Последний сталинский нарком

Last Stalin people's commissar

Он был большим оптимистом и очень светлым человеком, легендарный сталинский нарком, допущенный к большой политике в неполные 29 лет.

97 лет жизни отмеряно ему было милостивой судьбой.

Жаль, не 105, как его бабушке…

И каких лет!

March 31, 2008 Nikolay Konstantinovich Baybakov, last Stalin people's commissar, the patriarch of the Soviet economy and the oilman number one by right has died.

31 марта 2008 г. ушел из жизни Николай Константинович Байбаков, по праву нефтяник №1, последний сталинский нарком, патриарх советской экономики, человек-эпоха, вместивший в своей судьбе историю великого государства под названием Советский Союз и новейшую российскую историю. Ушел, лелея самые грандиозные планы решения стратегически важной задачи нефтегазовой отрасли — повышения нефтеотдачи пластов — главной задачи своей жизни, как признался сам на торжестве в честь его 95-летия…

Вся жизнь патриарха отечественной экономики была посвящена решению конкретных задач государства, занимавшего шестую часть суши на планете, — Советского Союза. Сначала в должности назначенного Сталиным заместителя наркома нефтяной промышленности (в 29 лет!), затем, в грозовые сороковые, нефтяного наркома (в 33 года!), и на долгие два десятилетия — руководителя Госплана, державшего в руках все нити управления советской экономикой.

Главными качествами наркома Сталин считал «бычьи нервы и оптимизм». Утверждение, услышанное от вождя однажды, определило уровень устойчивости молодого руководителя в самых трудных ситуациях. Наверное, только обладая стальными нервами и необычайным оптимизмом, можно было выйти победителем из ситуации со сталинским приказом, данным Байбакову в 1942 г., когда немцы рвались на Кавказ. Сталин, кратко изложив план Гитлера о захвате нефтепромыслов, жестко сказал: «Если вы оставите немцам хоть одну тонну нефти, мы вас расстреляем. Но если вы уничтожите промыслы преждевременно, а немец их так и не захватит и мы останемся без горючего, мы вас тоже расстреляем».

Враг не получил ни одной тонны кубанского горючего. Николай Константинович самостоятельно в нужный момент принял решение об уничтожении промыслов, отправив всю добытую нефть на переработку в Грозный, а 600 вагонов с ценным оборудованием — на восток страны. Туда же под руководством Николая Константиновича всего за три месяца перебазировалось почти девять тысяч бакинских нефтяников. Таким образом, успешно решалась идея быстрой разработки нефтеносных районов между Волгой и Уралом — «второго Баку». И другие задания Комитета обороны были выполнены. В напряженные дни Сталинградской битвы в невероятно короткие сроки проложен нефтепровод Астрахань — Саратов, для которого частично использованы трубы и насосные станции из демонтированного трубопровода Баку — Батуми. Весной 1942 г., когда Ленинград оказался отрезанным от Большой земли, по льду и дну Ладоги всего за 50 дней проложен 28-километровый бензопровод, пропускавший до 400 тонн горючего в сутки. Он обеспечивал топливом и Ленинградский фронт, и город.

За сорок лет работы в правительстве Байбаков еще не раз доказывал, что у него нервы из самой прочной стали.

Особенно на посту председателя Госплана, на который его назначил новый руководитель страны Н.С. Хрущев. Н.К. Байбаков сумел быстро и основательно постичь сложнейшую механику сбалансирования всех отраслей экономики, всех составляющих единого многовекторного государственного организма. Но накопившиеся противоречия между руководством Госплана и генсеком по поводу создания совнархозов привели к тому, что Николай Константинович попал в опалу, был понижен в должности и назначен руководителем краснодарского Совнархоза. Однако спустя пять лет уже Л.И. Брежнев вновь призвал Байбакова в Госплан. И снова он определял пути развития современного производства, в том числе и нефтегазового, грандиозные космические программы, реконструкции железнодорожного транспорта СССР, за пятнадцать лет полностью перешедшего с паровозной тяги на электровозную и тепловозную, налаживал внешнеэкономические связи. И страна за 1960 — 1985 гг. увеличила внешнеторговый оборот с 10 до 148,5 млрд рублей, более чем в 14 раз! Так продолжалось двадцать с лишним лет.

Выход на пенсию в 1985-м связан с приходом М.С. Горбачева, который когда-то отказался работать в Госплане у Байбакова, потому что не был уверен в том, что справится… Сложный период в своей жизни Николай Константинович принял философски: «Ты полон сил и желаешь делать еще лучше свою работу, а с тобой расстались легко, словно ждали, когда избавиться. И от такого поворота в личной жизни, и от сложившейся в стране ситуации направленного хаоса и межнациональных распрей — душевная подавленность. Поэтому я решил в меру своих сил и возможностей работать, помогать опытом и советом, приносить посильную помощь нашему государству. В этом я вижу смысл своей жизни».

Так он и жил, до последних дней своих отдавая все силы, знания, опыт решению проблем топливно-энергетического комплекса страны. Академик А.Н. Дмитриевский, вместе с которым Николай Константинович работал в Институте проблем нефти и газа РАН, привык к тому, что приемная ветерана всегда была полна людей, которым он старался помочь.

У этого человека брали интервью журналисты со всего мира, о нем написаны сотни статей и сняты десятки фильмов. Еще при жизни он чувствовал человеческую благодарность за сделанное им во имя Отечества, процветание которого было его несбывшейся мечтой. В его честь назван теплоход, бороздящий воды Средиземного, Черного и Азовского морей, его имя присвоено Фонду содействия устойчивому развитию нефтегазового комплекса и общественной премии, которую учредила Международная топливно-энергетическая ассоциация.

И не будет этой людской благодарности конца. Навсегда останется Н.К. Байбаков в памяти наших сердец.

Комментарии посетителей сайта

    Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей


    Авторизация


    регистрация

    Просмотров статьи: 1495

    Rambler's Top100

    admin@burneft.ru