Восток – дело тонкое… и перспективное

Oriental Land – sophisticated and... promising

Депутат Государственной думы Федерального собрания РФ Валерий Владимирович ПРОЗОРОВСКИЙ в сегодняшнем интервью главному редактору журнала Людмиле Николаевне НЕЧАЙКИНОЙ предстает сразу в нескольких ипостасях: политика, законодателя, эколога. Именно широким кругозором депутата можно объяснить тот факт, что второй созыв подряд он занимает пост заместителя председателя профильного Комитета, который в нынешней Госдуме называется комитетом по природным ресурсам, природопользованию и экологии.

Deputy Chairman of the Committee Duma of the Federal Assembly of Russia Valeriy Prozorovsky in today's interview to the magazine's editor Lyudmila Nechaykinoy spoke about the development of Russian fuel and energy sector in the coming years.

– Уважаемый Валерий Владимирович, этот вопрос обращаю к политику. Прогнозируемый рост мирового потребления минерально-сырьевых ресурсов диктует необходимость выработки новой минерально-сырьевой политики. Наша стратегия – активное продвижение на восток. Восток страны осваивается крайне медленно. Здесь низкая плотность населения. Найден один из действенных способов закрепления наших экономических интересов?

– Строительство нефтепровода ВСТО, выход буровиков на месторождения на востоке страны означают для нас, прежде всего, начало освоения этого огромного региона, способ защиты от экспансии других стран, незаконной иммиграции и т.д.

Освоение углеводородов, найденных еще при Советской власти, но лежавших как неприкосновенный запас, сейчас необходимо не потому, что их недостаточно в традиционных районах добычи – Западной Сибири, на Каспии, в Тимано-Печорской провинции, на севере Республики Коми. Нефти хватит еще очень надолго. Но чтобы развивались территории, необходимо создавать в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке и в Забайкалье всю инфраструктуру для нормальной жизни людей. С подобного рода проектами появляется надежда, что в малонаселенных российских территориях появится коренное население. На стройки, на месторождения едут россияне из европейской части: русские, татары, башкиры. Это не просто специалисты высокой квалификации, имеющие инженерное, техническое образование, – это строители, проектировщики, которые вполне смогут стать эксплуатационниками. Учитываем и мультипликативный эффект: один нефтяник, приехав туда один или с семьей, сразу создаст несколько рабочих мест: учителя, врача, воспитателя детского садика и т.д. Может быть, появятся в Красноярском крае надежные дороги. И в восточной глуши, где люди порой лишь мечтают о благах цивилизации, как будто живут не в XXI веке, а продолжают оставаться в XVIII, начале XIX, при разумных и своевременных мерах развития восточного региона грядут большие перемены. Ситуация должна измениться коренным образом.

– Но начинать приходится все же с вахтового метода?

– На первых порах вахтовый метод выручает, другого не придумаешь. Но расчеты делаются не на пять лет, а на многолетнюю перспективу. Думаю, будут строиться новые города, как в Западной Сибири, такие, как Когалым, где вместе с бараками для вахтовиков возвели нормальное жилье. Сегодня прекрасные города Когалым, Покачи вызывают восхищение: порой не понимаешь, где ты находишься: в Европе или в глубине Ханты-Мансийского автономного округа. Немножко другие Лангепас и Нефтеюганск, но и они подтягиваются к уровню европейских городов.
Прозоровский Валерий Владимирович

Родился 24 апреля 1953 г. в г. Москве. Окончил Ростовское высшее командно-инженерное училище имени Главного маршала артиллерии М.И. Неделина; Военно-политическую академию имени В.И. Ленина; МАТИ – Российский государственный технологический университет имени К.Э. Циолковского. Кандидат исторических наук, доцент.

Проходил службу в Вооруженных Силах, преподавал в Военной академии имени Ф.Э. Дзержинского. Полковник запаса.

Работал в ОАО «Нефтяная компания «ЛУКОЙЛ» (г. Москва).

Депутат Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации четвертого, пятого созывов.

Первый заместитель председателя Комитета Государственной думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии.

Член Комиссии Парламентского собрания Союза Беларуси и России по безопасности, обороне и борьбе с преступностью.
– Не зря Алексей Эмильевич Конторович много лет звал нас на Восток! Сегодня это уже выверенная стратегия государства.

– А еще раньше звал и Ломоносов. Более того, освоение Восточной Сибири – это очередной шаг к нашим Арктическим шельфам.
Каспий – море возможностей
– Больной вопрос: шельфовые проекты по-прежнему, да еще и с учетом кризиса, остаются дальними планами?

– Больше планами, конечно, хотя есть и подвижки и по Штокмановскому, и по Приразломному месторождениям. А с другой стороны, на севере российского сектора Каспия уже работают буровые, идет промышленная добыча нефти. Работа на море, на дне моря, на арктическом шельфе – это, конечно, не работа на суше. По уровню применяемых технологий, да и по затратности проектов, это настоящий «космос». Присутствовал на открытии буровой НК «ЛУКОЙЛ» на месторождении Корчагина на Каспийском море, убедился в этом. По пальцам можно пересчитать отечественные компании, которые готовы к работе на шельфах. Газпром, «Роснефть», по всей видимости, на правильном пути, и правительство с этим согласилось, когда допустило иностранные компании «Тоталь», «Статойл», имеющие опыт освоения морских месторождений, на российские шельфы. Сейчас стало понятно, в чем их преимущество.

Хотя и у нас есть то, чем можно гордиться. Наши нефтяники, работающие на морском дне на Каспийском, Азовском морях, в перспективе на Черном море, используют так называемый нулевой сброс. Мы обошли в этом даже строгих норвежцев, чье законодательство все же допускает слив буровых жидкостей в море. Можно ли испачкать, не дай Бог, Черное море?! Этого нам вообще никто не простит. На Балтике, в Астрахани применяют нулевой сброс, хотя это пока еще даже не закреплено законодательно. Но уже начинаем работу над законом об охране морей от загрязнений. И тревога за экологию нами высказывалась задолго до аварии буровой платформы BP в Мексиканском заливе. А в конце мая было заседание по проблемам экологии президиума Госсовета, который проводил Президент РФ Дмитрий Анатольевич Медведев. Депутаты, принявшие участие в заседании, высказали озабоченность отношением к экологии не столько, может быть, даже нефтяников, а представителей морских подразделений Российской армии, даже рыбаков. В Калининградском регионе приходилось сталкиваться с отношением к окружающей среде балтийских моряков: после их чистки танков от мазута пленкой покрывалось все побережье. И тогда жителям Зеленограда, Светлогорска приходилось очищать берег моря самим. И рыбаков, избавляющихся от тухлой рыбы, выбрасывая ее за борт, приходилось совестить…
Не согласен, что нефть нас развратила. Раньше мы говорили, что нефть, газ – это локомотив экономики, сейчас в энергетической стратегии государства до 2030 г. аргументированно доказывается, что они могут стать хорошей платформой для дальнейшей модернизации нашей экономики.
Действительно, экологические вопросы необыкновенно остры, одно из направлений я назвал, но ведь у нас, куда ни посмотри, везде проблемы. Вхожу в состав экологической комиссии при Совете безопасности РФ. Собирались для обсуждения проблем экозагрязнения почв и вод пестицидами и буквально с ужасом наблюдали, как они со времен советской власти хранятся в развалившихся сараях, в рваных мешках, бесконтрольно попадают в реки. И это насущный экологический вопрос. Не зря президент РФ привлек внимание к этим вопросам, к проблеме утилизации отходов жизнедеятельности человека. И Москва не в полном объеме может похвастаться широкой утилизацией мусора. Вы посмотрите, как в других регионах разлагаются горы отходов на мусорных полигонах, как горят, издавая удушливый запах, мешают людям дышать. Это опасно, конечно.
Используя «нулевой» сброс, россияне обошли в этом даже строгих норвежцев, чье законодательство все же допускает слив буровых жидкостей в море. Можно ли испачкать, не дай Бог, Черное море?! Этого нам вообще никто не простит.
Технологии переработки мусора есть, надо искать деньги, строить мини-заводы по утилизации, причем не просто сжигать, а запускать технологии вторичной переработки. Пора учиться культуре сбора мусора, с чем у нас тоже пока сложновато дела обстоят.
Чукотка
– Шельфы могли бы дать толчок модернизации российского производства, как это произошло в Норвегии, сумевшей шагнуть дальше других в разработке и применении передовых шельфовых технологий, повлекших за собой интенсивное развитие экономики страны в целом. Но они вновь отодвигаются.

– Вы знаете, отодвигаются, и тому есть много причин. Хотя бы потому, что пока, к сожалению, у нас нет промышленности, способной выполнять заказы на оборудование для современных морских буровых платформ. Опять вернусь к Каспийскому региону, к пуску буровой на месторождении Юрия Корчагина. Присутствующему на церемонии председателю правительства В.В. Путину все понравилось, он был в восторге. Но задал вопрос президенту компании «ЛУКОЙЛ» Вагиту Юсуфовичу Алекперову:

– Почему используете насосы фирмы Bоsch?

– К сожалению, наших подобной мощности, с такими же характеристиками просто нет! Поэтому вынуждены покупать зарубежное оборудование.

Пока отечественная промышленность не выпускает конкурентоспособную продукцию с хорошими качественными показателями, пока сложно со специалистами для высокотехнологичных проектов, слишком много стопоров на пути к разработкам шельфовых месторождений углеводородов.

– Еще, говорят, России вообще мешает развиваться ресурсное богатство. Легче всего продавать сырье и, если цены хорошие, жить припеваючи «на трубе»…

– Статуса высокотехнологичной страны нам не миновать, сейчас президент Медведев настойчиво ведет эту линию. Не согласен, что нефть нас развратила. Раньше мы говорили, что нефть, газ – это локомотив экономики, сейчас в энергетической стратегии государства до 2030 г. аргументированно доказывается, что они могут стать хорошей платформой для дальнейшей модернизации нашей экономики.
г. Когалым
«Капля памяти»
С чего начинался г. Покачи...
– Валерий Владимирович, теперь мои вопросы к законодателю. Пришлось участвовать в научно-практической конференции «Проблемы земельных отношений в недропользовании». Услышала, не боюсь этого сравнения, стенания представителей ВИНК по поводу доступа к недрам держателей лицензий на геологическое изучение и разработку. Что-то новое появилось в «ржавом» механизме отвода земель? Виктор Петрович Орлов тогда высказывал надежды на постепенное решение ряда проблем.

– Могу только поддержать Виктора Петровича в его надеждах. Даже поправками в Земельный кодекс проблемы не решить. Необходимы хорошо проработанные подзаконные акты, способствующие разрешению коллизии с правами держателя лицензий и собственника земель. Их должны разработать правительство и Министерство природных ресурсов. Если говорить о законах, то «Закон о недрах» не просто устарел – обветшал. Дума поправками пытается его улучшить, осовременить. Но следует уточнить или четко определить еще не одно понятие. Что такое «горный отвод», что такое граница участка недр и т. д.? На так называемом нулевом чтении в комитете Госдумы все сформулировано, обсуждено с профильными министерствами, но тормозится на стадии согласований. Понятно, что от администрирования пора переходить к гражданско-правовым отношениям. Но и у недропользователей, и у хозяев земель должны быть права, не создающие почвы для конфликта интересов. При этом выиграет само государство.

Сейчас последнее наше достижение как законодателей – это отмена платы за геологическую информацию. Прошла также важнейшая поправка о сквозной лицензии. Теперь у держателя лицензии на разведку, если он нашел месторождение, остается право на его разработку по той же лицензии, и никто не может у него забрать открытое, что часто случалось при прежнем положении вещей.

Движение в улучшении правового поля есть. Знаете, как мы принимали Лесной кодекс? Принципиальных вопросов по нему было много, но нас успокоили, что это рамочный документ, который можно улучшить поправками в будущем. Возможно, это верно: если законы должны быть чистыми от всякого рода противоречий, то в кодексы вносить изменения потребует само меняющееся время. Если принятие Водного и Лесного кодексов породило целые революции в отраслях, приходится держать их на контроле, чтобы учитывать возникающие проблемы и вовремя поправлять.

– В условиях, когда капитализация компаний (в том числе в секторе ТЭК) напрямую зависит от объема запасов, на которые у них есть права разведки и добычи, давно назрела необходимость изменения классификации запасов, не менявшейся со времен Советского Союза. Почему введение новой классификации вновь отложено (до 2012 г.)?
Восточные нефтегазовые проекты вдохнут настоящую жизнь в малонаселенные российские территории. Сегодня прекрасные города Когалым, Покачи вызывают восхищение: порой не понимаешь, где ты находишься: в Европе или в глубине Ханты-Мансийского автономного округа.
– Вы совершенно правильно связываете капитализацию с запасами. Некоторые компании уже перешли на западную классификацию, что увеличивает привлекательность компании на рынке. Но следует понимать, что отталкиваться надо от реальных данных, от того, что есть, а не от того, что может быть, раз когда-то показала сейсморазведка. Работа по созданию новой классификации в России продвигается медленно. Потому что специалистов в этой области у нас, к сожалению, немного. Советская школа рухнула. Все же ошибкой была отмена налога на ВМСБ, почти «похоронившая» геологию: сначала перестали вкладываться в геологоразведку, потом в вузах перепрофилировали или сократили факультеты геологии и т. д., сейчас идет восстановление, но разрушать много проще, чем строить.
Теперь собственники производств, пришедшие хозяйствовать всерьез и надолго, озабочены будущим своих детей, которым они передадут свое дело. Это совершенно другая популяция бизнесменов, думающих и об экологии тоже.
– Надеюсь на ответ эколога. В ЕС выработана единая экологическая политика, которая в свою очередь является основой для разработки общеевропейского законодательства по охране окружающей среды и рациональному использованию природных ресурсов. А что делается в этом направлении у нас?

– Сейчас мы рассматриваем основы законодательства по экологической эффективности, которые предусматривают экологический контроль, определяют новую градацию предприятий по степени влияния на состояние окружающей среды, вопросы экологического страхования. Последнее, с учетом аварии и ее последствий в Мексиканском заливе, сегодня особенно важно. И страховщики, и нефтегазовые компании, думаю, нас в этом вопросе поддержат. Компании, застраховавшей свои риски, гораздо легче будет выйти из любой критической ситуации.

– Один из модных трендов последних лет – сланцевый газ. Эффектом «разорвавшейся бомбы» стало для нас известие о том, что в 2009 г. США за счет сланца опередили Россию и вышли на первые позиции по объемам добычи товарного газа. В мире сланцевый бум, а мы настойчиво уверяем, что производство сланцевого газа нерентабельно. Потому что у нас много нефти и газа?

– Не стал бы говорить о сланцевой революции в США. Сланцевый газ в Америке добывают уже много лет. Для Польши, наверное, важное событие – оценка запасов собственного энергетического сырья. В России тоже можно добыть немало сланцевого газа, другой вопрос – нужно ли нам это? Сейчас, когда мы (имею в виду Газпром, ЛУКОЙЛ) только что ввели новое месторождение в Ямало-Ненецком автономном округе?

К сланцевому газу отношусь очень положительно. Вероятно, когда-нибудь сланцевый газ будет незаменим для бытовых нужд, для регионов: для отопления домов, обеспечения энергией небольших предприятий, заводов и т. д., но снимать со счетов природный газ ни в коем случае не следует.

– А как Вы относитесь к биотопливу и возобновляемым источникам энергии?

– Положительно. Однако уверен что все-таки нефть у нас никогда не закончится. Порой месторождение, которое уже считалось сухим, вдруг начинает давать хорошую нефть. Но в то же время, исходя из интересов экологии, учитывая все увеличивающиеся затраты на добычу углеводородного сырья, роль нетрадиционных источников энергии нельзя не оценивать по достоинству. На недавнем совещании в Астрахани узнал, что для двух районов области поставлена задача выработки ветровой энергии. Возможно, в условиях степи с ветрами ее можно будет реализовать. А что говорить о других территориях, где ветры – не постоянное явление? Где солнечных дней (для аккумуляции энергии солнца с помощью солнечных батарей) слишком мало в году?

Популяризаторы биотоплива – бразильцы добились примерного равновесия в собственном энергобалансе традиционного и биологического топлив. Однако производители рапса, обеспечивающие биоэнергетику исходным сырьем, жалуются на нестабильность доходов. Это понятно: сельхозпроизводители и от погоды зависят. К тому же ученые уверяют, что будущее – за водородным топливом. Так что наступит время, когда в топливные баки автомобиля, самолета, вертолета будем заливать обычную воду. Хотя мировой проблемой является и нехватка питьевой воды...

– Этот вопрос – к первому заместителю председателя профильного комитета. Экономика становится не только «глупее» с деградацией прогрессивных отраслей, но и «грязнее» – с увеличением удельного веса природоэксплуатирующих секторов хозяйства. Переход к рыночной экономике при отсутствии экологической регламентации усугубляет эти тенденции. А ухудшение экологической ситуации, в свою очередь, создает дополнительные экономические трудности. Как выйти из этого замкнутого круга?

– Если бы речь шла о 90-х годах, я бы с Вами согласился. Период первоначального накопления капитала, когда миллионерами, миллиардерами становились Бог знает кто, закончился. Теперь собственники производств, пришедшие хозяйствовать всерьез и надолго, озабочены будущим своих детей, которым они передадут свое дело. Это совершенно другая популяция бизнесменов, думающих и об экологии тоже. Вхожу в состав Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). На заседаниях правления те самые российские фавориты списка Форбс – господа Дерипаска, владелец холдинга «Базовый элемент», Алекперов, президент ЛУКОЙЛа, Пумпянский, председатель совета директоров «Трубной металлургической компании», и др. очень часто сами поднимают экологические вопросы и рассматривают их уже на перспективу. В большом бизнесе появились люди с новым мышлением. И это внушает оптимизм.

– Какие тенденции развития российского топливно-энергетического комплекса Вы могли бы отметить?

– С моей точки зрения, ТЭК России развивается комплексно. Впереди еще и освоение новых месторождений; и интенсивная работа по разработке и реализации системы инновационных технологий, обеспечивающих комплексное вовлечение в освоение невостребованных запасов и ресурсов нефти и газа, позволяющих вдохнуть жизнь в старые районы добычи углеводородного сырья; и освоение богатств Восточной Сибири, Северного Каспия (где случилось «открытие века», как назвали мировые СМИ открытие месторождения им. В. Филановского), арктических шельфов.

Но при этом идет кропотливая исследовательская и практическая работа по включению в энергобаланс возобновляемых источников энергии.

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Прозоровский В.В.

    Прозоровский В.В.

    первый заместитель председателя Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии

    Государственная Дума ФС РФ

    Просмотров статьи: 2663

    Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru