Глобальная энергетика в условиях экономической турбулентности на рубеже второго десятилетия

World energy sector in economic turbulence period at the turn of the second decade

I. MATVEEV, VNIKI

В статье содержится оценка событий в мировой энергетике в период неустойчивого развития глобальной экономики, вызванного финансово-экономическим кризисом и осложненным природными и техногенными катастрофами в 2010 – 2011 гг.

В ней анализируются тенденции в потреблении и производстве энергоресурсов, соотношение их предложения и спроса, ценовые тенденции, а также повлиявшие на них иные факторы. Рассматриваются энергобалансы отдельных стран, в том числе по видам топлива, включая возобновляемые источники энергии [1 – 5].

The article makes the assessment of the latest developments in the global energy market while the world economy is overcoming the economic crisis impacts, suffering also from natural and technical disasters which happened in two years – 2010 – 2011. It analyzes trends in consumption and production of energy resources, price trends and some factors defining them. Special attention is paid to energy balances of individual countries in respect of oil, gas, coal, nuclear, hydroelectric energy as well as of other renewable sources.

В 2010 – 2011 гг. мировая экономика сталкивалась как с серьезными вызовами и трудностями глобального масштаба, так и локальными обострениями, вызванными негативным влиянием финансово-экономического кризиса, который в 2009 г. привел к сокращению глобального ВВП (на 0,6%) – впервые за более чем полвека. Это во многом обусловило (впервые с 1982 г.) снижение мирового энергопотребления (в 2009 г. – на 1,5%) и сопровождалось рядом природных потрясений и техногенных катастроф, оказавших понижательное воздействие на энергопотребление и негативное влияние на окружающую среду, а также серьезными социальными столкновениями и созданием очагов напряженности в регионах мировой энергетической значимости.

Спустя год после извержения вулкана в Исландии (весной 2010 г.) последовало обострение вулканической деятельности в Андах, также серьезно спутавшее авиационное сообщение и топливное распределение.

В ряде лесных районов России, как и в предыдущие годы, повторились засуха и масштабные пожары. Вслед за катастрофой нефтедобывающей платформы в Мексиканском заливе последовали мощное землетрясение в Японии, повлекшее аварию на АЭС «Фукусима -1», и пересмотр планов развития атомной энергетики в ряде стран ОЭСР.

Все это сочеталось с технологическими продвижениями и прорывами, что в целом имело разнонаправленное воздействие на энергетическую сферу и существенно повлияло на облик мирового энергетического рынка, его структуру и перспективы.

Успехи в сфере горизонтального бурения, в частности вдоль пласта с его последующим гидроразрывом, позволили расширить возможности извлечения сланцевого газа, что в некоторых государствах облегчило локальное обеспечение топливом.

Статистические данные по мировой энергетике за 2010 г., опубликованные компанией «British Petroleum», выявили общие направленности и масштабы процессов в энергообеспечении – этом жизненно важном секторе мирового хозяйства (аналогичные показатели за 2011 г. будут официально опубликованы в середине текущего года).

Запасы энергоресурсов и структура их потребления

В первом десятилетии нового века усилия мирового сообщества по разведке новых месторождений углеводородов и определенные достижения науки и техники, используемые в традиционной энергетике, позволили консолидировать мировые разведанные запасы нефти и газа на устойчивом уровне.

Вместе с тем запасы угля были пересмотрены в сторону уменьшения (следует отметить, что многие текущие оценки мировых ископаемых энергоресурсов значительно расходятся ввиду различия методик подсчетов) (табл. 1).
Табл. 1. Мировые разведанные запасы углеводородов
1) Годы разработки ресурсов исчисляются исходя из объемов текущей добычи на дату оценки.
Источник: «BP Statistical Review of World Energy» за соответствующие годы, расчеты автора
В 2010 г. вслед за кризисным сдерживанием энергопотребления произошло его существенное (на 5,6%) расширение, которое оказалось наибольшим за последние 37 лет. В различной мере оно было отмечено практически по всем видам энергоносителей (кроме ядерного топлива) и во всех регионах мира. Объем потребления достиг в общей сложности 12 млрд т н. э., перекрыв на 4% предкризисный пик 2008 г.

В мировом энергобалансе (табл. 2) нефть продолжала оставаться основным энергоисточником, хотя за десятилетие ее доля заметно снизилась – с 38% до 33%. При устойчивой доле природного газа (более 23%) соответствующий показатель для угля повысился за прошедшее десятилетие с 25,6% до 29,6% – наивысшего уровня за последние 40 лет, что привело к росту выбросов СО2 в атмосферу, а доля атомной энергии сократилась с 6,2% до 5,2%.
Табл. 2. Структура и динамика мирового энергопотребления по видам энергоресурсов в 2000 – 2010 гг.
Примечание. Учитываются основные ресурсы, поступающие через коммерческие каналы. Возобновляемые источники энергии включают энергию ветра, солнца, геотермальную энергию, бытовые отходы и биомассу.
Источник: «BP Statistical Review of World Energy, June 2011», расчеты автора.
Впервые за 60 лет ведения учета мировых источников энергии статистический ежегодник «BP» выделил в отдельную категорию возобновляемые источники энергии (энергия ветра, солнца, геотермальная энергия, биомасса, бытовые отходы), что свидетельствует о возросшей значимости этих энергоресурсов. Согласно приведенным статистическим данным, в 2000 – 2010 гг. выработка энергии с использованием ВИЭ выросла более чем в три раза – с 51 млн т н. э. до 159 млн, а ее доля в мировом энергобалансе увеличилась с 0,5% до 1,3%. Таким образом, с учетом выработки электроэнергии на ГЭС суммарная доля ВИЭ приблизилась к 7,8% мирового потребления первичной энергии. В страновом разрезе лидерами по использованию ВИЭ (без учета ГЭС) являлись такие государства, как (доля в глобальном производстве энергии на базе ВИЭ, %): США – 25, ФРГ – 12, Испания и Китай – по 8, Бразилия – 5.

Особенности энергопотребления в отдельных странах мира

Структура потребления первичных энергоносителей отдельными странами разнохарактерна и определяется как наличием природных ресурсов и транспортных возможностей, так и сложившейся спецификой внутренних потребностей. Универсальный источник энергии – нефть преобладает в энергобалансе многих стран – производителей нефти (в 2010 г. в Саудовской Аравии – 62%, Мексике – 52%, Индонезии – 43%, Иране – 40%). Однако определяющим является то обстоятельство, что нефтепродукты играют главную роль в транспортном секторе: в государствах с большим количеством автотранспорта (независимо от наличия собственных ресурсов) на долю производных нефти приходится 35 – 46% суммарного энергопотребления (Япония, Италия, США, ФРГ, Великобритания и др.).

В целом большинство стран ориентируется на использование местных и региональных энергоносителей, которые и определяют приоритеты промышленного и бытового потребления (%): уголь в Китае – 70, ЮАР – 73, Индии – 53, Польше – 57, Казахстане – 50, Австралии – 37; гидроресурсы в Норвегии – 64, в Бразилии – 35, Швеции – 30, Швейцарии – 28, Канаде – 26; природный газ вТуркмении – 78, Алжире – 63, Азербайджане – 59, Иране – 58, России – 54, Аргентине – 51, Великобритании – 35, США – 27. Показательно, что страны Ближнего и Среднего Востока были обеспечены нефтью на 51%, а природным газом – на 47%. Велико значение природного газа (включая СПГ) в энергопотреблении и ряда государств, снабжаемых из внешних источников, таких, как (%): Белоруссия – 73, Украина – 40, Венгрия – 42, Италия – 40, Германия – 23.

Отдельные страны, располагая весьма ограниченными местными энергетическими ресурсами, полагаются на атомную энергию. В 2010 г. в энергобалансе Франции на ее долю приходилось 38%, Швеции – 26%, Финляндии – 18%, Швейцарии – 21%, Украины – 17%, Бельгии – 16%, Республики Корея и Японии – по 13%, ФРГ – 10%. Мировое производство электроэнергии на АЭС достигло максимального значения в 2006 г. (635 млн тонн н. э.) и с тех пор постепенно снижается (в 2010 г. этот показатель был на 1,5% ниже, чем в 2006 г.).
Табл. 3. Структура энергопотребления крупнейших стран-потребителей по видам первичных энергоресурсов в 2010 г.
Примечание. Приведены крупнейшие страны, энергопотребление которых в 2010 г. превысило 100 млн т н. э. Жирным шрифтом выделены преобладающие виды потребляемого топлива.
Источник: рассчитано по «BP Statistical Review of World Energy, June 2011».
Основная часть потребляемой энергии (табл. 3) (в виде электроэнергии) вырабатывается угольными электростанциями (примерно 39% глобального производства электроэнергии), на долю крупных ГЭС приходится около 19%, АЭС – 16%, газовых электростанций – 15%, электростанций, использующих нефтепродукты, – примерно 10% [6].
Табл. 4. Динамика объемов избытка топлива в основных нетто-экспортирующих странах и его нехватки в основных нетто-импортирующих странах в 2000 – 2010 гг.
Примечание. В таблице указаны расчетные объемы избытков и недостатков, а также доли внешних поставок в отношении топливного производства и потребления указанных стран.
Источник: рассчитано по «BP Statistical Review of World Energy, June 2011».
Во многих странах мира по мере экономического роста наблюдается усиление зависимости от внешних поставок при сохраняющейся ограниченности их внутренних энергоресурсов. Так, с 2000 г. по 2010 г. возросло значение импорта топлива для Германии (с 65% до 66%), Китая (с 3% до 6%), Индии (с 26% до 36%). Характерна также весьма высокая зависимость от ввоза ископаемых энергоресурсов (около 80 – 90%) таких государств, как Япония, Республика Корея, Тайвань, Италия (табл. 4). Несколько меньше зависит от внешних поставок Франция (55%), опирающаяся на атомную энергетику.
Табл. 5. Структура энергетических балансов в основных странах – нетто-экспортерах и нетто-импортерах энергоресурсов в 2010 г.
Источник: рассчитано по «BP Statistical Review of World Energy, June 2011».

Параметры национальных энергетических балансов

Сальдо энергетических балансов основных участников рынка топлива (в абсолютных и относительных величинах) показывает в динамике связь отдельных государств с внешними рынками, что во многом определяет их энергетическую и внешнеторговую политику.

Не менее показательна структура баланса по видам топлива, выявляющая энергетическую «специализацию» каждого государства, размеры его «избытков» и «дефицитов» по каждому виду топлива. Обращает на себя внимание, в частности, полное отсутствие собственных ресурсов нефти и газа в таких промышленно развитых странах, как Япония, Франция и Испания, а также Республике Корея и на Тайване; крупнейшая экономика ЕС – Германия обеспечена собственными ресурсами лишь на 1/3 (табл. 5).

Ведущие потребители и продуценты

В мире по масштабам производства и потребления энергоресурсов выделяются три крупнейшие энергетические державы – США, Китай и Россия.

США являются масштабным и относительно стабильным потребителем и производителем энергоресурсов, а также самым крупным нетто-импортером топлива (более 500 млн т н. э. в год). В последние десятилетия страна активно развивала технологии добычи нетрадиционного газа (включая сланцевый газ, метан угольных пластов, «тяжелый» газ скальных пород), и в 2010 г. его внутреннее производство выросло на 25 млн т н. э. по сравнению с аналогичным показателем 2009 г. В 2010 г. нетрадиционный газ составил 12% мировой добычи газа, причем его основные объемы были произведены США [7].

Народное хозяйство Китая, развивающееся в последние несколько лет более высокими темпами, чем другие экономики мира (прирост ВВП в 2008 г., 2009 г., 2010 г. составил, соответственно, 9,6%, 9,2%, 10,3%), за минувшие 10 лет увеличило в 2,3 раза потребление и производство энергоресурсов. В 2007 г. КНР обошла США по производству энергоносителей, а в 2010 г. – по их потреблению, выйдя в мировые лидеры по этим показателям. При этом Китай оставался нетто-импортером энергоресурсов (в 2010 г. – 150 млн т н. э.), оказывая стимулирующее воздействие на мировой рынок. Кроме того, КНР, ставшая полтора десятилетия назад нетто-импортером нефти, с 2009 г. стала ввозить ее в количествах, превышающих внутреннюю добычу.

Для обеспечения стабильности снабжения помимо ранее имевшихся коммерческих хранилищ нефти объемом 40 млн т в 2004 – 2009 гг. в стране было введено в эксплуатацию еще 4 подобных объекта суммарной вместимостью 13,7 млн т. Для обеспечения внутреннего спроса на моторное топливо в транспортном секторе только в 2009 г. было введено в эксплуатацию 5 новых НПЗ суммарной мощностью первичной переработки нефти 45 млн т. Это явилось следствием развития автомобильной промышленности страны. Так, в 2005 г. в КНР число легковых автомобилей составило 20 млн, а в 2010 г. этот показатель увеличился в три раза – до 60 млн. В 2011 г. ожидалась продажа еще 19,5 млн единиц автомобильной техники [8].

В Китае быстрыми темпами осуществляется «газификация» экономики. За первые 5 месяцев 2011 г. внутренняя добыча газа выросла на 6,7% (до 43 млрд м3), а его импорт удвоился (до 11 млрд м3) по сравнению с аналогичными показателями 2010 г. [9].

Что касается долгосрочных контрактов на поставку российского газа, то китайская сторона занимала жесткую позицию (вплоть до намерения в марте 2011 г. в одностороннем порядке пересмотреть цены по фактическим отгрузкам) [10].
Рис. 1. Динамика производства и потребления первичных энергоресурсов в США, Китае, России и странах ЕС, млн т н. э.
Источник: рассчитано по «BP Statistical Review of World Energy, June 2011».
Китай активно развивает возобновляемую энергетику и в 2010 г. по такому показателю, как ввод в эксплуатацию новых мощностей ветроэнергетического оборудования, он вышел в мировые лидеры, обогнав ЕС и США [11].

Государства Евросоюза, проводящие согласованную энергетическую политику, по суммарному объему потребления топлива (в 2010 г. – 670 млн т н. э.) вполне сопоставимы со странами – лидерами потребления. (в 2010 г. – 970 млн т. н. э.). Тем не менее ситуация в ЕС неоднородна. Так, Норвегия традиционно является нетто-экспортером энергоресурсов (180 – 190 млн т н. э.), а ФРГ, Франция, Италия и Испания испытывают нехватку энергоресурсов в размере 140 – 210 млн т н. э. в год. Характерно, что в 2000 – 2010 гг. усилия по повышению энергоэффективности экономик государств – членов ЕС сохранили суммарный дефицит Евросоюза в размере примерно 600 млн т н. э. Для смягчения нехватки энергоресурсов ЕС активно развивают возобновляемую энергетику и добычу альтернативных источников энергии (сланцевого и других видов газа).

Россия (третий в мире производитель и потребитель энергоресурсов), экспортируя энергоносители и наращивая их поставки с конца 90-х годов, за последнее десятилетие увеличила совокупный экспорт всех видов топлива примерно до 550 млн т н. э. В 2009 г. страна обогнала по добыче нефти традиционного мирового лидера – Саудовскую Аравию (в определенной мере сдерживаемую ограничениями ОПЕК), а в 2010 г. закрепила мировое первенство в нефтедобыче, произведя рекордные 505,1 млн т, из них 250,4 млн было экспортировано. В 2010 г. добыча газа составила 530 млн т н. э. (21,2% мирового производства), при этом данный показатель был близок к максимальным значениям, полученным в 2006 – 2008 гг.

Что касается добычи углеводородов в России, то, по мнению ведущих отечественных специалистов, в настоящее время заканчиваются запасы нефти на глубине до 3-х км, поэтому в будущем придется бурить еще глубже – на 5 – 7 км, и это потребует увеличения расходов, применения более совершенных технологий и оборудования, более квалифицированных специалистов. Однако в настоящее время в отечественной геологоразведке и нефтепереработке не происходит должной технологической модернизации, адекватной возможностям и потребностям страны [12]. В 2010 г. была проведена объемная работа по консолидации нефтегазовой отрасли России. На Северном Каспии было введено в промышленную разработку шельфовое месторождение им. Корчагина, начата промышленная эксплуатация 1-й очереди Нижнекамского НПЗ мощностью 7 млн т нефти в год. В рамках реализации проекта ВСТО был введен в эксплуатацию магистральный нефтепровод «Сковородино – Мохэ» мощностью 15 млн т нефти в год и продолжено строительство второй очереди ВСТО.

Успешно ведется геологоразведочное и эксплуатационное бурение в Охотском море. Весной текущего года в рамках проекта «Сахалин -1» был установлен мировой рекорд наклонного бурения, при этом протяженность скважины составила 12 345 м; кроме того, на проектную мощность вышел завод по производству СПГ проекта «Cахалин-2» [13]. Этапным событием в сфере обеспечения бесперебойной доставки российского газа в Европу явилось подписание крупнейшими энергетическими концернами ЕС в сентябре 2011 г. в Сочи акционерного соглашения по участию в строительстве газопровода «Южный поток» (по дну Черного моря через территорию стран ЦВЕ) пропускной способностью до 63 млрд м3 газа в год, с вводом в эксплуатацию в 2015 г. Доля Газпрома в мобилизуемом капитале составляет 50%, итальянской Eni – 20%, французской EDF и германской BASF – по 15%. Для реализации сухопутной части проекта уже подписаны межправительственные соглашения с Болгарией, Сербией, Грецией, Словенией, Хорватией и Австрией [14].

Активная укладка морского участка газопровода «Северный поток» (проектная мощность – 55 млрд м3 газа в год) в 2010 – 2011 гг. была успешно завершена и в начале сентября 2011 г. первый газ поступил в трубопроводную систему через самую мощную в мире компрессорную станцию «Портовая» (Выборгский р-н) [15].

Экспорт сырья по-прежнему является одним из основных источников наполнения российского бюджета (в 2010 г. поступления от вывоза нефти и газа составили 4,1 трлн руб., или около 50% его доходной части).

Перераспределение энергоресурсов через международную торговлю

При сохраняющейся во многих странах ограниченности энергоресурсов по мере роста ВВП и увеличения численности населения происходит усиление зависимости экономик от внешних поставок (если не удается в должной мере снизить энергоемкость производства) (табл. 6). В 2009 – 2010 гг. объемы фактической торговли основными энергоресурсами заметно выросли. В 2010 г. примерно 60% нефтяной продукции поступило в каналы межрегиональной торговли (в 2002 г. – 58,4%), причем из них 29,6% составили нефтепродукты (в 2002 г. – 23,3%).

В 2010 г. в каналы международной торговли поступило 30,5% добытого газа, их них примерно 70% было поставлено по трубопроводам и 30% – в виде СПГ. Крупнейшим экспортером газа по трубопроводам была Россия (28% мировой торговли газом, экспорт в 30 европейских стран), за которой следовали Норвегия и Канада (по 14%), а также Нидерланды (8%). Что касается поставщиков СПГ, то здесь выделялись Катар (25% мировых поставок), Малайзия и Индия (по 10%), Австралия, Алжир, Тринидад и Тобаго. Основным покупателем СПГ (более 31% закупок) оставалась Япония, а также Республика Корея (15%), Испания и Великобритания (по 6%).
Табл. 6. Межрегиональные поставки нефти и нефтепродуктов в 2002 г. и 2010 г.
Источник: составлено по «BP Statistical Review of World Energy, June 2011», p. 19.

Динамика цен

В 2010 г. ценовая ситуация на рынке энергоносителей (табл. 7) развивалась противоречиво под влиянием как общерыночных соотношений спроса и предложения, так и социально-политических событий, природных аномалий, региональной специфики, а с середины 2011 г. и обострения международной финансовой ситуации в связи с угрожающим ростом внешнего долга США и некоторых государствах еврозоны.
Табл. 7. Цены на основные виды топлива в 2003 – 2011 гг.
1) На базе средних ежедневных котировок: Брент, Дубай и западнотехасской средней – в равных долях.
2) По разовым сделкам американской компании «Nuexco».
Источники: World Bank, Washington D.C., Development Prospect Group (Release) за соответствующие временные периоды.
Природные катастрофы, политические потрясения в ряде стран Магриба, Ближнего и Среднего Востока, рост спроса на энергоносители в крупных экономиках третьего мира обусловили повышенную нестабильность цен на нефть, имевших в целом повышательную тенденцию (в сентябре цена марки Brent колебалась в пределах 100 – 110 долл/барр.). В то же время расширение добычи сланцевого газа в США и другие факторы временно удерживали региональные цены на газ от резкого увеличения (рис. 2). Так, в январе – августе 2011 г., по сравнению с 2010 г., цена нефти Brent выросла на 40,5%, а западнотехасской WTI – на 21,6%; европейская цена на газ увеличилась на 22,2%, а в США (шт. Луизиана) данный энергоноситель подешевел на 3%.
Рис. 2. Амплитуда колебаний среднемесячных цен на нефть – средневзвешенных (APSP) в 2008 – 2011 г., долл/барр.
Источники: World Bank, Washington D.C., Development Prospect Group (Releases).
В условиях растущего спроса на уголь (в первую очередь со стороны Китая и Индии) цены на это топливо, начиная с 2009 г., резко повысились. При умеренных ценах на уран в 2009 – 2010 гг. Китай начал активную закупку ядерного сырья впрок, что отразилось на динамике цен.

Необходимость повышения технической безопасности энергетических объектов

В последние несколько лет природные и техногенные катастрофы не обходили стороной энергетическую сферу. Вслед за серьезной аварией на одной из крупнейших в мире Саяно-Шушенской ГЭС, в Мексиканском заливе в апреле 2010 г. произошла трагическая катастрофа на добывающей платформе «Deepwater Horizon», повлекшая за собой не только гибель людей, но и продолжительную утечку нефти. Указанное событие побудило транснациональные нефтегазовые корпорации организовать в мае прошлого года в Ставангере встречу, по результатам которой было принято решение о начале работ по созданию устройств, предназначенных для экстренной остановки и герметизации подводных скважин [16].

Одним из способов снижения рисков, связанных с бурением скважин на континентальном шельфе, является использование подводных комплексов добычи (ПКД), устанавливаемых на морском дне и не требующих стационарных или подвижных морских платформ. В 2010 г. число завершенных и находящихся в процессе реализации проектов с применением ПКД превысило 300, из них 70 – на континентальном шельфе Великобритании. Эти проекты потребовали 1,3 тыс. комплексов скважинного оборудования, 110 (централизующих) манифольдов и 12 тыс. км подводных трубопроводов. По сравнению со стационарными и плавучими платформами ПКД позволяют сэкономить до 40% капиталовложений и до 50% операционных затрат. Согласно мнению британских экспертов, одновременно на 20% увеличивается коэффициент извлечения сырья и сокращаются сроки освоения месторождений.

Россия также приступает к использованию подобных технологий для освоения Штокмановского месторождения, удаленного от береговой линии более чем на 600 км.

В результате землетрясения магнитудой 9 баллов, вызвавшего цунами высотой около 14 м, в марте 2011 г. в Японии погибло более 14 тыс. человек. Остановили работу более 30% НПЗ, причем половина из них потребует серьезных восстановительных работ. Пострадали также 6 крупных угольных электростанций суммарной мощностью около 8 ГВт и одна газовая (1 ГВт). Однако наиболее разрушительные события произошли в атомной отрасли, которая обеспечивала примерно 13% энергетических потребностей страны (было повреждено 6 реакторов). Повреждения зафиксированы на АЭС «Фукусима-2» (4,4 ГВт), «Онагава» (2,1 ГВт) и «Токай-2» (1,1 ГВт). О сложности положения свидетельствовало выступление императора Японии Акихито, голос которого страна услышала всего третий раз за всю многолетнюю историю его правления.

Японская катастрофа побудила многие страны по-новому взглянуть на перспективы атомной энергетики. Так, канцлер ФРГ А. Меркель распорядилась временно остановить 7 АЭС, введенных в эксплуатацию до 1980 г., и назначить проверку остальных АЭС. Китай объявил о пересмотре планов развития атомной энергетики. Аналогичные решения были приняты в Швейцарии, Таиланде, Венесуэле.

Недавние аварии в США и Японии, несомненно, вызовут ужесточение технологических и экологических требований к проектам во всех секторах энергетики [17].

Развитие возобновляемых источников энергии

Обострение энергетических проблем стимулирует мировое сообщество к активному развитию сферы ВИЭ. Помимо основного возобновляемого ресурса – энергии воды (ГЭС) на современном этапе научно-технического и экономического развития все более широкое применение получают биомасса и энергия ветра.

К основному преимуществу биомассы относится универсальность, т. е. возможность использовать данный энергоресурс для производства различных видов энергии (тепловой, электрической), а также жидкого (этанол, биодизельное топливо) и газообразного топлива (биогаз).

В мире за последнее десятилетие суммарная установленная мощность ветроэнергетического оборудования увеличилась примерно в 10 раз (табл. 9). К странам, обладающим наиболее развитой ветроэнергетикой, относятся США, ФРГ, КНР и Испания. Широкое распространение получила практика создания крупных ветропарков на суше и морском шельфе, состоящих из мощных ветрогенераторов с диаметром ветроколеса до 150 м.
Табл. 9. Суммарная установленная мощность ВЭУ в мире
Источник: GWEC.
Значительным потенциалом ветровой энергии обладает Европа; около 40% его приходится на Великобританию, где период окупаемости объектов малой ветроэнергетики составляет всего 3 – 5 лет.

Энергетика является одной из важнейших сфер жизненной деятельности человечества, которая становится все более уязвимой ввиду нарастающих проблем технологического, экономического, социального и природного характера. И для противостояния этим, порой непредсказуемым, вызовам необходимо развивать широкое международное сотрудничество и взаимопонимание на различных уровнях.

В дальнейшем предстоит идти нехоженым путем, осваивая обширные полярные акватории и применяя уникальные технологии глубоководного бурения в суровых климатических условиях. В этой связи необходимо формирование новой прогрессивной культуры производства и безопасности при проведении высокотехнологичных работ.

Кроме этого необходимо создание новых и модернизация действующих перерабатывающих мощностей, с тем чтобы обеспечить переход автотранспорта на современные стандарты «Евро-4» и «Евро-5». В настоящее время подобное топливо составляет лишь 12% выпускаемого бензина и 25% дизельного топлива [18].

Литература

  1. BP Statistical Review of World Energy. June 2011.
  2. Олейнов А.Г. Топливно-энергетический комплекс мира: учебное пособие (МГИМО-ВР). М.: Навона, 2008. 472 с.
  3. Российская экономика: пути повышения конкурентоспособности. Коллективная монография / Под общ. ред. проф. А.В. Холопова. (МГИМО-ВР). М.: Журналист, 2009. 690 с. См.:
  4. Иванов А.С. Современные тенденции на мировом энергетическом рынке и повышение эффективности российского экспорта энергоресурсов. С. 476 – 481.
  5. Матвеев И.Е. Конкурентоспособность на рынке энергоресурсов и использование альтернативных источников энергии. С. 482 – 491.
  6. Тетельмин В.В., Язев В.А. Геоэкология углеводородов: учебное пособие. Долгопрудный: Интеллект, 2009. 304 с.
  7. Энергетические измерения международных отношений и безопасности в Восточной Азии / под ред. А.В. Торкунова. М.: МГИМО, 2007. С. 759.
  8. Энергетика сегодня. Март – апрель 2009. С. 52.
  9. Oil and Gas Technology. Spring 2011. P. 56.
  10. Нефть и капитал. Июнь 2011 г. С. 68 – 70.
  11. Upstream. June 17 2011. P. 24.
  12. Независимая газета, 6 июня 2011 г.
  13. БИКИ, 7 июня 2011 г. С. 11.
  14. Top NefteGas. 2011. №3/4. Р. 34 – 35.
  15. БИКИ, 12 мая 2011 г.
  16. Московские новости, 19 сентября 2011 г.
  17. МК, 7 сентября 2011 г.
  18. Разведка и добыча. Июнь 2011. С. 38 – 39.
  19. Митрова Т., Кулагин В. Японский урок // ТЭК стратегии развития. 2011. №2. С. 26 – 30.
  20. Московские новости, 6 сентября 2011 г.

References

  1. BP Statistical Review of World Energy. June 2011.
  2. A.G. Oleynov. The world’s fuel-energy complex: manual (MGIMO-BP). Moscow: Navona, 2008. 472 pages
  3. Russian economy: ways of increasing competition. Collective mono-graphy // edited by prof. A.V. Kholopov. (MGIMO - BP). Moscow: Journalist, 2009. 690 pages, See:
  4. A.S. Ivanov. Modern tendencies at the world’s energy market & efficiency increasing of energy resources’ Russian export. Pp. 476-481.
  5. I.Ye. Matveev. Competition at market of energy resources & use of energy’s alternative sources. Pp. 482-491.
  6. V.V. Tetel’min, V.A. Yazev. HC geo-ecology: manual. Dolgoprudny: Intellect, 2009. 304 pages
  7. Energy dimensions of international relations & safety in Eastern Asia / edited by A.V. Torkunov. Moscow: MGIMO, 2007. p.759
  8. Energetics today. March-April 2009. p.52
  9. 7. Oil & Gas Technology. Spring 2011. p.56
  10. Oil & capital. June 2011. Pp. 68-70.
  11. Upstream. June 17, 2011. p.24
  12. Independent gazetteer, June 6, 2011.
  13. BIKI, June 7, 2011. P.11
  14. Top Nefte-Gas. 2011. #3-4. Pp. 34-35.
  15. BIKI, May 12, 2011.
  16. Moscow news, September 19, 2011.
  17. MK, September 7, 2011.
  18. Quest & production. June 2011. Pp. 38-39.
  19. T. Mitrova, V. Kulagin. Nippon lesson // FEC development strategies. 2011. # 2. Pp. 26-30.
  20. Moscow news, September 6, 2011

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Матвеев И.Е.

    Матвеев И.Е.

    к.э.н., заведующий отделом энергетических ресурсов и инновационной энергетики

    Всероссийский научно-исследовательский конъюнктурный институт (ВНИКИ)

    Просмотров статьи: 3394

    Rambler's Top100

    admin@burneft.ru