Уроки Великой Победы

Great Victory lessons

E. Kozlovsky, Mining Council of Russia

В 2010 г. весь мир будет отмечать величайшее событие XXI в. – 65-ю годовщину Победы Советского Союза и стран коалиции в Великой войне – войне, в которой погибли миллионы воинов и безвинных жертв фашистской авантюры.

The article is dedicated to the forthcoming 65th anniversary of the Soviet Union’s victory in the Great Patriotic war. The author provides detailed analysis of the economic and mineral capacities of the USSR and the fascist Germany, including its satellites, on the eve of the war and during it. He emphasizes the input of the soviet geologists and miners who during the wartime succeeded in quickly finding, prospecting and putting in operation a considerable number of the strategic deposits in the Urals, in Central Asia, Siberia and the Far East. Those deposits were of utmost importance for the defence industry.

Вторая мировая война была не только схваткой сражавшихся армий, но и ожесточенной борьбой экономик воевавших сторон. Я ищу связующее звено между тем, что было и есть в системе управления народным хозяйством тогда и сейчас, в связи с чем и обратился к более близкой мне проблеме – минерально-сырьевому комплексу. Знаю определяющую роль этого комплекса в развитии экономики, и поэтому возникла идея взглянуть на проблему в сопоставлении, тем более что она напрямую связана с национальной безопасностью страны, что прекрасно подтвердил опыт Великой войны. Думаю, здесь есть чему поучиться и извлечь политические уроки и нынешним руководителям!

АРГУМЕНТ АГРЕССИИ

Всему миру известно, что минерально-сырьевой потенциал России огромен и это является не только предметом гордости россиян, но и предметом зависти мирового капитала с естественным во все времена желанием в этом порыве отторгнуть от России часть территорий, осуществить ее развал. Мы обязаны это знать, оценивать, прогнозировать политическую обстановку и готовить отпор и, во всяком случае, быть готовыми к активным действиям.

Целями Гитлера были: полная колонизация России, превращение ее в сырьевую базу Германии. Немецкие промышленные магнаты ожидали от войны конкретных результатов – захвата крупных русских предприятий, даровых поставок стали и нефти, древесины и зерна, использования рабского труда русских рабочих. Их интересы полностью совпадали с намерениями фашистской власти. Как говорил Гитлер: «Надо завоевать то, в чем мы нуждаемся и чего у нас нет».

Об откровенно разбойничьем характере проектов фашистской Германии можно судить по секретному докладу уполномоченного отдела экономической политики нацистской партии Корсванта, подготовленному в июне 1940 г. Развивая захватнические идеи о завоевании германским рейхом мирового господства, он предлагал включить в число колониальных владений рейха десятки стран, богатых природным сырьем.

К 1941 г. Германия владела почти всей территорией Западной Европы (5 млн км2) с населением 290 млн человек (значительно больше, чем в СССР). По выплавке стали она превосходила нашу страну в 3 раза, по выработке электроэнергии – в 2,3 раза, по добыче угля – в 5 раз. Мощность автомобильных заводов составляла 600 тысяч единиц в год. Общая сумма богатств, награбленных гитлеровской Германией в странах Западной Европы, превысила 9 млрд фунтов стерлингов, что было вдвое больше годового национального дохода самой Германии. На германскую промышленность работали более 12 млн иностранных рабочих (Советская энциклопедия, 2-е изд., т. 7). В результате оккупации европейских стран военно-экономический потенциал нацистской Германии увеличился в несколько раз (табл. 1).
Табл.1. Военно-экономический потенциал Германии в канун нападения на СССР

СССР накануне войны

Не следует забывать, что молодое советское государство вошло в историю со скромными геологическими результатами. Так, общая геологическая изученность территории дореволюционной России была исключительно низкой. Например, на сводной геологической карте России, изданной Геологическим комитетом в 1915 г., огромные пространства Сибири, Дальнего Востока, Средней Азии и частично Кавказа представляли собой белые пятна. По данным В.И. Вернадского (1915), к началу XX в. за рубежом использовали 61 элемент Периодической системы элементов Д.И. Менделеева, а в России – только 31, из них всего лишь для 17 были известны месторождения с разведанными или предварительно оцененными запасами.

Уровень развития производительных сил СССР в предвоенный период рос следующими темпами (в неизменных ценах): народный доход составил (в млрд руб.): в 1928 г. – 25, в 1932 г. – 46, в 1937 г. – 96 и в 1940 г. – 128. Если 1928 г. принять за базовый (100%), то эти цифры будут выглядеть следующим образом: 100 – 182 – 384 – 512%. Капитальные вложения в народное хозяйство СССР за две с половиной предвоенные пятилетки росли еще стремительнее: увеличились в 12 раз (с 3,7 до 43 млрд руб. в год), основные фонды выросли в 5 раз (со 140 млрд руб. до 709 млрд руб.), а валовая продукция промышленности – в 7 раз (с 21 до 139 млрд руб.). И что особенно важно: прирост в значительной степени шел за счет средств производства, стоимость которых в 1928 г. составляла 8,5 млрд руб., а в 1940 г. – 85 млрд руб., т. е. стала в 10 раз больше.

В 1940 г. производство средств производства крупной промышленности в СССР выросло по сравнению с дореволюционным 1913 г. в 17 раз, а по отношению к 1920 г. – в 91 раз. Резко изменилась структура промышленности: в 1913 г. в России производство средств производства занимало лишь 34% ее объема, а в СССР в 1940 г. его доля составляла уже 61%, в том числе машиностроения и металлообработки – 36%.

Перечисленные выше достижения предвоенной промышленности СССР стали возможными в значительной степени в результате самоотверженного труда молодой геологической службы страны, обеспечившей выявление, ускоренную разведку и подготовку для промышленного освоения многих и многих месторождений полезных ископаемых. Опираясь на использование минеральных богатств, разведанных в недрах страны, горнодобывающие и перерабатывающие отрасли промышленности СССР достигли в предвоенный период значительных успехов, о чем свидетельствуют данные (табл. 2).

Советские геологи за предвоенные годы сумели создать мощную минерально-сырьевую базу страны, обеспечив ее разведанными запасами и, что особенно важно, теми, что определяют научно-технический прогресс. К началу 40-х годов в СССР разведанные запасы практически всех видов полезных ископаемых увеличились по сравнению с известными до Октябрьской революции: по нефти в 6 раз, углю – в 7, железным рудам – в 5,5, хромовым рудам, свинцу и цинку – в 9, марганцевым рудам – в 4, меди – в 27 раз.
Табл. 2. Сравнительные данные экономики России (1913 г.), СССР до 1940 г.
Примечание:
1913 г. – год наивысшего развития экономики дореволюционной России;
1922 г. – год трудного экономического положения Советской республики после иностранной интервенции и гражданской войны;
1928 г. – год накануне первой пятилетки.

ВОЙНА

Практически по всем показателям народного хозяйства (кроме, пожалуй, нефти) Советский Союз уступал ресурсному потенциалу фашистской Германии. Действительно, сравнительные цифры говорили не в пользу нашей страны. В 1940 г. Советский Союз произвел около 166 млн тонн угля, 18 млн тонн стали и 31 млн тонн нефти. В то же время только собственно Германия (в границах 1937 г.) произвела 252 млн тонн угля, 19 млн т стали и 1 млн тонн нефти. Но если прибавить потенциал оккупированных стран и сателлитов, то цифры возрастали до 391 млн тонн угля, 30 млн тонн стали и 7 млн тонн нефти.

С этих позиций следует по-новому подойти к анализу причин наших военных неудач первых двух лет войны. Подавляющее число публицистов видит причины поражений на фронтах Великой Отечественной войны во внезапности нападения. И лишь маршал Г.К. Жуков прямо, хотя и очень осторожно, сказал, что наша промышленность и промышленно-военный потенциал уступали германскому. Видел это и И.В. Сталин, пытавшийся, насколько это было возможно, оттянуть дату начала войны, неизбежность которой всем была ясна. Для полной военной готовности нам не хватало как минимум еще полутора лет.

Но промышленный потенциал Советского Союза складывался не только из голых цифр. Одним из важнейших подтверждений этой аксиомы явилась невиданная по своим объемам передислокация промышленности, в том числе и военной, с запада на восток СССР. Война поставила перед нефтяниками две главные задачи. Во-первых, сделать все для бесперебойного обеспечения фронта и военного производства нефтепродуктами в достаточных количествах и, во-вторых, принять все меры к тому, чтобы враг не смог добывать нефть из скважин, оказавшихся на временно оккупированной территории.

Из южных районов страны в Башкирию, Куйбышевскую, Оренбургскую и Пермскую области были переброшены крупные поисковые и разведочные организации с опытными кадрами геологов, буровиков, с буровым оборудованием, материалами и механическими базами. Эти мероприятия позволили, начиная с 1942 г., значительно усилить поисковые и разведочные работы в указанном регионе. С 1941 по 1945 г. общий объем разведочного бурения достиг 427 тыс. м, что в 1,5 раза превысило объем разведочного бурения за все пятилетие: 1936-1940 гг.

В результате перебазирования и строительства на востоке промышленных и оборонных предприятий, освоения новых месторождений минерального сырья коренным образом изменилось размещение производительных сил страны. Восточные районы превратились в ее основную военно-промышленную базу.

Несмотря на все трудности, нефтяники справлялись с поставленными перед ними сложными задачами. Так, для артиллерийского и стрелкового оружия производились низкозамерзающие спецсмазки. Особенно качественными они получались из эмбенских нефтей. Немецкая же техника часто отказывала в сорокоградусные морозы зимы 1941 г.

Красная Армия снабжалась бензином, использование которого было возможно при температуре до -55°С. Основное же количество немецкого горючего теряло эту способность уже при -10 – 15°С. Острая проблема сложилась с авиационным топливом. Советские заводы производили его с октановыми числами 78, 74 и 70. Однако для двигателей, установленных на наших истребителях, требовалось горючее с октановым числом 95, а для его получения на 1 кг авиабензина Б-78 добавлялось 4 миллилитра жидкости Р-9, содержащей тетраэтилсвинец.

Целенаправленно менялась структура производства нефтепродуктов: в начале 1942 г. из довоенного ассортимента, включавшего 72 вида смазочных масел и смазок, было решено оставить 35 наименований. В 1942 г. общее производство нефтепродуктов существенно упало.
Табл. 3. Добыча и производство в СССР стратегических ресурсов 1940 – 1950 гг.
Из приведенных в табл. 3 данных видно, что наиболее тяжелыми и критическими в добыче угля, железной руды и в производстве чугуна и стали были 1942 и 1943 гг., а в добыче нефти – 1943 и 1944 гг. В эти трудные годы большую роль сыграли созданные накануне войны мобилизационные запасы топлива и металла, а также уголь, нефть, руда, чугун и сталь, которые добывались и производились в восточных районах страны. Уже с 1943 г. начал расти уровень добычи угля и выплавки чугуна и стали, а с 1944 г. стала увеличиваться добыча нефти и железной руды.

Урал за время войны еще более укрепил свои позиции в качестве одного из основных промышленных районов страны. В период 1941 – 1945 гг. Урал давал до 40% всей продукции военной промышленности. Его предприятия стали основными поставщиками металла, и в первую очередь качественных и высококачественных сталей, столь необходимых для производства танков и других видов тяжелого вооружения. В районах Западной Сибири объем промышленного производства увеличился в 3 раза: в 1940 г. он составлял 3,7 млрд руб., в 1942 г. – 8,7, в 1943 г. – 11 млрд руб.

ВОЗМОЖНОСТИ СОЮЗНИКОВ

Естественно, помощь стран коалиции оказала существенную поддержку советской военной экономике. В 1942 г. помощь со стороны союзников, безусловно, не принималась особенно всерьез: в 1941 – 1942 гг. поставки из США грузов составили лишь 1,2 млн тонн, а из Англии — 532 тыс. тонн. Некоторые виды тяжелого вооружения, полученные в 1942 г. (самолеты «Харрикейн», танки «Матильда» и т. п.), оказались неудовлетворительными по качеству. В 1943 г. английские поставки остались на том же уровне, тогда как американские резко возросли, увеличившись до 4,1 млн тонн (а если считать и первые четыре месяца 1944 г., то превысили 6 млн тонн). Сюда входило и более 2 млн тонн продовольствия.
В связи с этим я хочу привести некоторые исследования доктора исторических наук П.И. Вещикова, в частности, по ленд-лизу (табл. 4).

По данным И.В. Сталина, тяжелое вооружение, поставленное союзниками (танки и самолеты), составило примерно 10 – 15% общего его количества. В своей книге «Военная экономика Советского Союза», опубликованной в 1948 г., председатель Госплана СССР Н. Вознесенский утверждал, что поставки союзников в 1941, 1942 и 1943 гг. составили лишь 4% от всей продукции Советского Союза.

Следует признать, что к нам поступала и довольно некачественная, нестандартная продукция. Так, из 711 истребителей, прибывших из Англии в СССР в первые полгода войны, 700 составляли безнадежно устаревшие машины типа «Киттихок», «Томагавк» и «Харрикейн», сильно уступавшие немецким «Мессершмиттам» и нашим «Якам» по скорости и маневренности. А ведь за поставки мы расплачивались золотом, и в немалых количествах. На одном британском крейсере «Эдинбург», который англичане позволили немцам утопить, золота было 5,5 тонны. Из СССР в Штаты было отправлено 32 тыс. тонн марганцевой и 300 тыс. тонн хромовой руды, значение которых в военной промышленности было чрезвычайно велико.

Следует учесть еще немаловажный факт. По нашему договору оплата за груз засчитывалась не по выгрузке, как обычно принято в морских перевозках, а по моменту отгрузки. Американцев не интересовало, попали их самолеты на фронт или нет. Советское руководство находилось в таких тисках, что было вынуждено идти на такие условия. Американский историк Дж. Херринг пишет: «Ленд-лиз не был самым бескорыстным актом в истории человечества... Это был акт расчетливого эгоизма, и американцы, видимо, представляли себе выгоды, которые они могут из него извлечь».
Табл. 4. Количество оружия и военной техники, произведенного в Советском Союзе и поставленного по ленд-лизу в 1941 – 1945 гг.
Источник: П.И. Вещиков, изд-во «Патриот», 2008.
Ленд-лиз как способ зарабатывания монополиями денег, возник еще в 1940 г. Первой получила помощь Англия в 1941 г. Всего же ленд-лиз был распространен США более чем на 40 стран мира. Только Англии как участнице войны долг был списан США, а нам, принявшим на себя основной удар, выставлен солидный счет.

НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ

1. Вспомним, что в конце 1930-х – начале 1940-х годов ключевую роль в европейской политике играла Великобритания, и предотвратить надвигавшийся мировой пожар этой мощной державе было вполне по силам даже без применения военных сил и средств. В то время достаточно было создать общеевропейскую систему коллективной безопасности с участием Советского Союза и других государств. Наоборот, все усилия, предпринимавшиеся Москвой для создания такой системы, последовательно торпедировались британской политической элитой.

2. В целом потеря имущества, т. е. основных и оборотных фондов СССР, или прямой ущерб, который нанесен государству и населению в результате разрушений и разграблений государственного, кооперативного и личного имущества за период войны на территории СССР, подвергшейся оккупации, оцененный по довоенным государственным ценам, составляет 679 млрд руб., или 128 млрд долл. США. По отношению к национальному имуществу, находящемуся до войны на территории, подвергшейся оккупации, потери составляют около двух третей.

3. В ходе Второй мировой войны динамика обеспеченности энергетическими и минеральными ресурсами стран фашистского блока и антигитлеровской коалиции развивалась в противоположных направлениях.

В странах антигитлеровской коалиции в годы Второй мировой войны было произведено минерального сырья и энергии намного больше, чем в странах фашистского блока: электроэнергии в 2,8 раза, нефти и нефтепродуктов – в 23,7, угля – в 1,55, стали – в 2,8 раза. Страны фашистского блока потерпели не только военное и политическое, но и экономическое поражение. Минерально-сырьевая проблема, как показывает опыт Великой Отечественной войны, является для нашего государства наиважнейшей, и она напрямую связана с обороноспособностью страны, готовностью России обеспечить национальную безопасность и независимость своей Родины, как это сделало Великое поколение тружеников и воинов в тяжелые годы всенародного испытания!

4. В первую очередь, России нужна новая государственная минерально-сырьевая политика, государственный орган управления всем этим процессом (Комитет, Министерство), в основе которого должны лежать долговременные стратегические исследования недр с крепкой материальной базой.

Геология всегда была впередсмотрящей экономики. Все унижения геологии связаны с некомпетентностью управления и непониманием ее роли в перспективном развитии страны. Это хроническая болезнь руководства страны, и чем скорее мы ликвидируем ее симптомы, тем скорее станем на путь внедрения новейших технологий, используя минерально-сырьевой потенциал.

5. Надо сделать серьезные выводы из прошлого и понять, что перспектива «куется» сегодня трудом, организованностью и разумом. А глядя вперед, необходимо задуматься над состоянием экономики в последние годы и ответить на будоражащий народ вопрос: что с нами произошло и кто виноват?! И это не только обычное любопытство, а необходимость глубокого анализа произошедшего, прогноз будущего, т. е. осознание того, что заложило основы Великой Победы!

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Козловский Е.А.

    Козловский Е.А.

    д.т.н., профессор, вице-президент Российской академии естественных наук, член Высшего горного совета России

    Просмотров статьи: 2224

    Рейтинг@Mail.ru

    admin@burneft.ru