«АссоНефть»: Развитие сектора независимых нефтегазодобывающих компаний повысит шансы России в конкуренции за мировые рынки сбыта

28.12.2020

Елена Корзун, генеральный директор Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть», о ключевых для российского сектора независимых нефтегазодобывающих компаний событиях 2020 года и планах стимулирования его развития в России

***

Уходящий 2020 год был, безусловно, как и для отрасли в целом, весьма тяжёлым для сектора независимых (т.е., не интегрированных в ВИНК, не аффилированных ни с ВИНК, ни с государством и не ведущих свою деятельность на условиях СРП) нефтегазодобывающих компаний (ННК), интересы которых наша Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» отстаивает в диалоге с федеральными и региональными властями вот уже более 26 лет.

Поясню, в отличие от вертикально-интегрированных нефтегазодобывающих компаний (ВИНК) ННК являются предприятиями так называемого неполного цикла, т.е. обладают существенно меньшими возможностями манёвра при изменении ситуации на рынке – ведь они не имеют ни коммерческой нефтепереработки, ни розничных сетей АЗС, а занимаются исключительно разведкой, добычей и реализацией добытого сырья. Можно сказать, это монотоварные производители. В просторечии такие компании в России называют зачастую «малыми и средними».

Да, конечно, стремительное сокращение спроса на углеводородное сырьё (УВС), обусловленное как пандемией, так и развитием «зелёной» энергетики, а также ограничения по добыче в соответствии со сделкой ОПЕК+ - всё это стало тяжёлым испытанием для всего российского нефтегазового комплекса (НГК) – и для крупных ВИНК, и для относительно небольших ННК.

Но ситуация для сектора ННК усугубилась еще и тем важнейшим обстоятельством, что до сих пор в нашей стране государственное регулирование работы НГК и смежных с ним сегментов экономики настроено исключительно под специфику крупных ВИНК и, к огромному сожалению, фактически абсолютно не учитывает особенности работы ННК.

Например, компании нашего независимого сектора ориентированы в поставках добытой ими нефти преимущественно на внутренний рынок. А при весеннем обвале цен на нефть в этом году внутренние цены «просели» гораздо больше, чем экспортные. В результате, очень многие независимые компании уже в марте оказались в ситуации, когда были вынуждены либо останавливать добычу, либо готовиться к этому - из-за того, что их выручки уже стало просто не хватать даже на уплату налогов.

Естественно, в этой ситуации «АссоНефть» была просто вынуждена оперативно обратиться к главе российского правительства - Михаилу Мишустину - с просьбой о предоставлении независимым компаниям, хотя бы тем, у кого годовой объём добычи менее 500 тыс. тонн, отсрочку по уплате НДПИ в связи с неблагоприятной ценовой конъюнктурой. Обоснование было очень простое - образно говоря, «покойники» налогов заплатить не смогут вообще.

К сожалению, тогда мы так и не дождались от правительства действенной помощи в адрес хотя бы самых маленьких независимых компаний, по которым ценовой кризис ударил больнее всего. Тем не менее, косвенное подтверждение того, что наше мартовское обращение в правительство было встречено отраслевыми чиновниками с пониманием, мы всё-таки получили.

Так, выступивший в начале июля на онлайн-конференции «Анализ эффективности налоговой системы в ТЭК: новые экономические реалии, качество и количество запасов УВС» тогдашний директор департамента добычи и транспортировки нефти и газа Минэнерго Александр Гладков сообщил, что «Минэнерго выступает за поддержку малых нефтяных компаний, в частности предлагает предусмотреть возможность переноса налоговых выплат на более поздний срок в случае резких изменений на рынке».

Т.е. понимание-то наших проблем было, а вот с конкретным действием по их разрешению, увы, не получилось. На мой взгляд, одна из причин здесь заключается в том, что у независимых компаний, в т.ч. и малых, нет официального, т.е. законодательно закреплённого юридического статуса. Возможно, именно поэтому поддержки от правительства сектор ННК так и не получил. Т.е., я совсем не исключаю того, что и хотели бы помочь, но не смогли это оперативно юридически оформить.

Тут надо пояснить, что первый шаг на пути узаконивания статуса ННК «АссоНефть» уже сделала, причём, с помощью сотрудничества с Минэнерго, ФАС и ЦДУ ТЭК – после серии совещаний весной-летом 2015 г. представителей упомянутых структур был подготовлен специальный межведомственный протокол (№05-105пр от 05.08.2015), устанавливающий критерии отнесения нефтегазодобывающих компаний именно к категории независимых.

Данный документ, утвержденный Кириллом Молодцовым, тогдашним заместителем министра энергетики, курировавшим российский НГК, зафиксировал следующие ключевые критерии независимых нефтегазодобывающих компаний:

•         неаффилированность с ВИНК (в соответствии со ст. 9 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» и ст.6 Федерального закона от 08.02.1998 №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»);

•         отсутствие собственных нефтеперерабатывающих заводов, входящих в реестр НПЗ Минэнерго России (т.е., осуществляющих именно коммерческую нефтепереработку);

•         отсутствие в уставном капитале доли (вклада) Российской Федерации более 50%;

•         непринадлежность к организациям, ведущим деятельность на условиях СРП (в соответствии с Федеральным законом от 30.12.1995 N 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции»).

Подчёркиваю, все названные критерии отнюдь не количественные, как, например, объём добычи, число работников, объёмы запасов или выручки, а именно качественные. Почему так решили? Да потому, что в ходе обсуждения представители Минэнерго, ФАС, ЦДУ ТЭК и «АссоНефти» пришли, практически, к единодушному выводу, что именно названные качественные критерии определяют сущность специфики бизнеса независимых компаний: например, их монотоварность (в качестве товара - только УВС) из-за отсутствия коммерческой нефтепереработки; преимущественная ориентация на внутренний рынок сбыта – более 65%-70%, в среднем по сектору; работа, зачастую, на небольших, маргинальных, малопривлекательных для ВИНК запасах; особая нацеленность на углубленную геологоразведку и наиболее активное внедрение относительно недорогостоящих инноваций. Бизнес той или иной независимой компании в ходе времени может меняться – укрупняться или, наоборот, мельчать, но если она по-прежнему отвечает названным критериям, то остаётся быть именно независимой, имеющей специфику бизнеса значительно отличающего от бизнеса ВИНК, а также компаний с госучастием или работающих на условиях СРП. И это важнейшее обстоятельство, естественно, обязательно должно быть учтено в законодательно-нормативной базе госрегулирования отраслью.

С нашей точки зрения, полномасштабное внедрение в практику отрасли критериев ННК должно было стать хорошей административно-организационной базой, например, для реализации давнего пожелания компаний – участников «АссоНефти» о более детальной, узко специфической систематизации статистической информации, которую собирает и публикует ЦДУ ТЭК. Мы полагали, что утвержденные на уровне заместителя министра энергетики - куратора российского НГК качественные критерии независимых компаний создадут реальную основу для того, чтобы сектор ННК, представленный, в основном, малым и средним нефтегазодобывающим бизнесом и имеющий вследствие этого свою особую специфику, наконец-то, получил бы свою обособленную статистическую нишу, не искаженную показателями тех компаний, особенности бизнеса которых не свойственны ННК.

Но главное, на что мы тогда рассчитывали – это то, что появится возможность за счет лучшего анализа статистики более обоснованно корректировать управляющее воздействие на деятельность этого сектора - через внесение соответствующих нововведений и правок в нормативно-правовую базу, причём, именно с учетом специфики бизнеса ННК.

Следующим шагом после полноценного внедрения в отраслевую практику упомянутых согласованных с госрегуляторами критериальных признаков независимых компаний, должно стать, по нашему мнению, официальное узаконивание самого понятия «ННК» – т.е. придание компаниям сектора ННК четкого юридического статуса, который будет специально прописан в нормативно-правовой базе государственного регулирования недропользования в сфере разведки и добычи УВС.

Именно поэтому решение вопроса о законодательном закреплении статуса ННК стало одной из ключевых рекомендаций из числа тех, которые «АссоНефть» вынесла на обсуждение «круглого стола» на тему «Вопросы законодательного обеспечения деятельности малых и средних нефтегазодобывающих предприятий», который в онлайн-режиме провёл комитет Совета Федерации по экономической политике 29 октября. А 17 ноября на своём заседании комитет СФ по экономполитике официально утвердил рекомендации упомянутого «круглого стола», причём, с учётом предложений от «АссоНефти». Но только на днях мы сумели, наконец-то, получить копию данного документа (прилагаются к данному пресс-релизу), к сожалению, пока ещё не опубликованного на сайте Совета Федерации. Поэтому рассчитываем на содействие СМИ в доведении этой информации до представителей властей, готовящих и принимающих решения по НГК, отраслевой общественности, а также граждан, интересующихся делами в нашей отрасли. Позволю лишь заметить, что на 4-ой странице документа есть досадная опечатка - вместо «не аффинированы» должно быть «не аффилированы».

***

Позволю себе подробно изложить ключевые рекомендации «АссоНефти» по осуществлению конкретных дел для стимулирования развития в России сектора ННК, одобренные комитетом СФ:

1)        Во исполнение Энергетической стратегии Российской Федерации до 2035 года, принятой распоряжением Правительства РФ от 09.06.2020 N 1523-р, необходимо разработать и принять специальное распоряжение Правительства РФ о мерах по созданию условий для развития независимых, в том числе малых и  средних, нефтегазодобывающих компаний, которое включало бы «дорожную карту» по принятию необходимых нормативно-правовых актов.

2)        Включить в состав Правительственной комиссии по вопросам топливно-энергетического комплекса и повышения энергетической эффективности экономики представителей объединений малых и средних нефтегазодобывающих предприятий. К тому же, поставить в план работы Правительственной комиссии в 2021 г. вопрос о необходимых комплексных мерах поддержки ННК и о передовом опыте Республики Татарстан по обеспечению деятельности ННК.

3)        Создать на базе действующей в рамках Минэнерго России специальной Рабочей группы по развитию малого и среднего предпринимательства в нефтегазовой сфере Российской Федерации теперь уже Межведомственную рабочую группу аналогичной нацеленности с включением в неё представителей не только Минэнерго РФ, но и Минприроды РФ, Минэкономразвития РФ, Федеральной антимонопольной службы и Минфина РФ.

4)        Организовать при главах субъектов Российской Федерации с нефтегазовыми регионами координационные советы по поддержке деятельности независимых, в том числе малых и средних, нефтегазодобывающих компаний.

5)        Включить в план законодательной работы на 2021 г. и последующие годы разработку проектов федеральных законов:

5.1) о внесении изменений в Федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» от 24.07.2007 N 209-ФЗ - в части определения критериев отнесения нефтегазодобывающих предприятий к независимым, в том числе малым и средним, включая такие условия, что они:

- не являются дочерними и зависимыми предприятиями вертикально-интегрированных нефтяных компаний

- не аффилированы с вертикально-интегрированными нефтяными компаниями и не входят в состав одной группы юрлиц с ними;

- не имеют государственного пакета в уставном капитале;

- не имеют собственных нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ);

- не ведут свою деятельность на условиях соглашений о разделе продукции.

5.2) о внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации - в части:

- учета специфики независимых, в том числе малых и средних, нефтегазодобывающих предприятий при разработке мер государственного регулирования нефтегазовой отрасли;

- создания равных и в определенных случаях льготных условий их доступа к производственной инфраструктуре, включая объекты энергетики, транспорта и переработки сырья;

- определения правового статуса независимых малых и средних нефтегазодобывающих предприятий, их взаимодействия с другими субъектами нефтегазовой отрасли и органами государственной власти.

5.3) о внесении изменений в Закон Российской Федерации «О недрах» - в части:

- передачи в распоряжение нефтегазодобывающих субъектов Российской Федерации в качестве «участков недр местного значения УВС» мелких и мельчайших месторождений, остаточных запасов отработанных средних и крупных месторождений, трудноизвлекаемых запасов отдельных месторождений, простаивающих низкодебитных скважин, накопленных отходов нефтедобычи и нефтепереработки (нефтешламонакопители), нефтеразливов вдоль магистральных трубопроводов и других территорий, загрязненных нефтью и нефтепродуктами;

- упрощенного порядка предоставления права пользования «участками недр местного значения УВС», в том числе проведения отдельных аукционов и конкурсов на разработку месторождений с запасами не более 5 млн. тонн только среди независимых малых и средних нефтегазодобывающих предприятий;

- предоставления недропользователю, открывшему месторождение за счет собственных средств, возможности переуступить на возмездной основе право разработки другому недропользователю.

5.4) о внесении изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации - в части:

- установления для ННК отдельного повышенного порога по доходам, дающего право перехода на упрощенную систему налогообложения и продление срока налоговых каникул до 10 лет;

- специальных налоговых режимов для стимулирования разработки «участков недр местного значения УВС» и трудноизвлекаемых запасов;

- предоставления «обратных акцизов» ННК при реализации добытой ими нефти на внутреннем рынке.

***

В 2021 году «АссоНефть» планирует сосредоточиться на том, чтобы, находясь в постоянном диалоге с властями, претворять названные рекомендации в жизнь. Одна из ключевых наших целей - добиться того, чтобы независимые нефтегазодобывающие компании в России получили, наконец, свой законный юридический статус.

Что будет оказывать нам моральную поддержку в этой работе? Так, это явно наметившееся понимание со стороны многих людей, влияющих на принятие решений в отрасли.

Для подтверждения этих моих слов сошлюсь на наконец-то утвержденную в 2020 году российским правительством «Энергетическую стратегию Российской Федерации на период до 2035 года», в которой была впервые чётко зафиксирована особая востребованность в сегодняшних условиях развития в России относительно некрупных независимых нефтегазодобывающих компаний. Так, в этом документе в комплекс ключевых мероприятий по обеспечению стабильного уровня добычи нефти в стране были включены, в том числе, и задачи по введению в хозяйственный оборот малых месторождений, высокообводненных и малодебитных скважин, а также создание условий для развития малых и средних нефтекомпаний. Теперь в Энергостратегии-2035 записано буквально следующее: «Как минимум до 2025 года в связи с необходимостью концентрации и повышения эффективности инвестиций вертикально-интегрированные компании будут доминировать в основных видах деятельности нефтяной отрасли. Тем не менее вследствие ухудшения структуры запасов углеводородного сырья, необходимости повышения инновационной активности, гибкости и адаптивности к изменениям конъюнктуры рынков неуклонно возрастает роль малых и средних нефтегазовых компаний».

По нашим многолетним наблюдениям, малые и средние независимые нефтекомпании, большая часть которых ориентирована на внутренний рынок, в период резкого падения цен на нефть испытывают наибольшие трудности. Так, малые и средние ННК в рамках адаптации к нынешнему кризису снизили объем инвестпрограмм на 30-40%, что заметно выше аналогичных показателей крупных нефтекомпаний. Поэтому, по нашему мнению, к этой категории нужен отдельный подход и дополнительные меры поддержки, к числу которых мы относим в первую очередь законодательное закрепление статуса независимых нефтекомпаний – с целью повышения эффективности администрирования сектора ННК и оказания ему действенной адресной господдержки в кризисные времена.

***

В качестве первоочередных действий на уровне государственного регулирования для выполнения упомянутой задачи, поставленной Энергостратегией-2035, с нашей точки зрения, необходимо в первую очередь практически реализовать следующие три законодательные инициативы:

1)        Первая сверхсрочная: Сохранить действующие инвестиционные проекты у ННК, прежде всего, компенсировав отмену льгот по НДПИ (по выработанности и вязкости) и экспортной пошлине для нефтяных компаний, осуществляющих инвестиционные проекты на территории РФ - за счёт налогового вычета из НДПИ, обусловленного заключением специального Соглашения о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК) в соответствии с Федеральным законом «О защите и поощрении капиталовложений в Российской Федерации», вступившим в силу 1 апреля 2020 г.

2)        Вторая срочная: Ввести в Федеральный закон «О недрах» определение статуса недропользователей – ННК, в целях оптимального администрирования сектора ННК со стороны ФОИВ – в частности, для оказания адресной поддержки со стороны государства, например, в период резких падений цен на нефть (дело в том, что ННК в процентном отношении заметно больше ВИНК поставляют добытую нефть на внутренний рынок и поэтому их бизнес в очень сильной степени зависит именно от внутренних цен на нефть).

3)        Третья срочная, вытекающая из второй срочной: Предоставить в ведение субъектов Федерации особое право проводить конкурсы на месторождения с НИЗ менее 5 млн т.

Кроме того, «АссоНефть» считает весьма целесообразным для всех нефтедобывающих регионов страны организовать при главах соответствующих субъектов Федерации постоянно действующие рабочие группы по координации и поддержке деятельности местных ННК. Такой положительный опыт есть уже в Республике Татарстан. Похожие действия уже начинает реализовывать и руководство Башкортостана. Аналогичные идеи звучат и на депутатских слушаньях в Думе ХМАО и поддержаны 1-ым заместителем губернатора этого округа.

Малым и средним независимым нефтекомпаниям необходима не только стабильность налогового режима, но ещё и дружественно-партнёрская банковская политика. Так, большая группа предприятий сектора ННК из-за резкого падения цен на нефть, причём, в значительно большей степени именно на внутреннем рынке, на который преимущественно ориентированы многие ННК, а также из-за особенностей взимания НДПИ попала во втором квартале 2020 года в такую ситуацию, что «вылетела» из списков надежных заемщиков во многих банках. В связи с этим, вопросы кредитования и перекредитования стали для этих ННК крайне сложными. Поэтому было бы целесообразно госрегуляторам совместно с банковским и страховым сообществами, а также с самим сектором ННК проработать идею создания специального страхового фонда помощи независимым малым нефтекомпаниям в кризисных ситуациях, возможно, с задействованием государственных гарантий.

***

Может возникнуть законный вопрос: «А для какой масштабной цели все эти наши усилия?».

Так вот, если мы сможем добиться многого из перечисленного мною выше, то это, убеждены, даст России хорошую возможность практически осуществлять решительный курс на стимулирование диверсификации добычного потенциала российского НГК.

А это в условиях обостряющейся в мире конкурентной борьбе за рынки сбыта позволит нашей стране существенно наращивать, в случае необходимости, объемы добычи углеводородного сырья и, главное, сокращать её себестоимость за счёт оздоровления конкурентной среды в отрасли, когда к уже существующей у нас армии ВИНК добавится еще и мощная группировка ННК, насчитывающая не сотню с «хвостиком» предприятий, как сейчас, а тысячи независимых нефтегазодобывающих компаний, которые, как показывает международный передовой опыт, в условиях создания оптимальных для них условий лучше прочих разрабатывают мелкие месторождения, которых с каждым годом становится всё больше и больше в отечественной минерально-сырьевой базе (МСБ). По оценке весьма авторитетного в российском НГК академика Алексея Конторовича, речь идет о совокупных запасах в 22,5 – 25 млрд. тонн, т.е. «игра» вполне стоит «свеч».

Но для того, чтобы ННК начали эффективно разрабатывать запасы мелких месторождений и в России, по мнению академика, требуется «коренная перестройка институциональной структуры нефтяного комплекса, его законодательной и нормативной базы, практики налогообложения».

Т.е., мы опять упираемся в необходимость корректировки существующей у нас нормативно-законодательной базы госрегулирования российского НГК и смежных с ним секторов экономики, настроенной пока, как я уже отмечала, исключительно под специфику бизнеса крупных ВИНК. Особенности же деятельности ННК, занимающихся только разведкой и добычей на активах, не интересных крупным ВИНК, практически не учитывается при принятии ключевых решений на государственном уровне по регулированию работы российского НГК. Из-за этого потенциал российских ННК, выражающийся в существенно большей, чем в крупных забюрократизированных структурах, оперативности принятия управленческих решений, в более гибком реагировании на смену ситуаций на рынке и в особой нацеленности на внедрение инноваций, зачастую не раскрывается в полной мере, и этот вид компаний не развивается у нас должным образом.

Возможно, такая наша нацеленность на наращивание возможностей российского добычного потенциала покажется кому-то странным на фоне известных обязательств России по сокращению добычи нефти в соответствии с условиями сделки ОПЕК+, но замечу, что ограничения ОПЕК+ по существующим договоренностям закончатся уже в 2022 году. И к этому надо заранее готовиться.

К тому же, не стоит забывать, что независимые нефтегазодобывающие компании во многих странах являются подлинными драйверами развития конкурентной среды и во многом способствуют инновационному развитию технологий, что также немаловажно для российского НГК, в МСБ которого всё большую долю занимают ТРИЗ, рентабельная разработка которых просто невозможна без новых передовых технологий, позволяющих эффективно снижать себестоимость добычи.

Убеждены, что России необходимо действовать активно, изучая в том числе и успехи наших конкурентов на мировом рынке – а именно, перенимать опыт деятельности независимых компаний в США, совершивших, как известно, пресловутую «сланцевую революцию», в огромной степени повлиявшую на мировые рынки нефти и газа.

Очень надеюсь, что эта наша позиция будет замечена и учтена людьми, принимающими у нас решения по развитию нефтегазовой отрасли.

***

Уважаемые коллеги по нефтегазовой отрасли, а также все, кто пишет о ней или просто интересуется!

С Наступающим вас 2021 годом!

От души желаю всем вам наикрепчайшего здоровья, и чтобы грядущий год стал более благосклонным к нам, чем уходящий!

Будьте счастливы!

 





Авторизация


регистрация

Размещение видеороликов

События

19.01.2021
Поздравляем Председателя совета директоров ГК «АКРОС» В.А. Куксова с юбилеем Подробнее »

18.11.2020
В «ПРЕЗИДЕНТ-ОТЕЛЕ» состоялся XV НАЦИОНАЛЬНЫЙ КОНГРЕСС «МОДЕРНИЗАЦИЯ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОССИИ» Подробнее »

13.12.2019
Журнал «Бурение и нефть» на Всемирном энергетическом конгрессе в Абу-Даби
The World Energy Congress was held at the Abu Dhabi Подробнее »

14.11.2019
XIV ежегодная конференция Нефтегазшельф – 2019 пройдет 5 декабря в Москве Подробнее »

06.11.2019
ПЭСМ’2019 — конференция по вопросам развития арктической зоны Подробнее »

Другие
новости »

Конференции, выставки

Другие
конференции
и выставки »

Рейтинг@Mail.ru

admin@burneft.ru