XIV съезд Союза нефтепромышленников России: новые парадигмы развития

XIV CONGRESS OF THE UNION OF OIL INDUSTRIALISTS OF RUSSIA: NEW DEVELOPMENT PARADIGMS

SHMAL G.I.1
1 Union of Oil and Gas
Industrialists of Russia
Moscow, 125009,
Russian Federation

25 марта 2021 г. состоялось заседание XIV Съезда Союза нефтегазопромышленников России. В рамках работы съезда была проанализирована работа Союза с федеральными и региональными ведомствами исполнительной власти, в Совете Федерации РФ и в Комитетах Государственной Думы РФ, пропаганда и популяризация научно-технического прогресса и высоких технологий. В рамках Резолюции съезда была отмечена необходимость формирования «Государственной программы воспроизводства сырьевой базы нефтедобычи на основе инновационного развития и внедрения современных методов увеличения нефтеотдачи»; подчеркнута важность особенного стратегического характера, более широкого использования общественных инициатив, привлечения общественных профессиональных организаций, объединений специалистов к широкому взаимодействию с государственными структурами. В работе съезда приняли участие более 100 представителей топливно-энергетического комплекса России.

On March 25, 2021, a meeting of the XIV Congress of the Union of Oil and Gas Producers of Russia took place. As part of the work of the congress, the work of the Union with federal and regional executive departments, in the Federation Council of the Russian Federation and in the Committees of the State Duma of the Russian Federation, propaganda and popularization of scientific and technological progress and high technologies were analyzed. Within the framework of the Resolution of the Congress, the need to form a «State program for the reproduction of the raw material base of oil production on the basis of innovative development and the introduction of modern methods of increasing oil recovery» was noted; emphasized the importance of a special strategic nature, wider use of public initiatives, involvement of public professional organizations, associations of specialists in broad interaction with government agencies. More than 100 representatives of the fuel and energy complex of Russia took part in the work of the Congress.

Необходимо признать, что начало 2021 года – очень сложное время. Трудно припомнить, когда в истории сходились вместе и глубокий экономический, и финансовый кризисы, и мировая пандемия. Прекращаются долгосрочные и среднесрочные проекты, меняются инвестиционные и производственные планы. В связи с этим логичным оказывается вопрос ближайших перспектив для России.
Однако у нас есть твердое понимание того, что роль нефтегазового комплекса (НГК) в нашей стране огромна, что топливно-энергетический комплекс (ТЭК) относится к инфраструктуре, благополучие которой является необходимым условием даже не для роста, а самого существования экономики, поэтому сегодня мы обязаны смотреть вперед с конструктивным оптимизмом.

Результаты работы нефтегазового комплекса
С последнего съезда Союза нефтегазопромышленников России прошло уже два года. В условиях геополитического кризиса, расширяющихся экономических санкций, мировой пандемии российская нефтегазовая отрасль столкнулась с целым рядом сложных проблем. Не радуют и результаты работы комплекса за прошедший 2020 год. По данным ЦДУ ТЭК, общие объемы производства нефти и конденсата составили 512,7 млн т, что на 8,6 % меньше прошлогоднего результата. Вспомним, что в 2019 г. нефтегазовые компании добыли 560,2 млн т нефти. Среднесуточная нефтедобыча зафиксирована на уровне 10,27 млн барр.
Наибольший вклад традиционно внесла НК «Роснефть», добыв в 2020 г. 179,9 млн т (35,1 % от общего объема добычи). Предприятия ПАО «ЛУКОЙЛ» за 12 месяцев извлекли 73,4 млн т нефти, ПАО «Сургутнефтегаз»– 54,7 млн т. С результатом в 38,9 млн т завершило год ПАО «Газпром нефть», на отметку чуть более 26 млн т вышло ПАО «Татнефть».
Производство газа в России составило 692,3 млрдм3, что на 6,2 % меньше данных 2019 г. В 2019 г. было добыто 738 млрд м3 природного газа. Из них на долю ПАО «Газпром» пришлось 452,7 млрд м3. Необходимо отметить и позитивную тенденцию: в декабре газовики смогли сократить падение до 1,6 %, за последний месяц ушедшего года было получено 66,28 млрд м3.
Что касается ресурсов, то в прошедшем году состоялась их значительная прибавка: НК «Роснефть» открыла три крупных месторождения (два из них открыты на шельфе Карского моря). Эти арктические месторождения имеют суммарные запасы в объеме 1,3 трлн м3 газа и 55 млн т конденсата. Еще одно крупное месторождение – Западно-Иркинское – на севере Красноярского края: на баланс поставлено более
500 млн т нефти и 138 млрд м3 растворенного газа. Кроме того, осуществлен технический запуск газового проекта «Роспан». Это тоже солидная прибавка для государственного газового баланса.
Другой ряд месторождений углеводородного сырья, открытых в 2020 г., имеют менее значительный ресурсный потенциал.

Прогнозы отечественного ТЭК
Долгосрочные прогнозы. Уверен, и эксперты подтверждают это, что Россия останется одним из крупнейших мировых производителей ископаемых видов топлива, обеспечивая 14 % мирового производства нефти и газа. Аналитики говорят, что за два–три десятилетия добыча нефти и газа значительно вырастет. В поддержку этого свидетельствует и растущий спрос на мировых рынках.
Среднесрочные прогнозы. И нынешний 2021 г., и 2022г. для экономики России и для нефтегазовой отрасли будут тяжелыми. К этому надо быть готовым. Как говорят эксперты, отрасль попала в «идеальный шторм». Сначала падение цен на нефть в два-три раза от уровней начала года ударило по доходам со стороны производителей, а пандемия коронавируса – со стороны спроса, который сократился ориентировочно на 20 %. В наиболее уязвимом положении находятся компании с высокой себестоимостью добычи, серьезной кредитной нагрузкой и не имеющие так называемой «подушки ликвидности», которая помогла бы пережить тяжелый период.
Как будет развиваться ситуация дальше? Предсказать пока сложно, очевидно только одно, что нетривиальные вызовы приведут и к нетривиальным последствиям для отрасли. Но сегодня можно попытаться сделать один обоснованный прогноз – неизбежна «перезагрузка». Сегодня мы должны, на мой взгляд, сконцентрироваться на инструментарии выстраивания антикризисных систем и стратегий.
Припомним, что текущий кризис – это уже третий масштабный катаклизм, который переживает наша отрасль после ценовых шоков 2008 и 2016 гг. Обращает на себя внимание тот факт, что подобные катаклизмы происходят все чаще, с каждым разом несут больше рисков и ставят перед нами все более сложные задачи. Вполне вероятно, что и нынешний кризис – далеко не последний. Вполне вероятно, что за ним последует и другой – еще более суровый.
На мой взгляд, главной причиной происходящего сегодня стал мировой финансовый кризис, случившийся еще в 2008 г. Тогда он не получил должного разрешения – мировые финансовые институты начали масштабное увеличение наличных средств. Сегодня даже Председатель Центрального банка Российской Федерации Э.С. Набиуллина заявляет о чудовищных надутых «пузырях» во всех классах активов развитых стран. И по ее же словам «мегапузырь» обречен. К сожалению, последствия этих процессов коснутся и России.
Внутрироссийские прогнозы. Большинство российских компаний из-за финансового кризиса уже заявили о сокращении инвестиционных программ. ПАО «ЛУКОЙЛ» остановило бурение в Западной Сибири и заморозило новые проекты. Кстати, большинство ведущих западных компаний также сокращают инвестиции почти на 40 %.
Так что, вызов номер один – финансовые проблемы.
Второй вызов – массовая консервация нефтяных скважин из-за сокращения добычи в рамках сделки ОПЕК+, что может приводить к негативным последствиям. Как сократить добычу и при этом не нанести непоправимого вреда своим месторождениям? Как не нанести ущерб наземному оборудованию скважин при продолжительном отключении? Как не растерять кадры бурильщиков? Вопросов много, надо искать на них ответы.
Один из способов помочь отечественным буровикам– продолжать бурение новых скважин без ввода их в эксплуатацию. Оставлять российских бурильщиков без работы сейчас ни в коем случае нельзя: когда возникнет необходимость массово возобновить производство, это окажется очень сложно.
И второй аспект: длительные остановки требуют тщательной герметизации скважин и подъема подземного насосного оборудования. Кроме того, необходимо наполнить резервуар нефти антифризными растворами, если он окружен вечной мерзлотой. И это серьезные материальные затраты.
Еще одна проблема, вызванная пандемией, это так называемая «удаленка». С ней в настоящее время столкнулись компании не только в отрасли ТЭК. Как показывает практика, в сфере управленческих звеньев сегодня все чаще возникают сложности с эффективностью работы специалистов: отмечается снижение мотивации, потеря вовлеченности, появление у сотрудников и членов управленческих команд чувств изолированности и одиночества, ослабляется контроль деятельности сотрудников. В результате снижается качество принятия управленческих решений. Как выстроить эффективную политику в компании, которая вовлекает всех работников в процесс принятия решений и способствует укреплению командного духа? Очевидно, что проблем в ТЭК России на сегодняшний день много.

Государственная поддержка
При современных реалиях, при том тяжелейшем положении, в котором оказались абсолютно все компании отрасли, мы должны четко понимать – какой бы сильной и финансово устойчивой ни была нефтяная компания, без прямой или косвенной поддержки со стороны государства ей обойтись будет сложно. Этот тезис особенно актуален для России в силу целого ряда причин.
Уже давно поднимается вопрос о необходимости государственного регулирования экономических процессов, о том, что намеченный курс на инновационное развитие нефтегазового комплекса должен носить комплексный характер и иметь полноценную государственную поддержку. Государственное регулирование должно быть базовой составляющей формирования всех мер, которые обеспечили бы нормальное функционирование ТЭК, эффективное развитие всех его секторов, возрождение прикладной науки, развитие кадрового потенциала. Проведенный анализ показывает, что сегодня в самых крупных и конкурентоспособных странах государство принимает самое непосредственное участие в бизнесе, создает эффективные рыночные условия для его развития, не забывая о реализации насущных социально-экономических задач. Сегодня необходимо предложить государству набор соответствующих инструментов, схему по формированию так называемой «скорой помощи». Это в интересах и самих органов власти, которым важно не допустить или по возможности минимизировать негативные социальные последствия. Необходимо иметь в виду, что во многих российских городах и поселках нефтяные компании являются не просто градообразующими, а вообще единственными крупными работодателями. Их финансовые потери или сокращения персонала могут привести к социально-экономическому коллапсу с долгосрочными негативными последствиями.
Негативные тенденции, которые есть в нефтегазовом комплексе России, не только не устраняются, но усугубляются. Наблюдается закономерная тенденция старения основных фондов. Большая их часть создана десятилетия назад. Большинство месторождений разрабатываются 40–50 лет: Ромашкинскому месторождению – более 60 лет, Самотлорскому – 50.
Имеет место и постоянное недофинансирование нефтяной отрасли. В мире, в среднем, при добыче 1т нефти в добычу и разведку вкладывается 100 долларов. У нас – в среднем 35–36 долларов, только ПАО «Сургутнефтегаз» – 65 долларов.

Государственное влияние в ТЭК
Только государственное регулирование может быть базовой составляющей формирования всех мер, которые обеспечили бы нормальное функционирование экономики России, ее этапов инновационного развития, эффективного развития всех секторов промышленности, возрождения прикладной науки, развития кадрового потенциала. Выстроить, возродить серьезную базовую промышленность, создать новый «инфраструктурный скелет» народного хозяйства будущего может только государство.
Прежде всего, необходима новая реформа органов управления отраслями промышленности, возрождение кадровой системы. Во главе отраслевых структур и подразделений должны появиться специалисты, знающие дело предметно и по существу. Союз нефтегазопромышленников России давно предлагает Правительству сформировать «Государственную программу воспроизводства сырьевой базы нефтедобычи на основе инновационного развития и внедрения современных методов увеличения нефтеотдачи», определить порядок контроля за ее реализацией, обеспечивающий прозрачность принимаемых решений и гармонизацию экономических интересов государства и недропользователей. Также предлагается создать единый государственный центр с функциями проведения всей инновационной политики в отраслях, в том числе и в НГК, внедрения новых технологий, государственного мониторинга выполнения научных и инвестиционных программ, оценки результатов принятых решений, законов для коррекции стратегии и тактики. И это логично: в рамках всей страны необходимо создание стройной системы управления новой научно-технической политикой.

Политика импортозамещения
Уже несколько лет говорится о политике импортозамещения, конечно, есть и определенные результаты, но действующей системы как не было, так и нет. Сегодня на геополитическом горизонте, если говорить прямо, передовой линией военных противостояний стали технологии. Появился новый вид угроз – угрозы интеллектуальные, направленные на технологическое превосходство. Нам надо понимать, что именно технологическое противостояние будет определять образ межгосударственных отношений, цивилизационного развития на нашей планете.
Мировым лидером в области высоких технологий являются США: за последнее десятилетие расходы на научно-исследовательские работы возросли в 1,5 раза и составляют 600 млрд долларов в год. Показательна и КНР: свои расходы на развитие технологий увеличила в 2,5 раза до уровня, сопоставимого с США.
Безусловно, Россия обладает огромным интеллектуальным потенциалом. Безусловно и то, что на всех уровнях государственной власти принимаются усилия, чтобы Россия заняла достойное место в мире. Уже более пяти лет инновационная политика имеет государственный приоритет: принимаются различные документы, программы, проекты разных стратегий, однако размер финансирования расходов на отечественные исследования и разработку новых технологий по-прежнему оставляет желать лучшего.
Одним словом, присутствие государства во всех сферах жизни промышленного производства, всех инфраструктурах с ним связанных, должно быть гораздо более качественным и более эффективным. Стратегические проблемы ТЭК Стратегических проблем ТЭК действительно много. Отметим лишь основные: истощение старых запасов; необходимость формирования новых нефтегазодобывающих провинций – Каспий, Восточная Сибирь; изучение мировой практики освоения трудноизвлекаемых запасов, сланцевый газ, нефтяные пески, подводные добычные комплексы; формирование новых технологий добычи; удорожание технологий и оборудования.
К этому следует добавить, что несовершенство законодательной и нормативно-правовой базы препятствует созданию эффективной государственной системы управления. Нефтегазовый комплекс давно перестал отвечать функциям кибернетической системы, единого организма– структура нефтегазодобывающей отрасли раздроблена на множество акционерных обществ, не связанных между собой, в результате чего нарушена общая организационная, техническая и технологическая политика.

Кадровая политика
Во главе отраслевых структур и подразделений должны появиться специалисты, хорошо знающие дело, за которое берутся. Самой большой ошибкой так называемых «младореформаторов» была реформа органов управления отраслей промышленности и уничтожение кадровой системы. Стремительная цель – обеспечить омоложение власти – ни к чему хорошему не привела. Сегодня наша страна активно строит и создает, исправляя допущенные ошибки прошлого, просчеты и недочеты. Сегодня и нужны новые люди в руководстве – думающие по-новому, знающие отрасль, стратегические задачи, разбирающиеся во всех сложных проблемах ее деятельности.
Сегодня мы говорим о выходе из состоявшегося кризиса, много говорим о будущей новой энергетике, новейших технологиях, наносоставляющей их, но слишком мало говорим о людях, способных воплотить смелые идеи и задачи, о профессионалах, в багаже которых не только новые знания, соответствующие требованиям нового времени, но и опыт, способность конструктивно и смело смотреть на производственные процессы, инициативность.
Хрестоматийным примером стала КНР, начавшая с 1978 г. последовательно и постепенно проводить преобразования, которые вывели отсталую и беднейшую страну на траекторию самых высоких темпов роста, устойчивого и гармоничного развития. Ее примеру последовал Вьетнам. Индия, успешно проведя под контролем государства модернизацию, стала второй после Китая быстрорастущей экономикой мира. В стране оперируют и транснациональные корпорации, и национальный капитал, но, наряду с этим, продолжает действовать плановый регулятор, определяющий стратегические цели развития, реализуемые посредством пятилетних планов.
И такому повороту событий помогало наличие хорошо образованных кадров. В Индии, например, технологические институты зачастую не уступают западным конкурентам. Сейчас по числу квалифицированных научно-технических кадров Индия находится на одном из первых мест в мире. Это очень хороший результат продуманной политики государственной власти.
И специалисты производственных компаний и предприятий нефтегазового комплекса, и представители образовательных учреждений отмечают несогласованность действий различных ведомств, противоречия в нормативных и законодательных актах – словом, отсутствие четкой и единой государственной политики в области подготовки кадров. Совершенно ясно, что надо предметно и системно готовить практику на производстве, да и периодически проводить стажировки самих преподавателей вузов на предприятиях.
Остро проблема касается и подготовки рабочих кад-ров. Сегодня на дефицит квалифицированных рабочих кадров компании жалуются чаще, чем на все иные проблемы. Эксперты говорят, что только пятая часть из тех, кто получает среднее профобразование – квалифицированные рабочие. Между навыками выпускников колледжей и реальными потребностями работодателей отмечается колоссальный разрыв. Современные колледжи не выдерживают критики: их учебные программы не адекватны кадровым запросам промышленности ни по количеству выпускаемых специалистов, ни по качеству образования.
В сегодняшних социологических исследованиях говорится о том, что почти половина руководителей предприятий считают, что выпускники получают очень низкую квалификацию, они могут быть сильны в теории, но у них нет практических навыков, особенно опыта работы с новыми технологиями. Практика показывает, что система образования медленно реагирует на потребности рынка труда. Учреждения среднего профессионального образования не так быстро, как нужно бизнесу, создают кафедры по новым, востребованным специальностям, работодатели вынуждены обучать специалистов сами.
Путь для решения этой проблемы один – государство должно поддержать профобразование в России – и материально, и морально. Следует вновь возродить идеологию возвеличивания (в хорошем смысле этого слова) рабочих профессий, чтобы у родителей и у самого молодого человека вновь появилась гордость за свою профессию токаря, наладчика, буровика. Союз нефтепромышленников России предлагает увеличить государственное финансирование в образование в условиях новых рисков России, заняться, наконец, инвестициями в человека, в его квалификацию.
Государство должно создать такие условия, чтобы бизнес активнее занялся подготовкой рабочих: ввести налоговые льготы, предоставлять определенные преференции. А самим работодателям, по мнению экспертов, стоит активнее использовать механизм целевого обучения, при котором предприятие само договаривается с образовательным учреждением об обучении учащегося по конкретной программе.
Пока же нефтегазовые компании, особенно ВИНКи, сами уделяют большое внимание подготовке кадров, повышению квалификации. Так, Корпоративный учебный центр "ЛУКОЙЛа", оснащенный современной учебно-материальной базой, имеет международную аккредитацию OPITO, другие международные лицензии и сертификаты на обучение.
В ПАО «Транснефть» проводится большая работа по повышению квалификации персонала. Эффективность работы подтверждают итоги организованного компанией международного конкурса профессионального мастерства «Лучший по профессии», проведенного на высоком уровне.
В ПАО НК «РуссНефть» организовали институт нефти и газа им. М.С. Гуцериева, созданного на базе нефтяного факультета Удмуртского государственного университета, но с новыми корпусами и лабораториями, общежитиями и уникальным учебным полигоном.
Серьезная работа с кадрами ведется и в ПАО «Татнефть», ПАО «Газпром нефть», ОАО «Зарубежнефть». НК «Роснефть» обеспечивает комплексную поддержку образования, в том числе создание института нефти и газа Сибирского Федерального университета в Красноярске, создание Центра морского бурения в РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина и др.

Налоговая политика ТЭК
Сегодня увеличение налоговой нагрузки на нефтегазовый сектор, включающее повышение ставки на добычу полезных ископаемых, привело к тому, что вся налоговая конструкция при достаточных мировых ценах стала для многих компаний неподъемной, а для некоторых и убийственной. Особенно это касается малых и средних нефтяных компаний. Волатильность цен на нефть, их падение в 2–3 раза от уровня начала года, которая «бьет» по доходам компаний, плюс пандемия, ударившая по спросу, сократившемуся ориентировочно на 25–30 %. Доля изъятия из выручки нефтяных компаний составляет 65–70 %. Естественно, такая налоговая политика впрямую влияет на объем инвестиций.
Нефтегазопромышленникам России нужна такая система налогообложения, которая позволит значительно улучшить ресурсную базу углеводородов. Год от года, на всех встречах с представителями Правительства, финансистами мы повторяем: отмена инвестиционной льготы, как и отмена налога на воспроизводство минерально-сырьевой базы – серьезные ошибки в проведении налоговой реформы.
Необходимо стимулировать предприятия вкладывать средства в поиск и внедрение методов повышения нефтеотдачи пластов, в новые технологии добычи, сократить фонд простаивающих из-за низких дебетов скважин, увеличить коэффициент нефтеотдачи. Должны быть наконец разработаны налоговые методы стимулирования научно-технического прогресса, шире применяться налоговые каникулы и налоговые кредиты. Что касается актуальной проблемы импортозамещения, необходимо заметить, что сегодняшний налоговый пресс не позволяет ТЭКу активно участвовать в конверсии ВПК на производство продукции нефтяного и газового машиностроения.

Предложения Союза нефтепромышленников России
Задачей первостепенной важности представляется помощь нефтяным компаниям, прежде всего, малым и средним – по снижению НДПИ, таможенных пошлин; эффективная национальная кредитная система с ее доступностью и разумностью процентных ставок; изменение для нефтяных компаний арендных отношений по простаивающим скважинам.
Чрезвычайно важным является и вопрос возвращения 50 % льготы на ВМСБ, налоговых каникул на время кризиса при освоении новых месторождений, вне зависимости от их месторасположения, срочное принятие мер по сохранению рабочих мест.
Перспективное предложение касается запасов, недопущения сокращения поисковых разведочных работ, продолжения бурения новых скважин без ввода их в эксплуатацию, модернизации, внедрения новых технологий, создания, наконец, действенной государственной корпорации, которой можно было бы отдать все «болевые» вопросы НГК.
Однако, несмотря на неспокойное время и экономические трудности, нефтегазовый комплекс России работает и дает результаты.

Публикация подготовлена при содействии МЭАЦ СНГПР, Черных С.П. и Курнешовой Т.А.

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Шмаль Г.И.

    Шмаль Г.И.

    к.т.н., президент Союза нефтегазопромышленников России

    Просмотров статьи: 994

    Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru