Сегодня оптимальное время и условия для объединения усилий

Today the optimum time and conditions for association of efforts

S. DONSKOY

Обсуждаются проблемы и перспективы, связанные с инвестициями в воспроизводство минерально-сырьевой базы. В этой сфере возникают новые внешние и внутренние вызовы. Сегодня как никогда нельзя опоздать с выработкой эффективных решений, направленных на развитие ключевых отраслей России.

Discusses the problems and prospects associated with investments in the reproduction of the mineral resource base. There are new external and internal challenges in this field today. Today, as never is impossible to be late with formulation of effective solutions aimed at the development of key industries in Russia.

Как известно, стратегия воспроизводства для каждого полезного ископаемого индивидуальна. Попробуем выделить 8 условных групп полезных ископаемых, разделив их по востребованности экономикой и значению для минерально-сырьевой безопасности (рис. 1).
Особая роль, понятно, у нефти и газа. Стратегической целью здесь является реализация возможностей по поддержанию и наращиванию добычи. Однако надо понимать, что если для раскрытия ресурс­ного потенциала по газу ключевым фактором является спрос на внутреннем и внешнем рынках, то по нефти – технологические ограничения, которые в жесткой налоговой системе очень трудно преодолеть. Стратегия в отношении дефицитных полезных ископаемых должна строиться с акцентом на импортозамещение. Для каждой группы полезных ископаемых определяются необходимость и масштаб стимулирования геолого-разведочных работ, поддержки внутренней переработки сырья, расставляются приоритеты по развитию технологий и вводу новых ме­сторождений.
Сегодня Россия продолжает оставаться на лидирующих позициях по ресурсам ключевых видов полезных ископаемых. Хотя необходимо признать, что ее доля в запасах полезных ископаемых, которые могут экономически эффективно разрабатываться, не является неизменной. И это во многом обусловлено развитием технологий производства и потребления минерального сырья.




Рис. 1. МСБ РФ – приоритетные группы полезных ископаемых и меры их воспроизводства
За последние 5 лет в России отмечается расширенное воспроизводство запасов углеводородного сырья с коэффициентом 1,4 по нефти и 1,5 по природному газу. Открыто более 250 месторождений нефти и 274 месторождения твердых полезных ископаемых.
Но следует иметь в виду, что наши нед­ропользователи традиционно инвестируют в воспроизводство запасов значительно меньшую долю выручки от разработки месторождений, чем их зарубежные и транснациональные коллеги. Во многом это обусловлено тем, что российские компании обеспечили запасами свой текущий уровень добычи на десятки лет вперед. Но в долгосрочной перспективе отсутствие у них внимания к геологоразведке непременно создаст риски как для добывающих отраслей, так и для бюджета.
Наиболее значимая проблема в сфере воспроизводства запасов углеводородов – постепенное сокращение поискового задела. Основная часть прироста, около 80%, приходится не на новые открытия, а на доразведку уже разрабатываемых месторождений, обустроенных и привязанных к инфраструктуре. Недропользователи крайне неохотно занимаются поиском новых месторождений, в частности снижается число лицензий на геологическое изучение. Учитывая, что между открытием месторождений и его вводом в разработку проходит в среднем от 10 до 20 лет, отсут­ствие открытий сегодня приведет к неизбежным потерям добычи в будущем.
В этой связи необходимы новые экономические условия и стимулы к увеличению инвестиций в геологоразведку, разработку трудноизвлекаемых запасов и шельфа – они могут обеспечить около 60% добычи нефти уже к 2035 г. (рис. 2).


Рис. 2. Профиль добычи нефти* в России до 2035 г.
Источник: данные компаний, Энергетический центр Московской школы управления СКОЛКОВО

Одна из ключевых тенденций в сфере управления недропользованием – сокращение месторождений нераспределенного фонда недр. В настоящее время проходит лицензирование ряда нефтяных месторождений с запасами не более 30 млн т. Затем лицензирование месторождений как активный инструмент государственной политики в сфере недропользования по факту в значительной степени утратит свое значение.
Кроме того, сохраняется высокая доля фонда недр уже распределенного, но неэксплуатируемого. Это свидетельствует о необходимости активизации работ недропользователей на таких участках, а также о стимулировании поисковых работ.
Чем же обусловлены те негативные тенденции, которые мы наблюдаем по инвестициям в ГРР и вводу открытых запасов? Прежде всего целым рядом отраслевых рисков, которые можно условно разделить на макроэкономические, отраслевые и риски регулирования. Но в последнее время к ним добавились финансово-экономические и технологические риски – из-за введения санкций.
С учетом изложенного необходимо формировать новый подход в управлении фондом недр, смещаясь от лицензирования уже известных месторождений к трем основным направлениям:
• управление разработкой уже открытых месторождений распределенного фонда недр;
• организация ГРР на территориях, недостаточно опоискованных во времена СССР;
• создание максимально комфортных условий для прихода в отрасль значительного количества «технологических юниоров» – инновационных независимых компаний, которые займутся поисками технологий вовлечения в разработку тех месторождений и залежей, которые известны, но чья разработка в настоящий момент нерентабельна или невозможна.
Основная цель управления разработкой уже предоставленных в пользование месторождений – поддержание уровней добычи, с обеспечением рациональной и комплексной отработки. Повышение КИН, ввод в эксплуатацию простаивающего фонда скважин – в данной области мы возлагаем надежды на крупные компании, как государственные, так и частные (рис. 3).

За последние 5 лет в России отмечается расширенное воспроизводство запасов углеводородного сырья, с коэффициентом 1,4 по нефти и 1,5 по природному газу. Открыто более 250 месторождений нефти и 274 месторождения твердых полезных ископаемых

Перечень инструментов, на которые необходимо делать акцент при выстраивании модели управления в этой области, таковы:
• контроль за исполнением требований лицензий и технических проектов;
• выстраивание единой системы экспертизы проектной документации, основанной на новой классификации запасов с осуществлением мониторинга разработки и созданием единых и обязательных правил проектирования разработки месторождений;
• развитие базовых технологий поиска, разведки и добычи углеводородов;
• налоговое стимулирование ввода новых запасов в разработку, а также продления жизни выработанных активов;

 

 

Российские компании обеспечили запасами свой текущий уровень добычи на десятки лет вперед. Но в долгосрочной перспективе отсутствие у них внимания к геологоразведке непременно создаст риски как для добывающих отраслей, так и для бюджета.

• ответственный подход к повышению уровня локализации использования отечественного оборудования и услуг.


Рис. 3. Управление открытыми запасами распределенного фонда

Следующим блоком управленческой модели видится организация геологического изучения удаленных и неизученных районов, получение информации об их минерально-сырьевом потенциале, открытие новых нефтегазоносных районов. Представляется, что сегодня для недропользователей при наличии экономических стимулов интересно инвестировать в новый поиск в 29 наиболее перспективных зонах.
Из них государство выделило для себя 5 приоритетных регионов, где сконцентрируются бюджетные ресурсы. Также планируется до 40% расходов на проведение региональных работ и работ, ориентированных на поиск твердых полезных ископаемых, на территориях Забайкалья и Дальнего Востока (рис. 4).


Рис. 4. Приоритетные зоны для частных и государственных инвестиций в ГРР

Важной сферой нового поиска должны стать глубокие горизонты и пропущенные зоны традиционных регионов. Ключевыми участниками в этой сфере будут как ныне действующие компании, так и «юниоры».
Институты развития – такие, как Фонд развития Дальнего Востока, Фонд национального благосостояния – должны выступать в роли партнеров нед­ропользователей. Есть и потребность в расширении партнерской роли ОАО «Росгеология» как государственного агента по геологическому изучению, сочетающего расходование бюджетных средств, выделяемых на ВМСБ, с привлечением частного капитала на выполнение поисково-оценочной стадии.
Кроме того, потребуется дальнейшее развитие заявительного принципа. Нужно подчеркнуть, что после вступления в силу в конце июля 2014 г. изменений в приказ Минприроды России №61 мы наблюдаем рекордное увеличение спроса на поисковые лицензии. Роснедра получили с лета почти 80 заявок на новые поисковые площади, в то время как за весь прошлый год поступило лишь около полутора десятков таких заявок.
И наконец, важной задачей является организация передачи государству полученной геологической информации с обязательствами по конфиденциальности в пределах определенного периода.
Сегодняшние реалии диктуют необходимость поиска и отработки отечественных технологий вовлечения в разработку залежей трудноизвлекаемых запасов. От них будет зависеть добыча в стране через 10 – 15 лет. Для этого необходимо скорейшее создание и интенсивное развитие конкурен­т­ного сектора инициативных и предприимчивых компаний, так называемых технологических юниоров. Мы планируем максимально упростить действующий порядок предоставления недр в пользование, делать это по заявительному принципу. Можно избавить таких недропользователей от обязательств согласовывать техническую документацию в ЦКР и проходить экспертизу геологического изучения, отменить разовый платеж по факту открытия. Кроме того, должны быть созданы максимально комфортные налоговые условия (рис. 5).


Рис. 5. Минимизация государственных процедур

При этом следует увеличить ренталс-платеж за единицу площади, чтобы предотвратить необоснованное «застолбление» территории.
Ключевыми лицензионными требованиями должны быть срок начала опытно-промышленной добычи, обеспечение экологической безопасности, передача геологической информации и отчетности государству и возврат части площади после истечения определенного срока.
Как уже отмечалось, темпы ГРР на перспективу совершенно недостаточны. Основная причина того, что пока компании не заинтересованы заниматься масштабными поисками новых месторождений полезных ископаемых – отсутствие в законодательстве экономических механизмов, целевым образом стимулирующих геологоразведочные работы.
Если проанализировать систему налогообложения ряда стран, где традиционно высока доля природоресурсной ренты, мы увидим два основных отличия от российской налоговой системы.

Учитывая, что между открытием месторождений и его вводом в разработку проходит в среднем от 10 до 20 лет, отсутствие открытий сегодня приведет к неизбежным потерям добычи в будущем.

Первым является то, что налогообложение добычи нефти и газа в зарубежных странах базируется на прибыли. А второе – это наличие специальных целевых механизмов стимулирования ГРР. В России подобные механизмы отсутствуют.


Вычеты затрат на ГРР из НДПИ или налога на прибыльобеспечат
необходимый стимул для инвестиций в поиск УВС
Рис. 6. Бюджетная эффективность введения механизма вычетов
(оценивается от 0,5 до 3,8 трлн руб.)
Источник: Энергетический центр Московской школы управления СКОЛКОВО

Таким образом, для повышения привлекательности геолого-разведочных работ требуется либо перенос налогового бремени в добыче на налогообложение финансового результата, либо создание специальных механизмов стимулирования.
Решением вопроса могло бы стать внедрение системы вычетов расходов на геологоразведочные работы из НДПИ или базы налога на прибыль. Аналог в законодательстве уже есть – это вычеты из НДПИ по углю расходов, понесенных недропользователями на обеспечение промышленной безопасности в шахтах. Минприроды проведены все необходимые расчеты. По нашим данным, введение такого механизма позволит получить прирост запасов нефти к 2035 г. до 2 млрд т, в том числе за счет новых открытий, а также обеспечить дополнительную добычу до 400 млн т нефти (рис. 6).

В настоящее время какие-то объемы работ и оборудование в нефтегазовой отрасли импортируются, особенно при разработке ТрИЗ и освоении шельфа. Но одновременно перед нефтегазовой отраслью как никогда стоит много новых внешних вызовов, усиленных введенными против России технологическими санкциями.
В ряде случаев есть хорошие возможности по импортозамещению, но в некоторых областях придется создавать технологии и производство с нуля. И, безусловно, следует использовать сложившуюся ситуацию

Следует использовать сложившуюся ситуацию для концентрации усилий по увеличению доли использования отечественных технологий, оборудования и услуг в нефтегазовой отрасли.

Рис. 7. Новая модель управления недрами для создания и отработки технологий
Источник: Энергетический центр Московской школы управления СКОЛКОВО

для концентрации усилий по увеличению доли использования отечественных технологий, оборудования и услуг в нефтегазовой отрасли. Это также должно создать новый импульс для развития смежных отраслей, что в итоге приведет к серьезному мультипликативному эффекту в развитии экономики страны.
Освоение трудноизвлекаемых запасов нефти – это мощный резерв для инновационного развития отрасли. Но раскрыть этот потенциал возможно исключительно при появлении новых технологий. Сегодня «ТрИЗы» должны стать базой в отечественной научной и инженерной мысли.
Для решения этой задачи идет работа по формированию полигонов для отработки технологий в Томской области и Ханты-Мансийском автономном округе. Выработанные на таких площадках технологии могут с успехом масштабироваться на территорию всей страны. Важным слагаемым успеха могла бы стать государственная программа научных изысканий в этой области.
Одним из результатов принятия Стратегии развития геологической отрасли явилось создание стратегического ОАО «Росгеология», объединившего научно-технический и кадровый потенциал 37 государственных организаций. Именно на Росгеологию делается ставка в процессе обобщения и развития компетенций в сфере отработки технологий разведки и разработки трудноизвлекаемых и нетрадиционных залежей углеводородов.
Предлагаемый комплекс мер, который сейчас прорабатывается Минприроды, позволит с учетом текущих реалий превратить ВМСБ в надежный фундамент экономического роста (рис. 7). Время для принятия решений сложилось оптимальное. Главная задача сегодня – объединить усилия.

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Донской С.Е.

    Донской С.Е.

    министр

    Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации

    Просмотров статьи: 2639

    Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru