Реальность или фантом?

Reality or phantom?

E.V. PORET
«Drilling and Oil» magazine
Moscow, 115201,
Russian Federation

Миром правит информационный повод. Бесконтрольно тиражируемая вербальная информация не может взорвать мир, как ядерное оружие, но регулярно толкает общество к психологическим, а также политическим и экономическим потрясениям. Очень часто то, что вбрасывается разово или транслируется методично и системно, не имеет никакого отношения к действительности, а реальность в этом потоке информации не более чем виртуальная. Но все «кому надо» – ведутся.

Нарастающий ажиотаж вокруг климатической повестки, зеленой энергетики и энергоперехода – из разряда таких потрясений. Пока «потряхивает» в большей степени виртуально, но если так будет продолжаться, пропагандистская кампания превратится в революционную беспощадную стихию – на самом деле.

The world is ruled by an informational occasion. Uncontrollably replicated verbal information cannot blow up the world like nuclear weapons, but it regularly pushes society towards psychological, as well as political and economic upheavals. Very often, what is thrown in one-time or broadcasted methodically and systematically has nothing to do with reality, and the reality in this flow of information is nothing more than virtual. But all «who need it» are underway.
The growing excitement around the climate agenda, green energy and energy transition is one of those shocks. While «shaking» to a greater extent virtually, but if this continues, the propaganda campaign will turn into a revolutionary merciless element - in fact.

Сегодняшний информационный управляемый хаос (или беспредел) обесценивает, извращает и доводит до абсурдного идиотизма нужное и полезное, здравое и ценное для людей. При этом как и всегда при массовом помешательстве есть прямые инициаторы, они же выгодополучатели.
До победного марша зеленой энергетики по планете – на первый взгляд, далеко, темпы перехода просматриваются туманно, они могут быть как сильно растянуты, так и ускорены. Сама по себе эта неопределенность уже стала экономическим и политическим фактором.
Более того, в 2020–2021 гг. борьба за права климата стала новой «фишкой» коллективного Запада. Розово-желтые цветов ЛГБТ волны пропаганды ценностей западно-атлантической цивилизации окрашиваются яркозеленым. Климатическая повестка и все что с нею связано (декарбонизация, энергопереход etc) провозглашена очередным спасением человечества.
Выступления политиков и бизнесменов, мировые (включая ООН) и российские публичные площадки не обходятся без темы снижения вредных выбросов. «Климатический активизм» набирает обороты, а коллективный Запад, став застрельщиком климатической повестки, стремится действовать по принципу «бизнес и ничего личного», навязывать свои условия для реализации полезных и нужных для всей планеты Земля задач в односторонне выгодном для себя формате.
В период мирового системного кризиса энергетический переход грозит ограничениями и рисками в первую очередь нефтяной отрасли (оставляет более широкие возможности для газовой). Многие специалисты, эксперты допускают ослабление углеводородной доли потребления, например, в транспорте, при этом нефть будет еще более востребована в нефтехимии.
В пользу УВ – нестабильность выработки возобновляемой энергетики (ВИЭ), и в варианте резкого отказа от ископаемых источников энергии население развитых стран в первую очередь рискует остаться без электро- и теплоснабжения. В этой связи, насколько психологически готово общество отказаться от привычного уровня комфорта и потребления, которые обеспечиваются за счет нефти и газа. Текущий энергокризис в Западной Европе вызван в немалой степени сбоем поставок от альтернативной энергетики, ставшей заложницей погоды.
«Задрав штаны бежать в энергопреход» – не самое разумное, что может себе позволить сегодня ответственное государство и собственники крупнейших активов. Хочется верить, что разум не покинет нашу вертикаль власти.
Не так давно министр энергетики РФ Николай Шульгинов в интервью газете «Коммерсант» заявил, что пока рано говорить о закате нефтяной эры даже с учетом тренда на декарбонизацию, и что такого подхода придерживается не только Россия, но и ее зарубежные партнеры. России надо продолжать монетизировать запасы.
На ближайшую перспективу планы добычи предусматривают рост. Так, вице-премьер РФ Александр Новак ранее говорил, что добыча нефти и газового конденсата в России по прогнозу составит
522 миллиона тонн в 2021 г. По итогам 2020г. было добыто 512,8 миллиона тонн нефти и газового конденсата. В свою очередь Минэнерго РФ ожидает, что добыча нефти в России в 2023-2024 гг. составит около 560 миллионов тонн (Источник: https://1prime.ru/oil/20211110/835168475.html). Некоторое снижение добычи предусмотрено к 2035 г. лишь в одном из сценариев генеральной схемы развития нефтяной отрасли.

То есть, Россия также как и основные добывающие страны, смотрит в сторону декарбонизации, но пока не будет полностью отказываться от традиционных источников энергии. Вроде бы разумная позиция. Но где гарантия, что мы не увидим аналога хаотической истории с «ковидной QR-изацией»…
В то же время «зеленая повестка», судя по всему, становится и будет актуальной не на одно десятилетие. При этом сейчас на фоне все более обостряющегося глобального кризиса нас не могут не волновать те аспекты, которые лишь на первый взгляд представляются узкоотраслевыми.
Вопросов множество.
Какие основные проблемы ставит перед нефтегазовой отраслью, экономикой и государством энергетический переход в части постепенного отказа от ископаемых источников энергии, введения трансграничного углеродного налога?
Произошло ли в 2021 г. нажатие спускового крючка механизма, запускающего «безоговорочную декарбонизацию» нефтегазовой сферы? И насколько активно компании диверсифицируют линейки продукции, ищут новые точки опоры для развития, в частности: технологии улавливания углерода, производство водорода, сокращение уровня выбросов метана и углекислого газа и уровня сжигания попутного газа?
Повлияет ли продолжение пандемии на процесс декарбонизации и на состояние мировой энергетики?
Какова во всей климатической повестке геополитическая подоплека?
Какими темпами Россия идет в безуглеродную энергетику и какой ценой?
Возникают и более фундаментальные вопросы. При безусловной важности проблемы вредных выбросов почему бы не задуматься о технологии экологичного сжигания УВ; и в этой связи – насколько вообще состоятельна с научных позиций теория истощения углеводородных запасов планеты? Пока мы слышим на этот счет вопли и стенания гретт тумберг и зеленых активистов, выплеск эмоций и психической неуравновешенности при полном непонимании сути вопроса.
Между тем «заискрило» глобально. «Международное сообщество глубоко расколото по тематике климата», – заявил по итогам недавнего голосования в ООН постоянный представитель России при Организации Василий Небензя, комментируя решение России наложить вето на проект резолюции по климату Совета Безопасности ООН. Индия также проголосовала против, Китай воздержался. Демарш России произошел после ноябрьской Конференция ООН по климату в Глазго, на которой сторонам с большим трудом и не без потерь для климатических активистов удалось все же прийти к консенсусу.
Таким образом, на сегодняшний день угроза климатического раскола велика. Причем и в России на фоне поддержки в целом «климатических планов» со стороны высшего руководства страны от некоторых ведущих политических сил раздаются весьма резкие оценки. Так, социалисты требуют выхода России из Парижского соглашения. Председатель партии «Справедливая Россия– за правду» и лидер фракции социалистов в Госдуме Сергей Миронов назвал блокировку резолюции СБ ООН по климату правильным шагом, «но для защиты своих интересов Россия должна также выйти из Парижского соглашения по климату, – считает он. – …вся истерия вокруг глобального потепления преследует одну единственную цель – зафиксировать доминирующее положение развитых стран в ущерб интересам стран развивающихся». (Источник https://mironov-online.ru).
Лидер партии напомнил, что целый ряд российских и зарубежных ученых прямо указывают на то, что эксперты из развитых стран намеренно преувеличивают роль человеческого фактора в глобальном изменении климата, игнорируя его естественные причины. В итоге мировая климатология и профильная доктрина РФ базируются на ложных посылах, которые служат инструментом экономических манипуляций.
Но к 2060 г. Россия должна достичь углеродной нейтральности, – такова позиция Президента. При этом в официальном курсе на декарбонизацию преобладает в целом здравый подход, который при грамотной реализации станет нашим козырем на десятилетия.
«В России сосредоточена 1/5 всех лесов на планете и нужно добиваться того, чтобы обязательно учитывали их поглощающую способность при выработке общих решений (в рамках климатической повестки, – Ред.)»,– заявил Владимир Путин.
Правительство России (Распоряжение от 29 октября 2021 г. № 3052-р) утвердило Новую стратегию низкоуглеродного развития. В ней заявлено о достижении углеродной нейтральности при устойчивом росте экономики.
В стратегии заложены два сценария – инерционный и целевой (интенсивный). Целевой сценарий взят за основу, а в качестве ключевой задачи обозначено обеспечение конкурентоспособности и устойчивого экономического роста России в условиях глобального энергоперехода.
Среди мероприятий по декарбонизации заявлено оказание мер поддержки в отношении внедрения, тиражирования и масштабирования низко- и безуглеродных технологий, стимулирование использования вторичных энергоресурсов, изменение налоговой, таможенной и бюджетной политики, развитие зеленого финансирования, меры по сохранению и увеличению поглощающей способности лесов и иных экосистем, поддержка технологий улавливания, использования и утилизации парниковых газов (Источник: government.ru/docs/43708).
С 2023 г. в России планируется запустить систему обязательной углеродной отчетности для предприятий.
Также с 2023 г. ЕС вводит углеродный налог на импортную продукцию с большими выбросами парниковых газов, в том числе углеводородов, будет затронуто до 40% российского экспорта.
Нефтегазовое сообщество вынуждено реагировать на те аспекты «зеленой волны», которые могут затронуть сектор традиционных углеводородных источников энергии. И хотя энергопереход, по словам замминистра энергетики РФ П. Сорокина, «во многом это пока только лозунг», нефтяники и газовики, так же как угольщики и металлурги, вынуждены пересматривать концепции развития отраслей.
Из множества направлений климатической повестки остановимся на той части, которая затрагивает углеводороды.
В целевом сценарии ожидается более умеренное, чем в инерционном, падение энергетического экспорта с 2030 года, в том числе за счет переориентации на продукцию высокого передела и реализации мер по повышению конкурентоспособности российского энергетического экспорта на внешних рынках.
Директор Фонда «Национальная энергетическая безопасность» Константин Симонов на недавнем XIII Международном Энергетическом Форуме «Инновации. Инфраструктура. Безопасность» отметил, что каждая из стран, каждый из участников процесса преследует свои национальные интересы, какие бы красивые лозунги и слова не произносились. «И мы должны осознать свои национальные интересы в климатической истории, а не заниматься тем, что я называю «климатической кукурузой», – отметил К. Симонов. При этом ему «становится страшновато» от все чаще и чаще раздающихся утверждений: «надо обязательно убить нефтегазовый комплекс, угольную отрасль, тогда мы получим в России нормальную достойную энергетику, получим инвестиции в нужные и правильные проекты». «Вот сейчас … нефтегазовый комплекс виноват в том, что мы с точки зрения ESG не совсем правильная и адекватная страна, и мы должны к этой истории срочно возвращаться. Анатолий Борисович Чубайс … блистал своими заявлениями на тему правильной экономики, делал прогнозы, когда закончатся углеводороды. Я бы порекомендовал посмотреть дебаты Анатолия Борисовича Чубайса 2015 г. с одним политиком, где он говорит о том, что да, мы с поликремнием провалились, но ничего, мы сейчас будем делать нанотрубки, углепластик, и построим Газпром XXI века. Это было 6 лет назад. Сейчас Роснано находится под вопросом о банкротстве».
«Я, естественно не говорю о том, что в ESG-повестке нет ничего разумного для нас – конечно, есть. В климатической повестке надо выбрать те вещи, которые действительно соответствуют целям нашего развития. А те вещи, которые являются откровенно для нас дискриминационными, которые касаются дискриминации наших основных экспортных товаров, какой смысл нам сознательно поддерживать? …Нам надо на национальном уровне осознавать, что углеводороды останутся в ближайшее время востребованным товаром», – говорит К. Симонов.
Замминистра энергетики РФ Петр Бобылев, выступавший на этом же Форуме, заметил, что очень важно понимать, какой ценой углеродная нейтральность будет достигнута. «Это можно сделать очень быстро, очень дорого, а можно– в рамках наших конкурентных преимуществ – заявил чиновник, – мы всегда очень внимательно, щепетильно и аккуратно подходим к вопросу, какой ценой, особенно в тарифицируемых секторах экономики. Особенно, если это затрагивает электроэнергию, тепло или газ».
Генадий Шмаль, председатель Союза нефтегазпромышленников России, напомнил, что в этом году отмечается 300-летие нашей российской нефти. При этом в числе первоочередных задач он видит увеличение объемов разведочного бурения.
То есть профессионалы отрасли ни в какие «энергопереходы» бежать сломя голову не собираются, а вот цифровики и банкиры климатическую повестку активно поддерживают (что не может не настораживать), хотя выкладки и расчеты от них эфемерны, рассуждения – утопичны и не опираются на реальную основу.
При всем при этом «зеленый тренд» так или иначе будет реализовываться, не так важно уже насколько быстро или медленно. России при этом деваться некуда– страна настолько сильно «интегрировалась» в мировую систему, что вынуждена принимать «их» правила игры, по возможности сопротивляясь вопиющим ущемлениям и находя выгодные направления для себя. С другой стороны, при наличии политической воли возможностей сопротивляться, отстаивая собственные национальные интересы, может появиться куда больше. Следует также учитывать нарастание кризиса всей мировой экономической модели и глобальной нестабильности, утрату многолетнего контроля за происходящим на планете со стороны Атлантического Запада, перед которым пора перестать преклоняться.
Чем все закончится? «Мир в 2022 г. отступит от целей по нормализации климата и поддержит инвестиции в ископаемое топливо для борьбы с инфляцией и риском социальных волнений, вызванных ростом цен на продукты питания и энергоносители, – говорится в «шокирующих прогнозах» Saxo Bank, сообщает ПРАЙМ, – План по прекращению использования ископаемого топлива придется отложить. Осознавая инфляционную угрозу, исходящую от роста цен на сырьевые товары, и риск крушения «экономического локомотива» из-за нереалистичных сроков перехода к зеленой энергии, директивные органы откажутся от целей по нормализации климата», – прогнозируют экономисты.

Еще одна крайность?
Что ж, как говорится, поживем – увидим.

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Порет Э.В.

    Порет Э.В.

    главный редактор

    журнал «Бурение и нефть»

    Просмотров статьи: 963

    Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru