МЭА и Секретариат ОПЕК: два прогноза – два взгляда на перспективы развития глобальной энергетики

IEA AND THE OPEC SECRETARIAT: TWO FORECASTS - TWO PERSPECTIVES ON THE PROSPECTS FOR THE DEVELOPMENT OF GLOBAL ENERGY

A. MASTEPANOV,
OGRI RAS, Institute of Energy Strategy,
P. BARINOV,
OGRI RAS

Проведен сопоставительный анализ последних прогнозов Международного энергетического агентства и Секретариата ОПЕК, рассмотрены их особенности и сценарии. Показаны взгляды специалистов этих организаций на перспективы развития мирового энергопотребления и его структуру, проанализированы причины их расхождений.

The article compares the latest IEA and OPEC World Outlook and examines their features and scenarios. The views of specialists of these organizations on the prospects for the development of world energy consumption and its structure are shown, the reasons for their discrepancies are analyzed.

События последнего десятилетия, вызовы, с которыми столкнулось человечество, новые риски и тенденции повысили степень неопределенности перспективного энергетического развития и сформировали потребность в новых подходах к прогнозированию нашего общего энергетического будущего. Свой вклад в этот рост неопределенности вносят и глобализация, и геополитика, и стремительное развитие науки и технологий. Ситуация усугубляется складывающимся профицитом энергоресурсов.
Одним из следствий этих изменений стало быстрое увеличение количества различных прогнозов социально-экономического развития как глобальной экономики в целом, так и мировой энергетики при одновременном сокращении их «продолжительности жизни».
Большинство признанных лидеров в этой области – ведущих аналитических центров – перешло на ежегодный выпуск прогнозов развития мировой энергетики, причем прогнозов не текущих и даже не кратко- или среднесрочных, а прогнозов долгосрочных, на период до 2035 – 2060 гг. В изменившихся условиях меняются и целевые задачи подобных прогнозов.
В полной мере это относится и к прогнозам таких организаций, как Международное энергетической агентство (МЭА) и Секретариат ОПЕК, выражающих, соответственно, интересы стран-потребителей и стран-экспортеров энергоресурсов.

ОСОБЕННОСТИ И СЦЕНАРИИ ПОСЛЕДНИХ ПРОГНОЗОВ МЭА И СЕКРЕТАРИАТА ОПЕК

Последний прогноз МЭА – World Energy Outlook 2017 – был опубликован 16 ноября 2017 г. Как отмечается на сайте МЭА [1], «сцену» для этого издания создали четыре крупномасштабных сдвига в глобальной энергетической системе: быстрое развитие экологически чистых энергетических технологий и снижение затрат на их использование; растущая электрификация мировой экономики; переход к более ориентированной на услуги экономике и к более чистой энергии в Китае, а также устойчивость добычи сланцевого газа и нефти плотных коллекторов в США. Причем эти сдвиги происходят в то время, когда традиционные различия между производителями и потребителями энергии стираются, а новая группа крупных развивающихся стран, возглавляемая Индией, выходит на центральное место.
Следует, однако, отметить, что, как подчеркивают его авторы, World Energy Outlook (Outlook в переводе с английского в основном значении – «перспективы», «точка зрения», «прогноз») не является прогнозом (forecast), а предлагает читателю альтернативные сценарии будущего, так как для корректного прогнозирования в рассматриваемой области имеется слишком много переменных и порождаемых ими неопределенностей1.
В рамках своих World Energy Outlook (WEO) МЭА предлагает несколько сценариев, каждый из которых предназначен для демонстрации того, как рынки могут развиваться при тех или иных условиях. Другими словами, WEO – это некая «дорожная карта» по стимулированию желательных и торможению нежелательных факторов и действий на пути достижения поставленных целей на основании формирования государственной энергетической политики ведущих стран, а в WEO-2017 – и политики устойчивого развития ООН, а также Парижского соглашения по климату.
Как и в большинстве подобных прогнозов, в WEO-2017 [3] рассмотрено несколько сценариев развития мировой энергетики, в том числе три основных:
Сценарий Новых политик (New Policies Scenario), ориентированный на проведение ведущими государствами мира новой государственной энергетической политики и реализации энергетических реформ, учитывает анонсированные меры по изменению энергетической политики и реализации заявленных намерений, особенно связанных с изменением климата. Он также учитывает возникающие в будущем новшества, как в результате технического прогресса, так и законодательных и регуляторных инициатив, которые еще не нашли своего отражения в действительности. В последние годы именно этот сценарий считается базовым, то есть наиболее вероятным.
Сценарий Текущих политик (Current Policies Scenario) исходит из сохранения текущей государственной политики стран мира вплоть до 2040 г. и учитывает последствия точно известных на середину 2017 г. причин (факторов) и отталкивается от их возможных последствий.
Сценарий Устойчивого развития (Sustainable Development Scenario) является новым в прогнозах МЭА, пришедшим на смену Сценарию «450», который в предыдущих изданиях WEO показывал путь к ограничению долгосрочного глобального потепления до 2 °C выше доиндустриального уровня. Этот сценарий характеризуется тремя основными элементами. Во-первых, он описывает путь к достижению всеобщего доступа к электроэнергии к 2030 г., включая экологически чис­тое (clean cooking) пищеприготовление. Во-вторых, он рисует картину 2040 г., которая согласуется с достижением целей Парижского соглашения, включая наискорейшее достижение пика выбросов СО2, а затем их существенное снижение. В-третьих, этот сценарий исходит из необходимости значительного сокращения других, связанных с энергетикой выбросов в целях резкого повышения глобального качества воздуха и обусловленного им сокращения преждевременных смертей2.
Кроме того, в WEO-2017 в той или иной мере рассмотрены и другие сценарии:
Сценарий более быстрого перехода (Faster Transition Scenario). Этот сценарий, разработанный в 2017 г., предусматривает достижение «нулевых выбросов CO2» в энергетическом секторе уже в 2060 г. и исходит из более низких уровней выбросов в 2040 г., чем Сценарий устойчивого развития. Этот сценарий был первоначально разработан МЭА совместно с Международным агентством по возобновляемым источникам энергии (IRENA) в рамках исследования «Перспективы энергетического перехода: инвестиционные потребности в низкоуглеродной энергетической системе». Работа была поддержана правительством Германии в качестве ее вклада в председательство Германии в G 20 в 2017 г.;
Сценарий низких цен на нефть (Low Oil Price Case) учитывает условия, при которых нефть будет недорогой;
Сценарий «Энергия для всех» (Energy for All Case) – это альтернатива целям Сценария устойчивого развития. Разработанный специально для WEO-2017, этот сценарий рассматривает обеспечение современной энергией всего человечества на фоне Сценария новых политик (исходя из посылок этого сценария). Такой подход дает точку сравнения с тем, как решается аналогичная цель в Сценарии устойчивого развития.
Сценарий 450 (450 Scenario) как таковой в WEO-2017 не рассматривается. В предыдущих WEO он был основным сценарием декарбонизации, и в WEO-2017 результаты этого сценария используются в целях сравнения.
Сценарий «Чистый воздух» (Clean Air Scenario) также используются в WEO-2017 в целях сравнения. Он был разработан в специальном обзоре 2016 г. (WEO-2016 Special Report, Energy and Air Pollution) и исходит из реализации такой экономически эффективной стратегии, основанной на существующих технологиях и проверенной политике, которая обеспечивает сокращение к 2040 г. выбросов загрязняющих веществ более чем наполовину по сравнению со Сценарием новых политик;
Переходный сценарий (Bridge Scenario) описывает скорейшее достижение пика энергообусловленных выбросов СО2. Этот сценарий, как и два предыдущих, специально для WEO-2017 не разрабатывался. Он был разработан в специальном обзоре 2015 г. (WEO-2015 Special Report, Energy and Climate Change) и используется в WEO-2017 для иллюстрации тех мер, которые могут обеспечить достижение более раннего пика выбросов.
Прогноз Секретариата ОПЕК – World Oil Outlook 2017 (WOO-2017) [4] – вышел в свет в октябре 2017 г. Этот прогноз исходит из того, что будущие изменения на энергетических и нефтяных рынках будут определяться целым рядом факторов, важнейшими из которых являются рост населения, изменение демографических показателей, предполагаемый путь развития экономики, изменения в политике, технологические достижения и цены на энергоносители и нефть.
В рамках WOO-2017 рассмотрено три основных сценария, в основе которых лежит прогноз ВВП. Эти сценарии так и называются: Сценарий высоких темпов роста ВВП (Higher GDP growth), Базовый сценарий (Reference Case) и Сценарий низких темпов роста ВВП (Lower GDP growth). Основным сценарием прогноза является Базовый, являющийся прогнозом взаимодействия известных и предполагаемых факторов, прежде всего – динамики ВВП и демографических изменений, по оценкам международных организаций, известных проводимых политик государств в области энергоэффективности и энергетического развития, а также собственного детального анализа в части добычи, транспортировки нефти, и особенно ее переработки.
Поскольку базовая компонента прогноза – темпы роста ВВП – в различных сценариях отличаются весьма умеренно (на 1 – 2 п.п. в среднем за весь прогнозируе­мый период), то и сами сценарии WOO-2017 отличаются друг от друга существенно меньше, чем сценарии WEO-2017. Соответственно, в прогнозе Секретариата ОПЕК подробно отражен лишь один – Базовый – сценарий, а остальные два даны, в основном, для отображения границ прогнозного диапазона.
Наряду с основными сценариями в WOO-2017 рассматривается и широкая гамма так называемых сравнительных сценариев, объединенных под общим названием – Сценарий чувствительности (Sensitivity Case) – чувствительности к различным «вводным»:
большему или меньшему предложению нефти и спросу на нее, в том числе со стороны пассажирского транспорта;
разной структуре производства жидкого топлива по источникам (типам ресурса);
повышению разными темпами энергоэффективности;
различным технологиям и др.
Однако во всех сценариях, кроме Базового, рассматривается, по сути, лишь нефть и, в определенной мере, общий уровень перспективного энергопотребления в мире.

ОЦЕНКА УРОВНЕЙ ГЛОБАЛЬНОГО ЭНЕРГОПОТРЕБЛЕНИЯ И ЕГО СТРУКТУРЫ

В основе сценариев и МЭА, и Секретариата ОПЕК лежат одни и те же базовые компоненты прогноза: долгосрочные прогнозы экономического роста Всемирного банка и МВФ, роста населения ООН.
Так, в Базовом сценарии WEO-2017 среднегодовые темпы глобального экономического роста за 2016 – 2040 гг. составляют 3,4 %, а в WOO-2017 – 3,5 %. При этом сохранится значительная неравномерность темпов роста отдельных стран и регионов, будут появляться новые центры экономического роста и энергопотребления.

Численность населения в мире в WEO-2017 в 2040 г. оценивается в 9 144 млн чел., а в WOO-2017 – 9 156 млн чел. Обе организации исходят из того, что урбаниза­ция в прогнозируемом периоде продолжит развиваться высокими темпами.
Соответственно, и оценки глобального спроса на энергию в перспективе до 2040 г. в базовых сценариях WEO-2017 и WOO-2017 достаточно близки.

Численность населения в мире в WEO-2017 в 2040 г. оценивается в 9 144 млн чел., а в WOO-2017 – 9 156 млн чел. Обе организации исходят из того, что урбанизация в прогнозируемом периоде продолжит развиваться высокими темпами.
Соответственно, и оценки глобального спроса на энергию в перспективе до 2040 г. в базовых сценариях WEO-2017 и WOO-2017 достаточно близки (рис. 1).
В абсолютных величинах мировое энергопотребление в 2040 г. в Базовом сценарии WEO-2017 оценивается в 17 584 млн т н.э. В Базовом сценарии WOO-2017 оно составляет 371,6 млн барр. н.э./сут, или 18 431 млн т н.э., что на 4,8 % больше, чем в Базовом сценарии WEO-2017. Тем самым за рассматриваемый в этих прогнозах период потребление первичных энергоресурсов в мире возрастет на 3951 – 4745 млн т н.э., или, округленно, на 30 – 35 %, соответственно.
Чтобы лучше понять эти цифры, отметим, что величина прироста энергопотребления на 3951 млн т н.э. больше всего суммарного энергопотребления современных Китая и Индии, а 4745 млн т н.э. – Китая, Индии, Японии и Бразилии.
При всем при этом и ОПЕК, и МЭА сходятся в том, что в «развитых» странах энергопотребление не вырастет, а в «развивающихся» оно будет расти вместе с ростом населения и ВВП (рис. 2).
Одновременно в развивающихся странах будет происходить ускоряющееся привлечение все большей доли населения к современному энергопотреблению – сейчас больше миллиарда человек в мире готовят еду на костре или на керосиновых горелках и не имеют доступа к электроэнергии. Как отмечается в WEO-2017, в Сценарии Новых политик, даже в 2030 г. около 675 млн чел. (90 % из них проживает в Африке – к югу от Сахары) по-прежнему не будут иметь доступа к электроэнергии, а 2,3 млрд чел. продолжат полагаться на биомассу, уголь или керосин для приготовления пищи (против 2,8 млрд чел. в настоящее время). Сегодня загрязнение воздуха в домашних хозяйствах из этих источников является причиной 2,8 млн преждевременных смертей в год, и несколько миллиардов часов тратится на сбор дров для приготовления пищи, в основном женщинами, которые могут быть использованы для более продуктивных занятий [1].
Однако отметим, что исходная база – данные об объемах мирового энергопотребления в 2015 г. – у МЭА и Секретариата ОПЕК немного различается: 13 633 и 13 686 млн т н.э., соответственно (рис. 3), то есть вторая на 0,4 % больше. Накопление этих различий также сказывается на конечных результатах прогноза.
Близки оценки МЭА и Секретариата ОПЕК и по основным странам и группам стран мира (рис. 4).
В то же время в структуре глобального энергопотребления в базовых сценариях WEO-2017 и WOO-2017 различия весьма заметны (табл. 1).
Так, в прогнозе МЭА в структуре мирового энергопотребления в 2030 – 2040 гг. доля нефти и всех видов возобновляемых источников энергии выше, чем в аналогичном прогнозе Секретариата ОПЕК. При этом доля угля, природного газа и атомной энергии – ниже. Однако при всех этих различиях специалисты обеих организаций единодушны в том, что основу перспективного энергопотребления (на уровне 2040 г. – три четверти) еще долгое время будут составлять именно нефть, природный газ и уголь.


ОЦЕНКА ПЕРСПЕКТИВ МИРОВОГО СПРОСА НА ОСНОВНЫЕ ЭНЕРГОНОСИТЕЛИ

В частности, и МЭА, и Секретариат ОПЕК едины в том, что в прогнозном периоде нефть, а вернее – жидкие углеводороды (жидкие виды топлива)3, по-прежнему будет оставаться основным энергоносителем, хотя в оценке абсолютных объемов спроса на нее и расходятся4.
В Базовом сценарии WEO-2017 в 2030 г. нефть будет покрывать почти 30 % всего мирового спроса на первичные энергоносители, а в 2040 г. – свыше 27 %, при этом спрос на нефть в абсолютных цифрах увеличится за это десятилетие с 4 715 до 4 830 млн т н.э.
В Базовом сценарии WOO-2017 удельный вес нефти в мировом спросе на первичные энергоресурсы хотя и несколько ниже (табл. 1), но в абсолютных цифрах выше, чем в Базовом сценарии прогноза МЭА: 107,4 млн барр/сут в 2030 г. (97,9 млн барр. н.э./сут, или 4 856 млн т н.э.) и 111,1 млн барр/сут в 2040 г. (4 995 млн т н.э.).
Анализ всех основных сценариев прогнозов МЭА и Секретариата ОПЕК свидетельствует, что прогнозный диапазон спроса на нефть в сценариях WOO-2017 составляет в 2040 г. 107,5 – 113,8 млн барр сут, а в сценариях WEO-2017 – 72,9 – 118,8 млн барр/сут. При этом базовый сценарий спроса на нефть WEO-2017 – 104,9 млн барр/сут – находится вне прогнозного диапазона WOO-2017.
Тем не менее оценки прироста потребления нефти в мире за рассматриваемый период в базовых сценариях прогнозов МЭА и Секретариата ОПЕК совпадают: спрос на нефть возрастет на 16,5 % (табл. 2).
По оценкам МЭА и Секретариата ОПЕК, основное увеличение спроса на нефть и нефтепродукты до 2040 г. обеспечат Индия, Китай, страны Ближнего Востока, Африки и Юго-Восточной Азии. В то же время их потребление сократится в Европе и в странах Северной Америки.
Основой спроса на нефть является человеческая мобильность, т.е. транспорт во всех его проявлениях. По оценкам базового сценария WEO-2017, в 2040 г. объем потребления нефти всеми видами транспорта составит 59,7 млн барр/сут, то есть 57 % всего ее мирового потребления. По оценкам Базового сценария WOO-2017 – 64,9 млн барр/сут и 58,4 %, соответственно.
Крупнейшим потребителем нефти являются дорожные (наземные) виды транспорта (автодорожный, железнодорожный) – табл. 2 и рис. 5. В Базовом сценарии WEO-2017 рост в этом сегменте за 2016 – 2040 гг. составит 8,1 %, а в WOO-2017 – 12,6 %. Гораздо больший рост в относительном выражении покажут авиаперевозки и судоходство, где и ОПЕК, и МЭА прогнозируют рост за 2016 – 2040 гг. на уровне 42 %.
Основными причинами столь значительных различий в прогнозах МЭА и Секретариата ОПЕК являются неопределенность с развитием транспортных средств на электрической тяге (прежде всего – электромобилей и гибридных автомобилей) и оценки успехов в повышении топливной эффективности автотранспорта с двигателем внутреннего сгорания. Кроме того, специалисты МЭА и Секретариата ОПЕК по-разному оценивают и само перспективное количество транспортных средств в мире.

По оценкам МЭА и Секретариата ОПЕК, основное увеличение спроса на нефть и нефтепродукты до 2040 г. обеспечат Индия, Китай, страны Ближнего Востока, Африки и Юго-Восточной Азии. В то же время их потребление сократится в Европе и в странах Северной Америки.

В Базовом Сценарии Новых политик WEO-2017 специалисты МЭА исходят из того, что в период до 2040 г. в мире ежегодно будет продаваться более 100 млн легковых и более 15 млн грузовых автомобилей. Тем самым к 2040 г. общее число автомобилей достигнет почти 1,9 млрд шт. При этом мировой парк электромобилей в период до 2020 г. ежегодно будет возрастать на 50 %, и уже к 2025 г. количество электромобилей на дорогах вырастет до 50 млн (против 2 млн в 2016 г.). В последующие годы этот рост продолжится, и в 2040 г. в мире будет насчитываться до 280 млн электромобилей, что составит около 15 % всего мирового автопарка. Отметим, что это существенно больше, чем прогнозировалось МЭА всего год назад: в WEO-2016 в Базовом сценарии число электромобилей в 2040 г. оценивалось в 150 млн.
В случае более широкого государственного воздействия на эти процессы, в том числе в целях развития соответствующей инфраструктуры, электрический пассажирский автопарк в 2040 г. увеличится почти до 900 млн ед., что и заложено в Сценарии Устойчивого развития WEO-2017. Отметим, что подобный рост числа электромобилей заложен специалистами МЭА и в Сценарий низких цен на нефть (Low Oil Price Case).
В Базовом сценарии WOO-2017 специалисты Секретариата ОПЕК ожидают дальнейший рост числа пассажирских автомобилей средним темпом 2,7 % в год, в результате чего их количество в мире увеличится к 2040 г. на 954 млн шт. Всего в эксплуатации в это время будет находиться 2030 млн пассажирских автомобилей, что на 89 % больше, чем в 2016 г. При этом количество коммерческих автомобилей к 2040 г. увеличится до 463 млн шт. (на 107 % больше, чем в 2016 г.). В противоположность пассажирским автомобилям, чей прирост тесно коррелирует с ВВП на душу населения, рост парка коммерческих машин больше увязан с экономическим ростом и торговой активностью: если в странах ОЭСР рост составит 50 %, то в развивающихся странах Азии он утроится, демонстрируя в среднем 6,3 % роста в год.
Что касается автопарка на электротяге, включая различного типа гибридные автомобили и автомобили на топливных элементах, то число таких транспортных средств в Базовом сценарии WOO-2017 в 2040 г. оценивается в 370 млн ед., в том числе 338 млн – пассажирских.
Специалисты МЭА считают, что лидерство по продажам электромобилей на протяжении всего периода до 2040 г. сохранит Китай, где этот процесс пользуется сильной поддержкой государства. В результате в 2040 г. почти 50 % электромобилей в мире будут иметь «китайскую прописку». В странах ОЭСР Европы, и в частности в Евросоюзе, продажи электромобилей к 2040 г. составят до 40 % от общего числа проданных автомобилей, поскольку целый ряд стран (Норвегия, Франция, Нидерланды, Великобритания) заявил о прекращении продаж бензиновых и дизельных автомобилей к 2040 г. или даже раньше. Базовый Сценарий Новых политик WEO-2017 предусматривает также быструю электрификацию общественного транспорта и даже двух- и трехколесных средств транспорта, особенно в Индии, где к 2040 г. 20 % всех пассажирских транспортных средств станут электрическими.
В Секретариате ОПЕК считают, что к 2040 г. в странах ОЭСР Америки доля продаж электромобилей достигнет около 35 %, а в странах ОЭСР Европы и Азии и Океании – 33 % и 31 %, соответственно, а в Китае – приблизятся к 29 %.

Специалисты МЭА считают, что лидерство по продажам электромобилей на протяжении всего периода до 2040 г. сохранит Китай, где этот процесс пользуется сильной поддержкой государства. В результате в 2040 г. почти 50 % электромобилей в мире будут иметь «китайскую прописку». В странах ОЭСР Европы, и в частности в Евросоюзе, продажи электромобилей к 2040 г. составят до 40 % от общего числа проданных автомобилей, поскольку целый ряд стран (Норвегия, Франция, Нидерланды, Великобритания) заявил о прекращении продаж бензиновых и дизельных автомобилей к 2040 г. или даже раньше.

И в МЭА, и в Секретариате ОПЕК считают, что на величину спроса на нефть со стороны транспорта в перспективе большое влияние окажут успехи в использовании биотоплива и природного газа, а также ужесточение стандартов топливной эффективности двигателей внутреннего сгорания.

Спрос на природный газ в рассматриваемой перспективе будет расти самыми высокими темпами по сравнению с другими горючими ископаемыми, что в значительной степени объясняется политикой многих стран снизить вредные выбросы в атмосферу. Доля газа в суммарном мировом энергопотреблении вырастет примерно с 21,5 % в 2015 г. до 24,8 % в Базовом сценарии WEO-2017 и до 25,1 % – в Базовом сценарии WOO-2017. Тем самым природный газ становится вторым по значению источником энергии в мире, оттеснив с этого места уголь.
В абсолютных цифрах объем спроса на газ в Базовом сценарии WEO-2017 за прогнозируемый период возрастает на 49,7 % или на 1669 млрд  м3, достигая в 2040 г. 5304 млрд м3.
В Базовом сценарии WOO-2017 спрос растет на 57,6 %, или на 34,1 млн барр. н.э./сут (порядка 2036 млрд м3), достигая 93,3 млн барр. н.э./сут (порядка 5560 млрд м3). Что касается прогнозного диапазона перспективного спроса на природный газ, то подобные сведения есть только по основным сценариям WEO-2017: в 2040 г. в Сценарии текущих политик – 5704 млрд м3; в Сценарии Устойчивого развития – 4217 млрд м3.
В период до 2025 г. основной прирост спроса на газ, по оценкам специалистов МЭА, будет наблюдаться со стороны промышленности, прежде всего – легкой, а в последующие годы – со стороны энергетики (рис. 6).
Большую часть прироста потребления газа обеспечат развивающиеся страны Азии, Африки, Латинской Америки и Ближнего Востока – до 80 %, по оценкам специалистов и МЭА, и Секретариата ОПЕК. В то же время в число абсолютных лидеров по при­росту спроса на газ входят и США. Объем потребления газа и отраслевая структура перспективного спроса на газ со стороны отдельных стран и регионов показаны на рис. 7 – 8.
Особо отметим, что специалисты МЭА напрямую увязывают перспективные объемы спроса на газ с ценами на этот энергоноситель. Именно высокие цены на газ в 2011 – 2015 гг. в сочетании с медленным экономическим ростом и растущей конкуренцией со стороны дешевого угля и быстро дешевеющих ВИЭ называются основной причиной того, что темпы роста спроса на газ в эти годы были вдвое ниже, чем в 2000 – 2010 гг.
И только снижение цен на газ в последнее время подогрело интерес к его потреблению, особенно со стороны электроэнергетики, и положительно повлияло на спрос.
В годы рассматриваемой перспективы специалисты МЭА исходят из того, что цены на природный газ будут расти достаточно высокими темпами во всех основных сценариях WEO-2017, несмотря на развитие конкуренции между источниками газа (gas-to-gas competition), переход от индексации цен на нефть и либерализацию газовых рынков в Японии и Китае. При этом благодаря росту поставок СПГ будет нарастать тенденция сближения цен на газ на его основных рынках (рис. 9).

Одним из основных источников энергии в мире в прогнозном периоде будет оставаться и уголь. Так, в 2030 г. объем мирового потребления угля, по оценке Базового сценария WEO-2017, составит 3896 млн т н.э., а в 2040 г. – 3929 млн т н.э. В Базовом сценарии WOO-2017 эти цифры выше: 4256 и 4275 млн  т н.э., соответственно. В то же время в Сценарии текущих политик WEO-2017 объем мирового спроса на уголь в 2040 г. прогнозируется на уровне 5045 млн т н.э., а в Сценарии устойчивого развития – только 1777 млн т н.э. (рис. 10).
При этом динамика спроса на уголь будет демонстрировать наибольшее расхождение между развитыми и развивающимися странами, что особенно хорошо видно при сравнении Индии и ОЭСР (рис. 11). Обращает на себя внимание и существенное различие в видении Секретариата ОПЕК и МЭА динамики потребления угля в Китае.

Снижение цен на газ в последнее время подогрело интерес к его потреблению, особенно со стороны электроэнергетики, и положительно повлияло на спрос.

Основной объем угля как в настоящее время, так и в перспективном периоде используется для выработки электрической и тепловой энергии, поэтому можно утверждать, что именно угольная электрогенерация является важнейшим драйвером развития угольной отрасли.
С 2000 г. по 2015 г. прирост новых мощностей угольных электростанций по всему миру составил 1100 ГВт, из которых 780 ГВт пришлось на Китай [3]. Соответственно, выработка электроэнергии на угольных ТЭС за этот период в мире увеличилась на 59 % – с 6005 ТВт/ч. до 9532 ТВт/ч., что соответствует 39 % всей мировой электрогенерации. В Китае в 2000 – 2015 гг. рост спроса на уголь для электрогенерации составил 313 % (1047 млн т н.э. против 334 млн т н.э.) и достиг 44 % от уровня всего мира. Дальнейший прирост новых угольных ТЭС до 2040 г. обеспечит 50 % всей угольной электрогенерации в мире.
Необходимо принимать во внимание, что речь здесь идет не только о строительстве новых угольных ТЭС, но и о замене угольных электростанций старого типа на станции новых поколений с большим КПД. Не исключено, что в различном подходе к этому фактору могут скрываться расхождения в соответствующих прогнозах МЭА и ОПЕК.
Используя данные Сценария Новых политик WEO-2017, мы вывели своеобразный Индекс инновационно-технологического развития угольных ТЭС – Icpg:


где qcpg – объем угольной электрогенерации, ТВт.ч; qcc – спрос на уголь на цели электрогенерации, млн т н.э.
Этот индекс наглядно свидетельствует не только о том, что в перспективе объем выработки электроэнергии угольными ТЭС будет опережать прирост спроса на уголь на цели электрогенерации, но и позволяет оценить интенсивность этого процесса (табл. 3).

В целом по миру за 2000 – 2040 гг. это превышение составит 12 %, но в разных странах процесс будет идти с разным темпом по мере модернизации парка угольных ТЭС, которая в Китае и Индии, например, демонстрирует пиковую интенсивность в различные декады.


Выводы
Представленный сопоставительный анализ WEO-2017 МЭА и WOO-2017 Секретариата ОПЕК дает лишь общее представление о взглядах специалистов этих организаций на перспективы развития мирового энергопотребления, динамику его продуктовой (по видам энергоносителей), отраслевой и территориальной структуры. К сожалению, размер статьи не позволил даже кратко остановиться на оценках перспективного спроса и на другие энергоносители – атомную и возобновляемую энергию, потенциала роста энергоэффективности и влияния энергетического сектора на окружающую среду, включая проблему изменения климата, а также рассмотреть оценки перспектив развития добычи углеводородов и других источников покрытия этого энергетического спроса.
Но даже такое общее представление свидетельствует о высокой степени неопределенности практически каждого составного элемента, из которых складывается общая картина энергетики будущего. Оценить степень этой неопределенности, выявить критически важные процессы, факторы, вызовы и ограничения, влияющие на перспективы развития нефтегазового комплекса России в контексте глобальной экономики и энергетики, – задача наших дальнейших исследований.
Выполненный сравнительный анализ последних прогнозов МЭА и Секретариата ОПЕК позволяет сделать следующие выводы:
1. Потребление энергии в мире будет расти в течение всей рассматриваемой перспективы и во всех секторах глобальной экономики, при этом темпы роста энергопотребления будут все больше и больше отставать от темпов роста ВВП.
2. Горючие ископаемые сохранят безусловное лидерство в удовлетворении спроса на энергию в мире во всех регионах. Среди них в наибольшей мере будет расти спрос на газ.
3. Уголь останется важнейшим топливом тепловой электрогенерации, и эта роль угля будет базироваться на более эффективных технологиях его сжигания.
4. В наибольшей мере прогнозы ОПЕК и МЭА различаются в оценке величин потребления нефти (жидких углеводородов), хотя и совпадают в том, что нефть останется основным энергоносителем для транспорта.
5. Китай остается крупнейшим в мире потребителем энергии. Однако прирост спроса на энергию будет все больше смещаться в Южную Азию, и его абсолютным лидером будет Индия (рост спроса за 2016 – 2040 гг. – 1003 млн  т н.э., или 3,2 % в год). В то же время в развитых странах ожидается практически стабилизация достигнутых объемов энергопотребления (в лучшем случае, оно вырастет на 1 – 2 %, в худшем – сократится на примерно такую же величину).
Работа выполнена в рамках государственного задания ФАНО (тема «Фундаментальный базис инновационных технологий нефтяной и газовой промышленности», № ААА - 0139-2018-06-0006).

Литература

1. World Energy Outlook 2017: A world in transformation [Электронный ресурс]. URL: http://www.iea.org/WEO-2017/ (дата обращения: 10.04.2018).
2. Публикации и статьи МЭА [Электронный ресурс]. URL: https://www.iea.org/russian/publications/ (дата обращения: 11.04.2018).
3. World Energy Outlook 2017. OECD/IEA, 2017. 782 p. [Элект­ронный ресурс].
URL: https://webstore.iea.org/world-energy-outlook-2017 (дата обращения: 11.04.2018).
4. 2017 OPEC World Oil Outlook 2040. Organization of the Petroleum Exporting Countries, October 2017, 364 р. [Электронный ресурс]. URL: http://www.opec.org/opec_web/en/publications/340.htm (дата обращения: 10.04.2018).

References

1. World Energy Outlook 2017: A world in transformation (in English). URL: http://www.iea.org/WEO-2017/ (accessed 10.04.2018).
2. [Publications and articles of the IEA] Publikatsii i stat’i MEA (in Russian). URL: https://www.iea.org/russian/publications/ (accessed: 04/11/2018).
3. World Energy Outlook 2017. OECD/IEA, 2017. 782 p. (in English).
URL: https://webstore.iea.org/world-energy-outlook-2017 (accessed 11.04.2018).
4. 2017 OPEC World Oil Outlook 2040. Organization of the Petroleum Exporting Countries, October 2017, 364 р. (in English). URL: http://www.opec.org/opec_web/en/publications/340.htm (accessed 10.04.2018)

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Мастепанов А.М.

    Мастепанов А.М.

    д.э.н., академик РАЕН, руководитель Аналитического центра энергетической политики и безопасности – заместитель директора ИПНГ РАН, член совета директоров Института энергетической стратегии

    Баринов П.С.

    Баринов П.С.

    научный сотрудник

    Институт проблем нефти и газа РАН (ИПНГ РАН)

    Просмотров статьи: 67

    Rambler's Top100

    admin@burneft.ru