Задачи государственного контроля энергосбережения в России

Problems of governmental control of energy saving in Russia

A. KORNEYEV, Institute for the USA and Canadian Studies

Неизменной целью энергетической политики России является максимально эффективное использование природных энергетических ресурсов и всего потенциала энергетического сектора для устойчивого роста экономики и качества жизни населения нашей страны.

Strategy for effective use of natural energy resources and potential of the energy sector for sustainable economic growth and quality of life of our country.

Общие принципы государственного обеспечения энергетической эффективности

Российская Федерация, являясь крупной и независимой энергетической державой, последовательно вносит свой весомый вклад в обеспечение международной энергетической безопасности и стабильности, действуя при этом на прочной основе национального ресурсного суверенитета и с учетом своих собственных жизненно важных интересов. Как подчеркивается в «Энергетической стратегии России на период до 2030 г.», к ним в первую очередь относятся: создание необходимых условий для надежного топливного снабжения внутренних рынков по устойчивым и доступным ценам, активная модернизация топливно-энергетического комплекса, обрабатывающей промышленности и коммунального хозяйства, адекватное обеспечение военной и экономической безопасности, диверсификация экспорта и стабильное развитие взаимовыгодных научно-технологических и внешнеэкономических связей, как с развитыми, так и с развивающимися странами [1, 2].

Для преодоления современных сложных энергетических барьеров, стоящих на пути экономического роста, России, в первую очередь, остро необходимы: комплексное ресурсосбережение в промышленности, коммунальном хозяйстве и на транспорте; инфраструктурная модернизация ТЭК, ускоренное развитие топливно-сырьевой базы; снижение доли нефти и газа в товарной структуре внешней торговли и постепенное замещение необработанных энергоносителей наукоемкой продукцией российского производства; оптимизация внутреннего энергетического баланса, поощрение использования возобновляемых источников энергии, охрана окружающей среды; развитие диверсифицированных высококонкурентных внутренних энергетических рынков; повышение роли государственного регулирования в реализации энергетической стратегии [3].

Роль энергосбережения в повышении конкурентоспособности России

В условиях господства сырьевой ориентации хозяйственных структур удельная энергоемкость отечественного ВВП обратно пропорционально связана с конкурентоспособностью наукоемкой российской промышленной продукции на внешних рынках. К 2005 г. относительное энергопотребление в экономике России было в 2 раза выше среднемирового уровня, в 3 раза выше, чем в Западной Европе, в 2,5 раза выше, чем в США, и в 2 раза выше, чем в Китае [4].

К числу долгосрочных российских энергетических проблем общего характера относятся:

1) значительный износ основных производственных фондов, высокая аварийность технического оборудования, обусловленная превышением его ресурсов и недостаточной технологической дисциплиной;

2) большая протяженность и неравномерность размещения сетей электропередач и топливных трубопроводов, значительная разбросанность городов, поселений, а также прочих социально и промышленно значимых объектов по обширной территории страны;

3) повышенные по сравнению с зарубежными стандартами неоправданные потери при производстве и потреблении различных видов энергии, слишком высокий общий и удельный расход первичных топливных ресурсов;

4) несоответствие оснащенности основной части действующего материального производства и коммунального хозяйства современному научно-техническому уровню по показателям производительности, качества и энергоемкости;

5) низкая платежеспособность большинства потребителей и ограниченность бюджетных средств для совершенствования промышленных и муниципальных систем энергоснабжения;

6) отсутствие равномерно развитой по всей стране эффективной рыночной инфраструктуры предоставления услуг в сфере энергоснабжения;

7) растущий дефицит отечественных специалистов, имеющих профильную образовательную подготовку, необходимые профессиональные навыки, и достаточный практический опыт в сфере эффективного и рационального использования энергии.

Выдвинутые с учетом этих обстоятельств 6 направлений уже запущенной первичной президентской комплексной программы энергосбережения в российской экономике включают: стимулирование бережливой модели потребления энергоресурсов населением; замена ламп накаливания на энергоэффективные световые устройства; повышение энергоэффективности коммунального хозяйства; реализация проектов по повышению энергоэффективности бюджетных учреждений; энергосбережение за счет внедрения энергоэффективного оборудования для локальной энергетики; поиск перспективных инновационных решений в энергетической сфере [5]. Вместе с тем важно учитывать, что для достижения синергетического эффекта все эти направления требуют применения новейших методов инновационного, операционного и стратегического менеджмента, использования индикаторных статистических обратных связей, а также системной координации с проектами международного сотрудничества.

В среднесрочном и долгосрочном тактическом плане перед нашей страной стоят сложные задачи, требующие использования как собственных научных разработок, так и модифицированного к отечественным условиям зарубежного опыта. В их числе: снижение удельных энергетических затрат в расчете на единицу стоимости национального продукта; ресурсная транспарентность и международная сопоставимость национальных статистических данных; обеспечение экологической безопасности; совершенствование технологий энергетических преобразований; государственное стимулирование перехода к возобновляемым энергетическим источникам; создание информационных систем для международного мониторинга уровней энергетической безопасности; выплаты социальных компенсаций негативных последствий энергетических реформ для населения. Особое место в системе данных приоритетов занимает борьба с нелегальными трансграничными денежными потоками энергетического происхождения, с системной коррупцией, организованной преступностью, внутренним и международным терроризмом, нацеленными на энергетические объекты.

Энергосбережение является важнейшей составляющей обширного комплекса задач по обеспечению энергетической безопасности Российской Федерации.

Системы статистического учета энергоэффективности и состояния энергетической безопасности

Специфика современного периода мирового хозяйственного развития определяется такими общепризнанными многосторонними факторами, как: быстрые кардинальные изменения в промышленных технологиях; сложность и наукоемкость материального производства; глобализация производства и рынков сбыта; внедрение информационных систем новых поколений; многообразие потребительского спроса; ускоренное освоение альтернативных источников энергии.

При этом одним из ключевых условий успешного формирования государственной системы управления энергетической эффективностью и безопасностью становится правильный выбор унифицированных макроэкономических показателей режима устойчивого энергетического развития (sustainable energy development) для координации функционирования взаимосвязанных региональных, национальных и международных систем мониторинга. Под макроэкономической устойчивостью в данном случае, в первую очередь, понимается долгосрочное динамичное равновесие между эксплуатацией первичных природных ресурсов и развитием человеческого общества.

До недавнего времени в практике США и других зарубежных экономически развитых стран для определения и контроля текущего уровня энергетической безопасности обычно использовалось не более 5 – 6 основных сводных количественных параметров и производных расчетных индексов. К ним обычно относятся: удельная физическая и стоимостная энергоемкость ВВП, уровень удовлетворения текущего спроса на базе внутреннего энергетического производства, процентная доля импорта в структуре потребления, соотношение между текущими активными запасами топлива, импортом и потреблением, а также относительные доли основных и резервных источников импортных поставок в общем объеме импорта и потребления. Тем не менее, многократные и, как правило, неожиданные кризисные ситуации последних лет выявили настоятельную необходимость в более сложном и комплексном подходе. В расширенный набор таких показателей, соответствующих современным условиям и целевым требованиям нового энергетического законодательства России, по оценкам автора, было бы целесообразно включить не менее 16 основных индикаторов, распределяющихся по следующим 4 тематическим группам:

а) группа ресурсных показателей

1) разведанные извлекаемые запасы всех видов минерального топлива, с расчетом ожидаемого периода их исчерпания по уровням текущего и прогнозного потребления;

2) абсолютный и относительный потенциал мощности доступных для рентабельного и технически возможного применения возобновляемых источников энергии;

3) внутренняя структура энергетического баланса с учетом поставок первичных энергоресурсов, производства электроэнергии и полного энергопотребления с разбивкой по видам конечного целевого использования;

4) показатели динамики зависимости отечественной экономики от объемов чистого энергетического импорта и экспорта по видам первичного топливного сырья;

б) группа стоимостных показателей

5) удельная стоимость конечного использования всех видов энергии в расчете на единицу стоимости реализованной продукции, с учетом налогов и субсидий, в текущих и фиксируемых ценах;

6) общая и удельная добавленная стоимость в обрабатывающей промышленности по отдельным энергоемким отраслям и динамика ее энергетической составляющей;

7) совокупные расходы на энергетику, включая базисные инфраструктурные инвестиции, затраты на разведку и освоение месторождений топливного сырья, охрану окружающей среды, профильные НИОКР, внедренческую деятельность, чистые затраты на энергетический импорт и экспорт;

8) относительные доли чистого национального и индивидуального дохода, приходящегося на оплату совокупного личного энергопотребления в расчете на душу населения;

в) группа показателей эффективности потребления

9) валовая и удельная энергоемкость обрабатывающей промышленности, транспорта, сельского хозяйства, торговли и жилищного сектора в стоимостных и физических показателях;

10) конечная удельная энергоемкость набора наиболее энергозатратных видов отечественной товарной продукции;

11) эффективность потребления основных видов первичного энергетического сырья для производства электроэнергии в удельных стоимостных и физических показателях;

12) долгосрочные тренды удельного совокупного расхода энергии по теплотворной способности в расчете на единицу ВВП;

13) динамика полного удельного энергетического потребления в стране в расчете на душу населения;

14) сводные коэффициенты промежуточных и конечных непроизводительных потерь в энергосистемах;

г) группа экологических показателей

15) объемы выбросов в окружающую среду загрязняющих веществ энергетического происхождения в грунт, водную и воздушную среды, с дополнительным выделением группы «парниковых газов»;

16) накопленное количество радиоактивных отходов внешнего и внутреннего происхождения, требующих дезактивации, специальной переработки и длительного хранения.

Система учета данных показателей должна быть ориентирована на стратегию технологического прорыва, на переход к инновационной экономике, на активную государственную поддержку базисных нововведений по приоритетным направлениям. При такой стратегии у России пока еще остается шанс совершить инновационно-технологический скачок на волне ускоренного перехода к VI технологическому укладу в рамках очередного Кондратьевского цикла 2018 – 2060 гг.

Интегрированная система государственного управления энергосбережением и контроля энергетической безопасности

Поддержание стабильного уровня энергетической безопасности является одним из важнейших условий обеспечения устойчивости комплексной системы экономических, социальных и экологических условий; такой режим во многом определяет качество жизни населения и одновременно является итоговым показателем эффективности государственного управления.

Как показано на схеме 1, имеющиеся экономические условия непосредственно влияют на жизненный уровень населения и одновременно создают пропорциональный диапазон неравенства доходов и средних уровней энергетического потребления для различных социальных групп. В свою очередь, население в собственных интересах формулирует свои потребности в адекватных уровнях доходов и материального снабжения для нормального воспроизводства трудовых ресурсов, что задает целевые направления общего экономического роста и промышленного развития.
Схема 1. Модель взаимосвязей между энергетической безопасностью, энергопотреблением и стабильностью экономических систем в условиях устойчивого развития
Составлено автором с учетом рекомендаций Программы ООН по экономическим показателям устойчивого развития [6]
Аналогичные двухсторонние взаимосвязи существуют между экологическими и экономическими условиями. Текущее состояние и уровень загрязнения окружающей среды задают пределы допустимого устойчивого экономического роста; с ними связаны объективные угрозы для жизни и здоровья населения, состояние природно-ресурсной базы, условия доступа к запасам топливного сырья.

В ходе реализации предлагаемой интегрированной самообновляющейся системы мер по государственному обеспечению энергетической эффективности, энергосбережения и безопасности, как показано на схеме 2, производится анализ всех имеющихся данных о наиболее вероятных аварийных ситуациях, вызываемых неполадками в работе технологических систем, ошибками обслуживающего персонала и возможными террористическими действиями. Текущий процедурный план действий включает задание регулярно обновляемых лимитов энергопотребления и норм энергосбережения. Результаты такого непрерывного ситуационного анализа желательно применять для оценки возникающих при этом рисков по двум направлениям: состав и вероятность компонентов прогнозируемых террористических и техногенных угроз для регионов и на конкретных предприятиях, а также ожидаемый перечень возможных дальнейших негативных последствий и связанный с ними материальный ущерб [7].
Схема 2. Элементы государственной системы управления энергосбережением и контроля энергетической безопасности
Составлено автором
Данные независимого постоянного аудита конкретных результатов используемых мер безопасности позволяют задать необходимый временной цикл обновления, интеграции и регулярной переоценки сведений, которые определяет сроки и содержание модификации действующей системы производственной безопасности. Мониторинг изменения уровня энергосбережения позволит вносить оперативные изменения в параметры рыночных механизмов государственного регулирования.

С целью сведения к минимуму неизбежных затрат на обновление основных производственных фондов, установку дополнительного оборудования и изменение организационной структуры управления производством, в отраслевых министерствах и на предприятиях в обязательном порядке создаются специальные службы управления последовательным развитием систем безопасности и ресурсосбережения.

Перспективные направления НИОКР и международного научно-технологического сотрудничества в энергетической сфере

Прежде всего следует отметить важность перспективного участия России в деятельности целевых международных партнерств, учрежденных по инициативе государств–членов «Большой восьмерки», в рамках реализации международного плана действий, принятого на саммите в Санкт-Петербурге в июле 2006 г. для обеспечения устойчивого развития мировой энергетики.

В их состав входят: Международное партнерство по водородной экономике (The International Partnership for Hydrogen and Fuel Cells in the Economy – IPHE), Международное партнерство по коммерческому использованию нетрадиционных ресурсов метана (Methane to Markets Partnership, М2М), Международный форум по секвестру углерода (Carbon Sequestration Leadership Forum – CSLF), Глобальное партнерство по биоэнергетике (The Global Bioenergy Partnership – GBEP) и инициативы правительства Японии по проблеме комплексного использования вторичных ресурсов и отходов («Plan to Reduce Waste, Encourage Recycling, Reduce Barriers to Trade» – 3R Plan).

В мае 2009 г. министры энергетики «Группы восьми», включая Россию, а также представители Китая, Южной Кореи, Бразилии и Индии подписали меморандум о создании Международного партнерства по сотрудничеству в области энергоэффективности (The International Partnership for Cooperation in the Field of Energy Efficiency – IPEEC). Для России также может быть весьма перспективным участие в работе нового Международного агентства по возобновляемым источникам энергии (The International Renewable Energy Agency – IRENA), созданного в январе 2009 г. в ходе учредительной конференции в Бонне [8].

Рациональная рыночная среда непосредственно влияет на реализацию политики энергосбережения и включает следующие приоритетные направления: ценовую политику и создание институтов торговли топливно-энергетическими ресурсами; развитие конкурентных отношений в электроэнергетике; создание институтов ресурсо- и энергосбережения. При этом главным результатом должно стать формирование новых субъектов рынка и новых стимулов их хозяйственной деятельности, способствующих экономически целесообразному использованию потенциала роста энергоэффективности.

В указанном контексте положительное значение имеют решения Правительства РФ о планомерной корректировке в период до 2012 г. цен на природный газ [9] для внутренних потребителей до уровня равнодоходных с экспортными ценами, об осуществлении мер по ликвидации перекрестного субсидирования в электроэнергетике, а также по развитию биржевой торговли газом.

Так же как в современной практике использования атомной энергии и освоения космоса, максимальные тактические преимущества для России смогут обеспечить такие направления международной энергетической кооперации с максимальным применением все еще имеющихся в нашей стране фундаментальных научных разработок и технических решений, для которых в других странах пока отсутствуют собственные высокорентабельные аналоги.

По опубликованным оценкам Центра проблем энергетической безопасности Института США и Канады РАН, такие конкретные области технологического сотрудничества прикладного характера с уже имеющимися российскими практическими заделами в первую очередь могли бы включать [10]:

– компактные газотурбинные электрогенераторы, криогенные энергетические технологии, высокоэффективные турбодетандеры для производства сжиженного природного газа и водорода, твердотельные полупроводниковые контрольно-измерительные приборы для низких температур;

– диффузионно-мембранные установки для высокопроизводительного разделения фракций воздуха и природного газа, металлогидридные системы безопасного хранения топливного водорода, методы получения сверхплотных композитов на основе фуллереновых порошков;

– солнечные батареи и аккумуляторы новых поколений на базе когерентных эффектов в гетероэлектриках; литий-железо-фосфатные аккумуляторы; карбонатные и металлооксидные топливные элементы повышенной производительности;

– оборудование для беспроводной передачи электроэнергии с помощью объемного высокочастотного электромагнитного резонанса;

– технологии транспортного использования бороводородного и различных видов мелкодисперсного металлизированного и эмульсионного топлива; активизация сжигания моно- и многокомпонентных топливных смесей в кипящем слое; применение ионизированного водоугольного топлива;

– ядерные реакторы на расплавленных солях с использованием надтепловых нейтронов; ториевые энергетические реакторы; новые системы термоядерных энергетических установок на основе гелия-3;

– методы разведки, добычи и переработки подводных запасов метановых гидратов; авиационное и спутниковое дистанционное радарное зондирование разнородных месторождений полезных ископаемых;

– модульные ветровые электрогенераторы с повышенным сроком службы; системы использования энергии вертикальных океанических термоградиентов; приливные электростанции; электрогенерации на основе прибрежных градиентов солености;

– каталитические энергосберегающие методы вторичной переработки резино-пластиковых отходов, включая автомобильные и авиационные шины; стабилизация и безопасное захоронение углеродных соединений, комплексная дезактивация и вторичное использование зольных выбросов тепловых электростанций.
В ближайшем будущем также особое внимание следует уделять следующим перспективным инновационным технологическим областям:

– сейсмическому геологическому картированию – технологии, позволяющей использовать волновое зондирование в звуковом диапазоне для создания объемных изображений полигенных подземных образований, упрощающей обнаружение залежей нефти и газа;

– дистанционному геологическому картированию методом измерения локальных внутренних сопротивлений – способам определения разнородных зон проводящих участков земных недр, при которых используются электромагнитные волны ультранизкой частоты для выявления расположения нефтегазоносных пластов;

– глубоководной добыче топливного сырья – получению нефти и газа из новых морских месторождений на глубинах свыше 1500 м с использованием крупных автономных плавучих динамически позиционируемых систем добычи, хранения и отгрузки топливного сырья;

– активной интенсификации добычи нефти и газа – технологии закачки в продуктивные пласты рабочих жидкостей или газообразных реагентов для замедления или обращения процессов естественного истощения действующего месторождения с учетом его геологической структуры;

– горизонтальному и наклонно-направленному бурению – методам проводки наклонных или горизонтальных скважин повышенной протяженности с учетом переменной плотности горных пород и с применением активных контролируемых отклонителей, устанавливаемых между дистанционно управляемым турбобуром и бурильной колонной;

– внедрению специальных методов интенсивной очистки нефтепродуктов с использованием абсорбционно-газофракционирующих установок, термическому крекингу общего назначения, висбрекингу в жидкой фазе, коксованию, пиролизу, пекованию, термоокислительной и адсорбционной очистке;

– строительству и эксплуатации автономных плавучих и платформенных морских заводов по производству сжиженного природного газа в открытом море с последующей перегрузкой на криогенные танкеры;

– дистанционному мониторингу состояния нефтегазовых трубопроводов – проектированию, монтажу и эксплуатации электронных автоматизированных систем для отслеживания режимов работы насосных станций, состоянию заслонок и вентилей, локализации возникновения неполадок, врезок, пробоин и утечек;

– расширенному внедрению когенерации – процесса совместной выработки электрической и тепловой энергии, при котором теплообменная среда после использования в выработке электроэнергии применяется для нужд теплоснабжения;

– газожидкостной конверсии – промышленному производству жидкого топлива для транспортных средств на базе промежуточного получения синтез-газа, синтезу средних дистиллятов и выделению тяжелых предельных углеводородов без примесей серы и полиароматических веществ;

– использованию сайклинг-процесса при добыче газового конденсата – способа продленной разработки месторождений, содержащих газовый конденсат, при поддержании достаточно высокого внутрипластового давления посредством обратной закачки деэтанизированного конденсата, получаемого из ранее извлеченного природного газа после отделения от него жидких углеводородов;

– внедрению мультифазных насосов и трубопроводов, обеспечивающих безопасную одновременную транспортировку газа и конденсата, снижению давления на устье скважины, уменьшению вредного воздействия на окружающую среду, эффективному использованию попутного газа, исключающего его факельное сжигание;

– промышленной добыче метана угольных пластов – совершенствованию методов извлечения и очистки природного газа, образующегося в результате подземных биохимических и физических процессов в ходе преобразования растительного материала в уголь, с применением локального горизонтального бурения, а также пневмо- и гидродинамического воздействия на продуктивные пласты;

– повышению эффективности методов разведки и добычи сланцевого газа – дистанционному сейсмическому зондированию, компьютерному многомерному анализу и расчетному графическому моделированию, направленному многовекторному наклонному бурению, гидравлическому разрыву пластов, закачиванию активизирующих и консолидирующих химических препаратов;

– расширению применения жаропрочных суперсплавов для более эффективной электрогенерации, связанному с увеличением производства новых металлических конструкционных материалов на алюминиевой, титановой, железной, медной, кобальтовой и никелевой основах с добавками вольфрама, ниобия, тантала, рения и гафния, обладающих высоким сопротивлением пластической деформации и разрушению при действии высоких температур и окислительных сред, что позволяет увеличить КПД турбин и генераторов.

Кроме перечисленных преимущественно прикладных НИОКР дополнительными полезными направлениями энергетически ориентированного фундаментального научного сотрудничества с участием российских и зарубежных специалистов могли бы стать:

– совместные программы исследований в области физики конденсированного состояния, включая квантовую микро- и макрофизику, физику сложных наноструктур, спинтронику, теорию сверхпроводимости; теории с нетривиальной топологией, описывающие «дираковские» фермионы в графене и поверхности топологических изоляторов, теории локализационных переходов в неупорядоченных системах, статистические свойства волновых функций, описание электронных систем с помощью коллективных конформационных степеней свободы;

– физическое материаловедение: получение новых физических материалов и структур, в том числе фуллеренов, конструкций из нанотрубок, фторо-графеновых пленок, других конструкционных наноматериалов, а также многокомпонентных композитных метаматериалов;

– актуальные проблемы оптики и лазерной физики, в том числе способы достижения предельных концентраций мощности и потоков энергии во времени, пространстве и в различных спектральных диапазонах;

– освоение новых частотных диапазонов; спектроскопия сверхвысокого разрешения и стабильные частотные стандарты; прецизионные оптические измерения; проблемы квантовой и атомной оптики; изучение процессов глубокого взаимодействия излучений с веществом;

– фундаментальные основы лазерных производственных технологий, включая обработку и глубокую модификацию материалов, оптическую информатику, лазерную нелинейную оптику, обратимые и необратимые модификации проводящих сред;

– изучение нелинейных волновых явлений; фундаментальные основы радиофизических и акустических методов связи, локации и диагностики стабильности состояния физико-химических сред;

– фундаментальные проблемы физической электроники, разработка методов генерации, приема и преобразования электромагнитных волн с помощью твердотельных устройств; акустоэлектроника, релятивистская СВЧ-электроника больших мощностей, физика интенсивных пучков заряженных частиц;

– современные проблемы физики плазмы, включая физику астрофизической высокотемпературной плазмы и управляемого термоядерного синтеза, физику низкотемпературной плазмы и основы ее применения в технологических процессах.

При решении комплексных задач энергосбережения и роста топливной эффективности потребуются многие дополнительные хорошо развитые в зарубежных странах с активным участием ранее покинувших по известным причинам Россию ученых такие области знаний, как: синергетика, общие теории игр, динамических систем, разрешения конфликтов и принятия решений, стратегический менеджмент, прогностические технологии «промышленного форсайта».

Исторический парадокс переменной экономической ценности фундаментальных научных исследований заключается в том, что самые абстрактные теории и закономерности, первоначально не имеющие никаких практических приложений, рано или поздно становятся основой для новых, неожиданных и высокоэффективных технологических решений, входящих в повседневную жизнь.

Именно так, например, произошло с основным законом гидростатики Б. Паскаля, с кинетической теорией газов, базисными термодинамическими соотношениями, закономерностями фазовых переходов и уравнениями классической электродинамики Д.К. Максвелла, постепенно ставших теоретическими основами создания современных систем трубопроводного транспорта и дистанционных методов глубинной разведки нефтегазовых месторождений. То же самое случилось и с релятивистской квантовой теорией физических систем, квантовой теорией поля и математическим аппаратом гильбертова пространства состояний квантового поля, которые в период разработки единогласно считались безнадежно далекими от любых практических нужд начала прошлого века. Спустя сто лет оказалось, что более трети современной конечной товарной стоимости мировой высокотехнологичной продукции, включая средства связи и энергетическое оборудование, уже непосредственно связано с прямым производственным использованием разнообразных квантовых эффектов.

Таким образом, имеются достаточно весомые основания полагать, что при благоприятных последующих условиях, намеченные в рамках рекомендаций Комиссии Российской Федерации по модернизации и технологическому развитию экономики ускоренная реализация «Государственной программы энергосбережения и повышения энергетической эффективности на период до 2020 г.», координированное развитие собственных перспективных энергетических исследований и разработок, а также взаимовыгодное многопрофильное международное сотрудничество смогут заметно ускорить продвижение нашей страны к успешному решению закономерно поставленных временем сложных задач глубокой инновационной модернизации.

Литература

  1. Энергетическая стратегия России на период до 2030 г. М.: Министерство энергетики РФ, 2009, 144 с. Принята 27 августа 2009 г. на заседании Правительства РФ. Опубликована распоряжением Правительства РФ «Об утверждении Энергетической стратегии России на период до 2030 г.» от 13 ноября 2009 г. № 1715-р (ЭС-2030).
  2. Федеральный закон № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Российская газета. 2009. № 5050 (226). 27 ноября.
  3. Корнеев А.В. Новая энергетическая стратегия США и интересы России // Международная жизнь. 2009. № 5. С. 116.
  4. Медведев Д.А. Вступительное слово на расширенном заседании президиума Государственного совета по вопросу повышения энергоэффективности российской экономики. Архангельск: Президент России, официальный сайт, 2 июля 2009 г. С. 1.
  5. Билевская Э. Модернизация увязла в комиссии // Независимая газета. 2009. 1 октября.
  6. Рамки осуществления стратегии ЕЭК ООН для образования в интересах устойчивого развития. Женева, Экономический и Социальный Совет ООН. 2004. 9 с.
  7. Корнеев А.В. Система индикаторного мониторинга состояния национальной энергетической безопасности // Национальная безопасность: научное и государственное управленческое содержание / Под ред. С.С. Сулакшина и др. М.: Научный эксперт, 2010. С. 537 – 545.
  8. Memorandum Concerning the Hosting by the IEA of the Secretariat to the International Partnership for Energy Efficiency Cooperation (IPEEC). Rome: G8 Energy Ministers Meeting, May 24, 2009. 18 p.
  9. Язев В.А. Государственная политика РФ в области формирования законодательной и нормативно-правовой базы в распределении и использовании газа. М.: Международная конференция «Эффективное распределение и использование газа», 13 октября 2009 г.
  10. Корнеев А.В. Повышение энергосбережения и энергоэффективности экономики России: реальные альтернативы в среднесрочной перспективе и роль международного сотрудничества // Россия в мире: гуманитарное, политическое и экономическое измерение / Под ред. С.С. Сулакшина и др. М.: Научный эксперт, 2010. С. 1587 – 1596.

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Корнеев А.В.

    Корнеев А.В.

    к.э.н., руководитель Центра проблем энергетической безопасности Института США и Канады РАН

    Просмотров статьи: 4683

    Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru