Мировой буровой сервис

Global Drilling Services

E. SCHEDROV, ESK ENSTROM CJSC

В статье рассмотрены некоторые экономические аспекты бурения в мировой добыче углеводородов.

The Article covers some economical aspects of drilling in global hydrocarbon production.

С технологической и с экономической точек зрения буровые работы являются основными в мировой добыче углеводородов. Именно на них приходятся основные затраты. Так, в США в 2007 г. из общей суммы инвестиций в нефтегазодобычу в 151,6 млрд долл. доля расходов на бурение эксплуатационных скважин (field wells) составила 71,7% (108,7 млрд долл.), на бурение разведочных скважин (exploratory wells) и на геофизические исследования приходилось 10,8% (16,3 млрд долл.), затраты на создание прочей инфраструктуры для добычи углеводородов составили 15,7% (23,8 млрд долл.) и на оплату лицензий (бонусов) государственному агентству The Minerals Management Services за право разрабатывать месторождения было направлено 1,8% (2,8 млрд долл.) [1]. По оценкам Barclays, расходы на развитие новых скважин, добывающих платформ и прочей инфраструктуры в 2011 г. составят 490 млрд долл., что на 11% выше показателя 2010 г. Отчасти этот рост отражает увеличение издержек на разведку и добычу нефти на более труднодоступных месторождениях, в т. ч. значительные суммы будут выделены на проекты морских нефтедобывающих платформ [2].

По приведенным выше цифрам видно, что бурение эксплуатационных скважин определяет общую динамику инвестиций в добычу углеводородов. Причем структура этих инвестиций, если судить на примере США, продолжает меняться в пользу бурения: за двадцатипятилетие (1982 – 2007 гг.) его доля выросла на целых 16 процентных пунктов – до 77% (с учетом разведочного бурения). Главным объяснением такой тенденции является сохранение относительно высокой стоимости буровых работ при снижении стоимости работ по разведке и созданию прочей инфраструктуры промыслов. Доля разведки снизилась, прежде всего, за счет удешевления геофизических исследований с помощью продвинутых сейсмических технологий.

В США в 2008 г. число законченных буровых нефтяных и газовых скважин составило 52,1 тысячи [3], в т. ч. на разведочные скважины приходилось 10% от общего числа и на эксплуатационные скважины – 90%. Средняя глубина скважины составила 1890 м. Горизонтальное бурение производилось на трети всех буровых установок США против всего 3% пятью годами ранее. Всего 12% пробуренных эксплуатационных скважин оказались «сухими» и не обеспечили необходимой продуктивности.

По методологии учета, принятой в США, а следом за ними и в большинстве других основных нефтедобывающих стран, в капитальные затраты на добычу углеводородов (finding and development costs) входят затраты в фазе подготовки месторождений к эксплуатации, т. е. разведка (exploration) и освоение месторождений. В категорию «освоение» включаются прежде всего затраты на бурение эксплуатационных скважин, а также затраты на создание прочей инфраструктуры промыслов (drilling and production). Строится эта отраслевая статистика на суммировании стоимости заявленных компаниями расходов на услуги по обустройству месторождений, включая оплаченные подрядные работы и услуги по аренде оборудования. Важно отметить, что отраслевая американская статистика включает не только услуги независимых сервисных компаний и сторонних фирм-операторов оборудования, но также и стоимость аналогичных услуг, выполненных собственными подразделениями нефтяных фирм (captive market). В капитальные затраты стоимость оборудования включена обычно не в виде затрат на приобретение нового оборудования, а в виде амортизационных отчислений по оборудованию, используемому операторами.

Полные издержки добычи (supply costs) нефти включают помимо капитальных издержек, связанных с поиском, разведкой и освоением месторождения, также текущие издержки, связанные с эксплуатацией месторождений (production/operating или direct lifting costs).

Соотношение капитальных и текущих затрат в общих издержках по добыче нефти может меняться в широком диапазоне. Считается, что при полном оснащении промысла необходимым оборудованием удвоение капитальных затрат при сроке окупаемости в 8 лет позволяет снизить операционные текущие затраты вдвое [4]. Динамика изменения полных мировых издержек добычи нефти зависит, прежде всего, от соотношения двух факторов: природного и технологического. Влияние технологического фактора всегда направлено на снижение издержек. Природный фактор, включающий, прежде всего, горно-геологические характеристики месторождений и природно-климатические условия их разработки, за счет вовлечения ресурсов с худшими характеристиками по сравнению с выбывающими ресурсами, является фактором повышения мировых издержек.

Совершенствование оборудования и технологий за последнее десятилетие всего лишь замедлило процессы общего повышения стоимости добычи нефти, ухудшение условий добычи сводит на нет эффективность достижений научно-технического прогресса в смысле экономической доступности ископаемых углеводородов. Истощение старых месторождений обычной низковязкой нефти, падение продуктивности добычи в традиционных районах и вынужденное масштабное начало добычи на морском шельфе означали новый вызов к качеству и производительности нефтедобывающего оборудования и сопровождались серьезным повышением капиталоемкости в новых районах добычи.

Объемы задействованной буровой техники являются важным показателем общей инвестиционной активности в нефтедобыче. В начале 2008 г. число действующих наземных буровых установок в мире составило 2238 (в т. ч. в США – 902), морских установок – 1147 (в т. ч. в США – 863) [5], 250 единиц плавучих нефтегазопромысловых систем (за последнее десятилетие их число увеличилось более чем вдвое; по прогнозу консалтинговой компании International Maritime Associates (IMA, Вашингтон), в ближайшие пять лет нефтяная отрасль получит еще 120 – 175 таких новых систем [6].

Анализ изменений таких количественных параметров, как годовые объемы буровых работ на нефть и природный газ, а также заказы на новое оборудование, подтверждает подверженность рыночной конъюнктуре и корреляцию с ценами на углеводороды. Рекордный уровень пробуренных скважин в США, где такая статистика ведется длительное время, приходился именно на периоды ожиданий повышения цен, например, на начало 80-х годов прошлого века и на период 2006 г. – первую половину 2008 г. В 2007 г., в «пиковый» период развития мирового нефтяного рынка, объемы бурения выросли на 12%, в первой половине 2008 г. – еще на 15%, а затем наступил резкий перелом – в условиях наступившего глобального финансово-экономического кризиса и падения цен на нефть снижение объемов бурения составило к концу года более 25% [7].

Число роторных буровых установок, находящихся в эксплуатации, также находится в жесткой корреляционной связи с ценами на нефть. По данным фирмы «Baker Hughes», под влиянием роста цен на нефть общее число роторных буровых установок в эксплуатации в мире за семь лет возросло к апрелю 2008 г. на 35% – до 3008 единиц, а в ходе развития финансово-экономического кризиса рухнуло к апрелю 2009 г. до 2055, то есть на 32% [8].

Поскольку на США традиционно приходится основной объем буровых работ в мире, число буровых установок в эксплуатации в этой стране определяет загрузку парка буровых установок в мире в целом. За период с 2000 г. доля США в общем числе эксплуатируемых роторных буровых установок возросла с 49% до 58%, а число их в этой стране увеличилось с 1055 до 1902 ед. В наибольшей степени в США возросло число установок для горизонтального бурения – с 50 ед. в 2003 г. примерно до 500 ед. в 2008 г.

Капиталоемкость работ по разведке и добыче углеводородов в море в настоящее время значительно превышает капиталоемкость этих работ на суше. Поэтому заказ и ввод в эксплуатацию оборудования для морской добычи нефти осуществляется по долгосрочным программам, подкрепленным многолетними контрактами на загрузку этих мощностей. За период с 2001 г. число роторных буровых установок, используемых в буровых работах на мировом континентальном шельфе, возросло лишь на 5,4% – до 389 ед. в 2008 г., что втрое уступало темпам прироста буровых мощностей на суше.

Основным путем определения оборота рынка нефтедобывающего оборудования, в частности бурового, остается анализ капиталовложений в нефтедобычу. Этот же путь наиболее продуктивен и при анализе мирового рынка услуг, неразрывно связанного с рынком оборудования.

Амортизационные отчисления в нефтедобыче США составляют порядка 60% от текущих инвестиций: этот показатель с некоторыми допущениями (лаг по времени, различия в структуре затрат по разным районам и компаниям) можно принять и при исчислении оборота американского рынка оборудования по отношению к капитальным затратам нефтедобычи. При таком подходе оборот американского рынка оборудования для добычи нефти в 2007 г. можно оценить в 35 млрд долл., причем порядка 70% от этой суммы приходится на буровое оборудование.

Характеризуя мировой рынок нефтедобывающего оборудования в целом, можно сослаться на оценки, сделанные разными организациями относительно капиталовложений в нефтедобычу. По прогнозу МЭА, сделанному в 2007 г., на период с 2006 г. до 2030 г. мировой нефтяной промышленности на разведку и добычу будут потребны 4 трлн долл., т. е. около 150 млрд долл. в среднем за год [9].

Прогнозы ОПЕК в целом по миру на период по 2030 г. по сравнению с приведенным выше прогнозом несколько ниже, поскольку они оценивают капиталовложения только по обычной низковязкой нефти. По оценке ОПЕК, общие капиталовложения в разведку и добычу за период 2007 – 2030 гг. составят 2,8 трлн долл. (цены 2007 г.), т. е. более 100 млрд долл. в среднем за год. Очевидно, что если включить добычу «тяжелой» нефти, их прогноз приблизится к уровню прогноза МЭА. На страны картеля приходится 42% прогнозируемой суммы. Удельные инвестиции в расчете на тонну добываемой нефти были приняты по ОПЕК вдвое ниже, чем по странам ОЭСР [10].

Согласно прогнозу американской фирмы Douglas-Westwood [11], несмотря на серьезное снижение в кризисные 2009 – 2010 гг., число морских скважин в мировой нефтегазодобыче в 2009 – 2013 гг. вырастет по сравнению с предыдущим четырехлетием на 7%, а затраты на бурение в море вырастут до 367 млрд долл. против 278 млрд долл.

С учетом приведенных прогнозов и с поправкой на последствия мирового финансово-экономического кризиса полные среднегодовые потребности мировой нефтедобычи в инвестициях можно оценить на десятилетие 2009 – 2018 гг. примерно в 100 – 120 млрд долл. При этом оборот мирового рынка оборудования для нефтедобычи может составить 60 – 70 млрд долл. (в т. ч. более трети – доля США), на строительно-монтажные работы и услуги (без амортизации оборудования) придется порядка 30 – 40 млрд долл.
Динамика развития нефтесервисного рынка в России (млрд долл.) [19]
В настоящее время поставки бурового оборудования почти непременно сопровождаются заключением контрактов на оказание услуг. Они обычно начинаются с обязательства квалифицированного посредника составить контракт на поставку оборудования, консультировать стороны при подписании и обеспечить поставку. Следом заключаются сделки на оказание услуг по обеспечению монтажа, пуска и наладки, технического обслуживания, плановых и внеплановых ремонтов, модернизации. По своему технологическому составу и назначению услуги могут иметь самый разнообразный характер. К тому же в соответствии с договорами подряда или аренды они могут предоставляться в самых разных комбинациях и наборах – начиная от полного интегрированного сервиса с взятием на главного подрядчика практически всего спектра услуг до индивидуализированных услуг по отдельным специализированным операциям.

Оборот рынка услуг в нефтедобыче в отличие от рынка оборудования является производной не только капитальных, но и текущих затрат. К первой категории по методологии учета, соответствующей капитальным затратам, относятся услуги по бурению, окончанию скважин, обработка с помощью специального программного обеспечения данных сейсморазведки, составление технологического и бизнес-планов эксплуатации и т. п. Во вторую группу, соответствующую текущим затратам, входят прежде всего услуги по эксплуатации и обслуживанию действующего насосного и прочего добывающего оборудования.

Среднегодовой оборот рынка услуг в сфере мировой нефтедобычи (при исключении стоимости оборудования из стоимости услуг) можно оценить в десятилетия 2009 – 2018 гг. в 15 – 20 млрд долл. Значительная часть этих расходов приходится на бурение.

Для современного рынка бурового оборудования и прочей машиностроительной продукции характерно усиление присутствия компаний, которые оказывают разного рода услуги, связанные с эксплуатацией и арендой оборудования. Состав всех этих компаний, их взаимоотношения в технологической вертикали в значительной степени определяются процессами специализации, в ходе которой производственные операции все больше переходят к специализированным сервисным и подрядным фирмам. Специализация по самой своей природе подразумевает развитие кооперации – и действительно, новая фирменная структура способствовала в нефтедобыче развитию квалифицированного взаимодействия между участниками все более дробного по числу кооперирующихся участников процесса выполнения последовательных технологических операций. Следует подчеркнуть, что уровень оборудования и технологий, передаваемых партнерам в рамках кооперации, в нефтедобывающем сегменте настолько высок, что и принимающие партнеры должны иметь современный организационно-технологический уровень и высококвалифицированный персонал для успешного их применения.

В сервисном слое компаний, перенимающих выполнение производственных технологических функций от ТНК, наряду с массой относительно мелких специализированных фирм появились крупные интегрированные формирования, которые на подрядной основе все больше замыкают на себя проектные, технологические и организационные проблемы производственного процесса добычи нефти.

Их сильной стороной является активная кооперация с малым и средним бизнесом, прежде всего в машиностроении, владение передовыми технологиями. Сами сервисные компании все чаще выступают в роли производителя оборудования, особенно головных и уникальных видов. Предлагая рынку новые изделия и новые услуги, эти фирмы формируют мировой спрос, задают уровень и стандарты использования. На подрядной основе они могут обеспечить поставки оборудования и оказывать сервисные услуги такого уровня и охвата, которые в настоящее время невозможны даже для крупных производственных подразделений ТНК. Таким образом, в мировом нефтяном сервисе возник новый «этаж» гигантских компаний-координаторов, мировых лидеров, предоставляющих комплексный «сквозной» спектр услуг, обеспечивших себе кооперацию со стороны машиностроительного сектора и в свою очередь широко использующих специализированный субподряд мелких и средних специализированных сервисных и машиностроительных фирм.

К числу таких транснациональных образований в сервисной области следует прежде всего отнести Schlumberger. Эта франко-американская корпорация является признанным мировым лидером в области передовых технологий для нефтегазовой промышленности. Оборот корпорации в 2007 г. достиг 23,3 млрд долл., персонал составляет 84 тыс. человек. Ее деятельность сосредоточена на технологических услугах в разведке и добыче углеводородов и распространяется более чем на 80 стран. Корпорация выросла на заказах ExxonMobil, однако имеет долгосрочные соглашения о сотрудничестве и со многими другими нефтяными лидерами, в том числе ННК. Характерно активное участие корпорации в НИОКР – на эти цели направляется 10% прибыли [12].

Сопоставимыми масштабами и областью деятельности обладает американская сервисная корпорация Halliburton. Она была основана в 1919 г. в штате Техас и специализировалась с самого начала на бурении нефтяных скважин. В 1998 г. приобрела ведущую сервисную компанию Dresser Industries и вышла в мировые лидеры по бурению на углеводороды [13].

Внешнеэкономические связи осуществляются на рынке нефтедобывающего оборудования в различных формах. Основной можно считать международные поставки оборудования. Важное значение приобретает также передача технологий – прежде всего через продажу лицензий. Все активнее развиваются при этом сопутствующие услуги самого разного характера: шеф-монтажные и пуско-наладочные при передаче технологий, строительные при создании объектов капитального строительства, подрядные производственные (буровые, геофизические и т. д.) при разведке, обустройстве и эксплуатации месторождений.

В третьем издании обзора Russian Onshore Oilfield Services Market Report. компания Douglas-Westwood приводит анализ крупнейших российских нефтегазодобывающих регионов (Тимано-Печора, Волго-Урал, Западная и Восточная Сибирь) и описывает многомиллиардные возможности, открывающиеся для игроков сервисного рынка в России вплоть до 2014 г. Прогнозируются высокие темпы роста эксплуатационного бурения и сегментов ремонта скважин и сейсмики (совокупные расходы на эти цели достигнут в 2014 г. 28 млрд долл.). Согласно оценкам экспертов, может также значительно увеличиться сектор производства нефтепромыслового оборудования в России, в особенности строительства буровых установок. Douglas-Westwood оценивает потребность в их замещении в 2011 – 2012 гг. на уровне более 200 единиц в год, в то время как в 2009 г. она составляла 100, а в 2010 г. – 120 единиц (а в 1993 – 2005 гг. парк установок и вовсе практически не обновлялся). Согласно прогнозу компании, в 2013 г. нужно будет ввести в эксплуатацию еще 190 установок, примерно 10% от их общей численности в России [14]. Поскольку с 2010 г. и по настоящее время наблюдается возрастание темпов бурения, то произошел рост закупок нефтегазовыми компаниями буровых установок в 2,5 раза за два года. Причем значительная часть действующего парка буровых установок морально и физически устарела и потребность в них на ближайшие 10 лет оценивается примерно в 460 – 550 единиц [15]. В настоящее время доля импортного оборудования в парке действующего нефтедобывающего оборудования в России не превышает 20% от общего числа единиц оборудования, но по стоимости она выше примерно в двое. Отечественное машиностроение продолжает терять позиции на собственном рынке, и этому способствует отсутствие таможенных пошлин, отмененных на оборудование, «не производимое в РФ» [16]. В некоторых случаях играют роль и настоятельные рекомендации сервисных компаний, активно продвигающих на российском рынке западное оборудование и технологии.

Анализ показывает, что стоимость российского импорта по позиции, включающей самоходные и несамоходные буровые установки, выросла за 2000 – 2007 гг. втрое, до 350 млн долл.

Современный российский рынок услуг в нефтедобыче все больше становится полем деятельности иностранных компаний. Это относится и к их доле в общем обороте рынка, и особенно к их лидирующей роли в научно-технической политике, поставках оборудования и организации технологического процесса. Российские фирмы все больше выступают в качестве субподрядчиков и пользуются иностранными технологиями и оборудованием. Для завоевания рынка иностранные сервисные компании используют не только наличие у них уникальных технологий и «ноу-хау» по использованию современного оборудования – их финансовая мощь позволяет им при необходимости прибегать к демпингу, к отсрочке платежей, даже прямому кредитованию клиентов из числа нефтяных фирм [17]. Ряд крупных российских ВИНК вступили в стратегическое партнерство с западными сервисными лидерами, связав себя долгосрочными крупными кредитами [18].

В настоящий момент емкость российского рынка нефтегазового оборудования в стоимостном выражении оценивается примерно в 70 млрд рублей. Несмотря на увеличение добычи нефти, за последние четыре года рынок соответствующего оборудования рос замедленными темпами. Причем экономический кризис 2009 г. повлиял на развитие рынка в негативном ключе: емкость его сектора нефтегазового оборудования сократилась на 14%. Эксперты прогнозируют рост этого рынка в среднесрочной перспективе с темпами более 15%, что обусловлено следующими объективными причинами:
  • резервы роста за счет работы со старым фондом скважин в России уже исчерпаны, что приводит к увеличению объемов бурения и, соответственно, закупок нового бурового оборудования;
  • парк буровых установок, работающих на территории России, физически устарел: лишь около 30% имеют возраст менее 10 лет, а 50% – старше 20 лет и требуют замены;
  • специфические горно-геологические и климатические условия требуют специализированных буровых установок, ограничивая применение их традиционных конструкций;
  • применение новых технологий бурения, в частности горизонтального, требует оснащения буровой установки более совершенными и эффективными системами контроля, управления, очистки и проч.;
  • оживились геологоразведка, бурение, эксплуатация новых месторождений на шельфе северных морей, на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири [20].
В современных российских условиях совершенствование технологии бурения, а также рациональная организация сервисных работ в добыче углеводородов являются тем звеном, с помощью которого возможно внедрить высокие технологии и решительно повысить эффективность работы этого критически важного сектора нашей экономики. Это та область, где может быть получен значительный экономический эффект за счет вложений национального капитала и внедрения передовых отечественных и зарубежных технических достижений.

Литература

  1. M. Radler. Capital budgets grow in US, «Oil and Gas Journal», 2008, April 28, p. 20; «Oil and Gas Journal», 2008, July 14, pp. 36 – 38; Капиталовложения в нефтегазовую отрасль разных стран на 2008 г., // Нефтяное хозяйство. 2008, № 7. С. 140.
  2. The Original E&P Spending Survey Analysis of Worldwide E&P Expenditures, «Barclays Capital, Energy and Power Sector», 2010, December 15.
  3. M. Radler. Economic slamp to chill capital spending in 2009, «Oil and Gas Journal», April 27, 2009, pp. 26 – 29; «Oil and Gas Journal», January 19, 2009, pp. 6,35.
  4. Нефть и капитал. 2008. № 36 (148). С. 40 – 44.
  5. Нефтегазовые технологии. 2008. № 8. С. 62; «World Oil», 2008, # 7, p. 34.
  6. Морские платформы растут как грибы // Oil and Gas Journal Russia. 2011. № 6.
  7. M. Rach. Industry invests record sums in rigs, drilling campaigns, «Oil and Gas Journal», 2008, June 9, pp. 70 – 72; «Oil and Gas Journal», 2008, January 19, p. 35; April 27, 2009, p. 27.
  8. «Oil and Gas Journal», December 17, 2001; «Oil and Gas Journal», May 18, 2009, p. 64.
  9. World Energy Outlook 2007, International Energy Agency, Fact sheet – oil.
  10. World Oil Outlook 2008, OPEC, 2008, pp. 41 – 42, 91; «Oil and Gas Journal», 2008, July 14, p. 40; «Petrole et Gaz internationals», 2008, # 1795, juillet-aout, p. 13; Деловая неделя, 2007, 26 декабря.
  11. «Oil and Gas Journal», April 27, 2009, pp.37 – 38.
  12. The New York Times, Monday, September 22, 2008; И Галадзий, Стабильность превыше всего // Нефть России. 2005. № 11. С . 86; businesswire.msn.com; www.OilandGasEurasia. com article 754.
  13. Halliburton.com. Сайт корпорации.
  14. «The Russian Onshore Oilfield Services Market Report 2010 – 2014», Douglas-Westwood, 2010.
  15. Семенов В. Неиспользованные возможности // Нефть России, специальный выпуск «Нефтяной сервис-2011». С. 10 – 12.
  16. Нефтегазовое машиностроение. 2008. № 6. С. 30.
  17. Schlumberger захватит мир. Гигант-невидимка. Business Week Russia. 2008, January 14, p. 13.
  18. Левин Б., Кащавцев В. Потерянный рынок // Нефть России. 2005. № 11. С. 31 – 32.
  19. Динамика развития нефтесервисного рынка в России, Интегра.
  20. Семенов В. Неиспользованные возможности // Нефть России, специальный выпуск «Нефтяной сервис 2011». С. 10 – 12.

References

  1. M. Radler. Capital budgets grow in US, «Oil and Gas Journal», 2008, April 28, p. 20; «Oil and Gas Journal», 2008, July 14, pp. 36 – 38; Capital Investments in Oil Industry of Different Countries as of 2008, // Oil Industry. 2008, No. 7.P. 140.
  2. The Original E&P Spending Survey Analysis of Worldwide E&P Expenditures, «Barclays Capital, Energy and Power Sector», 2010, December 15.
  3. M. Radler. Economic slamp to chill capital spending in 2009, «Oil and Gas Journal», April 27, 2009, pp. 26 – 29; «Oil and Gas Journal», January 19, 2009, pp. 6,35.
  4. Oil and Capital. 2008. No. 36 (148).P. 40 – 44.
  5. Oil and Gas Technologies. 2008. No. 8.P. 62; «World Oil», 2008, # 7, p. 34.
  6. Offshore Rigs Springing Up Like Mushrooms // Oil and Gas Journal Russia. 2011. No. 6.
  7. M. Rach. Industry invests record sums in rigs, drilling campaigns, «Oil and Gas Journal», 2008, June 9, pp. 70 – 72; «Oil and Gas Journal», 2008, January 19, p. 35; April 27, 2009, p. 27.
  8. «Oil and Gas Journal», December 17, 2001; «Oil and Gas Journal», May 18, 2009, p. 64.
  9. World Energy Outlook 2007, International Energy Agency, Fact sheet – oil.
  10. World Oil Outlook 2008, OPEC, 2008, pp. 41 – 42, 91; «Oil and Gas Journal», 2008, July 14, p. 40; «PetroleetGaz internationals», 2008, # 1795, juillet-aout, p. 13; Business week, 2007, December 26.
  11. «Oil and Gas Journal», April 27, 2009, pp.37 – 38.
  12. The New York Times, Monday, September 22, 2008; I.Galadzy, Stability is Above All // Oil of Russia. 2005. No. 11.P .86; businesswire.msn.com; www.OilandGasEurasia.com article 754.
  13. Halliburton.com. Corporate site.
  14. «The Russian Onshore Oilfield Services Market Report 2010 – 2014», Douglas-Westwood, 2010.
  15. V. Semenov. Open opportunities // “Oilfield Service-2011” special issue of “Oil of Russia”. С. 10 – 12.
  16. Oil and Gas Machine Building Industry. 2008. No. 6.P. 30.
  17. Schlumberger will capture the entire world. The Stealth Oil Giant.Business Week Russia. 2008, January 14, p. 13.
  18. B. Levin, V. Kaschavtsev.Lost market // Oil of Russia. 2005. No. 11.P. 31 – 32.
  19. Dynamics of Oil Filed Service Market Development in Russia, Integra.
  20. V.Semenov. Open opportunities // “Oilfield Service-2011” special issue of “Oil of Russia”. P. 10 – 12.

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Щедров Е.А.

    Щедров Е.А.

    к.э.н., заместитель начальника коммерческого управления

    ЗАО «ЭСК Энстром»

    Просмотров статьи: 12206

    Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru