Анализ технологического развития крупнейших компаний нефтегазовой промышленности

Analysis of the technological development of the largest companies in the oil and gas industry

D.B. KASATKIN,
E.R. KOCHETKOVA
Kasatkin Consulting
Moscow, 127015,
Russian Federation

Целью работы является оценка подходов к технологическому развитию на примере 7 крупнейших транснациональных компаний и 7 крупнейших национальных. Для этого проведен анализ операционных показателей компании, включая финансовые (выручка, прибыль, инвестиции) и не финансовые (добыча, численность штата), проанализированы стратегии компаний. Проведен анализ показателей, характеризующих технологическое развитие и анализ публичной информации компаний о направлениях НИОКР.

На основании проанализированных показателей предложены производные от них индикаторы технологического развития. Проведен конкурентный анализ всех компаний, сделаны выводы о стратегиях компаний и роли системного подхода к технологическому развитию, предложены стратегические рекомендации по направлениям развития для достижения технологического лидерства.

In this article, we investigate various approaches to technological advancement by examining 14 prominent companies—seven multinational and seven national firms. Our analysis encompasses a comprehensive evaluation of financial (revenue, profit, investments) and non-financial (production volume, workforce size) operational metrics, as well as an exploration of the companies' strategic approaches and R&D directions. Based on these assessments, we propose derived indicators of technological development and conduct a competitive analysis to identify the role of a systematic approach to technological innovation. Our findings contribute to the understanding of corporate strategies and offer strategic recommendations for development areas aimed at achieving technological leadership.

Роль технологического аспекта в развитии глобальной экономики растет все динамичнее, а важность данного аспекта для нефтегазовой отрасли можно оценить как критическую: помимо конкурентной среды, сама природа бросает вызов компаниям.
Если рассматривать экономическую систему как конструкцию «ресурсы – процессинг – добавленная стоимость», то технологии являются в ней одним из ресурсов (наравне с сырьевыми, трудовыми и финансовыми). В сегодняшней глобальной экономике вклад технологий в добавленную стоимость гораздо ниже, чем вклад финансовых ресурсов, этим объясняются быстрые темпы роста долга и его высокая доля по отношению к ВВП. Долгосрочно, рост вклада от технологий и рост эффективности экономики будет обеспечен, прежде всего, благодаря развитию цифровых технологий, которые на определенном этапе (самовоспроизводящиеся алгоритмы) будут способствовать переходу экономики на новый технологический уклад, и в рамках которого для всех индустрий полностью раскроется потенциал «Индустрии 4.0» и текущего стека «прорывных технологий». Остальные технологии: процессинговые (промышленные, инженерные), технологии материалов, финансовые, образовательные, биотехнологии и прочие, в качестве оси развития будут использовать достижения в области цифровых технологий.
Глобальная отрасль энергетики и ресурсов является одним из главных потребителей и инвесторов в технологии. Но, как и в любой отрасли, внутри нее есть представители-лидеры и догоняющие по развитию и применению технологий. Даже крупнейшие вертикально-интегрированные компании в силу многих причин нельзя отнести к одной категории, так как они по-разному подходят к технологическому развитию. Для некоторых из них стратегия в этой области диктуется рынком (например, от ключевых регионов сбыта – развитые или развивающиеся страны), для других – ролью системообразующего игрока на национальном уровне, для третьих определяющим являются вовлеченность и интерес к технологиям со стороны лиц, принимающих стратегические решения.
Можно сформулировать факторы следующим образом: клиентоцентричность и рынки сбыта, юрисдикция и форма собственности, интересы ключевых бенефициаров и квалификация топ-менеджмента и общий риск-аппетит. Если говорить о стратегиях технологического развития, то можно выделить две:
– агрессивная (акцент на технологиях, способных стать альтернативой существующим бизнес-моделям и продуктам: собственная разработка и покупка «молодых» технологий на рынке);
– пассивная (акцент на технологиях, которые модифицируют существующие бизнес-модели и улучшают текущие продукты и сервисы: собственная разработка, совместная с автономными НИОКР-центрами разработка).
При этом тезис «чем больше компания, тем менее агрессивная у нее стратегия» не совсем подходит к нефтегазовой отрасли, которая изначально имеет более высокий аппетит к рискам в силу индустриальной специфики (начиная от риска бурения сухих скважин, заканчивая волатильностью цен и нестабильностью регулирования). Поэтому даже среди лидеров отрасли (по размеру выручки) есть компании с агрессивной стратегией. На этом фоне важно понимать, как происходит проникновение технологий: все начинается с бизнеса, специализирующемся на конкретном НИОКР-решении, продолжается переходом к одной из зрелых интегрированных компаний с высоким аппетитом к риску и агрессивной технологической стратегией, далее масштабируется до уровня основных участников рынка с умеренным риск-аппетитом и пассивной технологической стратегией.
В данной статье будут приведены результаты анализа различных показателей в разрезе отрасли, типов компаний и отдельных компаний, которые позволят по-новому взглянуть на важность технологической стратегии и развития. Среди анализируемых показателей можно выделить следующие группы: физические показатели (добыча, занятость), финансовые (выручка, прибыль, инвестиции), технологические (инвестиции в НИОКР, количество занятых в НИОКР, количество патентов) и производные от них.
Выделено две группы компаний по типу: транснациональные нефтяные компании (ТНК) и национальные нефтяные компании (НК). В рамках каждой группы мы рассмотрели по 7 компаний.
В группу ТНК вошли:
• ExxonMobil
• Royal Dutch Shell
• Chevron Corporation
• BP
• TotalEnergies
• ENI
• Equinor (мы включили Equinor в данную группу умышленно, несмотря на государственное участие, т.к. по многим ключевым параметрам данная компания ближе к ТНК)
В группу НК вошли:
• SaudiAramco
• CNPC
• NIOC
• Petrobras
• PDVSA
• Gazprom
• Rosneft
Такое разделение компаний любопытно еще тем, что в данных группах все ТНК являются представителями ОЭСР (развитых стран), а все НК – развивающихся стран.
Результатами анализа являются оценка зрелости технологического развития, выделение драйверов и барьеров, а также стратегические рекомендации по развитию бизнеса для достижения технологического лидерства.

КЛЮЧЕВЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
Для того, чтобы делать выводы о технологическом развитии отрасли на примере отобранных компаний, а также выбрать в этом аспекте критерии и оценки по ним, необходимо рассмотреть общие ключевые показатели эффективности отрасли.
Важнейшим среди таких показателей является добыча. Для целей анализа мы рассматриваем совокупную добычу нефти и газа, выраженную в миллионах тонн нефтяного эквивалента в день. Добыча – непрерывно растущий показатель, увязанный на глобальный прирост населения. Так, с 2010 по 2022 гг. добыча нефти в среднем росла на 0,6 %, газа – на 2,1 % в год.
С 2017 по 2022 гг. среднегодовой прирост (CAGR) добычи составил 0,9 %. Просадка 2020 г. из-за падения спроса в пандемию смогла быть компенсирована только в 2022 г.; в 2023 г. мы ожидаем рост добычи на обычном уровне: 1,6 % (рис. 1). Около 60 % добычи – это нефть и конденсат, оставшиеся 40 % – газ.
На рассматриваемые компании по группам приходится более трети добычи углеводородов (37 %). При этом доля НК более чем в два раза больше доли ТНК (рис. 2).
Среднегодовая динамика добычи ТНК и НК с 2017 до 2022 гг. характеризуется снижением – 2 % и – 1 % CAGR соответственно (рис. 3).
Лидером по добыче среди ТНК является ExxonMobil, объем добычи по итогам 2022 г. составляет 3,7 мбнэд, CAGR прирост за 5 лет –1 % (рис. 4).
Лидерами по добыче среди национальных компаний с долей более 20 % являются SaudiAramco и Газпром, объем добычи которых по итогам 2022 г. составил 13,6 и 8,9 мбнэд соответственно, CAGR прирост за 5 лет 0 % и –2 % соответственно (рис. 5).
Следующим важным показателем для оценки положения дел у представителей отрасли является финансовый показатель – выручка. Около 70 % выручки приходится на сегмент upstream.
Выручка отрасли растет вслед за добычей и ценами на сырье, если CAGR добычи составляет 1 %, среднегодовой рост цены 13 %, то CAGR выручки с 2017 по 2022гг. составляет 14 % (рис. 6).
На рассматриваемые группы компаний приходится 43 % рынка нефти и газа. Группы не сильно отличаются по доле (1п.п. в пользу НК). Совокупная доля групп по выручке больше, чем их доля по добыче на 6 п.п., что объясняется большей степенью интегрированности в сегменты высоких переделов (нефтепереработка, нефтехимия, энергетика) (рис. 7).

Среднегодовая динамика выручки ТНК и НК с 2017 до 2022 гг. характеризуется ростом 8 % и 11 % CAGR соответственно (рис. 8).

Лидерами по выручке среди транснациональных компаний с долей более 20 % являются ExxonMobil и Royal Dutch Shell, объем выручки которых по итогам 2022 года составил 393 и 386 млрд долл. США соответственно, CAGR прирост за 5 лет – 11 % и 4 % соответственно (рис. 9).
Лидеры по выручке среди НК: CNPC – 587 млрд долл. США и SaudiAramсo – 535 млрд долл. США (рис. 10).
Показатель прибыльности, безусловно, важен при оценке эффективности деятельности компаний, но различающиеся форматы отчетности у компаний предполагают погрешность в сравнении, поэтому для анализа использован показатель чистой прибыли акционеров компаний.
Среднегодовой прирост прибыли к значениям 2017 г. по итогам 2022 г. составил 42 % (рис.11). Если в среднем до 2020 г. компании зарабатывали 400 млрд долл. США в год, то потеря такой прибыли в 2020 г. была компенсирована уже в 2022 г., что говорит о возврате к планам как по инвестициям, так и по выплатам акционерам. В 2022 г. лидерами по чистой прибыли стали SaudiAramсo (161 млрд долл. США) и ExxonMobil (56 млрд долл. США).
Рентабельность по прибыли существенно отличается (на 6 п.п.) у разных типов компаний, при средней рентабельности отрасли за пять рассматриваемых лет в 10% (рис. 12). Такие различия объясняются как способами учета прибыли, так и подходами по ее формированию в зависимости от ключевых акционеров.
Наиболее рентабельными компаниями по итогам 2022 г. из рассматриваемых стали представители НК: SaudiAramco (30 %) и Petrobras (28 %).
Инвестиции (или капитальные вложения, capex) компаний – во многом определяющий показатель в аспекте их развития, в том числе технологического. Недоинвестированность сохраняется, хотя компании постепенно наращивают объемы капитальных затрат.
Среднегодовой прирост инвестиций с 2017 по 2022 гг. составляет 0,5 %. Во время пандемии компании сократили инвестиции более чем на четверть (-27 %), только в 2023 году по нашим оценкам приблизятся к уровням 2018 и 2019 гг. (рис. 13).
На рассматриваемые 14 компаний приходится 45 % совокупных инвестиций (рис.14).

Основная доля инвестиций приходится на разведку и добычу (более 70 %), а в свою очередь внутри upstream основное направление – бурение. При этом удельные затраты на буровую растут: за последнюю декаду (с 2012 г.) средний прирост составил 1,8 %.
Динамика инвестиций у компаний разных типов одинаковая, среднегодовой прирост составляет для ТНК - 0%, для НК – 1% (рис. 15).
Лидеры по объемам капитальных вложений среди ТНК – ExxonMobil и Royal Dutch Shell, в 2022 г. компании вложили по 23 млрд долл. США (рис. 16.).
Среди НК наибольшими инвестициями выделяются SaudiAramco (38 млрд долл. США в 2022 г.) и CNPC (36 млрд долл. США в 2022 г.), рис. 17.
Нефтегазовая промышленность является одним из крупнейших работодателей. Политика в области человеческого капитала существенно различается у рассматриваемых групп компаний.

В структуре общей занятости группа НК почти в семь раз больше группы ТНК, это объясняется тем, что национальные компании часто решают задачи государственной политики в области занятости населения и обладают большим портфелем активов (часто непрофильных). Среди НК крупнейшими работодателями являются Газпром (480 тыс. человек) и CNPC (470 тыс. человек). Среди ТНК наибольшим штатом обладает TotalEnergies (105 тыс. человек).
После анализа операционных метрик индустрии и компаний, обратим внимание на тезисы из стратегий компаний, что позволит нам лучше понять подход и оценить роль технологического развития у выбранных участников рынка (табл. 1).
На основании приведенных выжимок из стратегий можно сделать вывод о том, что ТНК чаще рассматривают переход к новой бизнес модели и инвестируют в развитие формирующихся рынков (часто с убыточной экономикой), а НК прежде всего сфокусированы на развитии традиционных бизнес-моделей и рынков энергоресурсов. Большинство компаний в своих стратегических документах акцентируют цели по снижению углеродного следа, в т.ч. инвестиции в альтернативные источники, и только единицы реально снижают инвестиции в традиционные источники энергии.
Это говорит о том, что давление со стороны общественности в части «зеленой повестки», выраженное в часто формальных требованиях международных организаций, регуляторов, профильных саморегулируемых организаций, союзов, финансовых институтов, приводит к такому же формальному ответу со стороны бизнеса. Это не говорит о том, что компании не заинтересованы в снижении выбросов углерода. Скорее, это показывает, что общество и бизнес пока не могут достигнуть консенсуса в области целей этой самой «зеленой повестки», а посредничество большого количества институтов пока не привело к результатам и может быть оценено как низкоэффективное, хотя прогресс в данном вопросе есть, и зрелость подходов растет.
Создание нового, «зеленого» контура экономики требует более высокого уровня интеграции и глобализации мировой экономики, снижения уровня геополитических и экономических конфронтаций. На первых этапах такие инициативы должны субсидироваться государствами, то есть, по сути общество, прежде всего развитых стран, должно финансировать инвестиции в декарбонизацию и развитие технологий, способных сделать альтернативную энергетику экономически целесообразной. Бизнес всегда будет опираться исключительно на экономику, а давление и требования, если их будет слишком много, и они будут слишком жесткие, не станут эффективным инструментом, т.к. бизнес всегда найдет как ответить: смена юрисдикции, формальность в подходах, оптимизация штрафных выплат и так далее.

КЛЮЧЕВЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ КОМПАНИЙ
В рамках основного раздела аналитики рассмотрены основные показатели, по которым можно судить о развитии технологического ресурса компаний. К таким показателям относятся: инвестиции в НИОКР, количество патентов, количество занятых в НИОКР и производные от них показатели. Также в этом разделе приведена оценка подхода к развитию технологий и инноваций на основании стратегий и публичных документов компаний.

Совокупно представители нефтегазовой промышленности ежегодно инвестируют в развитие технологий и инноваций около 20 млрд долл. США. С 2017 по 2022гг. компании наращивали инвестиции в НИОКР с CAGR 5% в год (рис. 20).

Рассматриваемые ТНК и НК занимают примерно равные доли в средних инвестициях 2017–2022 гг., совокупно на них приходится 45 % (рис. 21).
Динамика инвестиций отличается: CAGR ТНК составляет 0 %, CAGR НК составляет 10 %. Если до 2019г. крупнейшими инвесторами в НИОКР были ТНК, то после 2019 г. лидерство перехватили НК, причем серьезно опередив мейджоров (на 43 % по итогам 2022 г.) (рис. 22).
Лидером по инвестициям является ExxonMobil, в 2022г. направивший 1,1 млрд долл. США на НИОКР, ежегодно увеличивает свои инвестиции на 1 %. Лидером по приросту является Equinor, CAGR инвестиций с 2017 по 2022 гг. составляет 4 % (рис. 23).

Среди рассматриваемых национальных компаний в 2022 г. почти половину (48 %) всех инвестиций в НИОКР осуществляет китайская CNPC. Лидером по приросту является «Газпром», CAGR инвестиций с 2017 по 2022гг. составляет 23 %.
Если рассматривать удельный показатель инвестиций в НИОКР на баррель добычи, то у ТНК этот показатель значительно, на 82 %, опережает НК (рис. 25).
Количество патентов отражает активность и результат инвестиций в технологическое развитие. У НК на 16% больше действующих патентов, чем у ТНК. При этом на рассматриваемые компании приходится около 40 % интеллектуальной собственности (патентов, полезных изделий, программ ЭВМ) от общего количества на рынке нефти и газа. Основная область – разведка и добыча нефти.
Владельцем наибольшего числа патентов среди ТНК является ExxonMobil: более 20 тыс. шт. (рис. 27).
Среди НК по количеству интеллектуальной собственности выделяются SaudiAramco (более 25 тыс. патентов) и CNPC (более 20 тыс. патентов) (рис. 28).
Количество научных центров у компаний значительно не отличается (72 у НК и 69 у ТНК), но количество научных кадров в национальных компаниях более чем в два раза (на 141 %) превосходит количество в транснациональных (рис. 29). Лидером по количеству научного персонала среди ТНК является Royal Dutch Shell – более 6 тыс. чел., среди НК это CNPC – более 30 тыс. чел.
Если рассматривать соотношение научных кадров к общей численности персонала, то у ТНК данный показатель выше в 3 раза: 6 %, против 2 % у НК (рис. 30). Лидером по данному соотношению среди рассматриваемых компаний является SaudiAramco (7,8 %), на втором месте ExxonMobil (7,1 %).
Отношение инвестиций в НИОКР на количество занятых в НИОКР может косвенно свидетельствовать о возможностях научных центров. По этому показателю ТНК значительно опережают НК, на 65 % (рис. 31). Но абсолютным лидером по данному показателю является Petrobras: 1162 тыс. долл. США.
Спектр задач, которые решают НИОКР-центры и профильные специалисты, у разных компаний отличается. В табл. 2 приведена выжимка из стратегических документов и других отрытых источников данных о подходах к технологическому развитию со стороны компаний.

Отраженные направления развития технологий говорят о том, что ТНК имеют большую диверсификацию инвестиций в НИОКР, чем НК, которые более сфокусированы на разработках в области основного бизнеса (upstream).

КОНКУРЕНТНЫЙ АНАЛИЗ В ОБЛАСТИ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
Для проведения конкурентного анализа компаний (табл. 3) использованы средневзвешенные значения по следующим показателям:
• Доля инвестиций в НИОКР от общих инвестиций
Данный показатель относится к группе показателей с наибольшим весом и характеризует финансовую оценку важности развития технологий со стороны бизнеса.
• Инвестиции на занятого в НИОКР
Данный показатель относится к группе показателей со средним весом и характеризует возможности НИОКР-центров и ученых по разработке новых технологий и решений.
• Количество патентов
Данный показатель относится к группе показателей со средним весом и демонстрирует активность в области развития технологий со стороны бизнеса, а также возможность монетизации и масштабирования результатов деятельности в области НИОКР.
• Результат от НИОКР
Данный показатель относится к группе показателей с высоким весом и позволяет оценить финансовый эффект на прибыль компаний от инвестиций в НИОКР. Рассчитывается как сумма: (1) возврата на вложения по среднеиндустриальным показателям характерных для основных рынков отдельных компаний (15%-25 % IRR); (2) поступлений от объектов интеллектуальной собственности; (3) эффекта от отдельных инвестиций (если компании публично раскрывают такие данные).
• Вовлеченность менеджмента
Данный показатель относится к группе показателей с низким весом и позволяет оценить уровень принятия решения о технологическом развитии компании. Оцениваются наличие должностей CTO (главный технолог), CSO (главный научный сотрудник), CIO (главный инженер), CINO (старший менеджер по инновациям), CDO (старший менеджер по цифровизации), степень их вовлеченности в принятие решений о технологическом развитии и расположение на уровнях CXO, CXO-1, CXO-2 и ниже.
• Стратегия технологического развития
Данный показатель относится к группе показателей с низким весом и позволяет оценить стратегию и уровень риск-аппетита в области внедрения передовых технологий. Компании оцениваются по наличию, количеству и заявленным результатам НИОКР направлений: фундаментальная наука, прикладная наука, продуктовые инновации, цифровые технологии, «зеленые» технологии. Оценивается экосистема технологического развития (партнерства с ВУЗами, партнерства с технологическими компаниями, партнерства со стартапами) и горизонт НИОКР-проектов (доля долгосрочных и краткосрочных).
• НИОКР центры
Данный показатель относится к группе показателей со средним весом и позволяет оценить вложения компании в создание научных центров.
• Эффект на производительность труда
Данный показатель относится к группе показателей с высоким весом и позволяет оценить эффект от технологического развития. Рассчитывается как очищенный от влияния ценовой конъюнктуры сырья и готовой продукции, факторов труда и капитала, уровень прироста производительности труда.


Оценка всех показателей производится по шкале от 0 до 5, где 0 – это минимальное значение среди выбранных компаний, 5 – максимальное.
РЕЗУЛЬТАТ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ОБЛАСТИ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
Ключевыми характеристиками результата в области технологического развития является эффект на производительность труда и на прибыль компаний.
Производительность труда по добыче и по прибыли на человека выше у транснациональных компаний за счет меньшего количества занятых (рис. 32 и рис. 33). Сравнение данных показателей отражает лишь часть картины, для уточнения такой показатель необходимо оценивать либо по динамике, либо по сегментам деятельности. Так, если рассмотреть CAGR показатель по добыче, то у ТНК с 2017 по 2022 гг. производительность труда по добыче снижалась на – 2,2 % в год, у НК на – 0,9%. CAGR прирост по прибыли также выше у национальных компаний: НК – 53 %, ТНК – 23 %.
Если рассматривать используемый для оценки показатель прироста производительности труда за счет НИОКР (очищенный от факторов труда, капитала и сырья, влияющих на выпуск), то увидим, что у ТНК этот показатель выше, чем у НК (рис. 34), что говорит о том, что годовая динамика общей производительности по добыче и прибыли обусловлена доминирующим влиянием других факторов.
Показатель эффекта от инвестиций в НИОКР на прибыль, также используемый нами в оценке компаний, надо рассматривать в совокупности с показателем инвестиций в НИОКР. У ТНК средние инвестиции в НИОКР за 5 лет на 10 % ниже чем у НК, а эффект от инвестиций ниже на 31 % (рис. 35). Это говорит о том, что транснациональные компании чаще направляют инвестиции в пока еще не сформированные рынки с низкой маржинальностью, а национальные компании инвестируют в основном в традиционные рынки добычи нефти и газа. Также во время кризиса у компаний с государственным участием больше возможностей для сохранения уровня инвестиций из-за их инвестиционного профиля, доминации на локальных рынках и поддержки со стороны основного акционера.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ И СТРАТЕГИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ
Основной вывод: в среднесрочной перспективе, пока спрос на нефть и газ будет расти, национальные компании за счет фокуса на технологическом развитии традиционных рынков добычи нефти и газа будут укреплять свое лидерство. Однако долгосрочно, благодаря развитию технологического прогресса, росту экономической эффективности возобновляемой энергетики и падению на этом фоне спроса на традиционные энергоресурсы, лидерство национальных компаний будет ослабевать, т.к. диверсифицированные инвестиции и смена бизнес-моделей транснациональных компаний даст свой эффект и позволит им вернуть утраченные позиции на горизонте 15–20 лет.
Для любой крупной интегрированной компании в текущей ситуации динамичных изменений, развития технологического прогресса и снижения эффективности глобальной экономики становится критически важно наращивать зрелость в области долгосрочного развития технологий. Если раньше мы могли с точки зрения стратегического целеполагания называть ключевым лидерство в области себестоимости добычи, то сейчас на первый план выходит технико-технологическое лидерство в качестве важнейшей цели стратегии.
Мы выделяем следующие направления для эффективного развития НИОКР (табл. 4):
Приведенный список не исчерпывающий, для каждой компании может быть уникальный рецепт достижения конкретного и измеримого результата в области технологического развития.
В заключение отметим, что в современном быстроменяющемся мире нефтегазовые компании в долгосрочной перспективе ждет много вызовов, на которые можно ответить развитием в области технологий, при том, что само по себе это развитие в некоторых аспектах будет создавать сложнейшие развилки экономического, этического и политического характера. Готовность их преодолевать и наличие необходимых для этого ресурсов будет залогом устойчивого роста бизнеса в любой, даже в самой «враждебной» рыночной среде.

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей

    Авторизация


    регистрация

    Касаткин Д.Б.

    Касаткин Д.Б.

    управляющий партнер

    Кочеткова Е.Р.

    Кочеткова Е.Р.

    аналитик

    Kasatkin Consulting

    Просмотров статьи: 2210

    Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru