Нефтегеофизика – неотъемлемая часть бурения и нефтедобычи

Neftegeofizika – an integral part of drilling and oil production

Процесс нефтегазодобычи совершенно невозможно представить без разведочной и промысловой геофизики. Ее цель состоит в том, чтобы, используя разнообразное оборудование, понять физические и химические характеристики вскрываемого разреза, связать полученные параметры с наличием углеводородов в породах данного разреза. Интерпретация данных геофизических исследований скважин позволяет выполнить: литологическое и стратиграфическое расчленение разреза; выделение в разрезе коллекторов; разделение коллекторов на продуктивные и водоносные, а в продуктивных коллекторах – на газо- и нефтенасыщенные; определение положения газонефтяного, водонефтяного и газоводяного контактов; определение фильтрационно-емкостных свойств: глинистости, пористости, проницаемости, газо- и нефтенасыщенности. Для решения этих задач существует множество видов геофизических исследований скважин – ГИС (каротажа): электрические методы, электромагнитные, радиоактивные, термометрия, акустический каротаж, микрозонирование и др. Наш экспресс-опрос ставит задачей определить положение отечественной геофизики в России и мире, возможные пути ее развития.

The process of oil and gas extraction is absolutely impossible to imagine without exploratory and field geophysics. Its goal is to use the various equipment to understand the physical and chemical characteristics of the section being opened, to relate the obtained parameters to the presence of hydrocarbons in the rocks of this section. Interpretation of the data of well logging allows performing: lithological and stratigraphic dismemberment of the section; separation by the collectors; separation of reservoirs into productive and aquifers, and in productive reservoirs for gas and oil saturated ones; determination of the position of gas-oil, water-oil and gas-water contacts; determination of filtration-capacitance properties: clayiness, porosity, permeability, gas and oil saturation. To solve these problems, there are many types of geophysical studies of wells – GIS (logging): electrical methods, electromagnetic, radioactive, thermometry, acoustic logging, micro-zoning, etc. Our express questionnaire aims to determine the position of Russian geophysics in Russia and the world, and possible ways of its development.

Определение фильтрационно-емкостных свойств пластов необходимо для подсчета запасов нефти и газа, проектирования разработки залежи, бурения и последующей эксплуатации скважины. Кроме косвенных методов каротажа существуют и прямые методы с применением испытателей пластов на трубах, либо на геофизическом кабеле с непосредственным воздействием на горные породы. Эти методы обеспечивают прямую оценку характера насыщения пласта, позволяют определить потенциальный дебит скважин.
Важны в производственной деятельности геофизиков и перфорационные работы. Их результативность во многом зависит от качества прострелочно-взрывной аппаратуры (ПВА). В настоящее время существует значительное количество поставщиков такой аппаратуры: как отечественных, так и зарубежных.
Геофизики участвуют в строительстве и эксплуатации скважин от начала до конца. Получаемые ими данные по скважинам, находящимся в эксплуатации, обуславливают принятие обоснованных решений, ведущих к увеличению дебитов. Даже на завершающем этапе «жизни» скважины ее ликвидация как объекта эксплуатации невозможна без заключения геофизиков.
Для профессионалов, работающих в сфере геофизики, представляет интерес динамика рынка ГИС. Объективные данные показывают, что объем рынка геофизических исследований скважин в период с 2006 – 2015 гг. вырос на 93 %: с 24,2 тыс. мероприятий в 2006 г. до 46,6 тыс. в 2015 г. При этом среди всех разновидностей ГИС при бурении, ГРП, ЗБС, КРС и ПНП ведущее место, с суммарной долей 90 %, занимали эксплуатационное бурение, ГРП и КРС. Именно рост эксплуатационного бурения и операций КРС способствовали росту рынка ГИС в 2015 г. Можно предположить, что данный тренд будет действовать в обозримой перспективе. В то же время на рынке ГИС обозначилась тенденция замещения части объемов исследований каротажем во время бурения (LWD). Это может привести к сдерживанию роста мероприятий ГИС при эксплуатационном бурении. Вместе с тем, наряду с динамикой рынка в физическом выражении, эксперты предсказывают рост ГИС в денежном выражении вследствие инфляции и повышении расценок на работы.
В области инноваций предполагается более широкое применение операций ГИС с использованием оптоволоконного канала передачи информации, системы мониторинга без разделения пластов, технологии дистанционного картирования границ коллектора в процессе бурения и др.
В этой связи назрела потребность обсудить в профессиональном сообществе актуальные проблемы геофизического сопровождения строительства и эксплуатации различных по профилю и назначению скважин. Ответы на наши вопросы в качестве экспертов дают сегодня известные специалисты в этой области.

– Каково, на ваш взгляд, состояние современной отечественной геофизики?
Г.Н. ГОГОНЕНКОВ. Прежде всего, хотел бы обратить ваше внимание на то, что, говоря о геофизике во вводной части, редакция затрагивает проблемы, касающиеся только скважинной геофизики. В то же время огромный объем работ и решение целой серии сложнейших задач обеспечивается полевой геофизикой, прежде всего, сейсмическими методами разведки, являющимися основой для подготовки новых ресурсов и детального изучения строения месторождений. Учитывая это, в ответах на сформулированные вопросы хотелось бы не останавливаться только на ситуации со скважинной геофизикой, но рассмотреть вопрос шире, включая и полевые геофизические методы.

Георгий Николаевич Гогоненков – д.т.н., советник генерального директора ВНИГНИ, член международных научных обществ – ЕАГО, EAGE, SEG. Окончил Свердловский горный институт в 1960 г. Специалист в области геофизических методов поисков и разведки месторождений нефти и газа. Область научных интересов: применение сейсморазведки для поисков, разведки и разработки нефтегазовых месторождений; разработка методов комплексной интерпретации геолого-геофизических данных для построения детальных моделей месторождений. Автор более 200 научных публикаций, 14 авторских свидетельств и патентов. Лауреат Государственной премии СССР.

Теперь по сути. Расцениваю состояние отечественной геофизики в целом как удовлетворительное. Сегодня в области скважинной геофизики практически 90 % и более объема работ выполняется отечественными скважинными приборами. С применением отечественного математического обеспечения выполняются обработка этих данных и их комплексная интерпретация. Конечно, есть виды скважинных наблюдений, в которых мы еще заметно отстаем от мирового уровня. Прежде всего это имиджевые методы каротажа, электрические и акустические приборы изучения трещиноватости и детальная навигация наклонных и горизонтальных скважин. В этих областях наши приборы и технологии пока еще существенно отстают от современного западного уровня. Успехи в сохранении отечественного потенциала по созданию скважинной аппаратуры во многом определялись государственной политикой, которую проводил тогдашний заместитель министра топлива и  энергетики, геофизик по образованию, Валерий Гарипов. Он предпринимал во второй половине девяностых годов огромные усилия для поддержки отечественных центров разработки скважинных приборов, а также откровенно препятствовал агрессивному захвату рынка скважинных наблюдений со стороны западных компаний и прежде всего компании «Шлюмберже». Именно поэтому сегодня предприятия «Тверьгеофизика», «НПФ Геофизика» в Уфе, завод «Луч» в Новосибирске, а также ряд других более мелких предприятий успешно обеспечивают отечественную нефтяную промышленность широкой гаммой скважинной аппаратуры.

Г.Н. ГОГОНЕНКОВ:
«Расцениваю состояние отечественной геофизики в целом как удовлетворительное. Сегодня в области скважинной геофизики практически 90 % и более объема работ выполняется отечественными скважинными приборами. С применением отечественного математического обеспечения выполняются обработка этих данных и их комплексная интерпретация. Конечно, есть виды скважинных наблюдений, в которых мы еще заметно отстаем от мирового уровня. Прежде всего это имиджевые методы каротажа, электрические и акустические приборы изучения трещиноватости и детальная навигация наклонных и горизонтальных скважин».

Значительно более сложная ситуация сложилась в области сейсморазведки. Несмотря на то что в советское время Россия полностью обеспечивала себя сейсмическими станциями, источниками возбуждения и необходимым вспомогательным оборудованием, с открытием западных рынков началось повальное увлечение российских нефтяных и сервисных компаний более совершенным западным оборудованием для проведения сейсмической разведки. Сегодня практически 95 % полевых работ выполняется с применением западных сейсмических станций. В то же время СКБ сейсмической техники в Саратове, которое было основным производителем отечественных сейсмических станций, смогло частично сохранить свой потенциал. С начала двухтысячных годов был восстановлен выпуск сейсмических станций. Эти станции по некоторым характеристикам, к сожалению, уступают западным образцам, однако они позволяют решать основной объем поставленных задач в области сейсморазведки в стране. И десятки отечественных сейсмостанций и тысячи наземных телеметрических блоков нашли своих заказчиков.

Антон Юрьевич Филимонов – эксперт-петрофизик. Окончил в 2005 г. Тюменский государственный нефтегазовый университет по специальности «Геофизические исследования скважин». Научные интересы: комплексирование данных современных методов геофизических исследований скважин и керновых исследований для решения прикладных задач. Автор и соавтор 15 технических публикаций.
anton.y.filimonov@yandex.ru


Наиболее тяжелое положение складывается в области аппаратуры для морских геофизических работ. Традиционно основные работы Россия проводила на суше и не уделяла должного внимания подготовке технической базы морских работ. Сегодня, когда значительный потенциал открытия новых крупных месторождений находится на шельфе, важность развития морской геофизики понимают уже практически все. Однако время упущено, и требуются очень серьезные усилия для того, чтобы обеспечить решение стоящих сегодня задач.

А.Ю. ФИЛИМОНОВ:
«Естественно, текущие условия являются крайне благоприятными для развития современных отечественных приборов ГИС на кабеле и в процессе бурения. Хорошее начало положено. Безусловно, при грамотном взаимодействии приборостроителей, подрядных организаций, выполняющих услуги по бурению и ГИС, а также профильных институтов недропользователей, задача импортозамещения будет решаться еще более эффективно».


А.Ю. ФИЛИМОНОВ. Вижу уверенное развитие отечественных технологий в области геофизического приборостроения. С искренним удовольствием и гордостью за отечественных производителей могу отметить, что на текущий момент новейшие российские разработки уже не уступают технологиям ведущих мировых лидеров индустрии 15-летней давности. А это большой прорыв по сравнению с тем, что было в отрасли еще несколько лет назад.
М.В. РЕШЕТНИКОВ. А на наш взгляд, современная отечественная геофизика находится в состоянии застоя. Оборудование, выпускаемое отечественными производителями, не может конкурировать с иностранными аналогами. Это связано с отсутствием производства высокотехнологичного оборудования, комплексов для проведения исследований.
В.Е. УЛАНОВ. Уже сегодня допустимо сравнение отечественной геофизики с ведущими мировыми сервисными гигантами – «Шлюмберже», «Халибуртон» и  пр. Российские компании «Когалымнефтегеофизика», «Татнефтегеофизика» и некоторые другие соответствуют уровню западных компаний где-то процентов на 90. Таких компаний в России примерно 20 – 25 % от общего числа. Ведь Россия только начинает импортозамещение в области геофизического сервиса. Остальные фирмы отстают из-за слабой материальной базы: работая на старом, частично устаревшем оборудовании; однако решают при этом посильные задачи. Соперничать с западными компаниями, которые используют совершенные современные технические и технологические разработки для всех видов геофизических исследований, им сложно. Ранее подобное оборудование поставлялось на российский рынок только в сервисе, а отдельно не продавалось.

Игорь Викторович Райков – главный геолог – начальник Управления геологии, испытания и КРС ООО «Газпром бурение». Выпускник Томского Политехнического института (сейчас «Национальный исследовательский Томский политехнический университет»). Свою профессиональную деятельность начинал полевым геологом. Имеет опыт работы в российских и зарубежных компаниях на территории Западной Сибири, северо-восточном шельфе острова Сахалин и др. С 2012 г. возглавляет геологическую службу ООО «Газпром бурение», отвечая в компании за геологическое сопровождение, испытание, освоение и капитальный ремонт скважин.


И.В. РАЙКОВ. Все же в настоящее время усиливается конкуренция между геофизическими компаниями, преимущества имеют игроки, предлагающие комплексный подход и возможность решать широкий спектр задач.
– Советский Союз своей техникой и оборудованием разведал и разработал месторождения Прикаспийской зоны, Северного Кавказа, Урало-Поволжья и Западной Сибири. Затем наступил период закупки нефтегазовыми компаниями геофизического оборудования на Западе. Сегодня введенные санкции закрывают окно возможностей. Остро встает задача импортозамещения. Насколько мы справляемся с ее реализацией в области геофизических приборов, оборудования, технологий?
Г.Н. ГОГОНЕНКОВ. Международная обстановка сегодня ставит проблему импортозамещения чрезвычайно остро. Уже давно назрело время перехода от разговоров об импортозамещении, которые ведутся в стране уже как минимум последние три года, к реальным делам. В ответе на первый вопрос перечислил области, в которых прежде всего необходимо сосредоточить усилия для того, чтобы мы могли справляться с текущими задачами, базируясь только на собственных разработках. Сегодня решение проблемы импортозамещения требует включения государства прежде всего в финансовое обеспечение новых разработок, поскольку нефтяные компании у нас в стране разобщены и вкладывать свои средства в геофизическую аппаратуру и программные разработки категорически не хотят. Однако нефтяные компании могут помочь процессу импортозамещения, прежде всего, приобретая отечественные технические средства и программное обеспечение, которые создаются государственными и частными предприятиями страны. Необходимо, чтобы, по крайней мере, 20 % средств, которые тратят нефтяные компании сегодня на приобретение программного обеспечения и оборудования, целенаправленно тратились на отечественные разработки. И эта цифра ежегодно должна возрастать. Государство должно сохранить за собой контроль за этим процессом, поскольку, как мы уже говорили, рассчитывать на сознательность отечественных нефтяных компаний не приходится. Достаточно посмотреть на опыт наших близких соседей – китайских геологов и неф­тяников. Именно благодаря тому, что в начале девяностых годов государство вложило серьезные инвестиции в развитие технической базы и подготовку кадров, они смогли сегодня достичь очень высокого уровня, копируя на первом этапе западное оборудование и, в том числе, российские разработки. Их техника и программное обеспечение стали вполне конкурентноспособны с лучшими западными образцами. Если бы геофизики России в те же годы обладали такой же государственной поддержкой, я не сомневаюсь, сегодня нам не пришлось бы закупать оборудование за рубежом.
А.Ю. ФИЛИМОНОВ. Естественно, текущие условия являются крайне благоприятными для развития современных отечественных приборов ГИС на кабеле и в процессе бурения. Хорошее начало положено. Безусловно, при грамотном взаимодействии приборостроителей, подрядных организаций, выполняющих услуги по бурению и ГИС, а также профильных институтов недропользователей, задача импортозамещения будет решаться еще более эффективно.
М.В. РЕШЕТНИКОВ. И все же работы по созданию приборов и оборудования ведутся недостаточными темпами. На сегодня у нас только разрабатывается оборудование, способное конкурировать с оборудованием иностранного производства. К сожалению, наши производители не могут создать приборы и технологии, которые превосходили бы по своим показателям аналогичные изделия производства ведущих зарубежных фирм. Ведущие геофизические компании РФ предпочитают использовать оборудование крупнейших иностранных фирм – Schlumberger, Baker Huges и т.д. Отечественные компании конкурируют только в небольшом сегменте рынка (производство скважинных приборов).
В.Е. УЛАНОВ. Когда санкциями начали ограничивать поставки западной геофизической техники, со всей полнотой обозначилась проблема необходимости импортозамещения. Российские компании стали активно разрабатывать отечественные аналоги. К примеру: сканирующие электрические, акустические многоцикловые сканеры, опробователи, ядерно-магнитные приборы. И это оборудование начнет работать через год-полтора. Хотя уже сегодня появляются образцы с необходимыми параметрами. Но проблема упирается в финансирование. К сожалению, рентабельность геофизических работ составляет 5 – 7 %. Этих средств не хватает на научно-исследовательские и опытно-промышленные работы. Ведь тендерными процедурами нефтегазовые компании, естественно, снижают расценки. Практически мы работаем сегодня в ценах 2010 г. Это еще более обостряет проблему перевооружения геофизических компаний. Понятно, что первые образцы приборов дорогостоящие, поскольку нет массового производства. Но, полагаю, со временем цены начнут снижаться.
И.В. РАЙКОВ. Когда закрывается одно «окно возможностей», открываются другие. Многие российские геофизические компании повернулись в сторону Китая, известного своими технологиями, и успешно сотрудничают в этом направлении. Компании, думающие о будущем, которые могут позволить себе собственные разработки, реализуют собственные программы. В последние два года мы видим положительные примеры разработки и успешного применения собственных комплексов.
– Кого вы считаете главными игроками на российском геофизическом рынке? Каковы перспективы выхода российских компаний на зарубежные рынки геофизики?
Г.Н. ГОГОНЕНКОВ. Главными игроками в области геофизического скважинного аппаратуростроения считаю ООО «Тверьгеофизика», «НПФ геофизика» в Уфе, завод «Луч» в Новосибирске. В области сейсмического приборостроения это, конечно, СКБ сейсмического приборостроения в Саратове. Вибрационные источники производит предприятие «Геосвип», принадлежащее в настоящее время ПАО «Росгеология». Очень неплохие электродинамические источники возбуждения сейсмических волн производит предприятие «Енисейгеофизика», организовавшее практически промышленное производство таких источников.

И.В. РАЙКОВ:
«Главные игроки на геофизическом рынке – всем известные крупные российские геофизические компании, многие из которых входили или входят в состав нефтегазодобывающих компаний.
Безусловно, большая часть Hi-Tech исследований остается за крупными западными компаниями напрямую, либо через аффилированные компании».

В области программного обеспечения мы полностью имеем собственные программные разработки для планирования, контроля выполнения полевых работ и полевой обработки данных. Здесь можно говорить о хорошем частно- государственном партнерстве, где часть разработок была сделана в рамках государственной структуры ВНИГНИ-ВНИИГеосистем, а часть высококачественных продуктов поставляется малыми частными предприятиями «Геосейсконтроль», «Клауднет», «Дека-геофизика».
В области глубокой обработки сейсмических данных 2D-3D сегодня наиболее развитой и практически полностью замещающей западные программные системы является комплекс «Прайм», разработанный и выпускаемый компанией «Сейсмотек» (Яндекс Терра)
Говоря о программных комплексах интерпретации сейсмических данных, прежде всего, надо назвать комплексы «Геоплат Про», которые по своим характеристикам заменяют стандартные программные пакеты таких компаний, как «Шлюмберже», «парадайм геофизикал», «Халибуртон». Права на этот продукт принадлежат российской компании Grid Point Dynamic.

Максим Владимирович РЕШЕТНИКОВ – генеральный директор ООО «Петросервис регионы». Основной вид деятельности предприятия: геологоразведочные, геофизические и геохимические работы в области изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы.
Закончил Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского по специальности – горный инженер.
Работал геофизиком в ООО «ИМС-Саратов», заместителем генерального директора по производству ГТИ в ООО «Ямал-Петросервис», начальником партии ГТИ в ОАО «Когалымнефтегеофизика», ведущим геофизиком по оборудованию в ОАО «Когалымнефтегеофизика».


Высококачественные программные продукты для интерпретации сейсмических данных в комплексе с данными других геофизических методов выпускает компания «Пангея». Гидродинамические расчеты сегодня могут быть выполнены коммерчески распространяемым продуктом Т-navigator фирмы «Рок флоу динамикс». Ряд продуктов для гидродинамических расчетов выпускают некоторые российские нефтяные компании, но они применяются только для внутреннего пользования.
Говоря о выходе России с геофизическими услугами на мировой рынок, надо отметить, что такие возможности существуют и сейчас. Главное, чего нам не хватает, это хорошей агрессивной маркетинговой политики и, конечно, начальных инвестиций, которые существенно больше при зарубежных работах, чем при выполнении работ на российской территории.
А.Ю. ФИЛИМОНОВ. Пятерка лидеров на росийском рынке геофизических услуг на текущий момент времени: «Тюменьпромгеофизика», «Газпром-Георесурс», «ТНГ-групп», «Когалымнефтегеофизика», «Башнефтегеофизика». Вполне закономерным считаю выход российских компаний на зарубежные рынки, особенно ближнего зарубежья. В частности, в этом плане представляются наиболее перспективными страны, где наблюдается дефицит на рынке услуг ГИС.
М.В. РЕШЕТНИКОВ. Крупнейшими игроками являются: АО «Башнефтегеофизика», ОАО «Когалымнефтегеофизика», ОАО «Краснодарнефтегеофизика», трест «Сургутнефтегеофизика», ОАО «Пермнефтегеофизика», ПАО «Самаранефтегеофизика», ОАО «Сибнефтегеофизика», ООО «ТНГ-Групп», ОАО «Якутскгеофизика», ПАО «Геотек Сейсморазведка», АО НК «Паритет», АО ПГО «Тюменьпромгеофизика», ООО «Газпром георесурс», ОАО «Нижневартовскнефтегеофизика», ОАО «Газпромнефть – Ноябрьскнефтегазгеофизика».

М.В. РЕШЕТНИКОВ:
«Причины отставания в производстве современного геофизического оборудования: отсутствие современных производственных мощностей, квалифицированного персонала. Для преодоления необходимы инвестиции в разработку нового оборудования, обучение кадров».


И.В. РАЙКОВ. Главные игроки на геофизическом рынке – всем известные крупные российские геофизические компании, многие из которых входили или входят в состав нефтегазодобывающих компаний.
Безусловно, большая часть Hi-Tech исследований остается за крупными западными компаниями напрямую, либо через аффилированные компании.
В.Е. УЛАНОВ. Среди российских игроков геофизического рынка наиболее комфортно чувствуют себя фирмы, у которых за спиной нефтяные компании. Например, «Татнефтьгеофизика», в составе акционеров которой – «Татнефть». В случае затруднений она дает объем работ своим геофизикам. Таким образом, им не обязательно искать заказы «на стороне». То же самое у компании «Газпром георесурс». Она обеспечена заказами газовых компаний. Им нет необходимости часто перебазироваться. Они имеют твердые объемы заказов. Сложнее другим геофизическим компаниям, у которых нет такой поддержки. Некоторые позитивные сдвиги намечаются. Если раньше контракты на работы были годовыми, то теперь нередко заключаются на три года. Но в организации проведения тендеров есть существенные проблемы. В отдельных регионах за конкретный заказ борются от 3 – 4 до 8 компаний. Цены роняют, балансируя на грани, а порой и за гранью рентабельности. Через год контракт разрывается – и начинает маячить перспектива банкротства…

Валерий Евгеньевич УЛАНОВ, генеральный директор ОАО «Коминефтегеофизика».
Закончил Тюменский государственный институт. Прошел трудовой путь от помощника бурильщика разведочного бурения в Сахалинской нефтеразведочной экспедиции, геолога, главного геолога, заместителя начальника Урайского управления буровых работ, до руководящих должностей на предприятиях ООО «ЛУКОЙЛ Западная Сибирь», ООО «Шаимгеонефть» и других.
С 2003 г. возглавляет ОАО «Коминефтегеофизика» в г. Ухте Республики Коми – одно из крупнейших и старейших предприятий города.
Талант организатора производства и богатый профессиональный опыт руководителя позволили возглавляемой им компании в жесточайших рамках тендеров сотрудничать с ООО «Лукойл-Коми», ЗАО «Печоранефтегаз», ООО «Башнефть-Полюс», ООО «Енисей», ООО «РН-Северная Нефть», ООО «РН-Бурение».


Сейчас налицо проблема с финансированием. Если раньше нефтяные компании делали предоплату на геофизические работы, приборы и оборудование, то сейчас все затраты переложили на плечи подрядчика: ГСМ, авиаперелеты, проживание на объекте и т.д. Геофизики также должны зайти на объект со своим оборудованием не старше 5 лет.
Сейчас заказчик полностью устранился от решения этих вопросов. Если дороги плохие, то вам порекомендуют летать на вертолете. Если аварии, то говорят: ваши проблемы – решайте их сами. Вам выделена сумма – укладывайтесь в нее! Это и сводит рентабельность к минимуму.

В.Е. УЛАНОВ:
«Российские компании «Когалымнефтегеофизика», «Татнефтегеофизика» и некоторые другие соответствуют уровню западных компаний где-то процентов на 90. Таких компаний в России примерно 20 – 25 % от общего числа. Ведь Россия только начинает импортозамещение в области геофизического сервиса. Остальные фирмы отстают из-за слабой материальной базы: работая на старом, частично устаревшем оборудовании; однако решают при этом посильные задачи».


Что касается выхода геофизиков на зарубежные рынки, то это дело относительно недалекой перспективы. К примеру, сегодня даже Ливия приглашает российских геофизиков на свои проекты. В Ираке тоже работают наши компании – в Западной Курне вместе с ЛУКОЙЛом, а также непосредственно с иракскими компаниями. То есть выход на зарубежные рынки вполне реален: поскольку тарифы у российских компаний значительно ниже, чем у «Шлюмберже».
– Каковы причины отставания России в производстве высокотехнологичного геофизического оборудования? Какими вы видите пути его преодоления?
Г.Н. ГОГОНЕНКОВ. Корни технологического отставания России в области высокотехнологического оборудования находятся в сороковых – пятидесятых годах прошлого столетия, когда кибернетика была объявлена в Советской России «продажной девкой капитализма», и наши ученые на десятилетия были оторваны от развития цифровых технологий. Последствия этих грубых политических решений ощущаются нами до сих пор. Мы не можем выпускать электронные компоненты с такими характеристиками, которые делают сегодня ведущие западные страны, и неизменно, несмотря на непрерывное развитие, идем на несколько лет позади технологий, развиваемых на Западе. Это фундаментальная причина нашего отставания. Преодолеть ее можно за счет тесной кооперации с высокоразвитыми странами.
Базой для создания новейших образцов отечественного геофизического оборудования и программного обеспечения должны быть согласованные действия, как государства, так и нефтяных компаний. Государство практически полностью устранилось из сферы научно-технического развития нефтяной отрасли в целом и геофизической подотрасли в частности. Причем геофизическая подотрасль требует особого внимания, поскольку это наиболее высокотехнологичная сфера нефтяного производства. За последние 15 лет ни Министерство природных ресурсов, ни Министерство энергетики не вкладывали, по существу, ни копейки в развитие новых российских технологий. В этом существенное отличие России от Китайской Народной Республики, которая на наших глазах превратилась в ведущую страну по производству геофизического оборудования. Но и усилий одного государства не будет достаточно. Необходимо, чтобы главные заинтересованные игроки, а именно крупные нефтяные компании – пользователи геофизического оборудования – вкладывали средства в развитие технологической и технической базы геофизической подотрасли.
Преодоление нашего технологического отставания, создание наиболее эффективных образцов геофизического оборудования и программного обеспечения связано с созданием мощных стимулов у разработчиков, которые заставляли бы их работать с полной самоотдачей. Сегодня такими стимулами являются материальные стимулы, и базой для этого может быть либо предложение какой-то нефтяной компании, которая готова заплатить значимые деньги за готовую новую разработку, либо это может быть группа компаний, как это делается сегодня на Западе. Это бы существенно облегчило финансовую нагрузку на отдельную компанию и могло бы создать хороший фонд, обеспечивающий финансовые стимулы для разработчиков.
Я хочу привести пример из своего прошлого. В шестидесятые годы начинал свою практическую работу в Волго-Уральском филиале ВНИИ геофизики, который специализировался на разработках скважинной геофизической аппаратуры. Так вот, для того чтобы мотивировать ведущих молодых специалистов, от которых всегда зависит инновационная разработка, курирующий Волго-Уральский филиал профессор Сергей Григорьевич Комаров приглашал к себе специалиста и говорил ему: как только ты закончишь разработку и макет твоего прибора успешно отработает в скважине – я тебе гарантирую защиту кандидатской диссертации, которая, в свою очередь, и являлась как моральным, так и, прежде всего, материальным стимулом. С.Г. Комаров никогда свои обещания не забывал и много качественных аппаратурных разработок: приборы акустического, радиоактивного каротажа, керноотборники, опробователи пластов на кабеле, приборы ВСП родились в условиях жесткого контроля и внимательного отношения настоящего руководителя. Аналогичные стимулы, но отвечающие современному уровню развития геофизики, и нужно создавать нефтяным компаниям, либо государству, для того чтобы ученые и инженеры хотели вкладывать творческую энергию в нужные сегодня приборы, оборудование и программное обеспечение.
А.Ю. ФИЛИМОНОВ. В последнее десятилетие прошлого века тяжелая участь стагнации в отрасли развития наукоемких технологий не обошла стороной и предприятия, занимающиеся геофизическим приборостроением. Сейчас, когда созданы отличные условия для развития технологий, необходимо обеспечить достаточный объем инвестиций, а также – обеспечить контроль всего цикла производства: разработку приборов, метрологического обеспечения, программно-методических средств обработки и интерпретации данных, полевые испытания и последующую доработку технологий. Для отечественного приборостроения разработка и внедрение высокотехнологичного оборудования не являются новым процессом: в стране остались предприятия, которые успешно проходили весь цикл своими силами неоднократно. Для таких предприятий инвестиции необходимы лишь на развитие производства, а не на организацию процессов с самого нуля.
В.Е. УЛАНОВ. Хочу показать наши болевые точки, чтобы пояснить причины топтания на месте, а не быс­т­рого развития геофизического сегмента отрасли.
Пока не появятся в геофизике свободные деньги, необходимые для разработки и испытаний оборудования, прорыва не будет. Заказчик должен найти завод-изготовитель, заплатить ему деньги и через полгода получить прибор. Таким образом, эти средства выводятся из оборота – и полгода мы ничего не зарабатываем. Что касается испытаний, то нужно уговорить буровиков «засунуть» в скважину несертифицированный прибор. Мало кто идет навстречу. Мотивируют тем, что вынужденный простой при испытании – должен оплатить его заказчик.
Как без помощи государства решить задачу создания и испытания в полевых условиях нового оборудования? Вроде для этого и была пять лет назад создана «Росгеология» – структура, распоряжающаяся государственными деньгами. Она проводит разведочные работы, у нее есть свои полевые сейсмо- и промысловые партии. Но эффективности ее деятельности снова мешает недофинансирование.
При заключении договоров мы в роли «заложников» – не имеем права вносить в них изменения, включать свои пожелания и т.д. Проблему финансирования геофизического сервиса усугубляют огромные сроки платежей за выполненные работы – до 60 – 90, а иногда и до 120 дней и даже до полугода… Таким образом, хорошо себя чувствуют те геофизические компании, которые входят в какой-нибудь холдинг и могут получать деньги на НИОКР. Созданные приборы на практике используются одной компанией, а не тиражируются. Бывает, что спустя какое-то время, к примеру, около 5 лет, при очевидном интересе профессионалов начинают заказываться массово на заводах.
Хотя положительные изменения в нашей работе все же есть. Каротаж большей частью проводится с помощью оборудования MVD во время бурения. Используем перфорационные системы уже трубные, а не кабельные (примерно в 60 %). Хорошие перфорационные системы изготавливают «Промперфоратор», «Башвзрывгеофизика» и другие.
М.В. РЕШЕТНИКОВ. Причины отставания в производстве современного геофизического оборудования: отсутствие современных производственных мощностей, квалифицированного персонала. Для преодоления необходимы инвестиции в разработку нового оборудования, обучение кадров.
И.В. РАЙКОВ. Компаниям, производящим геофизическое оборудование и разрабатывающим новое оборудование, необходимы долгосрочные инвестиции, упрощение процедур опытно-промышленных испытаний и сертификации своей продукции; кроме того, в сфере высокотехнологического оборудования особенно остро чувствуется дефицит высококвалифицированных кад­ров. Необходима комплексная поддержка как государства, так и компаний-потребителей данной продукции через целевое финансирование разработок, и т.д.

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Просмотров статьи: 434

    Rambler's Top100

    admin@burneft.ru