытой трещиноватости в геосреде и разрезах скважин позволяет существенно повысить продуктивность добывающих горизонтальных скважин; кратно сократить их количество по сравнению с проектируемой плотной равномерной сеткой бурения; уменьшить проектные размеры горизонтальных стволов; значительно сократить количество стадий при выполнении МГРП в каждой скважине, подчеркивается в докладе ВНИГНИ.

«Использование представленной концепции существенно снижает не только капитальные затраты на освоение месторождений с ТРИЗ, но и интенсивность воздействия на геосреду с возможным исключением негативных экологических последствий», — уверены авторы доклада.

Несмотря на то, что в последнее время Роснедра получают много заявок на разработку нефтяных и газовых месторождений с ТРИЗ, в которых предусмотрено бурение сотен, а то и нескольких тысяч скважин с горизонтальными стволами протяженностью 1-3 км и МГРП, пока сложно сказать, когда добыча сланцевой нефти в России приобретет массовый характер.

В то же время Управление энергетической информации Минэнерго США верит в рост в сланцевом секторе своей страны в ближайшем будущем при прогнозируемых ценах на нефть в $71 за баррель в декабре и в $73 в первом квартале наступающего года. «В целом на 2022 год мы ожидаем, что рост добычи ОПЕК+, трудноизвлекаемой нефти в США и в других странах, не входящих в ОПЕК, будет опережать замедление роста мирового потребления, особенно в свете новых опасений в связи с конфигурациями Covid-19. Мы полагаем, что цены на нефть марки Brent в 2022 году останутся вблизи текущих уровней, составив в среднем $70 за баррель», — следует из последнего отчета EIA.

 
 
 

 





Авторизация


регистрация

Размещение видеороликов

События

17.09.2021
40 лет на острие технологических вызовов: ушел из жизни Александр Медведев Подробнее »

30.06.2021
XII форум инновационных технологий InfoSpace 2021 Подробнее »

05.04.2021
XIV съезд Союза нефтегазопромышленников России Подробнее »

19.03.2021
16 марта 2021 года в Центре цифрового лидерства состоялся саммит деловых кругов «Сильная Россия - 2021» Подробнее »

06.03.2021
Саммит "Сильная Россия - 2021" Подробнее »

Другие
новости »

Конференции, выставки

Другие
конференции
и выставки »

Рейтинг@Mail.ru

admin@burneft.ru