Ассиметричный ответ на санкции

Asymmetric response for sanctions

V. Laptev, MOO EAGO

Приводится обзор текущего состояния отечественной геофизики и рассмат­риваются основные этапы ее развития. Санкции США и ЕС являются мощным стимулом для модернизации и преобразования российской геофизики в сервисную индустрию мирового класса. Рассматриваются возможные варианты реализации этой цели в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

The current state of Russian geophysics is reviewed and the main stages of its development are considered. US and EU sanctions are a powerful incentive for the modernization and transformation of Russian geophysics into the world-class service industry. Possible options for realizing this goal in the short and medium term are considered.

В нефтегазовой индустрии самым наукоемким и высокотехнологичным видом деятельности является геофизика. Результаты геофизических исследований лежат в основе поиска, разведки и разработки месторождений нефти и газа, без них невозможно эффективно бурить, эксплуатировать и ремонтировать скважины. Успехи в развитии техники и технологии геофизики тесно переплетены с достижениями оборонно-промышленного и военно-космического комплексов, зависят от уровня академической и отраслевой науки, эффективности системы образования, интеллектуальной подготовки персонала. Полномасштабными компетенциями в области геофизики обладают только две страны в мире – США и Россия. Этот факт является важным конкурентным преимуществом обеих стран. Китай пока отстает от лидеров и для сокращения разрыва инвестирует около $1 млрд в год в развитие своей геофизики.
Об уровне отечественной геофизики можно судить по работе на Марсе более 5 лет генератора нейтронов, созданного геофизиками ВНИИА по заказу NASA для марсохода Curiosity.
В острой борьбе на мировом рынке неф­тегазового сервиса американские многопрофильные корпорации Schlumberger, Halliburton, BHGE и Weatherford выработали технологию, следуя которой обеспечивают себе лидерские позиции. В авангарде многопрофильного сервиса всегда должна быть геофизика, руководить корпорацией должны специалисты, хорошо представляющие возможности геофизики, необходимым условием является наличие в корпорации мощного, хорошо финансируемого инжинирингового центра, создающего уникальную технику, технологии, программное обеспечение прежде всего в геофизике, а затем и других видах сервиса. Опираясь на конкурентное превосходство в создании уникальных геофизических технологий и интегрировании их с другими видами сервиса, корпорации стали лидерами глобального сервисного рынка.
В развитии российской геофизической науки, приборостроения, сервиса можно выделить три этапа.
Первый этап (1921 – 1990 гг.). Период становления российской геофизики в рамках плановой экономики. Время формирования и бурного развития в составе нефтегазовой отрасли отечественного геофизического комплекса. В его состав входили три, говоря современным языком, государственные геофизические корпорации, подчиненные, соответственно, Миннефтепрому, Мингазпрому и Мингео СССР. Корпорации состояли из сервисных предприятий, отраслевых институтов, конструкторских бюро, заводов по производству геофизической аппаратуры и оборудования. Комплекс полностью обеспечивал потребности нефтегазовой промышленности внутри страны и успешно конкурировал на мировой арене с американскими корпорациями, контролируя примерно 15 % глобального рынка.
Второй этап (1991 – 2014 гг.). Охватывает период от развала СССР и перехода к рыночной экономике до введения санкций США и ЕС. В этот период руками государства, во главе которого стояли либералы, было разрушено до основания все, что было создано в геофизике за предыдущий период. По недомыслию или злому умыслу они решили, что в глобальной рыночной экономике доморощенный геофизический комплекс России не нужен. Есть лучший в мире сервис американских корпораций, которые легко справятся со всеми проблемами нефтегазовой индустрии России. Вопросы национальной безопасности страны и нефтегазового комплекса не беспокоили государственных мужей того периода.
В результате российский геофизический комплекс был дезинтегрирован, акционирован, приватизирован, лишен государственного финансирования, получил ярлык «непрофильного актива» и был выведен из состава большего числа формировавшихся тогда нефтегазовых компаний. В этот тяжелейший для российской геофизики период на внутренний рынок были запущены корпорации США Schlumberger, Halliburton, Baker Hughes и Weatherford. Новые игроки немедленно приступили к ликвидации некогда опасного конкурента и разделу зон влияния. Вначале все получалось, но вскоре на защиту российского рынка встал молодой и неопытный частный российский геофизический бизнес. В неравной схватке с транснациональными корпорациями, располагавшими неограниченными финансовыми ресурсами, без какой-либо поддержки со стороны государства и отечественных нефтегазовых компаний частный бизнес отстоял свой рынок.
В настоящее время 83 % внутреннего рынка контролируют российские компании. На долю частного бизнеса приходится 68 % сервисного рынка и около 90 % рынка геофизического приборостроения. Из перечисленных выше корпораций на рынке осталась корпорация Schlumberger, доля которой постепенно снижается к 10 %. По объему выполняемых работ российская геофизика вышла на второе после США место в мире. Третью позицию занимает Китай.
Третий этап (2014 г. и далее). Объявление санкций США и ЕС, постоянные угрозы их ужесточения дали мощный толчок развитию в стране собственного производства необходимой для нефтегазовой индустрии техники и технологий. В нефтегазовом сервисе стало популярно импортовытеснение с помощью крупных многопрофильных холдингов, владеющих современным геофизическим сервисом, успешно конкурирующих с американскими сервисными корпорациями.
Представленные в табл. 1, 2 данные по внутреннему геофизическому рынку в 2016 – 2017 гг. свидетельствуют о последовательной реализации на практике данной стратегии. На первое место по объему геофизического сервиса вышла государственная геологоразведочная корпорация «Росгеология», второе место заняла частная многопрофильная сервисная корпорация «Таграс-Холдинг», геофизический сервис в которой успешно осуществляет ООО «ТНГ-Групп». Отметим, что общая выручка по всем видам сервиса «Таграс-Холдинга» вдвое превышает выручку корпорации «Росгеология». Успешным оказался 2017 г. и для других сервисных холдингов. Нарастили свои объемы «Башнефтегеофизика», «Башвзрывтехнологии», «Нефтьсервисхолдинг». Под напором отечественных корпораций Schlumberger постепенно теряет объемы на суше и сместилась на третью позицию, удерживать которую пока удается за счет ГИС сервиса на шельфе.

Объявление санкций США и ЕС, постоянные угрозы их ужесточения дали мощный толчок развитию в стране собственного производства необходимой для нефтегазовой индустрии техники и технологий. В нефтегазовом сервисе стало популярно импортовытеснение с помощью крупных многопрофильных холдингов, владеющих современным геофизическим сервисом, успешно конкурирующих с американскими сервисными корпорациями.

В отличие от описанных выше отечественных холдингов, корпорации ПАО «Газпром» и ПАО «Газпром нефть» развитием собственной геофизики практически не занимались. Конкурентоспособность дочерних геофизических предприятий систематически снижалась, а геофизики ООО «Газпром георесурс» второй год подряд теряют свои объемы работ. Корпорации своевременно не позаботились об оснащении собственной геофизики необходимой техникой и технологией для ГИС сервиса на шельфе и оказались при объявлении санкций в полной зависимости от сервиса Schlumberger. Китай и Вьетнам такого просчета не допустили и сами выполняют геофизический сервис на шельфе.
По предварительным итогам, геофизический рынок в 2017 г. преодолеет спад 2016 г. и восстановит положительный тренд. Участники рынка продолжили диверсификацию сервиса, осваивая технологии для месторождений с ТрИЗ (имиджеры, ОПК, кросс-дипольный АК), технологии повышения нефтеотдачи пластов (ГНКТ, ГРП, МГРП), технологии геофизического сервиса на шельфе.
Направления модернизации. В ранее опубликованной статье («Бурение и нефть», 04, 2017) были подробно рассмотрены направления и источники финансирования инновационного развития российской геофизики. Поэтому здесь ограничимся лишь перечислением критических геофизических технологий, подлежащих приоритетной реализации:
1.Геофизический сервис на шельфе и горизонтальных скважинах на суше.
2.Технологии для нетрадиционных месторождений и ТрИЗ.
3.Отечественное геофизическое программное и метрологическое обеспечение для поиска, разведки и разработки месторождений.
4.Инструментальный геофизический мониторинг КИН.
Особое внимание следует уделить созданию Федерального геофизического центра метрологии и сертификации, что соответствует «Стратегии обеспечения единства измерений в Российской Федерации до 2025 года», утвержденной Правительством РФ 19 апреля 2017 г. № 737-р. В настоящее время такая система в России отсутствует, что недопустимо с точки зрения конкурентоспособности.


По предварительным итогам, геофизический рынок в 2017 г. преодолеет спад 2016 г. и восстановит положительный тренд. Участники рынка продолжили диверсификацию сервиса, осваивая технологии для месторождений с ТрИЗ (имиджеры, ОПК, кросс–дипольный АК), технологии повышения нефтеотдачи пластов (ГНКТ, ГРП, МГРП), технологии геофизического сервиса на шельфе.

Стратегия освоения глобального рынка. В среде нефтяников и геофизиков популярен анекдот, касающийся американской технологии освоения нефтяных рынков в новых регионах. Сначала в регион приходит Schlumberger, потом появляется 6-ой флот США, затем ФБР и далее по накатанной дороге.
Тема возврата на мировой рынок стала интересовать российский бизнес после того, как вернули контроль на внутреннем рынке, померялись силами с американскими корпорациями в реальной битве на выживание, создали ряд крупных холдингов с геофизикой и широким спектром других услуг, но рентабельность работ бизнес не устраивала. Санкции США и ЕС, направленные на подрыв нефтегазового комплекса России, подтолкнули бизнес к мысли: не пора ли корпорациям Schlumberger, Halliburton, BHGE и Weatherford поделиться частью своего глобального пирога с российскими партнерами. Прогнозные оценки выгоды от экспорта услуг дали обнадеживающие результаты, но и риски велики.
Положительными факторам для возврата на мировой рынок являются:
•благоприятный курс рубля и выгодная разница сервисных расценок на внутреннем и международном рынках;
•кризис глобального рынка нефтегазового сервиса и опыт успешной конкуренции с американскими корпорациями;
•возможность кооперации с российскими нефтегазовыми компаниями, уже освоившими зарубежный рынок;
•поддержка и защита государством расширения экспорта наукоемкой продукции и услуг;
•благоприятная для российского бизнеса геополитическая обстановка в ряде регионов мира (Ближний Восток, Северная Африка, Латинская Америка).
К негативным факторам относятся риски, связанные с возможными террористическими угрозами и военными действиями, проблемами валютных взаиморасчетов, коррупции, недобросовестной конкуренции и т.д. Но теперь, как у Schlumberger есть 6-ой флот США, так и у российских корпораций есть ВКС и ВМФ РФ.

По данным за 2016 г., объем мирового рынка нефтегазового сервиса составил $126 млрд. На долю американских корпораций пришлась значительная его доля: Schlumberge $27,8 млрд, BHGE $23,0 млрд, Halliburton $15,9 млрд, Weatherford $5,7 млрд. Рынок находился в кризисе и корпорации понесли следующие убытки: Schlumberge $1,6 млрд, Baker Hughes $2,736 млрд, Halliburton $5,769 млрд. При российских расценках на сервисные услуги условия для вхождения на такой рынок отечественных компаний весьма благоприятны.
Для сравнения: мировой рынок вооружения в 2015 г. составил $65 млрд. На долю США приходится треть этого объема, а России 8,1 %.
Из приведенных данных следует, что на мировом рынке нефтегазового сервиса Россия может зарабатывать больше, чем на рынке вооружений. Так как прогресс в оборонно-промышленном и военно-космическом комплексах прямо влияет на прогресс и конкурентоспособность геофизического комплекса РФ, то зарабатывать целесообразно на обоих рынках.
Опираясь на мировой опыт, стратегия возврата на мировой сервисный рынок может стартовать, например, с Ближнего Востока путем закрепления на этом рынке 1 – 2 мощных сервисных холдинговых компаний, оснащенных самой современной техникой и технологиями, владеющих уникальными компетенциями в геофизике, бурении и других видах сервиса и имеющих опыт конкурентной борьбы с американскими корпорациями. Нефтегазовые компании, осуществляющие разведку и разработку месторождений нефти и газа в зарубежье, имеющие или не имеющие в своем составе геофизику, могли бы подтягивать за собой отечественные геофизические компании.
Ассиметричный ответ на санкции. В настоящее время мало кто в мире предполагает, что Россия может составить конкуренцию таким мощным лидерам мирового рынка, какими являются корпорации Schlumberger, Halliburton, BHGE и Weatherford. Вполне понятно также, что с распростертыми объятьями на этом рынке никто российский бизнес не ждет и уступать выгоду никто не собирается. Потребуются значительные инвестиции и скоординированные усилия, как со стороны государства, так и нефтегазовых и сервисных корпораций.
По предварительным оценкам, в ближайшие 5 лет на модернизацию и переоснащение сервиса, создание Федерального геофизического центра метрологии и сертификации, разработку критических сервисных технологий потребуется не менее 10 – 15 млрд руб. Ожидаемая выручка на глобальном рынке к 2023 г. оценивается в $5 – 7 млрд/г. с ростом в последующие годы. Источником инвестиций в развитие сервиса могут стать, с одной стороны, ВИНКи, которые 25 лет ничего не вкладывали в развитие российской геофизики, с другой – сервисные холдинги за счет выручки на глобальном рынке, а также государство, которое должно обеспечить обнуление на 5 лет налогов на прибыль всем участникам ассиметричного ответа на санкции.

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Лаптев В.В.

    Лаптев В.В.

    к.т.н., директор по развитию геофизического приборостроения

    ОАО НПФ «Геофизика»

    Просмотров статьи: 1816

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru