Правовое поле для локомотива

Law field for locomotive

Pavel ZAVALNY – RF Federal Assembly State Duma’s

Эксперты Международного энергетического агентства (МЭА) полагают, что российские позиции ведущего поставщика энергоресурсов на мировой рынок пошатнула сланцевая революция в США. И в недалеком будущем Россия уступит Соединенным Штатам лидерство в добыче голубого топлива, а третьим станет Китай, где в ближайшие 25 лет газа будет добываться почти в пять раз больше нынешнего.

И вот уже New York Times в своем обзоре уверенно заявляет о дестабилизации газовых держав России и Ирана, констатируя изменения мировой конъюнктуры рынка углеводородов...

Российский же Газпром по-прежнему настаивает, что даже к 2030 г. в США будут добывать только не более 150 млрд м3 сланцевого газа, что в 6 раз меньше объемов добычи природного газа в России.

Так как же на самом деле выглядит ситуация с газом в России?

Об этом шла речь на прошедшем в ноябре X Международном форуме «Газ России-2012».

О законодательном аспекте развития газовой отрасли размышляет депутат, заместитель председателя комитета по энергетике Государственной думы

ФС РФ Павел Николаевич ЗАВАЛЬНЫЙ.

Energy Committee’s assistant Chairman, deputy is thinking about legislative aspect of Russian gas industry’s development.

Нефтегазовый комплекс России был, есть и в обозримой перспективе останется основой ее экономики. От динамики и эффективности работы ТЭК, в том числе газовой промышленности, зависят развитие всей экономики, возможность ее модернизации, решение наболевших социальных вопросов.

Перспективы развития отрасли связаны с освоением новых регионов, расположенных главным образом в Восточной Сибири, на Арктическом шельфе и Каспийском море, Дальнем Востоке.

Данные районы характеризуются сложными природно-климатическими условиями, слабым развитием инфраструктуры. Для их эффективного освоения требуются привлечение значительных финансовых, технических и интеллектуальных ресурсов, интеграция крупнейших российских и иностранных компаний. Вместе с тем и российские, и иностранные компании инвестируют в проекты только тогда, когда имеются понятная и разумная законодательная база, гибкая система налогообложения.
Во время визита в «Газпром добыча Ямбург»
За последние годы в России появился ряд законов в области недропользования, позволивших в значительной степени улучшить инвестиционный климат. Были приняты поправки в федеральные законы о недрах и шельфе, внесены изменения в таможенное законодательство, улучшающие условия функционирования, прежде всего, нефтяной отрасли.

Основные направления государственной поддержки освоения газовых месторождений также должны лежать в области налоговой и таможенной политики.

Где взять деньги на модернизацию?

Важно понимать, что социальные расходы государства растут, стране необходимы деньги на модернизацию неэнергетического сектора, развитие инфраструктуры, в том числе на Востоке, но других возможностей получить эти деньги в бюджет, помимо увеличения фискальной нагрузки, на газовую отрасль нет. В качестве основного направления налоговой политики в отношении отрасли было принято наращивание нагрузки путем ежегодного увеличения налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), а также отмена льгот по налогу на имущество ЕСГ.

За последние три года ставки НДПИ пересматривались трижды, и сегодня Государственной думой принят законопроект, вновь их повысивший. Планируемые темпы роста НДПИ не позволяют достичь требуемых уровней ВНД (более 15%) для новых месторождений. При этом недостаточная предсказуемость, прозрачность налогового регулирования отрасли не дает инвесторам рационально планировать капиталовложения, сдерживает принятие ими соответствующих решений.

Дифференциация, а не формальный подход

Уже ясно, что для освоения новых газоносных районов, обеспечения рентабельной эксплуатации действующих месторождений, отрасли нужна дифференцированная система налогообложения, аналогичная действующей в нефтяной.

Именно дифференциация НДПИ и обнуление его для наиболее сложных категорий месторождений, в том числе истощенных, призваны сделать привлекательными для инвесторов освоение новых месторождений, продление жизни старых. Мы знаем, что в рамках работы по исполнению поручения председателя Правительства РФ о подготовке предложений по установлению с 2014 г. формулы расчета дифференцированной ставки НДПИ на газ предполагается нулевая ставка для Восточной Сибири, Дальнего Востока, шельфовых проектов. Это позволит повысить рентабельность освоения того же Киринского месторождения, Чаянды до приемлемых показателей.
При этом предложение об установлении коэффициента 1,5 для месторождений Надым-Пуртазовского района вызывает вопросы. Месторождения «Медвежье» и «Ямбургское» сегодня содержат так называемый низконапорный газ. Для его добычи необходимы эксплуатация всей инфраструктуры в условиях низких объемов добычи и новые, более затратные технологии. Для этих месторождений, очевидно, с какого-то уровня добычи или давлений нужно также дифференцировать налоговую нагрузку, устанавливать нулевую ставку НДПИ. Идея же присвоения всем месторождениям Надым-Пуртаза самого большого коэффициента ставки НДПИ, как содержащим «дешевый» сеноманский газ, сделает фактически нерентабельной дальнейшую эксплуатацию месторождений с низконапорным газом. В целом же налоговая нагрузка на Газпром по НДПИ вырастет на 43%.

Не менее сложная ситуация возникает и вокруг обеспечения надежного функционирования и развития Единой системы газоснабжения (ЕСГ). Затраты на ремонт и поддержание инфраструктуры сегодня составляют порядка 150 млрд руб., и их необходимо увеличивать в полтора-два раза. Сегодня только для поддержания в рабочем состоянии линейной части газопроводов с учетом динамики развития стресс-коррозии газопроводов и в соответствии с требованием Ростехнадзора требуется ремонт около 6 тыс. км газопроводов ежегодно. Фактически ремонтируется не более 3 тыс. км в год.

Налоги – не бремя

Для надежного функционирования и развития Единой системы газоснабжения, с учетом стоящих перед отраслью задач, в том числе – в рамках реализации Восточной газовой программы, по мнению Комитета Государственной думы по энергетике, требуются значительные меры государственной поддержки.

Однако вместо них сегодня отменяются льготы по налогу на имущество для ЕСГ. Цена вопроса – 260 млрд руб. налогов и, соответственно, затрат до 2018 г. и далее – 87 млрд налоговой нагрузки ежегодно. Это увеличит стоимость транзита газа по действующей ЕСГ на 10% с соответствующим ростом тарифа. При этом нужно учесть, что налог начисляется с остаточной стоимости, а износ ЕСГ составляет более 70%. Для новых газопроводов доля этого налога в тарифе составит до 40%.

Возникает вопрос: какая налоговая нагрузка в целом является предельно допустимой для сохранения надежного и стабильного функционирования и развития газовой отрасли? Если сравнивать газовую промышленность с нефтяной, выручка нефтяных компаний (за вычетом расходов на транспортировку, пошлины и НДПИ) в пересчете на тонну условного топлива в 1,85 раза выше, чем газовых, – это по итогам 2011 г.

Уже сегодня предлагаемая налоговая нагрузка приводит в 2012 г. к снижению прибыли газовых компаний в 2 раза, а значит, к падению рентабельности работы, снижению стоимости акций и, соответственно, ее капитализации, дефициту инвестиционных возможностей.
В перспективе у компаний – затратные проекты по освоению шельфов, Восточной Сибири, Дальнего Востока. Собственных источников для их реализации недостаточно, а привлечь кредитные ресурсы можно лишь через проектное финансирование, возможное только при достаточно высоких уровнях рентабельности (ВНД больше 15%, а для шельфовых проектов – 25%). Следовательно, налоговая нагрузка должна быть оптимизирована так, чтобы дать возможность компаниям достигать таких уровней. Иначе реализация перспективных проектов и, соответственно, обеспечение спроса на газ на внутреннем рынке, выполнение наших экспортных обязательств, удержание лидерских позиций в глобальном масштабе, оказываются под угрозой.

Чтобы не допустить этого, работа по оптимизации налоговой нагрузки должна проводиться совместно с ведущими газовыми компаниями, экспертным сообществом. Комитет Государственной думы по энергетике готов принять в ней активное участие, привлечь другие комитеты, если необходимо, предоставить площадку. Мы должны получить четкий ответ, какие последствия и возможности для развития отрасли дадут нам те или иные решения по налогам.

Для освоения новых месторождений требуются совершенствование законодательства в области недропользования, землепользования, корректировка водного кодекса, экологического законодательства, внесение поправок в законодательство по гелию, а в перспективе – и разработка закона о гелии.

По развитию газохимии, без которой невозможно эффективное освоение новых месторождений, мы отстаем не только от западных стран, но уже и от бывших соседей по СССР – Таджикистана, Узбекистана. У нас нет продуманных программ развития газохимии по регионам. Государство обязано создать соответствующие условия и буквально потребовать от компаний вкладываться в эту отрасль.

Энергосбережение плюс газификация всей России…

Нельзя не отметить необходимость и особую важность государственной поддержки газификации страны. Предлагаемое решение о направлении 80% выручки от выхода на равнодоходные цены в бюджет снижает рентабельность реализации газа на внутреннем рынке и мотивацию заниматься газификацией. Государство должно найти экономические стимулы для тех, кто реализует эту программу. В качестве альтернативы газификации трубным газом, там, где это слишком затратно, нужно рассматривать возможность газификации с применением технологий СПГ.

При усложнении условий и удорожании газодобычи особую актуальность приобретает тема энергосбережения и энергоэффективности. Как известно, внедрение энергосберегающих технологий едва ли втрое дешевле производства энергоресурсов, а также более экологически ответственно.
Энергоемкость валового внутреннего продукта России примерно в 2,5 раза выше среднемирового уровня и в 3,5 раза выше, чем в развитых странах. Сохранение такого разрыва грозит России снижением глобальной конкурентоспособности, сдерживает ее экономический рост.

Природный газ в энергобалансе нашей страны занимает 52%, в отдельных отраслях, таких как электроэнергетика и теплоснабжение, – более 70%. Сегодня в России газ, будучи самым экономически и экологически выгодным, превратился в самый неэффективно используемый вид топлива. Средневзвешенная цена на газ на внутреннем рынке сейчас составляет 103 долл. за тысячу кубических метров. Газ как топливо в 4 раза дешевле мазута, в 1,5 – 2 раза дешевле угля с учетом его доставки. Данная ситуация в ближайшее время будет меняться. Можно ожидать, что равнодоходная цена газа в России, которой мы достигнем к 2017 – 2018 гг., составит порядка 180 – 185 долл. за тысячу кубометров. С ростом цены на газ в России будет развиваться и межтопливная конкуренция, особенно на региональных рынках. Но для реализации имеющегося в стране потенциала энергосбережения этого недостаточно. Даже после выхода на равнодоходные цены газ все равно останется дешевле мазута, а с учетом технологических и экологических преимуществ – и угля. В Европе газ для конечных потребителей стоит 700 – 800 долл. за тысячу кубов, что является мощнейшим стимулом к его экономии. Мы должны создать такие стимулы в рамках государственного регулирования, в том числе при помощи введения нормативов потребления, налоговых преференций для энергоэффективных компаний, штрафов – для расточительных.
Потенциал энергосбережения в нашей стране, по разным оценкам, составляет от 120 до 180 млрд м3, что сопоставимо с российским газовым экспортом: энергетике – до 50 млрд м3, в обрабатывающих отраслях промышленности, включая металлургию, – до 30 млрд м3, в коммунальном секторе – до 90 млрд м3.

Пока государственная политика в области энергосбережения сосредоточена, в основном, на жилищно-коммунальном секторе как наиболее проблемном. Однако энергетика и промышленность требуют не менее пристального внимания в плане повышения энергоэффективности. Существуют отдельные примеры успешной работы компаний по данной проблематике. А вот системного государственного подхода к стимулированию энергосбережения в промышленности и энергетике, к сожалению, нет.

Не попутный, а углеводородный

Еще одна проблема, которую просто нельзя обойти вниманием, – попутный нефтяной газ. В последние годы государство уделяет пристальное внимание его использованию (Минприроды с середины ноября существенно увеличило штрафы за превышение лимитов по объемам сжигания ПНГ). И все же этих усилий недостаточно. По данным российских источников, объем сжигаемого газа колеблется от 20 до 25 млрд м3, по информации космического мониторинга – достигает 36 млрд м3. Сжигание ПНГ не только ухудшает экологическую ситуацию, но приводит к большим потерям пропан-бутановых фракций – ценного химического сырья. Полагаю, для решения проблемы следует сосредоточиться на следующих направлениях:
  • произвести инвентаризацию всvех горящих на месторождениях факелов, используя преимущественно данные космического измерения – для установления истинного объема сжигаемого газа;
  • заменить в Законе «О недрах» и других нормативных документах само понятие «попутный нефтяной газ» на «углеводородный газ» с целью принципиального изменения подхода к его добыче и использованию;
  • ограничить срок внедрения мероприятий по исключению сжигания углеводородного газа на факельных установках, независимо от его объема и состава, 3-мя годами с ежегодным отчетом перед органом, выдавшим лицензии на разработку месторождений;
  • исключить право разработки месторождений на условиях опытно-промышленной эксплуатации. За это время сжигаются огромные объемы углеводородного газа, в том числе газа газовых «шапок», что приводит к снижению пластового давления и как следствие – снижению коэффициента извлечения нефти.
Мировой газовый рынок с каждым годом с появлением новых технологий и новых игроков становится полем все более жесткой конкуренции. Удержание и усиление лидерских позиций нашей страны в этой сфере, поддержание собственной энергетической безопасности, развитие территорий России невозможно без инвестиций в газовую отрасль, а значит, адекватной современным вызовам нормативной и налоговой базы. Российское законодательство в этой сфере должно стать более гибким и конкурентоспособным. Это поможет привлечь инвесторов не меньше, чем система соглашений по разделу продукции, позволившая в 90-е годы начать освоение шельфа. Правда, есть необходимость и возможности сделать его выгодным, прежде всего, для самого государства, в отличие от СРП. И на решение этой задачи у нас есть не так много времени.

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Завальный П.Н.

    Завальный П.Н.

    к.т.н., заместитель председателя Комитета Государственной думы РФ по энергетике, вице-президент Российского газового общества

    Просмотров статьи: 1848

    Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru