О некоторых особенностях связи представлений о генезисе углеводородов и результатов нефтегазопоискового процесса

On some features of the connection of ideas about the genesis of hydrocarbons and the results of the oil and gas search process

KARPOV V.A.1
1 Association of organizations in the field of subsoil use «National
Association for Expertise»
(AOFSu «NAEN»)
Moscow, 115054,
Russian Federation

Отмечены некоторые особенности состояния нефтегазопоисковых работ в свете статьи А.И. Тимурзиева «Тезисы к программе восполнения минерально-сырьевой базы углеводородного сырья в России на основе проекта «глубинная нефть»», опубликованной в № 1 2020 г. журнала «Бурение и нефть». Дается ответ на вопрос: насколько обоснован и находит ли широкий отклик тезис о том, что осадочно-миграционная парадигма нефтегазовой геологии исчерпала свой ресурс развития? Подчеркивается, что органическая теория пока не исчерпала свои возможности. Необходимо только более тщательно учитывать роль разломной тектоники в нефтегазонакоплении, что относится и к «неорганикам».

Some features of the state of oil and gas exploration in the light of A.I. Timurzieva «Theses for the program of replenishment of the mineral resource base of hydrocarbon raw materials in Russia on the basis of the «deep oil» project, published in No. 1 of 2020 from the journal «Drilling and Oil». The answer is given to the question: how substantiated and does the thesis that the sedimentary-migration paradigm of oil and gas geology has exhausted its development resource find wide response? It is emphasized that organic theory has not yet exhausted its capabilities. It is only necessary to more carefully take into account the role of fault tectonics in oil and gas accumulation, which also applies to «inorganics». It is proposed to use the mechanism for obtaining licensed sites on a declarative basis and to test the effectiveness of their models and forecasts in any part of Russia.

В № 1 2020 г. журнала «Бурение и нефть» опубликована статья А.И. Тимурзиева «Тезисы к программе восполнения минерально-сырьевой базы углеводородного сырья в России на основе проекта «глубинная нефть»» [1], что явилось, по сути, продолжением серии статей данного автора, посвященных этой непростой проблеме. В аннотации автор говорит о необходимости смены исчерпавшей свой ресурс развития осадочно-миграционной парадигмы нефтегазовой геологии, основанной на теории органического (биогенного) происхождения углеводородов (УВ), на ее антагонистически-альтернативную глубинную парадигму, основанную на теории неорганического (минерального), абиогенно-мантийного происхождения УВ. Возникает резонный вопрос: насколько обоснован и находит ли широкий отклик среди специалистов тезис о том, что осадочно-миграционная парадигма нефтегазовой геологии исчерпала свой ресурс развития?
Автор статьи, напоминая о существующих и вновь возникших вызовах энергетической безопасности России, отмечает падение добычи нефти по отдельным компаниям и по стране в целом, считая одной из основных причин этого естественное снижение объемов и качества ресурсной базы и несопоставимые темпы ее воспроизводства. Однако неоднозначным является его тезис о невозможности обоснования новых направлений поисков нефти и газа на основе традиционных представлений нефтегазовой науки, основанных на теории органического происхождения нефти.
Трудно не поддержать позицию автора по отношению к последней и новой парадигме официальной науки в лице академика А.Э. Конторовича, который свел перспективы развития нефтегазовой отрасли России в XXIв. к освоению в старых районах нефтедобычи мелких месторождений нефти с запасами до 5 млн т [2]; продолжению разработки и извлечению остаточной нефти из одряхлевших гигантских месторождений [3]; работам в нефтегазовых провинциях (НГП) с невыявленными крупными месторождениями – на Сибирской платформе и в Арктике [4], а также к освоению нетрадиционных и трудноизвлекаемых ресурсов [5]. Но невозможно согласиться с тем, что официальная наука привела ТЭК страны в тупик, выход из которого возможен только на основе смены господствующей парадигмы нефтегазовой геологии в России. Во-первых, в целом добыча пока растет; во-вторых, необходимость смены парадигмы нефтегазовой геологии в России пока не очевидна большинству участников нефтегазопоискового процесса, и, наконец, главное, – возможность «органического» подхода не исчерпана. И вот почему.

«ОРГАНИКИ» СОГЛАСНЫ С «АБИОГЕНЩИКАМИ»
Как минимум два главных аргумента «неоргаников» в пользу справедливости своих позиций позволяют с «органической» точки зрения определить новые направления ГРР в каждом регионе как вширь, так и вглубь:
– приуроченность нефтяных скоплений к разломам;
– нефтегазоносность пород фундамента различного возраста и низов осадочного комплекса.
Разломы (разрывы, тектонические нарушения), как принято считать, образуют значительную группу залежей УВ – первичных тектонически экранированных залежей.
Но главная их роль – в формировании большой совокупности трудно картируемых скоплений УВ – тектонически зависимых вторичных скоплений, обязанных природному геологическому сооружению – активному разлому – тектоноблендеру (ТБ). Влияние разломной тектоники на флюидодинамику очевидно. При тектонической активизации движение флюидов в зонах разломов и прилегающем пространстве осуществляется в направлении максимального проявления дилатансии. Скачкообразный характер землетрясений, их вибрационный эффект определяют направленность и масштабы ремиграции и локализации вторичных залежей. В общем случае происходит трансформация совокупности латерально чередующихся и соподчиненных залежей УВ (антиклинальных и пр.) в совокупность вертикально чередующихся приразломных скоплений (месторождение), из субгоризонтального ряда – в субвертикальный, с появлением положительных структур, лишенных УВ. Здесь уместно подчеркнуть, что правило Н.А. Кудрявцева (1967), которое нередко используют «неорганики» («…если нефть или газ имеются в каком-либо горизонте разреза, то в том или ином количестве они найдутся и во всех нижележащих горизонтах»), справедливо именно по этой причине. Есть много фактов и аргументов, позволяющих считать, что нефть, газ и воды нефтегазовых месторождений являются накопленными и пополняемыми в настоящее время гидротермальными системами, связанными с вулканическими и поствулканическими процессами при дегазации глубинных сфер Земли [2]. Принципиальная возможность пополняемости уже обнаруженных запасов УВ предполагает наличие источников этого процесса и заставляет признать подстилающие комплексы пород нефтегазоперспективными. По мнению Л.А. Абуковой, в осадочных нефтегазоносных бассейнах на больших глубинах в условиях повышенной геодинамической напряженности формируются особые геофлюидодинамические системы, внутри которых возможно появление локальных диссипативных структур, обусловливающих сопряженную восходящую и нисходящую миграцию подземных вод и УВ [3].

УЯЗВИМОСТИ ТЕОРИЙ ПРОИСХОЖДЕНИЯ НЕФТИ
До сих пор уязвимым местом органической гипотезы образования нефти остается вопрос о факторах первичной миграции (эмиграции). Сторонники неорганического генезиса нефти вообще отрицают всякую возможность ее эмиграции из нефтематеринских пород. Учет сейсмичности неизбежно должен привести к сближению этих точек зрения. На этапе пассивного тектонического развития действительно эмиграция УВ маловероятна, но в период землетрясения разломная зона становится местом развития природных вакуумных образований (дилатансии), волновых воздействий, аномальной прогретости и магнитной напряженности, что обеспечивает разность энергетических потенциалов, значительно превосходящую потенциал архимедовых сил, и способность УВ к эмиграции.

Следуя принципу презумпции перспективности, пока в регионе не получены однозначные доказательства отсутствия скоплений УВ, его необходимо считать нефтегазоперспективным.

В России есть немало регионов, где неоднократно предпринимались попытки найти нефть и газ, но, увы, без особых успехов, хотя, казалось бы, там присутствуют все необходимые условия образования и сохранения скоплений УВ. Результаты этих «тупиковых» направлений нефтегазопоисковых работ остались памятниками неадекватности геологического мышления реальным нефтегазопоисковым объектам и, судя по всему, надолго (если не навсегда) оставили эти регионы в группе неясных перспектив. А, следуя принципу презумпции перспективности, пока в регионе не получены однозначные доказательства отсутствия скоплений УВ, его необходимо считать нефтегазоперспективным [5]. Московская синеклиза Восточно-Европейской платформы (ВЕП) – типичный представитель крупных тектонических единиц (площадь свыше 1 млн км2) с неясными перспективами нефтегазоносности. Ее положение и инфраструктура давно вызывали у нефтяников интерес, который периодически подогревался появлением прямых признаков нефтегазоносности – разгазированием бурового раствора, битуминозностью керна и т.д., отмечаемых в скважинах Даниловской, Любимской, Мосоловской, Бутовской и других площадей [6]. Предположение, что процессы вертикальной миграции происходили в основном в зонах развития рифтов, подтверждается наличием практически всех имеющихся признаков углеводородов на структурах, приуроченных к этим зонам (Даниловской, Любимской, Солигаличской, Букаловской, Рыбинской).
Представляется, что наиболее перспективны в нефтегазоносном отношении картируемые палеорифты (преимущественно субширотные), оживленные на последних этапах тектонического развития, в узлах пересечения с субрегиональными разломными системами (главным образом – сдвиговыми).

УЧИТЫВАЕМ ТЕКТОНИКУ ЗЕМЛИ
Возникла насущная потребность в признании фундамента регионально нефтегазоносным комплексом. Фундамент (любого возраста) рассматривается как связующее звено между осадочным чехлом, корой и верхней мантией. Месторождения нефти и газа в фундаменте открыты на всех континентах и в большинстве акваторий. Изучение этого объекта привело к открытиям 400 – 450 мировых скоплений УВ в образованиях фундамента.
При этом наличие в нем УВ не может являться прямым доказательством справедливости неорганической гипотезы, так же, как не является свидетельством торжества «органиков», объясняющих эти факты латеральной миграцией УВ из ассоциированных осадочных пород.
Во многих нефтегазоносных провинциях зафиксирована инверсия в гидростатическом законе распределения пластовых давлений с глубиной: аномально низкие или пониженные пластовые давления относительно регионального фона замечены на разных стратиграфических уровнях [7, 8, 9, 10] Восточной и Западной Сибири, в Восточном Предкавказье, Припятском прогибе, Предкарпатье, во Вьетнаме (Белый Тигр) и т.п. Причем практически во всех случаях прямо или косвенно прослеживается связь с природными резервуарами трещинного (или смешанного) типа.
Наличие таких пьезоминимумов – серьезная основа для утверждения о существовании в настоящем или в недавнем прошлом нисходящей фильтрации флюидов, как естественной реакции определенного объема системы порода – флюид на разуплотнение (дилатансию) вещества за счет тектонических подвижек [11, 12].
Существуют различные модели нисходящей фильтрации, одна из них основывается на возникновении вакуума в момент трещинообразования. Согласно этой модели в период разломообразования между трещиноватым фундаментом и осадочными отложениями должен наблюдаться перепад давления, под действием которого флюиды будут засасываться в проницаемый фундамент (Кукуруза В.Д., Кривошеев В.Т., 1997). Другая модель основывается на возникновении дефицита давления за счет геодинамического фактора. Ряд исследователей связывают возникновение нисходящей фильтрации с геодинамическим режимом растяжения, вследствие чего по разломам возможна нисходящая миграция УВ из более молодых в более древние отложения, в том числе породы фундамента (Байбакова Г.А., 1996;
Шеин В.С., Певзнер Л.А., Горбачев В.И., 1981).
Как нисходящие, так и восходящие потоки – отражение тектонических процессов на завершающем этапе развития, когда основная масса месторождений была уже сформирована, а последняя фаза активизации привела к реформированию схемы распределения залежей [11, 12] со смешением различных флюидов.
Изучение известных электрических полей Земли, тесно связанных с активными тектоническими процессами, позволило выявить геоэлектрический механизм попадания нефтяных УВ из залежей осадочного чехла в кристаллический фундамент [13]. Его физическая основа заключается в том, что в период возникновения глубинных разломов, впервые осложняющих фундамент и сформировавшиеся залежи нефти и газа в осадочном чехле, происходит активная струйная фильтрация УВ из залежей в пустоты кристаллического фундамента по зонам деформаций разломов под действием электрических полей высокого напряжения, обусловленных пьезоэлектрическим эффектом и электризацией кристаллических пород в процессе трещинообразования. Считается, что такой механизм имеет глобальный характер проявления и тесно связан с тектонической жизнью Земли. Все это также свидетельствует о возможности региональной нефтегазоносности магматических и метаморфических пород на всех континентах и в большинстве акваторий Земли. Формирование крупнейших месторождений в осадочном чехле в ряде случаев происходит за счет подтока основной массы нефти и газа из фундамента, накопившихся в его проницаемых зонах путем притока их из разрушенных многочисленных месторождений огромных нефтегазосборных площадей, расположенных вокруг них и над ними в виде нефтегазоносных бассейнов, впадин, рифтов и предгорных прогибов [13].

«ГЛУБИННАЯ» НЕФТЬ
Поскольку трещинообразование является главным механизмом, формирующим зоны проницаемости в породах фундамента, постольку в этих породах на больших глубинах можно встретить огромные залежи углеводородов, не следует бросать истощенные месторождения, а начинать там поиск залежей на больших глубинах [14]. Считается, что методы сейсморазведки и электроразведки эффективны при изучении вертикально ориентированных или четко локализованных неоднородностей в земной коре, в т.ч. методы изучения дифракционной картины; сейсмостратиграфии; изучения зон повышенного поглощения, зон изменения скорости, частот, характера записи; электроразведки, применяемые для поисков непластовых рудных месторождений; сейсмические, гравиметрические и другие методы исследования околоскважинного и межскважинного пространства и т.п. Значительную роль должно играть комплексирование методов магниторазведки и гравиразведки как весьма чувствительных к горизонтальным неоднородностям. Опыт показывает, что зоны трещиноватости проявляются в микроструктуре гравитационного поля. Они отмечаются слабыми минимумами, ограниченными зонами повышенных горизонтальных градиентов, в пределах максимумов магнитной напряженности [12], в виде аномалий индукции от нескольких единиц до десятков нанотесл [14].
Особо надо отметить тектонозависимость карбонатных природных резервуаров. Ведь мировая добыча углеводородов из карбонатных коллекторов сегодня составляет около 40 %, и ожидается, что в ближайшее время мало что изменится в этом отношении. Поэтому оценка генезиса карбонатных природных резервуаров УВ, как залог успешного поиска и разведки залежей и их эффективной эксплуатации, является сегодня приоритетной задачей отрасли.
Как в нашей стране, так и за рубежом уже давно карбонатные породы перестали рассматриваться как неколлекторы или субколлекторы. Поскольку зоны развития вторичных коллекторов в низкопроницаемом разрезе являются либо доминирующим, либо единственным типом резервуаров для УВ, то совершенно очевидно, что ловушки, к которым приурочены залежи нефти и газа, могут быть представлены неструктурными формами. Структурный фактор в локализации этих залежей решающего значения не имеет. Интенсивность кавернообразования, как основного процесса формирования вторичного пустотного пространства, во многом зависит от литолого-физических свойств разреза. Агрессивные растворы, мигрирующие по разломам и трещинам под давлениями выше пластовых, могут проникать в пласты и, при благоприятной литологии последних, образовывать «карнизы» каверновых коллекторов, примыкающие к зонам разрывных нарушений. Соответственно и формирующаяся залежь УВ может иметь весьма сложную морфологию, сочетающую в себе элементы как пластового, так и жильного залегания.

Современная гидрографическая сеть обусловлена неотектонически активными разломами. Большинство крупнейших скоплений УВ тяготеют к крупным речным системам и водным бассейнам, в которые эти реки впадают. Эти речные системы вместе с водными бассейнами контролируют и объединяют крупные нефтегазоносные регионы с не всегда одинаковыми тектоникой и историей развития, так же, как контролируют и связывают их разломные системы.
По этим разломам может проходить далекая миграция УВ и создавать условия для образования скоплений в неожиданных местах, в том числе в складчатых регионах и на выступах фундамента. Эта схема может объяснить то несоответствие количества УВ и ОВ в районах, бедных органикой, что нередко приводится «неорганиками» в качестве аргумента верности их гипотезы.

СОМНЕНИЯ В АРГУМЕНТАЦИИ «НЕОРГАНИКОВ»
Эпигенетический характер формирования вторичных пористости и каверн особо ярко наблюдается в карбонатных коллекторах нефти. Впервые вторичное происхождение пустот в карбонатных коллекторах вне связи с поверхностными процессами установлено Л.М. Бириной (1963) на примере месторождений Волго-Уральского региона. Ею было показано, что внедрение нефти в карбонатную толщу сопровождается не только образованием пустот (каверн, вторичных пор, трещин), которые она насыщает, но и вторичным преобразованием пород – перекристаллизацией кальцита, доломитизацией, ангидритизацией и заполнением трещин карбонатами и сульфатами. Впервые было обращено внимание на то, что процессы, связанные с сокращением порового пространства, характерны для периферийных фрагментов залежи и участков, располагающихся за ее пределами. Явления выщелачивания и вторичных преобразований Л.М. Бирина объясняет действием агрессивных флюидов, сопровождавших нефть. Ею отмечались также заполненные нефтью трещины, которые, по ее мнению, возникают в результате гидроразрыва при внедрении нефтефлюидов [15], хотя такой же эффект возможен и при релаксации состояния породы после дилатансии.
Отдельно следует подчеркнуть особенности образования скоплений УВ в карбонатных и сланцевых породах. Традиционный тип природного резервуара УВ обладает свойством сплошности развития как породы, так и флюида в коллекторе и может быть представлен в виде привычной для всех системы «флюид в породе». Природный резервуар в карбонатных и сланцевых породах, образованный благодаря активному разлому, отличается прерывистостью породы и сплошностью флюида в коллекторской его части, образует здесь систему «порода во флюиде» и поэтому обладает инвертным характером [16].
Как известно, современная гидрографическая сеть обусловлена неотектонически активными разломами. Большинство крупнейших скоплений УВ тяготеют к крупным речным системам и водным бассейнам, в которые эти реки впадают. Эти речные системы вместе с водными бассейнами контролируют и объединяют крупные нефтегазоносные регионы с не всегда одинаковыми тектоникой и историей развития так же, как контролируют и связывают их разломные системы. По этим разломам может проходить далекая миграция УВ и создавать условия для образования скоплений в неожиданных местах, в том числе в складчатых регионах и на выступах фундамента. Эта схема может объяснить то несоответствие количества УВ и ОВ в районах, бедных органикой, что нередко приводится «неорганиками» в качестве аргумента верности их гипотезы.

РЕВОЛЮЦИЯ? НЕТ!
А.И. Тимурзиев в работе [1] говорит: «Первый этап научной революции, осуществляемой в рамках реализации проекта «Глубинная нефть», мы уже прошли и подошли ко второму этапу, связанному со сменой господствующей парадигмы нефтегазовой геологии».
Однако официальная наука считает дискуссию на эту тему законченной. Фундаментальных работ давно не пишется, производственные процессы идут на основе так называемой антиклинальной теории Ханта-Абиха, не связанной с какой-либо гипотезой происхождения нефти, просто сообразно закону Архимеда.
Всплеск активности «неоргаников» приурочен к проведению Кудрявцевских чтений (КЧ) – Всероссийской конференции по глубинному генезису нефти и газа. Но не все разделяют их воззрения. Один из выводов, прозвучавших в работе [1], сформулирован следующим образом: «Если эффективность поисковых работ на нефть и газ описывается моделью «воронки» открытий новых месторождений на основе традиционной поисковой парадигмы, то внедрение в практику ГРР методов и технологий, основанных на парадигме «Глубинной нефти», будет описываться моделью «пирамиды» открытий».
Здесь следует заметить:
1. Согласно «воронке» открытий, успешность составляет 10 %, что противоречит тому, о чем говорит сам автор (он указывает на достигнутую успешность 30 +/- 20 %).
2. Согласно «пирамиде» открытий, этот показатель должен составить 90 %, что можно только приветствовать, но пока это не подтверждено ни одним фактом.
В настоящий момент создан механизм получения лицензионных участков по заявительному принципу, что позволяет проверять свои модели, прогнозы, парадигмы в любой части России. И хотелось бы увидеть свидетельство справедливости неорганической гипотезы – фонтаны неорганической нефти.

Литература

1. Тимурзиев А.И. Тезисы к программе восполнения минерально-сырьевой базы углеводородного сырья в России на основе проекта «глубинная нефть» // Бурение и нефть. 2020. № 1.
2. Тимурзиев А.И. «Октябрьские тезисы», или О начале второго этапа подготовки научной революции по смене парадигмы нефтегазовой геологии в России // Недропользование-ХХI век. 2017. № 1.
3. Багдасарова М.В. Современная геодинамика и флюидные системы осадочных бассейнов / сб. мат. Международной конференции «Изменяющаяся геологическая среда: пространственно-временные взаимодействия эндогенных и экзогенных процессов». Казань, 2007.
4. Абукова Л.А. Геофлюидодинамика глубокопогруженных зон нефтегазонакопления // Фундаментальный базис новых технологий нефтяной и газовой промышленности. Вып. 2. М.: ГЕОС, 2002.
5. Карпов В.А. Как ищут нефть, или Время собирать камни // Нефтегазовая вертикаль. 2012. № 7.
6. Шиловская Т.И. Особенности геологического строения и оценка перспектив нефтегазоносности протерозойских отложений // Геология нефти и газа. 1997. № 9.
7. Абукова Л.А., Яковлев Ю.И. Геоэкологическая концепция разработки месторождений нефти с низким гидродинамическим потенциалом // Нефтепромысловое дело. 2008.
8. Джумагулов А.Д. Геодинамика и ремиграция углеводородов // Материалы междунар.конф. Геодинамическая обстановка нефтегазообразования и нефтегазонакопления в земной коре. Ташкент, 2002.
9. Лыонг Тю Ван, Нян Нгуен Хыу. Особенности распределения изменения давлений в гранитоидных коллекторах месторождений «Белый Тигр» // Нефтегазовое дело. 2009.
10. Яковлев Ю.И. Теория и примеры нисходящей миграции углеводородов. Формирование, поиск и разведка газовых залежей / сб. науч. тр. ВНИИГаз. М., 1988. С. 29—37.
11. Карпов В.А. К вопросу оптимизации методики нефтегазопоисковых работ // Недропользование-ХХI век. 2011. № 5.
12. Карпов В.А. Разлом – как объект изучения при нефтегазопоисковых работах. Недропользование-ХХI век. 2011. № 6.
13. Кукуруза В.Д. Геоэлектрические факторы в процессах формирования нефтегазоносности недр: Монография. Киев: Карбон-Лтд, 2003.
14. Веселов К.Е., Михайлов И.Н. Нефть и газ на больших глубинах в породах кристаллического фундамента // Геология нефти и газа. 1994. № 2.
15. Багдасарова М.В. Роль гидротермальных процессов при формировании коллекторов нефти и газа // Геология нефти и газа. 1997. № 9.
16. Карпов В.А. Об особом типе природного резервуара УВ
в баженовской свите Западной Сибири // Геология, геофизика
и разработка нефтяных и газовых месторождений. ВНИИОЭНГ. 2013. № 8. С. 28—34.

References

1. Timurziyev A.I. Tezisy k programme vospolneniya mineral'no-syr'yevoy bazy uglevodorodnogo syr'ya v Rossii na osnove proyekta «glubinnaya neft'» [Theses to the program for replenishing the mineral resource base of hydrocarbon raw materials in Russia on the basis of the «deep oil ”project»]. Bureniye i neft' [Drilling and oil], 2020, no. 1, pp. 20—25. (In Russian).
2. Timurziyev A.I. «Oktyabr'skiye tezisy», ili o nachale vtorogo etapa podgotovki nauchnoy revolyutsii po smene paradigmy neftegazovoy geologii v Rossii [«October Theses», or about the beginning of the second stage of the preparation of the scientific revolution to change the paradigm of oil and gas geology in Russia]. Nedropol'zovaniye XXI vek [Subsoil Use-XXI Century], 2017, no. 1. (In Russian).
3. Bagdasarova M.V. [Modern geodynamics and fluid systems
of sedimentary basins] Trudy Mezhdunarodnoy konferentsii «Izmenyayushchayasya geologicheskaya sreda: prostranstvenno-vremennyye vzaimodeystviya endogennykh i ekzogennykh protsessov». [Proc. International conference «Changing geological environment: spatio-temporal interactions of endogenous and exogenous processes»]. Kazan', 2007. (In Russian).
4. Abukova L.A. Geoflyuidodinamika glubokopogruzhennykh zon neftegazonakopleniya [Geofluidodynamics of deep-seated zones of oil and gas accumulation]. Fundamental'nyy bazis novykh tekhnologiy neftyanoy i gazovoy promyshlennosti [Fundamental basis of new technologies in the oil and gas industry]. Issue. 2, Moscow GEOS Publ., 2002.
5. Karpov V.A. Kak ishchut neft', ili vremya sobirat' kamni [How to search for oil, or time to collect stones]. Neftegazovaya vertikal' [Oil and gas vertical], 2012, no. 7. (In Russian).
6. Shilovskaya T.I. Osobennosti geologicheskogo stroyeniya
i otsenka perspektiv neftegazonosnosti proterozoyskikh otlozheniy [Features of the geological structure and assessment of oil and gas prospects of the Proterozoic sediments]. Geologiya nefti i gaza [Geology
of oil and gas], 1997, no. 9. (In Russian).
7. Abukova L.A., Yakovlev Yu.I. Geoekologicheskaya kontseptsiya razrabotki mestorozhdeniy nefti s nizkim gidrodinamicheskim potentsialom [Geoecological concept of the development of oil fields with low hydrodynamic potent]. Neftepromyslovoye delo [Oilfield business]. 2008.
8. Dzhumagulov A.D. [Geodynamics and remigration of hydrocarbons] Geodinamika i remigratsiya uglevodorodov]. Trudy mezhdunarodnoi konferentsii «Geodinamicheskaya obstanovka neftegazoobrazovaniya i neftegazonakopleniya v zemnoy kore» [ Trudy of the international conference «Geodynamic situation of oil and gas formation and oil and gas accumulation in the earth's crust»]. Tashkent, 2002. (In Russian).
9. Lyong Tyu Van, Nyan Nguyen Khyu. Osobennosti raspredeleniya izmeneniya davleniy v granitoidnykh kollektorakh mestorozhdeniy Belyy Tigr хFeatures of the distribution of pressure changes in the granitoid reservoirs of the White Tiger deposits]. Neftegazovoye delo [Oilfield business]. 2009. (In Russian).
10. Yakovlev Yu.I. Teoriya i primery niskhodyashchey migratsii uglevodorodov. Formirovaniye, poisk i razvedka gazovykh zalezhey [Theory and examples of downward migration of hydrocarbons. Formation, search and exploration of gas deposits]. Sbornik nauchnikh trudov VNIIGaz Publ., Moscow, 1988, pp. 29—37. (In Russian).
11. Karpov V.A. K voprosu optimizatsii metodiki neftegazopoiskovykh rabot [On the issue of optimization of oil and gas exploration methods]. Nedropol'zovaniye-XXI vek. [Subsoil use-XXI century], 2011, no. 5. (In Russian).
12. Karpov V.A. Razlom – kak ob"yekt izucheniya pri neftegazopoiskovykh rabotakh [Fault - as an object of study during oil and gas exploration] Nedropol'zovaniye-XXI vek. [Subsoil use-XXI century], 2011, no 6. (In Russian).
13. Kukuruza V.D. Geoelektricheskiye faktory v protsessakh formirovaniya neftegazonosnosti nedr [Geoelectric Factors in the Processes of the Formation of Oil and Gas Subsoil]. Monografiya, Kiyev: «Karbon-Ltd» Publ., 2003. (In Russian).
14. Veselov K.Ye., Mikhaylov I.N. Neft' i gaz na bol'shikh glubinakh v porodakh kristallicheskogo fundamenta [Oil and gas at great depths in the rocks of the crystalline basement]. Geologiya nefti i gaza [Geology of oil and gas], 1994, no. 2. (In Russian).
15. Bagdasarova M.V. Rol' gidrotermal'nykh protsessov pri formirovanii kollektorov nefti i gaza [The role of hydrothermal processes in the formation of oil and gas reservoirs]. Geologiya nefti i gaza [Geology of oil and gas], 1997, no. 9. (In Russian).
16. Karpov V.A. Ob osobom tipe prirodnogo rezervuara UV v bazhenovskoy svite Zapadnoy Sibiri [About a special type of natural hydrocarbon reservoir in the Bazhenov formation of Western Siberia]. Geologiya, geofizika i razrabotka neftyanykh i gazovykh mestorozhdeniy. VNIIOENG [Geology, geophysics and development of oil and gas fields. VNIIOENG], 2013, no. 8, pp. 28—34. (In Russian).

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Карпов В.А.

    Карпов В.А.

    к.г.-м.н., специалист

    Ассоциация организаций в области недропользования «Национальная ассоциация по экспертизе» (АООН «НАЭН»)

    Просмотров статьи: 219

    Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru