Нефтяной сектор мировой экономики в 2020 году: прогнозы и ожидаемые результаты

OIL SECTOR OF THE GLOBAL ECONOMY IN 2020: FORECASTS AND EXPECTED RESULTS

MASTEPANOV A.M.1,
1 Analytical Center for Energy Policy and Security
of the Institute of Oil and Gas RAS, Gubkin Russian State University of Oil and Gas

В статье рассмотрены прогнозы и прогнозные оценки развития мировой энергетики, включая ситуацию и цены на мировом рынке нефти, опубликованные ведущими мировыми аналитическими и прогностическими центрами в преддверии 2020 г.

Показано, как практически с первых же месяцев 2020 г. ситуация в мире начала разворачиваться по непредвиденным сценариям, и как в соответствии с развивающейся ситуацией менялись сделанные ранее прогнозы.

Проанализированы последние оценки ожидаемых результатов 2020г., сделанные экспертами МВФ, ОЭСР, МЭА и Секретариата ОПЕК, и сформулирован вывод о том, что прошедший год показал: заниматься не то что прогнозированием, но даже анализом чужих прогнозов – крайне неблагодарное занятие. Но заниматься этим надо.

Forecasts and forecasts for the development of the world energy sector, including the situation and prices on the world oil market, published by the world's leading analytical and forecasting centers in the run-up to 2020, are considered.
It shows how the world situation began to unfold almost from the first months of 2020 according to unforeseen scenarios, and how the forecasts made earlier changed in accordance with the developing situation.
We analyzed the latest estimates of the expected results in 2020 made by experts from the IMF, OECD, IEA and OPEC Secretariat, and concluded that the past year has shown that it is extremely thankless to engage in forecasting, but even analyzing other people's forecasts. But you need to do it.

Впреддверии 2020 г. ведущие мировые аналитические и прогностические центры сформулировали, как обычно, огромное количество прогнозов и прогнозных оценок того, как будет развиваться мировая нефтяная отрасль в предстоящем году. И ничего тревожного в этих многочисленных прогнозах и сценариях не просматривалось, хотя и ожидалось, что мировая экономика может и в 2020 г. остаться такой же слабой, как и в 2019 г., будет расти медленнее, чем в предыдущие годы. Так, по оценкам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), рост мирового ВВП должен был составить 2,9 %, что ниже среднегодовых темпов его роста за 2012–2019 гг. (3,3 %) и существенно ниже, чем в 2018 г. (3,5 %) [1].
Немного выше – до 3 % – прогнозировал мировой экономический рост в 2020 г. Секретариат ОПЕК [2].
В то же время прогнозные оценки МВФ были более оптимистичными. Так, в опубликованном 20 января 2020 г. очередном докладе «Перспективы развития мировой экономики» (ПРМЭ) прогнозировалось повышение мирового экономического роста до 3,3 %. Правда, эти оценки на 0,1 процентный пункт были ниже, чем в октябрьском выпуске такого же доклада [3]. И пояснялось, что сделанные оценки исходят из того, «что на настоящий момент комплекс рисков для мировой активности в меньшей степени склоняется в сторону снижения роста по сравнению с октябрьским выпуском ПРМЭ 2019 года». Кроме того, «эти первые признаки стабилизации могут приобрести более устойчивый характер». Наряду с этим отмечалось, что сохраняются значительные риски недостижения прогнозируемых темпов роста, в том числе связанные с обострением геополитической напряженности, особенно между США и Ираном, дальнейшим ухудшением отношений между США и их партнерами по торговле и углублением экономических трений между другими странами [3].
Что же касается того, как будет вести себя в наступившем году мировой рынок нефти и какие будут на нем цены на нефть, то здесь палитра мнений и гипотез, предсказаний и прогнозов была значительно шире, поэтому ниже коснемся лишь некоторых из них, наиболее «авторитетных» и отличающихся друг от друга. На самом деле ответа на вопросы «что случится на рынке» и «какой будет цена на нефть» не знает никто, поскольку в современном мире флуктуации рынков и цены на нефть зависят от огромного числа самых различных факторов. Можно лишь с различной степенью вероятности рассуждать о параметрах этих колебаний, анализируя важнейшие из этих факторов. Поэтому эксперты и аналитики практически еженедельно и пересматривают свои прогнозы.
Так, МЭА в целом прогнозировало достаточно стабильную ситуацию на мировом рынке нефти и других видов жидкого топлива. Спрос на них, по оценкам, сделанным в декабре 2019 г., составит 101,5 млн барр. в сутки (далее– мб/с), увеличившись на 1,2 мб/с по сравнению с 2019г. Предложение жидких углеводородов в течение года вырастет на те же 1,2 мб/с, до 102,0 мб/с, при условии, что продолжит свое действие Соглашение ОПЕК+ [4].
Основной прирост производства обеспечат США, где оно в 2020 г. составит 18,42 мб/с. Добыча нефти в России ожидалась экспертами МЭА в размере 11,58 мб/с. Что касается стран-членов ОПЕК, то в рассматриваемых прогнозах МЭА, как и Секретариата ОПЕК, их производство дается только суммарно, т. е. без разбивки по странам. Естественно, что все эти ожидания исходили из оценок роста глобального ВВП, сделанных МВФ (см. выше), и из того, что никаких геополитических катаклизмов в мире не произойдет.
Что касается цен на мировом нефтяном рынке, то в целом МЭА прогнозировало в 2020 г. их медленный рост до 73 долл./барр. к концу года [4].
Секретариат ОПЕК также исходил из того, что в среднесрочной перспективе мировой спрос на нефть продолжит расти относительно «здоровыми» или «нормальными» (healthy) темпами, достигнув в 2020 г. порядка 101,0 мб/с (годовой прирост – 1,1 мб/с). При этом суммарное производство жидких видов топлива возрастет на 1,9 мб/с, до 101,3 мб/с. Основной прирост добычи также ожидался в США (на 1,7 мб/с, в том числе сланцевой нефти – на 1,8 мб/с), тогда как в странах-членах ОПЕК добыча сократится на 0,6 мб/с (до 34,4 мб/с). Ведущими производителями жидких углеводородов в 2020 г. должны стать США (20,3 мб/с, в том числе сланцевых – 13,8 мб/с) и Россия (11,5 мб/с) [2].
Немного меньший прирост глобального спроса на жидкое топливо в 2020 г. прогнозировало в своем очередном среднесрочном прогнозе Short-Term Energy Outlook –November 2019 и Управление энергетической информации Минэнерго США (УЭИ – EIA US) – с 101,2 мб/с в 2019 г. до 102,3 мб/с при мировой добыче в 102,6 мб/с.
Согласно этому прогнозу, больше всех произведут нефти и других жидких углеводородов сами США (21,39 мб/с), Россия (11,43 мб/с) и Саудовская Аравия (порядка 10,5 мб/с). В то же время, в результате роста мировых запасов нефти, особенно в первом полугодии, среднегодовые цены на сырую нефть будут несколько ниже, чем в 2019 г. (спотовые цены Brent – порядка 60,1, а WTI – порядка 54,6 долл./барр.) [5]. Однако в своем долгосрочном прогнозе (International Energy Outlook 2019) специалисты УЭИ допускали, что цены в 2020 г. могут меняться в диапазоне от 40 до 100 долл./барр. [6].
В значительно более широком коридоре прогнозировали цены на нефть аналитики крупнейших банков и аналитических агентств, причем для ряда ведущих американских банков были характерны достаточно пессимистичные ожидания. Так, Bank of America Merrill Lynch считал, что ухудшение отношений между Китаем и США может стать причиной снижения стоимости нефти более чем вполовину, то есть до 30 долл./барр [7].
Согласно прогнозу Morgan Stanley, цена на нефть марки Brent может обвалиться почти на треть, то есть до 45долл. за баррель на фоне того, что участники Соглашения ОПЕК+ не демонстрируют готовности к более решительным действиям для поддержания цен. Напротив, аналитики банка Goldman Sachs считали, что при условии отсутствия потрясений на энергетическом рынке цена на нефть марки Brent в 2020 г. изменится незначительно и составит порядка 60 долл./барр. Кстати, базовый сценарий прогноза Bank of America Merrill Lynch также исходил из небольшого роста стоимости нефти во втором полугодии 2020 г. (с 58 долл./барр. в конце марта, до 63 долл./барр. в начале осени).
Примерно на таком же уровне была и прогнозная стоимость нефти в докладе World Economic Outlook Международного валютного фонда – 58,03 долл./барр. [3].
Гораздо более оптимистичными были аналитики Агентства Fitch, которые считали, что средняя стоимость нефти марки Brent в 2020 г. будет лежать в диапазоне от 76 до 80 долл./барр.
Однако практически с первых же месяцев 2020 г. ситуация в мире начала разворачиваться по непредвиденным сценариям.
Но прежде чем рассмотреть как это происходило, необходимо, на наш взгляд, сделать небольшое отступление и отметить, что еще задолго до начала этого десятилетия и коронакризиса специалисты стали говорить о том, что мир ожидают глобальные энергетические трансформации, смена не только технологических, но и цивилизационных укладов. В их числе был и автор этих строк, который еще в 2010 г. отмечал, что мир стоит на пороге глобальных энергетических изменений [8]. Причем процесс подобных трансформаций специалистами виделся достаточно продолжительным, скорее эволюционным, чем революционным, вполне укладывающимся в постулаты теории больших экономических циклов (длинных волн) Н. Кондратьева или концепции системных циклов накопления капитала Дж. Арриги [9].
Но за последние полтора года ситуация в мире резко изменилась. Как сейчас стало модно говорить, «на мировое общество и глобальную экономику опустилась целая стая черных лебедей» – привходящих, объективно необязательных и поэтому трудно прогнозируемых во времени и пространстве событий и факторов. Вначале – ценовые и торговые войны и резко возросшая волатильность цен на мировых сырьевых рынках. А затем и коронавирусная пандемия (и связанные с ней ограничения и локдауны), сопровождаемая экономическим спадом и обвалом цен на энергоносители, получившая в результате этого неофициальное название – коронакризис или пандемический кризис. Эти «черные лебеди» не только резко ускорили процесс рассматриваемых трансформаций, но и придали ему качественно новые измерения [9]. Причем в сложившихся условиях пандемия оказала самое непосредственное влияние не только на состояние глобальных энергетических рынков, но и на энергетическую устойчивость и безопасность и даже на отношение к проблеме глобального изменения климата.
В соответствии с развивающейся в течение года ситуацией менялись оценки и экономического спада, и снижения энергопотребления, и спроса на нефть и природный газ, сделанные ведущими мировыми аналитическими и прогностическими структурами, включая МВФ, МЭА, ОПЕК, Управление энергетической информации США и др. И, похоже, процесс этот будет только продолжаться.
Причем практически все перечисленные структуры до конца года продолжали пересматривать в сторону ухудшения свои прогнозы и оценки спроса на нефть на 2020 г., считая, что новые ограничения, вводимые из-за второй волны пандемии, и запаздывание с массовой вакцинацией населения ставят под сомнение устойчивое восстановление экономики и перспективы спроса на нефть. Соответственно, на нефтяном рынке и в обозримом будущем ожидается значительная волатильность.
Подробный анализ развития событий в глобальной экономике и на мировом нефтяном рынке в первом полугодии 2020 г., причин и основных движущих сил происходивших изменений дан нами в [10, 11]. Не повторяя его, отметим лишь главное.
Уже в первые месяцы 2020 г. и в обществе, и в средствах массовой информации появилось огромное количество вначале тревожных, а потом и просто апокалиптических прогнозов и предсказаний относительно ближайшего и более отдаленного будущего экономики (как отдельных стран и регионов, так и глобальной). Но ситуация в мире стала развиваться настолько стремительно и непредсказуемо, что подобным апокалиптическим прогнозированием с начала весны стали заниматься и «тяжеловесы», не замеченные прежде в нагнетании панических настроений. Так, аналитики JPMorgan Chase & Co, по данным РБК со ссылкой на Bloomberg, начали считать текущий кризис самым глубоким со времен Великой депрессии 1930-х годов. По их прогнозам, мировая экономика из-за коронавируса потеряет 5,5 трлн долл., а темпы роста мирового ВВП не вернутся на прежний уровень до 2022 г. [12].
МЭА, эксперты которого в полной мере начали понимать угрозу «идеального шторма» для формирования глобальной энергетики только в начале марта 2020 г., когда его влияние на мировую экономику стало очевидным, в апреле 2020 г. признало, что «пандемия коронавируса вызвала макроэкономический шок, беспрецедентный в мирное время» [13]. Близок к этой оценке был и официальный взгляд на проблему Еврокомиссии, которая к концу мая ухудшила свои предыдущие прогнозы: «ожидается, что в 2020 году экономика ЕС сократится более чем на 7 %. Однако в случае прихода второй волны и расширенных мер по ограничению падение ВВП может достичь 16 %» [14]. Резко отрицательным начал прогнозировать мировой рост в текущем году и МВФ, динамика взглядов которого показана на рис. 1 [13].
Кроме того, в докладе МВФ [15] WEO-2020/04 признается, что представленный в нем прогноз сопряжен с крайней степенью неопределенности. Экономические последствия зависят от факторов, взаимодействие которых трудно предсказать. Среди них – развитие пандемии, интенсивности и эффективности мер сдерживания, масштабов нарушений поставок, последствий резкого ужесточения условий на мировых финансовых рынках, сдвигов в структуре расходов, изменений в поведении людей и др.
Похожие оценки глобального экономического спада в 2020 г. дал в своем майском прогнозе и Секретариат ОПЕК (OPEC Monthly Oil Market Report – May 2020) – на 3,4% (против 1,5 % в апрельском выпуске) [2].
Однако уже к середине 2020 г. эти прогнозы в значительной мере были пересмотрены, и пересмотрены в сторону снижения глобального ВВП.
По оценкам ОЭСР, опубликованным в июне, спад мирового ВВП по итогам 2020 г., в зависимости от сценария развития ситуации (удается избежать второй волны COVID или не удается) ожидался в 6,0 % или 7,6 %, в том числе в странах-членах ОЭСР – 7,5 % и 9,3 % соответственно. При этом по сравнению с 4-м кварталом 2019г. падение будет меньше (рис. 2) [16].
Снизил свои прогнозные оценки глобального роста и МВФ. В WEO-2020/06 [17] он по итогам 2020 г. прогнозируется на уровне -4,9 %, что на 1,9 процентных пункта ниже апрельского прогноза WEO-2020/04 [15], так как пандемия COVID-19 оказала более негативное воздействие на активность в первой половине года, чем ожидалось ранее, а восстановление ее будет более медленным.
Вслед за ОЭСР и МВФ понизил прогноз глобального экономического развития, и Секретариат ОПЕК – с –3,4% до –3,7 %, хотя его прогнозы и оставались наиболее оптимистичными. Основными же причинами снижения Секретариат назвал более медленное восстановление экономик ряда ведущих регионов, особенно в Индии и Бразилии [18]. Анализ экспертов Секретариата ОПЕК показал, что на спад экономики и снижение объема производства в значительной степени влияют жесткие меры по ограничению производства. Как только эти меры будут отменены, прогнозируется восстановление экономики, что уже происходит в некоторых странах. Это, в свою очередь, как ожидается, окажет значительное положительное влияние на итоговый рост в 2020 г., который будет поддерживаться беспрецедентными налоговыми и денежно-кредитными стимулами.
Естественно, что различные оценки воздействия пандемии COVID-19 на мировую экономику повлекли за собой и разные прогнозы спада глобального энергопотребления, вызванного ею, хотя фундаментальных работ в этой области, за исключением исследований МЭА, в первой половине 2020 г. еще не было.
В мартовском выпуске Oil Market Report эксперты МЭА вынуждены были признать, что глобальный спрос на нефть в 2020 г. упадет: «это будет первое в годовом исчислении снижение более чем за десятилетие». Причин несколько – глубокое сокращение потребления нефти в Китае, на долю которого в 2019 г. пришлось более 80 % роста мирового спроса на нефть, а также «значительные сбои в поездках и торговле» [4]. В базовом варианте этого обзора величина падения спроса на нефть в первом полугодии приводит к снижению мирового спроса на нефть и в целом за год – примерно на 90 тыс. барр. в сутки (впервые с 2009 г.). В пессимистичном варианте мировой спрос на нефть в 2020 г. «может» сократиться на 730 тыс. барр./сут., а в оптимистичном – вырасти на 480 тыс. [4].
Одновременно с мартовским выпуском Oil Market Report МЭА опубликовало и свой очередной среднесрочный прогноз «Oil 2020. Analysis and forecast to 2025», в котором влияние COVID-19 на спрос на нефть рассмотрено более подробно по тем же трем вариантам развития ситуации. Но и здесь картина развития спроса представлялась экспертам МЭА весьма обнадеживающей [19].
Подчеркнем, что все эти прогнозы эксперты МЭА сделали до провала переговоров в рамках ОПЕК+, объявления Саудовской Аравией и Россией намерений существенно нарастить добычу нефти и обвала на мировых фондовых рынках 9 марта. Эти новые факторы были учтены уже в апреле 2020 г. в специальном исследовании «Global Energy Review 2020. The impacts of the Covid-19 crisis on global energy demand and CO2 emissions», опубликованном «в ответ на исключительные обстоятельства, вызванные пандемией коронавируса» [13].
В этой работе впервые в истории подобных исследований МЭА был проведен комплексный анализ энергопотребления и эмиссии углекислого газа по странам и видам топлива не только за предыдущий, 2019 г., но и за первые три месяца 2020 г. Это позволило его авторам дать соответствующие вариантные оценки ожидаемых результатов по итогам всего 2020 г.
Принимая во внимание неопределенности, связанные с выходом из пандемического кризиса, в отчете представлен один базовый сценарий развития энергетической ситуации, но для каждого вида энергоресурсов рассматриваются основные факторы, которые могут повысить или понизить спрос на него.
Результатом такого сценарного подхода является то, что спрос на энергию в целом за год в мире сокращается на 6 %. Это самый большой спад за последние 70лет как в процентном, так и в абсолютном выражении (рис.3) [20]. Больше всего спрос снизится в развитых странах: в США – на 9 %, в Евросоюзе – на 11 %. При этом мировой спрос на нефть снизится на 9 %, или 9 млн барр./сут, спрос на уголь – почти на 8 % и на природный газ – на 5 %.
Прогноз Секретариата ОПЕК, выпущенный в том же апреле, был более оптимистичным: спрос на нефть сократится по итогам года всего на 6,8 млн барр./сут [21]. В мае обе эти организации пересмотрели свои прогнозы: МЭА немного уменьшило падение спроса на нефть (на 8,6 млн барр./сут, до 91,2 в годовом исчислении), а Секретариат ОПЕК ухудшил свой прогноз: спрос в 2020г. упадет на 9,07 млн барр./сут (до 91,1) [4, 21].
Однако ни летом, ни осенью 2020 г. перелома в распространении пандемического кризиса не произошло, динамика заболеваний продолжала нарастать, особенно с августа (рис. 4), что заставило аналитические центры вновь и вновь пересматривать свои прогнозы как развития мировой экономики, так и энергопотребления, менять оценки ожидаемых итогов 2020 г.
Более того, осенью ожидаемое «здоровое» восстановление мировой экономики и спроса на нефть в 4 квартале 2020 г. ослабло на фоне серьезной второй волны заражения COVID-19 в ряде основных регионов мира. Тем не менее, опираясь на летнюю динамику и беспрецедентное вливание в экономику бюджетных средств, прогнозы экономического роста были улучшены.
Так, в ОЭСР в сентябре уточнение прогноза сделали (рис. 5) [22], уменьшив ожидаемый спад глобального ВВП по итогам года до 4,5 % против 6,0–7,6 %, прогнозируемых летом. При этом учитывалось, что после обвала в первой половине года экономический рост быстро восстановился после ослабления мер по сдерживанию пандемии COVID-19, хотя темпы восстановления за лето потеряли свою динамику.
Более того, осенью 2020 г. ОЭСР пересмотрел и итоги 2019 г., снизив рост глобального ВВП в этом году до 2,6% против 2,9 %, которые были ранее [22].
В октябре несколько улучшил свой предыдущий прогноз и МВФ. По его последним в 2020 г. оценкам, падение реального мирового ВВП за год составит 4,4 % по сравнению с предыдущим годом [23].
Свой вклад в оценки экономического развития глобальной экономики в ноябре внесла и Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). Согласно подготовленному докладу, спад в мировой экономике из-за пандемии коронавируса COVID-19 по итогам 2020г. составит 4,3 %, при этом развитые страны пострадают в большей степени, чем развивающиеся [24].
В то же время Секретариат ОПЕК, экономические прогнозы которого были оптимистичнее других рассмотренных нами организаций, в ноябре увеличил величину ожидаемого спада мирового ВВП с 3,7 до 4,3 %, объяснив такой пересмотр ослаблением в 4 квартале 2020 г. ожидаемого восстановления экономики на фоне второй волны COVID-19 в ряде основных регионов мира [21].

Спад в мировой экономике из–за пандемии коронавируса COVID–19 по итогам 2020 г. составит 4,3 %, при этом развитые страны пострадают в большей степени, чем развивающиеся.

Одновременно с пересмотром показателей экономической активности соответствующие прогностические центры меняли и оценки ожидаемого глобального спроса на нефть. Так, МЭА в своем предпоследнем в году отчете «Oil Market Report – November 2020» снизило оценку глобального спроса на нефть в 2020 г. до 91,3 мб/с [4]. Это именно оценка, ожидаемое, ибо первые итоги 2020 г. будут подведены не ранее февраля–марта 2021 г. Эти объемы не только не похожи на прогнозировавшиеся Агентством в начале года 101,5 мб/с, но и на 8,8 мб/с ниже, чем было глобальное потребление нефти в 2019 г.
Мировые поставки нефти ожидаются Агентством в объеме более 92,2 мб/с, при этом объем добычи у производителей, не входящих в ОПЕК+, сократится в 2020г. на 1,3 мб/с, в том числе в США – на 0,6 мб/с.
Близки к этим величинам и последние оценки Секретариата ОПЕК. В «Monthly Oil Market Report– November 2020» мировой спрос на нефть в 2020 г. оценивается всего в 90 мб/с (снижение по сравнению с 2019г. на 9,8 мб/с), тогда как год назад он прогнозировался в 101,0 мб/с. Объем добычи у производителей, не входящих в ОПЕК+, оценивается Секретариатом в 62,7 мб/с, что на 2,4 мб/с меньше, чем было в 2019 г. Подобное снижение, по словам авторов обзора, связано как с отмеченным выше ослаблением восстановления в 4 квартале 2020 г. глобальной экономики и, соответственно, спроса на нефть, так и в силу того, что мировые объемы переработки нефти оставались низкими [21].
Немного больший глобальный спрос на нефть и жидкое топливо в 2020 г. ожидает в своем «Short-Term Energy Outlook – November 2020» УЭИ США. Он составит всего 92,9 мб/с, что на 8,6 мб/с меньше, чем в 2019 г. В самих же США в среднем за год добыча сырой нефти сократится с 12,2 мб/с в 2019 г. до 11,4 мб/с в 2020 г. [25].
Аналогичная ситуация сложилась в текущем году и с мировыми ценами на нефть. Как уже было отмечено выше, МЭА прогнозировало в 2020 г. их медленный рост до 73 долл./барр. А что в результате? По данным Всемирного банка, средние цены за 3-й квартал 2020 г. составили только 42,0 долл./барр., в том числе на нефть марки Brent – 42,7 долл./барр. Оценка же среднегодовой цены – 2020 и того ниже: всего 41,0 долл./барр. [26].
Конечно же, существовали и существуют и иные, в том числе и прямо противоположные прогнозы и оценки подобных цен. Но их анализ – задача отдельной работы.
В целом же прошедший год показал, что заниматься не то что прогнозированием, но даже анализом чужих прогнозов – крайне неблагодарное занятие. Но заниматься этим надо.
В заключение еще раз повторим то, о чем уже неоднократно писали [9–11]: нам, России и россиянам, в условиях значительной неопределенности дальнейшего развития ситуации необходимо готовиться к любому повороту событий. Готовиться, не падая духом и понимая, что «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Но чтобы быть к нему готовым, надо, прежде всего, иметь (и непрерывно развивать!) соответствующий научно-технический и кадровый потенциал, совершенствовать структуру экономики, обеспечивая развитие нефтегазохимии и других отраслей, связанных с глубокой переработкой природных ресурсов, ускоренный переход на рельсы ресурсно-инновационного устойчивого развития.
И, конечно же, надо понимать, что «подушка безопасности» – это не только «кубышка с деньгами на черный день», но и наука, технологии и специалисты, могущие грамотно их использовать, поскольку только они в современных условиях могут стать гарантами сохранения независимости страны и развития общества.

Литература

1. OECD Economic Outlook, Volume 2019 Issue 2, № 106. [Электронный ресурс]. URL: https://doi.org/10.1787/9b89401b-en. (дата обращения: 02.10.2020).
2. OPEC Monthly Oil Market Report – December 2019 [Электронный ресурс]. URL: https://www.opec.org/opec_web/static_files_project/images/content/publications/OPEC_MOMR_December_2019.pdf. (дата обращения: 02.10.2020).
3. World Economic Outlook, January 2020 [Электронный ресурс]. URL: https://www.imf.org/ru/Publications/WEO/Issues/2020/01/20/weo-update-january2020 (дата обращения: 02.10.2020).
4. IEA. Oil Market Report. Ежемесячные выпуски [Электронный ресурс]. URL: https://www.iea.org/reports/oil-market-report. (дата обращения: 02.10.2020).
5. U.S. Energy Information Administration. Short-Term Energy Outlook November 2019 [Электронный ресурс]. URL: https://www.eia.gov/outlooks/steo/. (дата обращения: 02.10.2020).
6. International Energy Outlook 2019. U.S. Energy Information Administration [Электронный ресурс]. URL: https://www.eia.gov/outlooks/archive/ieo19/.
7. URL: https://ostrovrusa.ru/prognoz-tsen-na-neft# (дата обращения: 02.10.2020).
8. Мастепанов А.М. Мировая энергетика – новые вызовы. Доклад на ежегодном форуме Клуба Ниццы «Энергетика и геополитика». [Электронный ресурс]. URL: http://www.iehei.org/Club_de_Nice/2010/MASTEPANOV_2010.pdf. (дата обращения: 02.10.2020).
9. Мастепанов А.М. Мир на изломе или новая реальность: о прогнозах развития энергетики и ее нефтегазовой отрасли// Проблемы экономики и управления нефтегазовым комплексом. 2020, № 5. С. 9–10.
10. Мастепанов А.М. Большие циклы и «черные лебеди» // Энергетическая политика. 2020. № 6. С. 4–19.
11. Мастепанов А.М. Коронавирус и вызванный им кризис: о перспективах мировой экономики и энергетики //Нефтяное хозяйство. 2020. № 6. С. 6–12.
12. Bloomberg оценил потери мировой экономики от коронавируса в $5 трлн. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/economics/09/04/2020/5e8ec97f9a79478537a44e47. (дата обращения: 02.10.2020).
13. Global Energy Review 2020. The impacts of the Covid-19 crisis on global energy demand and CO2 emissions. IEA, April 2020. 55 Р. [Электронный ресурс]. URL: https://webstore.iea.org/login?ReturnUrl=%2fdownload%2fdirect%2f2995. (дата обращения: 02.10.2020).
14. Europe’s moment: Repair and Prepare for the Next Generation. European Commission. Brussels, 27.5.2020. COM(2020) 456 final [Электронный ресурс]. URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?qid=1590732521013&uri=
COM:2020:456:FIN. (дата обращения: 02.10.2020).
15. World Economic Outlook, April 2020: The Great Lockdown. [Электронный ресурс]. URL: https://www.imf.org/en/Publications/WEO/Issues/2020/04/14/weo-april-2020. (дата обращения: 02.10.2020).
16. OECD Economic Outlook. The World Economy on a Tightrope. June 2020 [Электронный ресурс]. URL: http://www.oecd.org/economy/outlook/ (дата обращения: 02.10.2020).
17. World Economic Outlook Update, June 2020: A Crisis Like No Other, An Uncertain Recovery. June 24, 2020 [Электронный ресурс]. URL: https://www.imf.org/en/Publications/WEO/Issues/2020/06/24/WEOUpdateJune2020 (дата обращения: 02.10.2020).
18. OPEC Monthly Oil Market Report – July 2020 [Электронный ресурс]. URL: https://www.opec.org/opec_web/static_files_project/media/downloads/publications/OPEC_MOMR_July_2020.pdf. (дата обращения: 02.10.2020).
19. Oil 2020 . Analysis and forecast to 2025. IEA, 9 March 2020. 120 р. [Электронный ресурс]. URL: https://www.iea.org/reports/oil-2020 (дата обращения: 02.10.2020).
20. IEA. Global Energy Review. The impacts of the COVID-19 crisis on global energy demand and CO2 emissions. 30 April 2020. Launch presentation for press [Электронный ресурс]. URL: https://iea.blob.core.windows.net/assets/74921671-51f5-4b5d-b88f-cd58b24ae23f/GER2020_PRESS_final.pdf. (дата обращения: 02.10.2020).
21. OPEC Monthly Oil Market Report – April 2020; OPEC Monthly Oil Market Report – May 2020; OPEC Monthly Oil Market Report – November 2020 [Электронный ресурс]. URL: https://momr.opec.org/pdf-download/ (дата обращения: 02.11.2020).
22. OECD Economic Outlook, Interim Report September 2020 [Электронный ресурс]. URL: http://oecd.org/economic-outlook/ (дата обращения: 02.10.2020).
23. World Economic Outlook, October 2020: A Long and Difficult Ascent [Электронный ресурс]. URL: https://www.imf.org/en/Publications/WEO/Issues/2020/09/30/world-economic-outlook- october-2020 (дата обращения: 02.10.2020).
24. COVID-19’s economic fallout will long outlive the health crisis, report warns [Электронный ресурс]. URL: https://unctad.org/news/covid-19s-economic-fallout-will-long-outlive-health-crisis-report-warns (дата обращения: 02.10.2020).
25. U.S. Energy Information Administration. Short-Term Energy Outlook November 2019 [Электронный ресурс]. URL: https://www.eia.gov/outlooks/steo/pdf/steo_full.pdf. (дата обращения: 02.11.2020).
26. Commodity Markets Outlook—Persistence of Commodity Shocks, October 2020 [Электронный ресурс]. URL: https://openknowledge.worldbank.org/bitstream/handle/10986/34621/CMO-October-2020.pdf?sequence=7&isAllowed=y (дата обращения: 02.10.2020).

References

1. OECD Economic Outlook, Volume 2019 Issue 2, no. 106. (In English). Available at: https://doi.org/10.1787/9b89401b-en. (аccessed: 02.10.2020).
2. OPEC Monthly Oil Market Report – December 2019. (In English). Available at: https://www.opec.org/opec_web/static_files_project/images/content/publications/OPEC_MOMR_December_2019.pdf. (accessed: 02.10.2020).
3. World Economic Outlook, January 2020. (In English). Available at: https://www.imf.org/ru/Publications/WEO/Issues/2020/01/20/weo-update-january2020 (accessed: 02.10.2020).
4. IEA. Oil Market Report. Yezhemesyachnyye vypuski [IEA. Oil Market Report. Monthly issues]. (In Russian). Available at: https://www.iea.org/reports/oil-market-report. (accessed: 02.10.2020).
5. U.S. Energy Information Administration. Short-Term Energy Outlook November 2019. (In English). Available at: https://www.eia.gov/outlooks/steo/. (accessed: 02.10.2020).
6. International Energy Outlook 2019. U.S. Energy Information Administration (In English). Available at: https://www.eia.gov/outlooks/archive/ieo19/ (accessed: 02.10.2020).
7. Available at: https://ostrovrusa.ru/prognoz-tsen-na-neft# (accessed: 02.10.2020).
8. Mastepanov A.M. Mirovaya energetika – novyye vyzovy. Doklad na yezhegodnom forume Kluba Nitstsy «Energetika i geopolitika». World energy - new challenges. [Report at the annual forum of the Club of Nice «Energy and Geopolitics»]. (In Russian). Available at: http://www.iehei.org/Club_de_Nice/2010/MASTEPANOV_2010.pdf. (accessed: 02.10.2020).
9. Mastepanov A.M. Mir na izlome ili novaya real'nost': o prognozakh razvitiya energetiki i yeye neftegazovoy otrasli [The world at a break or a new reality: on the forecasts of the development of energy and its oil and gas industry]. Problemy ekonomiki i upravleniya neftegazovym kompleksom [Problems of Economics and Management of the Oil and Gas Complex], 2020, no.5, pp. 9–10. (In Russian).
10. Mastepanov A.M. Bol'shiye tsikly i «chernyye lebedi» [Big cycles and "black swans"]. Energeticheskaya politika [Energy po-
licy], 2020, no. 6, pp. 4–19. (In Russian).
11. Mastepanov A.M. Koronavirus i vyzvannyy im krizis: o perspektivakh mirovoy ekonomiki i energetiki [Coronavirus and the crisis caused by it: on the prospects of the world economy and energy]. Neftyanoye khozyaystvo [Oil Industry], 2020, no. 6,
pp. 6–12. (In Russian).
12. Bloomberg otsenil poteri mirovoy ekonomiki ot koronavirusa v $ 5 trln. [Bloomberg has estimated losses of the world economy from coronavirus at $ 5 trillion]. (In Russian). Available at: https://www.rbc.ru/economics/09/04/2020/5e8ec97f9a79478537a44e47. (accessed: 02.10.2020).
13. Global Energy Review 2020. The impacts of the Covid-19 crisis on global energy demand and CO2 emissions. IEA, April 2020. 55 р. (In English). Available at: https://webstore.iea.org/login?ReturnUrl=%2fdownload%2fdirect%2f2995. (accessed: 02.10.2020).
14. Europe’s moment: Repair and Prepare for the Next Generation. European Commission. Brussels, 27.5.2020. COM(2020) 456 final. (In English). Available at: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?qid=1590732521013&uri=COM:2020:456:FIN. (accessed: 02.10.2020).
15. World Economic Outlook, April 2020: The Great Lockdown. (In English). Available at: https://www.imf.org/en/Publications/WEO/Issues/2020/04/14/weo-april-2020. (accessed: 02.10.2020).
16. OECD Economic Outlook. The World Economy on a Tightrope. June 2020 (In English). Available at: http://www.oecd.org/economy/outlook/. (accessed: 02.10.2020).
17. World Economic Outlook Update, June 2020: A Crisis Like No Other, An Uncertain Recovery. June 24, 2020. (In English). Available at: https://www.imf.org/en/Publications/WEO/Issues/2020/06/24/WEOUpdateJune2020. (accessed: 02.10.2020).
18. OPEC Monthly Oil Market Report – July 2020. (In English). Available at: https://www.opec.org/opec_web/static_files_project/media/downloads/publications/OPEC_MOMR_July_2020.pdf. (accessed: 02.10.2020).
19. Oil 2020 . Analysis and forecast to 2025. IEA, 9 March 2020. 120 р. (In English). Available at: https://www.iea.org/reports/oil-2020. (accessed: 02.10.2020).
20. IEA. Global Energy Review. The impacts of the COVID-19 crisis on global energy demand and CO2 emissions. 30 April 2020. Launch presentation for press. (In English). Available at: https://iea.blob.core.windows.net/assets/74921671-51f5-4b5d-b88f-cd58b24ae23f/GER2020_PRESS_final.pdf. (accessed: 02.10.2020).
21. OPEC Monthly Oil Market Report – April 2020; OPEC Monthly Oil Market Report – May 2020; OPEC Monthly Oil Market Report – November 2020. (In English). Available at: https://momr.opec.org/pdf-download/ (accessed: 02.11.2020).
22. OECD Economic Outlook, Interim Report September 2020. (In English). Available at: http://oecd.org/economic-outlook/. (accessed: 02.10.2020).
23. World Economic Outlook, October 2020: A Long and Difficult Ascent. (In English). Available at: https://www.imf.org/en/Publications/WEO/Issues/2020/09/30/world-economic-outlook- october-2020. (accessed: 02.10.2020).
24. COVID-19’s economic fallout will long outlive the health crisis, report warns. (In English). Available at: https://unctad.org/news/covid-19s-economic-fallout-will-long-outlive-health-crisis-report-warns (accessed: 02.10.2020).
25. U.S. Energy Information Administration. Short-Term Energy Outlook November 2019. Available at: https://www.eia.gov/outlooks/steo/pdf/steo_full.pdf (accessed: 02.11.2020). (In English).
26. Commodity Markets Outlook—Persistence of Commodity Shocks, October 2020. Available at: https://openknowledge.worldbank.org/bitstream/handle/10986/34621/CMO-October-2020.pdf?sequence=7&isAllowed=y (accessed: 02.10.2020).
(In English).

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Мастепанов А.М.

    Мастепанов А.М.

    д.э.н., академик РАЕН, руководитель Аналитического центра энергетической политики и безопасности – заместитель директора ИПНГ РАН, член совета директоров Института энергетической стратегии

    Просмотров статьи: 1110

    Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru